Иркутские Кулуары №22

 

Embed or link this publication

Description

Иркутские Кулуары №22

Popular Pages


p. 1

№ 4 (22) /2011

[close]

p. 2

содержание: Василий Непомнящий. Реальный йог из Шаолиня Он мог бы стать писателемфантастом. А стал реальным йогом, который преподаёт тибетский цигун и погружается в медитацию Риф(м)ы истории, или 200 лет спустя… Сергей Шмидт играет в любимую игру всех историков — аналогии стр. Белая революция — сон или реальность? Это — о современных декабристах 5 стр. стр. стр. 10 5 25 ЕР задолбала! Мнение нашего возмущённого корреспондента стр. 14 Тревожные сны Филимона Злобищева Фельетон из Братска, от Вадима Скворцова И когда же это нормальная жизнь придет в Россию, мать нашу? Политические карикатуры Вячеслава Шляхова стр. О Госдуме, губернаторе и «Старших братьях»… 20 стр. 30 В экстазе объединения Журналист Владимир Хмыльников рассматривает пути к Ангарску объединённому стр. 33 Город, в котором я живу... Александра Кирияк живёт в Иркутске. И ей этот город нравится Разговор с новоиспечённым депутатом Государственной Думы — о том и о сём стр. 38 стр. 44 Гласные... Истории из истории. Про Думу да про гласных — депутатов ранешних В чёрно-белых тонах Увидел фотохудожник Николай Тарханов некоторых героев нашего времени Золотой эксперимент, или Как оставить след в истории… Иркутский ювелирный завод раньше назывался экспериментальным. Теперь можно констатировать: эксперимент удался! стр. 56 стр. 2 50 стр. 62 Иркутские кулуары, № 4 (22)

[close]

p. 3

США, Новый год, обязательная программа… Если в России это оливье, «Ирония судьбы» и фейерверк, то в Штатах что? стр. 76 «Иркутские кулуары» № 4 (22), 2011, октябрь-декабрь Дата выхода 30.12.2011 Учредитель «Продюсерский центр «Город», г. Иркутск, ул. 4-я Железнодорожная, 59-61 Главный редактор стр. Всё, что я должна сказать… 67 Ох, и трудная это работа – отдых! Клубимся… Андрей Фомин Директор Светлана Переломова Над выпуском работали: Артём Световостоков, Оксана Богданова, Оксана Галькевич, Антон Романов, Андрей Старовер, Сергей Шмидт, Виталий Семёнов, Геодим Касьянов, Вадим Скворцов, Виталий Гаскин, Владимир Хмыльников, Анна Игнатьева, Константин Дынин, Вячеслав Шляхов, Владимир Переломов, Ирина Круглова, Алексей Петров, Мария Плотникова, Ольга Фомина Анастасия Яровая, Раксана Зуляр, Владимир Симиненко, Галина Гиленова, Александр Откидач и другие Имиджевое фото Николай Тарханов тел.: (3952) 65-60-67 Мы не ослы, ослы — не мы! Суд над Священным Писанием не оставил равнодушными журналистов, религиоведов, психологов Певица Анна Климашевская извлекает из знакомых песен Александра Вертинского новый смысл и звучание стр. 82 стр. 86 Московский иркутский холостяк Исповедь гетеросексуала Владимир Симиненко не может больше молчать! Антон Баталин многим знаком. И не только в Иркутске, и не только как журналист. Мы позвонили земляку в столицу Фото: Александр Новиков, Андрей Фёдоров Обложка и вёрстка Татьяна Жевлакова Корректор Галина Костина Юридическое сопровождение: Консалтинговое агентство «Большой Иркутск», Тел.: (3952) 24-20-97 (www.bigirk.ru) Наш сайт: www.kuluars.info Адрес редакции: г. Иркутск, ул. Подгорная, 60-14 Тел.: (3952) 651-900 e-mail: irk-kuluary@yandex.ru Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС 38-0284Р от 28 апреля 2008 года выдано Управлением Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охране культурного наследия по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому округу Тираж 5000 экз. Цена свободная. Отпечатано в ООО «Типография Принтлайн», г. Иркутск, ул. Баррикад, 53, оф. 307 Перепечатка текстов допускается только по согласованию с редакцией. Редакция не несёт ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях, а также информации о мероприятиях, предоставленной их организаторами. Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. стр. 91 стр. 96 Кем был Барнашка Страшная-престрашная история про ольхонского Нострадамуса Вдоль и поперёк Иркутска и окрестностей стр. 3 99 Смешные фотопрогулки. Прошлогодние — свежих ещё не нафотопрогуляли! стр. 102 Иркутские кулуары, № 4 (22)

[close]

p. 4

Здравствуйте! Ткнул вот кнопку телевизора. Услышал опять: «…Это знаменитый актер знаменитого сериала…». И показывают какого-то мужика. Первый раз его вижу! А о сериале даже не слышал таком! Нет, я не о том, что в последнее время я и многие мои знакомые и незнакомые в Иркутске все больше и больше расходимся в оценках того, что происходит в окружающем мире. Это бы ладно еще — мало ли чего происходит, мало ли кто как оценивает… Я о том, что эти вот многие знакомые и незнакомые как-то давно себе уже, похоже, решили, какие оценки правильны, объективны, реальны, а какие — наоборот. И соответственно  — находятся за гранью здравого смысла, как любит говорить один мой жутко не любящий меня хороший знакомый. Это напрягает. И заставляет спорить, ё-моё… Между тем, я допустил бы, что правы многие, а не я, если бы их суждения и представления не были бы так комплиментарны в отношении самих себя и не узаконивали бы среду, в которой эти самые многие катаются как сыр в масле. Хотя среда скорее похожа на болото. Вот поверил бы, например, тем представителям так называемой иркутской элиты, которые повествуют, что она — родник мощной мысли и кладезь неустанной заботы о городе, области и, конечно, людях, людях, людях… Поверил бы. Если бы не видел, что иркутское местечковое (и совковое, конечно) мышление крайне ограничивает созидательный потенциал во всех сферах жизни, и в основе искренних забот элиты — получение сверхприбыли любой ценой. Эдакий иногда совершенно тупой вариант грабительского капитализма! И потому, собственно, цены на все услуги и товары у нас в разы выше, чем у соседей, а сами услуги и товары — хуже, хуже, хуже… Но я поверил бы тогда хотя бы, что с приходом губернатора Дмитрия Мезенцева всяческая успешная жизнь региона рухнула в одночасье: хлобысть — и нетути ничегошеньки! Амба. Поверил бы. Тоже. Однако вспоминается, что даже при монстрах регионального патернализма и образцах губернаторской мысли и практики Юрии Ножикове и Борисе Говорине Приангарье не только не выделялось экономической и социальной успешностью среди других субъектов федерации, но по ряду показателей и вовсе рухнуло в тартарары иерархической лестницы регионов. И как же так — после этого? Как верить многим? И я не верю. И не скрываю, что главным событием минувшего года, допустим, считаю выдвижение кандидатом в Президенты РФ того самого Мезенцева. Да-да! Не потому, правда, что это как-то там нашему региону обеспечит преференции в чем-нибудь, повысит авторитет, привлечет инвестиции… Чушь собачья. И не потому, что такое выдвижение — подтверждающий знак насчет скорого ухода Дмитрия Федоровича с губернаторского поста. Он, соколик, всё равно уйдет когда-нибудь. И, конечно, отнюдь не потому, что испытываю какие-то симпатии или антипатии к губернатору… Вот еще! Это чисто наша, провинциальная, замута — очаровываться начальниками или ненавидеть их. Как будто нельзя просто быть в стороне и просто жить, работать… Выдвижение Мезенцева кандидатом в Президенты страны, на мой взгляд, — удар по мозгам элиты. Для нее ведь как получается? Кто-то находившийся с нею рядом — в том же болоте, где все ковырялись в носу, тырили мелочь по карманам и завидовали по пустякам, — вдруг «выстрелил», вдруг взлетел на невыразимую высоту, к богам! Лично для меня, конечно, — и знаю, что я отнюдь не исключение — даже президентское кресло не является суперпупервеличиной или просто вершиной, которая находится «за здравым смыслом»… Тот, кто создал что-нибудь стоящее в производственной сфере, написал песню или картину, меня в этом смысле поймет. Но для типичных представителей иркутской элиты кандидат в президенты — это действительно поднебесье, Олимп. И самое удивительное (или противное?) — что это вообще, получается, достижимо! Реально! Нет, я, естественно, не верю, что вся иркутская элита после этого как-то сразу начнет понимать, что такое по-настоящему высокие цели и что такое, например, настоящее творчество. И прочувствует одномоментно, насколько не вершина мира сегодняшний иркутский бизнес, архитектура, театр, джаз и прочее… Но, быть может, хоть кто-то да о чем-то задумается. И перестанет хотя бы мечтать о золотом мерседесе и смотреть дурацкие сериалы. Нет? Ах, да… И с Новым годом же! Андрей Фомин 4 Иркутские кулуары, № 4 (22)

[close]

p. 5

Василий Непомнящий. Реальный йог из Шаолиня Фото Николая Тарханова

[close]

p. 6

Говорящие имена Он мог бы стать писателем и актёром, преподавателем и психологом, мог посвятить свою жизнь работе слесаря-сборщика, дворника, приёмщика посуды. А он стал йогом. Просто йогом — со всеми вытекающими. — Василий, а ты спишь на гвоздях? Ведь, насколько я понимаю, это для йога главное? — Ха-ха-ха! Я действительно спал на иголках, но тогда я не был йогом, а просто страдал от болей в спине. Травму позвоночника он получил, когда упал с велосипеда. Врачи ставили молодому парню дурацкий диагноз «ревматизм». Выписывали УВЧ и мазьки — ничего не помогало. Надо было предпринимать что-то серьёзное. Но что? — Мой вес был больше 100 килограмм, вооот такой живот и воот такой подбородок. Я работал менеджером по продаже компьютеров. Причём трудился в отделе брака. Представляешь, с каким настроением люди ко мне приходили? И я дол- жен был всем за все найденные ими косяки отвечать. Надо заметить, у Василия Непомнящего богатая трудовая биография. В детстве он, конечно, мечтал быть, как папа, — то есть работать на Куйбышевском заводе. — Мой отец был бригадиром по погрузке-разгрузке горячего металлопроката. Когда я смотрел, как он здоровенными щипцами берёт огромную раскалённую рельсину и забрасывает её на роликовый стан, чтобы её унесло куда-то туда, думал — какой он сильный! Рельсина переворачивалась, катилась, этот шум, этот запах цеха, масла, механики… и люди — просто шикарные. Я так восхищался ими! И до сих пор восхищаюсь, Мама, Валентина Александровна, и отец, Михаил Васильевич. Общей фотографии просто нет — родители трудились посменно, чтобы кто-то мог оставаться с сыном. 6 Иркутские кулуары, № 4 (22)

[close]

p. 7

потому что профессия у них такая — тяжёлая и романтичная, мужественная, что ли. И ещё ощущение единства, которое было в этом цехе, — оно очень сильно меня вдохновляло. Правда, когда Василий сам оказался на заводе в качестве работника, выяснилось, что былой романтикой там уже не пахнет. Цех металлопроката закрыли, единения больше нет. Ушёл работать дворником. — И там я почувствовал, что такое коллектив. «Кедр» тогда был мощным предприятием. — Такое ощущение, что ты о другой стране рассказываешь, о другом мире. — Да, в то время было так. А после армии у меня началась и вовсе серьёзная работа — я стал приёмщиком стеклотары. Ездил с ящиками и собирал у народа бутылки. Мне так это нравилось — общаться с людьми. Они такие счастливые, когда бутылочки приносят, отдают. Контингент совершенно разный, ко мне подъезжали даже на джипе, ящиками вытаскивали бутылки, сдавали. У нас хорошая была цена. А потом я поступил в университет, на первом курсе мне промыли мозги, и у меня возникли новые жизненные приоритеты, мне захотелось немножко по-другому жить. Возможно, именно к тому времени относятся попытки будущего психолога выделить три основных научных метода познания: наблюдение, эксперимент, вскрытие. — Подожди, Василий, вскрытие — это как будто из другой оперы? — Нет, вскрытие — это анализ. Любой ведь процесс требует пересмотра того, что произошло. Если анализу не уделять внимания, то человек не будет расти. Если человек не понимает, что он совершил и как это поможет ему сделать шаг дальше, то он будет топтаться на одном месте. А когда произвёл разбор, понял, что благодаря некоторым моментам ты поднимаешься на несколько ступеней выше, то это большой плюс и бонус. Так называемое вскрытие он проводит регулярно. Наверное, поэтому ничто не мешает ему идти всё дальше и пробуриваться всё глубже. Началось всё с йоги — где-то 10 лет назад Вася нашёл то самое занятие, от которого испытывал радость. Упражнялся 3 раза в неделю, потом каждый день, потом даже два раза в день. Стал инструктором, и теперь уже сам ведёт занятия в пяти клубах Иркутска — в «Константе», «Пяти звёздах», «Центре аюрведы семьи Крупских», в диспансере «Здоровье» на «Труде» и в «Весне». А кроме йоги у него есть ещё и цигун, медитация, хасья-йога. Смехотерапия, если по-русски. — Каждая техника несёт в себе определённую энергию. Йога помогает понять своё внутреннее пространство, природу своего тела. Практика тибетского цигуна — следующая ступень для того, кто занимается йогой. — То есть цигун глубже йоги? А не наоборот? — Нет, не наоборот. Через цигун, через изучение принципов движения, правильную отстройку движения, понимание, какие части тела отвечают за нашу жизненную энергию, и прорабатывается следующий уровень взаимоотношений с телом. Потому что как тело движется, так оно и живёт. Например, работая с тем же грудным отделом по определённой траектории, можно прокачать себя так, чтобы открыть свою энергию любви. Или через работу с энергией головы активизировать интеллект, умственные процессы, вывести их на новый уровень. Человек становится более гибким, меньше ломается. Цигун, как и йога, — это не то, что люди делают в зале, а то, что выносят из зала и применяют в своей жизни. Вот, кстати, о практическом применении накопленных на тренировках навыках такая красноречивая история. Дама в возрасте прозанималась цигуном месяца три и научилась правильно двигаться, отстраивать движения. Спускалась она по очень крутой лестнице с двумя сумками. Поскользнулась, упала и пролетела по всему лестничному пролёту. Очевидцы, стоявшие с открытыми ртами, уже готовые вызвать «скорую» или скорбно перекреститься, очень удивились, когда она спокойно встала, отряхнулась и пошла дальше. Для свидетелей происшедшего это было шоком. А когда она объяснила, что всё благодаря практике циГоворящие имена 7 Иркутские кулуары, № 4 (22)

[close]

p. 8

гун, ей никто не поверил. Человеку ведь проще поверить в инопланетян, во что-то космическое и невероятное, чем в собственные силы, в самого себя. — Хотя если человек поверит в то, что он существует здесь и сейчас, то произойдут удивительные процессы — он поймёт и космическое, и Божественное, и земное только за счёт того, что увидит и поймёт себя. Энергетика возрастает, а это позволяет быть более активным в своей жизни, более ярким. И здоровым. Понять своё тело в движении — это очень важно. — А медитация — что, глубже цигуна? — Медитация не глубже цигуна. Это просто следующая ступень в познании себя, любимого. — Что медитация ставит своей целью? — Часто случается так, что человек хочет вернуть себе здоровье и считает, что тело проще изменить, чем внутренний мир — мысли, эмоции. Хотя это глубокое заблуждение, мозг намного гибче, чем тело. Через работу именно с внутренним пространством можно качественно изменить своё тело. Вот, например, если ты закроешь глаза и представишь себя бегущей, у тебя участится пульс, поднимается температура тела — попробуй! Многие люди не понимают, что тело в точности реагирует на то, о чём человек думает. По- чему плохие мысли разрушают тело? Потому что в голове человека возникают яркие образы — и он их полностью проживает. Почему некоторые негативные мысли мучают человека? Они конкретно заставляют его проживать плохое. Медитация помогает перестроиться, заменить негатив на позитив и обрести состояние счастья, которое все ищут. Если задуматься — что неизбежно для каждого живого существа? — Смерть. — Неправильный ответ! Смерть неизбежна для тела, а для живого существа неизбежно счастье! Счастье — оно внутри. Медитация позволяет убрать весь хлам и расчистить место для счастья. Или же позволяет, перекопав тонны руды, найти свой самородок. И результаты моих учеников подтверждают это. Вон Саша занимается с сентября — и за три месяца у него колоссальные позитивные сдвиги. Люди находят друг друга, открывают в себе внутренние источники силы, которые позволяют справляться с очень большими задачами или же просто убирать проблемы. Потому что когда человек понимает, что проблемыто и нет, всего лишь нужно сделать это, это, это, и оно само рассосётся, — так в действительности и происходит. — Для чего тогда нужна хасья-йога, или смехо-йога? Она глубже медитации? С женой Ириной и сыном Мишастиком, подрастающим йогом 8 Иркутские кулуары, № 4 (22) Говорящие имена

[close]

p. 9

— Хасья-йога — это отдельная практика. Когда занимаешься ею, понимаешь, что для положительных эмоций вообще ничего лишнего не надо  — не надо в поте лица работать или мучительно вспоминать анекдоты. То есть особого труда не нужно, чтобы поднять себе настроение. Мои товарищи называют смех универсальной мантрой Бога, потому что смеёмся мы на одном языке. А разговариваем на разных. Известно, что всего лишь минутка смеха заменяет семиминутную пробежку. Полчаса занятий смехом равны целому часу занятий фитнесом. Известны случаи, когда люди при помощи смеха излечивались от смертельных заболеваний,  — это ли не чудо? Такой оптимизм у Василия взялся не с потолка. Это у него генетическое, фамильная дра- гоценность, так сказать. Дед его, Василий Михайлович Непомнящий, полный тёзка своего внука, был художником. Да не простым, а прикладным — он рисовал афиши на самые лучшие киносеансы нашего города. А как художник-постановщик участвовал во многих спектаклях иркутского Театра юного зрителя. Иногда и как актёр — либо в массовке, либо короткие роли исполнял. Может быть, оттуда и актёрство нашему герою передалось. И стремление к тому, чтобы полезным для людей, прикладным сделать то, чем занимаешься, — тоже, наверное, от предков. А вот бабушка Василия, Тамара Михайловна, была старшим кассиром в магазине «Тысяча мелочей». — Я бывал у неё на работе, видел, как деньги пачками лежат на полочках. Я всегда смотрел и думал: какая же она счастливая — у неё столько денег! И говорил ей: бабушка, на эти же деньги можно много чего купить! А она отвечала, что от траты чужих денег ничего хорошего не получишь. И дело даже не в наказании, не в тюрьме. Деньги, которые ты не заработал, не приносят радости. Эту истину Василий Непомнящий хорошо запомнил, невзирая даже на свою фамилию, прозрачно намекающую на забывчивость. И вообще, он считает, что его имя, тем более вкупе с отчеством, вполне фамилию компенсируют. Ведь Василий — это царь. Ну, царю простительно забывать некоторые вещи. Василий Михайлович — царь, подобный Богу. А кто сказал, что талантливый человек обязательно должен быть мегаскромным? Светлана Переломова Наша постоянная читательница Ирина Круглова, директор студии красоты и здоровья «Мона Лиза»: — Занимаюсь у Василия несколько лет. Была у других специалистов по йоге, он самый лучший. Василий умеет почувствовать каждого, он великолепный психолог и специалист. Я избавилась от многих проблем благодаря ему, на занятиях здоровею и душой, и телом. Омолаживающий результат на лице. Желаю Василию благополучия в его делах. Всех поздравляю с Новым годом, с Рождеством! Надеюсь, что в наступившем году каждый найдёт свой путь к красоте и здоровью, поверит в себя, откроет новые грани своей души. 9 Иркутские кулуары, № 4 (22) Говорящие имена

[close]

p. 10

Пересечения Риф(м)ы истории, или Двести лет спустя… Как историк по образованию и научной степени, я обожаю играть в любимую игру всех историков — в аналогии. Правила игры простые. Ухватываешь в какой-нибудь исторической эпохе что-нибудь яркое и сопоставляешь с чем-нибудь подобным в совершенно другой исторической эпохе. Всегда что-то можно либо отыскать, либо притянуть, аккуратненько ухватив притягиваемое за ушки. «История не повторяется, но рифмуется»,  — сказал известный афоризматик Марк Твен. И был абсолютно прав. Никаких абсолютных повторов в истории не было, нет и не предвидится. И всетаки любой человек, наделенный минимумом не только фактологического, но и художественного восприятия истории, легко обнаружит в ней ритмы и рифмы. Даже пресловутое повторение одного и того же — сначала в качестве трагедии, потом в качестве фарса (а иногда и наоборот) — по сути своей является не повторением, а рифмованием. Рифмы истории, прошу прощения за невольную, но очень уместную аллитерацию, по сути своей и оказываются теми рифами, о которые разбивается прекраснодушие людей, не способных если не учиться у истории, то хотя бы элементарно прислушиваться и присматриваться к ее урокам. Однако есть одна аналогия, которая слишком очевидна для того, чтобы быть просто художественным преувеличением. И это аналогия 10 Иркутские кулуары, № 4 (22) между событиями Великой французской революции (от ее начала до крушения Наполеона Бонапарта и реставрации монархии) и событиями отечественной истории, цепочка которых раскручивается не столько от 1985 года, когда в СССР Горбачев объявил перестройку, сколько от 1989 года, когда перестройка, объявленная властями, начала выходить из-под контроля самих властей. О близости России и Франции не говорил и не говорит только не умеющий говорить. Хотя, честно сказать, хватает между нами различий. Например, в женском вопросе. Французские женщины считались самыми красивыми в мире в пушкинские времена, когда сам Пушкин ставил под сомнение стройность ног наших соотечественниц. Теперь самые красивые женщины очевидно у нас, а красота француженок не просто потускнела — она уничтожена феминизмом, излишествами потребления и прочими ужасами развитого буржуазного общества. Особенно меня поразило когда-то, что французы считаются самыми жадными в Европе. Если это правда, то о какой схожести между нами вообще может быть речь? Россиян, конечно, можно упрекнуть в склонности к халяве, и это будет посвоему справедливо, но в жадности нас не может упрекнуть никто. Общее? Есть, конечно, и общее. Франции и России достались самые интересные националь-

[close]

p. 11

ные истории из всех, что выпали народам, когдалибо обитавшим на поверхности земного шара. Я абсолютно убежден в этом: не самые счастливые, не самые «правильные», но точно самые-самые интересные. И конечно же революционный компонент в этих историях требует отдельного упоминания. Франция — это страна четырех революций (если к революциям 1789-го, 1830-го и 1848-го годов добавить еще и революцию Парижской коммуны 1871 года). Даже — страна пяти революций, если добавить к списку молодежную революцию 1968-го года. И мы — страна четырех революций: 1905-го, февральской и октябрьской 1917-го и революции 1991-го. Немного уступаем по количеству, но рано или поздно догоним, ведь свой 1968-й год наверняка будет и у нас. Великая французская революция считается «модельной» революцией. Ее категориями можно замерять любые революционные события. Базовый революционный лексикон: террор, термидор, бонапартизм — это все от них, от лягушатников с «Марсельезой». Однако аналогии между французской революцией и нашей недавней, более того — происходящей и сейчас, историей потрясают в первую очередь потому, что они подкрепляются самой завораживающей из магий — магией цифр. Мы совпадаем с французами по датам — практически один в один, с разницей ровно в 200 лет. Попробуем убедиться вместе 1789 год. Французский король Людовик XVI, в подведомственном королевстве которого усугубились серьезные финансовые проблемы, решается на созыв представительного органа — так называемых Генеральных Штатов. Сотрудничества монархии и общественности не получилось. Получился конфликт, окончившийся взятием Бастилии взбунтовавшейся «улицей». 1989 год. Ровно 200 лет спустя, совсем в другом государстве, а именно в испытывающем очень серьезные системные проблемы СССР, созывается/выбирается I Съезд Народных Депутатов, на котором группа одаренных политиков начинает легальную и доступную для просмотра по телевизору борьбу против КПСС. 1791 год. Король Людовик, до того со средней степенью удачности прикидывавшийся союзником-партнером революционеров, пытается бежать из страны («Вареннский кризис»), дабы стать знаменем общеевропейской контрреволюции. Короля ловят, но идея монархии дискредитирована полностью. Остается один шаг до окончательного крушения «старого режима». 11 Иркутские кулуары, № 4 (22) 1991 год. В СССР происходит неудачный августовский путч ГКЧП. «Вареннским» кризис у французов назван потому, что в местечке Варенн задержали беглого короля Людовика. У нас одним из активных соучастников ГКЧП был генерал Валентин Варенников. Так что наш кризис августа 1991 года можно называть «варенниковским». А за кризисом этим быстро следует распад СССР. Наступает истинный конец «старого режима», или, говоря словами Путина, «крупнейшая геополитическая катастрофа XX столетия». 1792 год — пыль столбом по полной: штурм народом, уставшим от незавершенности революции, королевского дворца Тюильри, крушение монархии, рождение республики с последующей казнью короля (казнят, правда, в 1793 году). 1992 год — радикальные гайдаровские реформы, конец советского способа хозяйствования. 1793 год. Пыль оседает — и это пиковая точка французской революции: казнь короля, якобинский террор, якобинская конституция. А у нас в 1993 году расстреливают непокорный Президенту страны, но совершенно легитимный Верховный Совет и принимают новую Конституцию РФ. 1794 год. У французов — Термидор. Революция останавливает сама себя. «Умеренные революционеры» берут власть в свои руки и уничтожают революционеров-радикалов — якобинцев, к тому времени уже успевших порадовать себя уничтожением не только аристократии и защитников старого порядка, но и собственных революционных товарищей. Революция подобно Сатурну немного поубивала собственных детей, однако оказалась сама убита теми детьми, которых она не успела уничтожить. Напомню, что в римской мифологии с Сатурном это сделал его сынок Юпитер (аналог, напомню, греческого Зевса). Мы через 200 лет отвечаем французам активной «черномырдизацией» реформ в постсоветской России, то есть фактически отказываемся от настоящих рыночных реформ в пользу построения государственно-олигархического капитализма. 1796 год. Тут, признаюсь, ничего яркого французского вспомнить не могу. Увы. Хотя у нас в 1996 году вполне волнительно было — выборы Ельцина на второй срок. Ну и теперь самое интересное… 1799 год. Начало консульства Наполеона Бонапарта. 1999 год. Начало премьерства (президентства) Владимира Путина. Пересечения

[close]

p. 12

Коллаж Виталия Семенова

[close]

p. 13

1804 год. Наполеон становится императором. Начинается «золотой век бонапартизма». Блестящие военные победы (один Аустерлиц чего стоит), всеобщее увлечение мыслящих европейцев прогрессивными идеями французской революции, бюстик Наполеона стоит на прикроватных тумбочках у всех свободомыслящих и цивилизованных «гомо сапиенс». 2004 год. Триумфальная победа Путина на вторых для себя президентских выборах. Второй срок как «золотой век», условно говоря, «путинской системы». Золото этого века блестело в основном благодаря крайне благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре (ценам на нефть), но и разумная политика государственных властей тоже сыграла свою роль. Выбитые из крупного бизнеса налоги, удушение чеченского мятежа в финансовых объятьях, перераспределение сверхдоходов в пользу различных групп населения, вызвавшее ощутимое увеличение доходов и рост общего благосостояния, созданный на случай кризиса и действительно потом пригодившийся Стабфонд… как говорится, спасибо Путину за это! Хорошие были времена, даже гламурные. А плохие времена, согласитесь, гламурными не назовут… Продолжим в будущее? 1812 год. У Наполеона — Бородино. Фактическая ничья, формальная победа французов (Москву-то наши сдали), в которой можно разглядеть зерна поражения, точнее, катастрофы, которая произойдет до конца все того же 1812 года. 2012 год… И это уже прогноз. Путин побеждает во втором туре, что является формальной победой, но для него как лидера созданной им совершенно «бонапартистской» системы это является реальным поражением. 1814 год. Катастрофа Наполеона. Казаки в Парижике. 2014 год… ??? Моя фантазия бессильна… Может, у вас что получится? Американские «морские котики» прибывают в порт пяти морей и всплывают в реке-Москве? 1815 год. Реставрация монархии с небольшим перерывом на «сто дней» для сбежавшего из ссылки Наполеона и Ватерлоо. «Корсиканское чудовище» наконец-то сломлено навсегда. 2015 год… Желанное избавление от тирании «питерского чудовища» происходит как возвращение условной «советской власти». Избавление прилетает к нам на красных коммунистических, а не на оранжевых демократических крыльях. Впрочем, прибытие «котиков», как я понимаю, не отменяет ни красный, ни оранжевый расклад… Мои поздравления коммунистам заранее — всем, кто терпел, надеялся и верил все эти практически четверть века! С Новым годом, товарищи! Хотя… Повторюсь, что это даже не политический прогноз, а так — картинка, которую можно увидеть с высоты «полета фантазии». Всё еще совсем не очевидно. Очевидно лишь, что 2012-й простым, незапоминающимся, скучным, проходным не будет. С Новым, високосным, годом! Сергей Шмидт, кандидат исторических наук Как электронщик по образованию и к тому же ещё с учёным званием, я тоже люблю аналогии. Без них в науке трудно. Хотя отношусь я к ним, пожалуй, с бОльшей осторожностью, чем автор этой интереснейшей статьи. Оцениваю её так вполне искренне. Некоторое сомнение, однако, вызывает сравнение революционных лексиконов: у французов была «модельная» революция, это факт, но вот у нас  — криминальная. Две большие разницы, как говорят в одном южном городе. У них, кстати, в годы революции появилась «Марсельеза», а у нас что? Песни Круга? Короче, события разные. Но вот сравнение наших женщин с француженками в нашу пользу — абсолютно верно, по крайней мере, с моей точки зрения. Наконец, совпадение многих исторических событий во Франции и в России по годам с неизменным сдвигом в 200 лет. М-да-а… Конечно, можно сослаться на случайность, пусть и с исчезающе малой вероятностью. Это самое простое и самое неубедительное. А вот если расширительно толковать гениального Пушкина, то проявление случайности как раз и есть проявление Бога в земной жизни. Далее комментировать уже не решаюсь… Поживём — увидим. Геодим Касьянов, ученый, г.Иркутск

[close]

p. 14

Вопросец дня… Как вы помните, мы публикуем разные мнения. Вы спросите, какие из них совпадают с точкой зрения редакции? Хааррроший вопрос! И нам есть что сказать на этот счет… «Иркутские кулуары» существуют не для того, чтобы обязательно излагать свою, редакционную точку зрения, а для того как раз, чтобы предоставлять возможность самим читателям (среди которых немало и наших авторов, безусловно) задавать вопросы. Разные, но обязательно хорошие. Такие, как этот, например: «Белая революция» — сон или реальность? По поводу прошедших выборов спорить можно о многом. Очевидно лишь, что вся избирательная кампания и собственно голосование изначально проходили в напряженном ожидании скандалов и нарушений. Сумма мелочей В Иркутской области, где даже в коридорах областной комиссии почти весь день было тихо и безлюдно, это не чувствовалось, а по стране, как известно, страсти кипели. Сайт Ассоциации «Голос» (ставшей широко известной в одночасье буквально за день до выборов благодаря штрафу в 30 тысяч рублей за попытку «узурпировать 14 Иркутские кулуары, № 4 (22) властные полномочия») обновлял «Карту нарушений» едва ли не поминутно. Сообщения шли валом, а к 15 часам по московскому времени (то есть к моменту закрытия участков в Иркутской области) наблюдатели заявили, что в Российской Федерации зафиксированы все известные и отраженные в законодательстве виды нарушений. Рекорд, установленный таким образом, подтверждается многочисленными видеозаписями, заявлениями в милицию и прокуратуру, статистическими выкладками и свидетельскими показаниями. Что не помешало председателю Центральной избирательной комиссии Владимиру Чурову заявить, что выборы состоялись — и ни-

[close]

p. 15

каких нарушений, способных оказать влияние на их результаты, не зафиксировано. «Голос», рассылавший свои пресс-релизы на протяжении всей ночи, остался при своем мнении, как и тысячи других людей, наблюдавших множество мелких нарушений едва ли не на каждом шагу. Оглашение результатов председателем ЦИК задержалось почти на час от заранее заявленного времени — весь этот час корреспонденты федеральных каналов транслировали краткие сообщения из избирательных штабов политических партий, и видно было, что результатами недовольны все. За исключением разве что лидера КПРФ Геннадия Зюганова, у которого по лицу вообще трудно что-то понять. Монотонно, глядя строго перед собой, он объяснял присутствующим, что «мы разработали программу реальных дел — избиратели ее поддержали». Если бы его слышал говоривший от имени «Единой России» Борис Грызлов, он мог бы возразить, что его-то партия не только разработала, но отчасти и реализовала программу не менее реальных дел, — а толку-то? К утру 5 декабря результаты ЕР стабилизировались на уровне 49,41%, что по сравнению с выборами 2007 года (64%) означает утрату доверия нескольких миллионов граждан. Трудно назвать такую победу убедительной. Тем более что коммунисты, ЛДПР и «Справедливая Россия» существенно улучшили свои результаты. Остальные партии остались далеки от преодоления парламентского барьера. Успех в отдельных регионах, где «Яблоко», например, набирало до 10 — 11, а по отдельным участкам даже 25%, в счет не идет и может послужить разве что моральным утешением Григорию Явлинскому, который первым из политиков заявил о готовности оспорить результаты голосования. Масла в огонь подлил сам Центризбирком: в нескольких регионах, по обнародованным им данным, сумма набранных партиями процентов заметно превосходила 100 — в Воронежской области, например, ЕР и КПРФ на двоих уже на15 Иркутские кулуары, № 4 (22) бирали 93%, СР и ЛДПР — еще 28%, и даже не прошедшие в Думу партии добавляли в эту сомнительную картину еще 7%. В нескольких регионах сумма процентов доходила до 140! Осадок остался Если отмотать ленту событий в обратном порядке в поисках момента, который стал переломным и определил весь ход дальнейших событий, то станет понятно, что за отправную точку можно выбрать что угодно, и исход выборов 2007 года будет ничем не хуже других вариантов. Получив впервые в истории страны конституционное большинство, партия «Единая Россия» немедленно почувствовала себя в одно и то же время непогрешимой, неподсудной и непобедимой. Всякое действие рождает встречное противодействие, и тот факт, что воздействие «Единой России» не было сконцентрировано в одной точке, а распространялось на все сферы жизни примерно равномерно по всей территории страны, вовсе не добавил партии власти популярности. Напротив, нет такого уголка на карте страны, где единороссы были бы в диковинку и население не знало бы, чем они знамениты. Чем-то подобным могут похвастать только коммунисты, однако за последние 20 лет их методы многие успели позабыть. Именно поэтому сегодня можно с полной уверенностью говорить, что все результаты, полученные партиями, были так или иначе обусловлены действиями партии власти. «Единая Россия» оказалась в сложной ситуации: по традиции, в России перед выборами нужно что-нибудь критиковать — недовольное всем на свете население охотнее реагирует на негативные посылы. Но охват всех сфер жизни партийным воздействием был столь велик, что критиковать что бы то ни было, не задевая при этом саму партию, оказалось невозможно. Апофеозом этого процесса стало выступление единственного человека из федерального списка ЕР — Вопросец дня

[close]

Comments

no comments yet