Иркутские Кулуары №8

 

Embed or link this publication

Description

Иркутские Кулуары №8

Popular Pages


p. 1



[close]

p. 2

 

[close]

p. 3

Здравствуйте! Лично я знаю и употребляю в речи несколько модных слов и словосочетаний. Как бы. Еще несколько модных слов и словосочетаний знают и употребляют другие авторы журнала «Иркутские Кулуары». На самом деле. Но всем этим модным словам далеко по части знания и употребления до самого модного – наимоднейшего. До слова «кризис». Слово это заполонило телевизионный и радоэфир, оккупировало страницы газет и – такое ощущение – каждая собака теперь знает о существовании кризиса. Каюсь: даже мы повторяем его из раза в раз, хотя, уверяю вас, наш общий лексический запас куда больше, чем слово «кризис». На несколько десятков (а может, сотен?) тысяч слов больше. Единственное, что нас извиняет перед читателями и перед самими собой, так это то, что о кризисе мы говорили давно – смотрите подшивку нашего журнала. И то, что мы чаще говорили не об экономическом кризисе, а о том кризисе, который зреет в головах. Кризис этот, на наш взгляд, даже опаснее, чем экономический, потому что патологичнее, кардинальнее. И беспощаднее. То, что творится в головах многих иркутских чиновников, политиков, бизнесменов, обывателей, деятелей культуры, образования и здравоохранения, кажется, нельзя вылечить, нельзя преодолеть никакими широкомасштабными вливаниями. Даже денежными – в отличие от кризиса экономического. Вот вы, наверное, сейчас возразите мне: «А приведи пример, парень?» И будете, конечно, правы. Но я тоже отвечу достойно. И скажу: «А читайте наш журнал!» А? Что скажете? Говорящие имена гость номера:  

[close]

p. 4

– Вы видите будущее? – Да, вижу, – по-моему, в проницательных глазах моего собеседника промелькнула хитринка, или мне показалось? – Там всё хорошо. Правда, не без трудностей, – и начал детально рассказывать, как мы придём к заветному «хорошо». Иван Зигмундович Зелент – отменный рассказчик. Сидишь и слушаешь, и представляешь, как он пешком ходил в школу за несколько километров от дома, через деревню с охотничьими собаками. И отец запрещал собакам хлеб давать – потому что разорвать могут. Как с юности выработал для себя правило: в гору – бегом, а с горы можно расслабиться, и применяет его до сих пор. Как нелегко ему жилось в политике с его открытым, прямолинейным характером. – А вас легко обидеть? – Очень легко. Только обиду я долго не держу и не накапливаю, чтобы где-то при удобном случае выплеснуть. Сразу высказываю своё мнение и отстаиваю его. Он с группой сенаторов Совета Федерации готовил в Конституционный суд требование об отмене указа президента о передаче земли и недр в частные руки. Тогда суд ничего не отменил, но Иван Зигмундович не сдался, у него и папка специальная есть с документальными доводами, при советской власти ещё заведённая, он эту тему продолжает прорабатывать. – Если бы нам дали право иметь земельную ренту с природных ресурсов, все бы были заинтересованы, уголь – так уголь копать. Но чтоб мы знали, что бюджет наш от этого попол- кто будет вести сессию? Поступило предложение: «А кто был «против», тот пусть и ведёт!» Ну, я и вёл, первым поздравил его. Он же умница, звонит мне через неделю и говорит: – Ну, что, Иван Зигмундович, ты меня критиковал, поехали, я хочу посмотреть, за что. – Мы поехали, посмотрели, он говорит: – Ты прав. И после этого мы сколько отработали с ним! Да, у нас были разные взгляды. Расстрел Белого дома, например. Ножиков был на стороне Ельцина, я считал, что не надо крушить, а надо просто выстраивать наряду с государственными и рыночные отношения, тогда бы мы более плавно перешли к нынешнему устройству. Общество – это большая инерционная масса. – Вы уполномоченный по правам человека? – прерывает решительно наш разговор курьер в защитной форме. – Вам письмо. няется. А то бюджеты дырявые, мы как попрошайки. Говорят, что государство плохое. Государство у нас феноменальное! Огромное, богатое, 8 часовых поясов, всё у нас есть! Власть, которую мы избираем, и методика работы этой власти зачастую пагубные – и при коммунистах были, и в условиях рыночной экономики. Вот сейчас только начали предпринимать меры, чтобы отрегулировать экономические и финансовые механизмы в стране. Вот те раз! И это заявляет человек, который два первых созыва работал, как сейчас говорят, спикером Законодательного собрания области, был первым секретарём Тулунского горкома партии, членом Совета Федерации. Оказывается, в политике бывают и такие политики? – Многое зависит от характера, – объясняет Иван Зигмундович. – А у вас какой характер, нордический? – хотелось почему-то пошутить. – У меня характер жёсткий. Я долго могу слушать, но когда принимаю решение, уже не отступаю. Я ни разу не менял своих политических взглядов. При коммунистах был «белым», ну, потому что часто шёл в одиночку против того, как на местах исполняются партийные решения. Я один был в партийной группе областного Совета народных депутатов против избрания председателем областного совета Юрия Абрамовича Ножикова. Но избрали, и я первым поздравил его, потому что мне партийная группа доверила. Тогда же была свобода – – Да, и мне нужно людей убедить, что у них есть возможность выбора, умереть мы успеем, а нужно ещё пожить, побороться… Поэтому, когда они приходят, я должен, как пастор, их выслушать, дать им выговориться, потому что ну где ещё они могут это сделать? Лютеранским пастором был дед Ивана Зигмундовича, Андрей Мартынович Зелент. Это он 100 лет назад привёл свою семью и единомышленников в Сибирь. Голендры, потомки тех немцев, которые отделились от католичества во времена лютеранского раскола, живут теперь и в Польше, и на Украине, и в Канаде, в Германии и Голландии. У нас, в Заларинском районе, тоже есть поселение голендров, участок Пихтинский. Зелент, Розен, Гиндельбрант, Кунц, Людвиг – такие там у людей фамилии. – А вы когда-нибудь интересовались, что ваша фамилия означает? “ Когда люди ко мне приходят, я должен, как пастор, их выслушать, дать им выговориться, потому что ну где ещё они могут это сделать? – Нет, но я знаю, что в Германии не меньше 300 Зелентов живут. Туда я, правда, не ездил, а к себе в гости зову. Пришлось идти в Интернет. На запрос «Зелент» всезнающая сеть сообщила, что есть в Германии, в федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн, населённый пункт с таким названием. Проживает там почти полторы тысячи человек. Ещё всезнающая сеть предложила подвергнуть исследуемую фамилию фоносемантическому анализу. Этот самый анализ показывает, какое подсознательное влияние слово оказывает на других людей. Исследование проходи- “  У меня характер жёсткий. Я долго могу слушать, но когда принимаю решение, уже не отступаю. Да, немало жизнь подкидывала ситуаций, когда надо было принимать решение, и он его принимал. В 50 лет принимал, когда понял, что надо учиться ещё: поступил на юридический факультет и окончил его. А год назад стал уполномоченным по правам человека Иркутской области. Сложная работа. – Те жалобы, которые я сейчас получаю, читать вечером не могу, я читаю их рано утром, в 5 часов. Утром прочитаю и могу сообразить, каким образом начинать решать эти проблемы. – А бывают такие вопросы, которые жизни и смерти касаются?  ло по 25 параметрам: храбрый – трусливый, величественный – низменный, простой – сложный и т.д., и выясняло наиболее ярко выраженные характеристики. Оказалось, что слово «Зелент» обладает следующими фоносемантическими признаками из 25 возможных: весёлый, светлый, сильный. Вот это да! Для сравнения исследовала свою фамилию, и… лучше умолчу о результатах. – Наши предки были, и правда, сильными, работать любили и умели, семьями большими жили. Нас вот в семье 11 детей: 5 сыновей, 6 дочерей было. Отец 82 года прожил, хотя прошёл трудовые лагеря. Он для нас был главным авторитетом. Научил уважать старших, ценить тех, кто рядом, жизнь любить. И я своих детей так же воспитывал, теперь у меня внуки растут и даже правнучка. Они знают свои корни, частенько в родной моей деревне гостят. – А море вы любите? – даже не знаю, откуда возник такой вопрос, и при чём здесь море? Хотя, наверное, при чём: недавно на каком-то рекламном плакате видела слово «Зеландия», написанное по-английски «SEA LAND», земля у моря, морская земля, побережье. Читается как силэнт, а говорится зеланд. Произошло, видно, какое-то озвончение, и «Зелент», скорее всего, из той же оперы. Ивана Зигмундовича трудно чем-то удивить: – Да, море я люблю, мы ездим с семьёй отдыхать иногда. Но лучше Байкала моря я не знаю! Вот-вот-вот, сразу видно, наш человек! Иван Зигмундович Зелент, человек с байкальского побережья!

[close]

p. 5

Слушай, товарищ! депутатов» менее вероятной. Тем более что большинство современных кандидатов-одномандатников и так избираются при помощи политических партий. Но у данной системы именно в России сразу же проявились и очень серьезные недостатки. Политологи отмечают, что излишнее партийное участие в работе Государственной думы России, избираемой в прошлых созывах как раз по смешанной системе, привело к полному параличу законодательной инициативы депутатов. Политологи затруднились вспомнить, когда в последний раз какой-либо депутат самостоятельно предлагал к принятию какой-либо закон. Большинство «инициатив с мест» ту же тонуло в процедуре согласования внутри самой Думы. Проще говоря – статус депутата, как человека с определенной территории и продвигающего интересы данной территории, оказался полностью утраченным. Некоторые депутаты Законодательного собрания области уже публично выразили свой скепсис по поводу нового закона. Сергей Шишкин, экс-спикер Законодательного собрания, заявил, что «местное самоуправление политично и сугубо прагматично, депутаты от политических партий же руководствуются партийными нормами и партийной дисциплиной, но не интересами избирателей». Аналогичного мнения придерживается и другой известный иркутский депутат – Антон Романов. «С принятием данного закона органы муниципального самоуправления будут оторваны от народа, станут недоступными для избирателей». Но, тем не менее, закон собираются принять. И это даже несмотря на то, что в нем заложены сразу три спорных нормы – о численности городов, подпадающих под действие закона (фактически под действие закона подпадает только Иркутск), о 7-процентном барьере для участников выборов и об участии в выборах общественных организаций и избирательных блоков. Однако спикер Иркутской городской думы Андрей Лабыгин уже заявил, что рекомендацию по принятию данного закона от своего партийного руководства он на мерен выполнить в любом случае. И изменить устав Иркутска без участия областных законодателей. Они, мол, ему не указ – без них в случае чего справятся. Кому выгодно? Понятно, что данный закон спущен на нас сверху. Понятно, что он как бы соответствует интересам «Единой России». Но в чем? «Единая Россия» и так имеет 26 из 35 мандатов в Иркутской думе. Несколько лет назад, когда решался вопрос о расширении количества депутатов до 35 человек, нам уже говорили, что это приведет к резкому улучшению работы депутатов. Давайте спросим сами себя – почувствовали мы отеческое участие думы в своей судьбе? Мы вообще замечали депутатов последние годы? Мы можем вспомнить хоть один закон, в процессе принятия которого депутаты проявили политическую волю? Я – нет. Постоянное перетусовывание законов никак не отразилось на нашей жизни. Многие политики давно уже говорят, что и городская дума в Иркутске, и местное отделение партии «Единая Россия» уже давно стали филиалами городской администрации. Именно отсутствие политической воли и следование за действиями администрации стало фирменной визитной карточкой нашей думы. Взять хотя бы вопрос о точечной застройке в городе. Дума не участвовала ни в одном конфликте подобного рода, и если эта проблема и ушла с повестки дня, то только лишь благодаря финансовому кризису, сделавшему строительные проекты крайне рискованными. Но это, так сказать, лирика. Ряд депутатов городской думы прямо говорят, что этот закон выгоден даже не им самим, а некоему «партийному руководству». В 17 октября Госдума РФ приняла в первом чтении поправки в законы «Об основных гарантиях избирательных прав» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», согласно которым выборы депутатов в городских округах и муниципальных районах должны проходить по смешанной системе. В ближайшее время в соответствии с федеральным законом будет изменено областное законодательство о выборах депутатов городских дум, и уже следующий состав депутатов Иркутской городской думы может быть избран по новой – смешанной – системе. Половина депутатов будет избираться по партийным спискам, половина – по одномандатным округам. Мы попытались понять – как возникла эта идея и что она принесет Иркутску. Таким образом, жителям Братска, Ангарска и более мелких городов познать достоинства и недостатки новой избирательной системы не придется – она коснется лишь жителей Иркутска. Тем более что достоинства и недостатки такой выборной системы видны, что называется, невооруженным глазом. Откуда есть пошла система смешанная… Многим, наверное, смешно слышать, но смешанную систему выборов с большим удовольствием хотели бы внедрить во многих странах. Особенно много голосов в ее пользу раздается в странах с парламентско-республиканским строем правления. Парламентские коалиции, на основе которых формируются правительства, по сути своей есть очень непрочные политические конструкции. Как шутят, например, в Израиле – любое новое толкование раввинами текстов Торы может привести любую религиозную партию страны в лагерь недавних политических противников. А это означает почти гарантированное изменение в составе правительства страны, а то и новые парламентские выборы. Смешанная система комплектования парламентов хотя бы теоретически позволяет закрепить депутатский состав, сделать вероятность «перебегания Опять мироновцы Началось все, как обычно это и бывает со спорными политическими инициативами в нашей стране – проект соответствующего федерального закона подготовили представители «Справедливой России». Особых народных волнений законопроект не вызвал, и вскоре уже «Единая Россия» порекомендовала своим региональным отделениям принять этот закон на местах, на первых порах ограничившись выборами в областных и краевых центрах. 

[close]

p. 6

его принятием резко возрастает зависимость депутата от собственного руководства, тем более что случаев давления или оттирания в сторону неугодных в нашей области предостаточно. Вспомни хотя бы исключение из «Единой России» Сергея Шишкина, или «межединороссные разборки» в Ангарске на выборах мэра города. Но и это все по большому счету «лирика». Профессионалы отмечают и более серьезные недостатки этого закона. Один из ведущих российских политологов, Александр Кынев, выдал сразу несколько последствий перевода выборов на смешанную систему. «Членство в той или иной партии из права гражданина превращается в обязанность для всех, кто хочет иметь какое-то отношение к органам управления и участвовать в выборах». Действительно – избраться в думу по одномандатным округам станет намного сложнее и дороже – округов станет меньше, сами они укрупнятся. «Вслед за отменой выборности населением глав местных администраций (число таких случаев растет) и переходом к практике их найма депутатами теперь и самих народных избранников на местах пытаются включить в партийные вертикали. Таким косвенным путем явно пытаются поставить процесс избрания местных руководителей под еще больший контроль». «Введение партийной составляющей на выборах там, где партий просто нет, приведет как минимум к росту политической коррупции. Когда гражданам, намеренным баллотироваться (а это во многом местный малый и средний бизнес), придется искать «посредника с печатью», фактически покупать у партийных бюрократов документы для возможности участвовать в выборах в конкретном муниципалитете. То, что это будет происходить, не вызывает сомнений: спрос рождает предложение. Как максимум это приведет к тому, что муниципальные выборы будут все больше попадать в зависимость от воли исполнительной власти. По закону о политических партиях они полностью зависимы от контролирующих и регистрирующих органов, при известном желании можно ликвидировать любую партию или конкретную региональную организацию или сменить её руководство, что неоднократно делалось в последние годы. Этот «короткий поводок» партийными чиновниками прекрасно осознается, и цензура, и самоцензура относительно того, кого можно, а кого нельзя выдвигать кандидатами в депутаты, чтобы не нажить себе неприятностей с начальством, несомненно, также будет иметь место». Позволю себе последнее высказывание Александра Кынева не комментировать – смысл его и так предельно ясен. Кто мы? С кем мы? Российские регионы в принятии данного закона разделились. Кто-то принял смешанную систему и, что называется, не поперхнулся. А кто-то – как, например, Екатеринбург, Челябинск и Новосибирск – от нее сразу отказались. Так что выбор у наших депутатов простой – стать «как все», или стать «как лучшие города страны». Хотя, мне кажется, что с ролью восточно-сибирской деревни большинство из них уже смирилось. 10 11

[close]

p. 7

Я против! Этот текст должен был выглядеть иначе. Еще пару месяцев назад мне хотелось опросить известных бизнесменов и политиков города – дескать, ну, кризис кризисом, а жить-то дальше как? Я думал, что за несколько встреч наберу остаточно материала для нескольких статей…. Но «элиты» нашего города как воды в рот набрали. Проше говоря, единственное, что я выяснил, – это то, что никто в городе не имеет никакого плана и никакого представления о том, как же теперь жить Иркутску, что делать властям и обществу? В конце концов, как бы прозаично это ни звучало, но в китайском языке слово «кризис» состоит их двух иероглифов: «опасность» и «возможность». И если с опасностями все понятно – о них можно найти кучу прогнозов и предположений в любом деловом издании или в сети Интернет, то о возможностях никто ничего не говорит. Как будто их совсем нет. Но они, убежден, есть! И первое, что стоит всем вспомнить про кризисы, будь то кризис экономический, или кризис личных отношений, состоит в следующем: кризис – это невозможность дальше делать то, что спокойно делалось раньше. Давайте посмотрим на наш город и спросим себя – чего бы нам больше не хотелось? Может, нам надоела точечная застройка? Или пробки на дорогах? Или «убитые» объекты соцкультбыта? Или то, что большинство городских политиков политиками как раз и не являются, так как не имеют ни политической воли, ни вообще собственного мнения о судьбе города? Или нас волнует судьба зеленых насаждений города – или их отсутствия? Наверное, у каждого из нас есть список того, о чем он мог бы сказать: «Ну все! Хватит!» И даже сделать так, чтобы хватило… Поздравляю. Скоро многое из ненавидимого Вами (нами) ис12 13 чезнет само собой. Правда, предупреждаю, что потом снова возникнет мучительный вопрос – а что, собственно, дальше? Мне кажется, что было бы совсем не лишним вспомнить, зачем вообще существует наш город. Если посмотреть на городской бюджет, то создастся впечатление, что Иркутск существует лишь для того, чтобы платить зарплату бюджетникам и отапливать городские помещения. Так, может, задуматься о том, как повысить эффективность городской деятельности? Может, тогда мы увидим кумовство и различные злоупотребления в нашем муниципальном хозяйстве? Или станет, наконец, ясно, что иркутские школы и детские сады буквально «отапливают воздух» деньгами городского бюджета? И всего лишь потому, что строили их лет 30--40 назад, когда на повестке дня вопрос экономичного отопления не то что не стоял – даже не планировался. Мне вспоминается мэр нашего города-побратима Юджин, которая сказала както, что единственный вопрос городского совета – как сэкономить на топливе. И это говорил человек, который совсем не похож на полусумасшедшего экологического активиста. Кстати, господа те, кто у власти сейчас, знайте, что в городе вымирает оконный бизнес, а это означает, что он с радостью бы откликнулся на любую инициативу по остеклению школ и детсадов. Если инициатива последует, конечно… Мы совсем забыли, что у города остались весьма важные муниципальные предприятия. Когда последний раз мы вспоминали о деятельности троллейбусного парка или «Водоканала»? За последние три года в городском транспорте сменились три системы оплаты за проезд. Так, может, пора уже подвести итог этой забавной деятельности причем так, чтобы городской транспорт хотя бы перестал «доить» деньги из бюджета.

[close]

p. 8

Вопросец дня Кажется, пора разобраться и с нашими политиками. Зачем мы держим такую ораву депутатов и чиновников? И что конкретно, кроме пресловутой и не очень понятной «защиты городских интересов», делают избранники от нашего города в Законодательном собрании области и Государственной думе Российской Федерации? Не пора ли им напомнить, что их дело – привлекать бюджетные деньги в город, а не рассказывать нам политические байки, которых они знают несметное количество, но нам-то какая от этого польза!? Может, пора уже сделать гласностью тот простой факт, что значительная часть депутатов городской думы за четыре года ни одного значимого проекта: социального, экономического – для города не предложили. Не исключено, что не предложили просто по причине отсутствия соответствующих знаний о городе и жизни. Но нужны ли они нам тогда во власти – вот ведь в чем вопрос!? И наконец, кризис позволяет задуматься о главном вопросе для города – а зачем в этом городе жить? И кто скоро останется в нем жить? Вопрос совсем не праздный и не риторический. Ипотека и общероссийский рынок труда делают наиболее образованную часть населения города очень мобильной. Если образованные иркутяне будут с той же скоростью уезжать из города, как уезжают нынче, то скоро мы будем городом с деревенскими жителями. Кто-то скажет, что я перегибаю палку, но дело обстоит именно таким образом. Понятно, что жители близлежащих населенных пунктов вовсе не деревенские простофили, способные погубить все окружающее. Но! Они формируют свою среду в городе – отличную от той, к которой привыкло большинство сегодняшних горожан. А к этому еще добавляется проблема иммиграции – тот еще запрос для власти, которая не привыкла тратить свое внимание на проблемы межнационального общения. А если уж пойдет такая пьянка с вопросами, то возникнет еще один простой вопрос. Будет ли создан некий план кризисной (или все-таки антикризисной?) жизни города хотя бы на ближайший год? Что при этом будет делать городская власть, а что не будет? А это позволит создать хотя бы условную систему координат, внутри которой бизнес-сообщество и граждане будут понимать, чего ждать от власти, а чего точно не ждать. Ну точно! А еще вполне актуально прозвучал бы и ответ на уточнение следующего характера: чего собирается делать городская власть из того, до чего раньше руки не доходили? Конечно, проще сделать вид, что от городских властей ничего не зависит, что кризис «глобальный» и т.д. и т.п. Но мы живем здесь и сейчас – здесь и сейчас мы должны знать, что с нами будет. Сможет ли губернатор стать Богом? Если рассматривать политические баталии с точки зрения шахматной партии, то закон о межбюджетных трансфертах будет классическим шахматным этюдом, который начинается ферзевым гамбитом. Суть данной партии заключается в том, что областной власти необходимо «отыграть» партию, финалом которой станет перечисление нескольких муниципальных налогов в бюджет субъекта Федерации. Существует несколько версий, для чего администрация Иркутской области несколько лет подряд пытается закрыть дефицитный областной бюджет налоговыми поступлениями от уплаты транспортного налога, налога на добычу полезных ископаемых, налога с предприятий, работающих по упрощенной системе налогообложения, и 5% отчислений по налогу на доходы физических лиц. 15 P.S. Когда этот материал готовился в печать, стало известно, что депутаты Законодательного собрания области лишили Иркутск почти 1,5 миллиарда рублей доходов. Нет нематерных слов, чтобы выразить свое восхищение этим «гениальным» антикризисным решением. 14

[close]

p. 9

Преданья старины глубокой Все эти годы бюджет Иркутской области располагал ограниченными ресурсами для предусмотренного федеральным законодательством повышения зарплаты бюджетникам – эта причина озвучивалась в качестве основной в партии «Тишанин против Якубовского» (2007 год). Финансовый кризис показал, что губернаторы, помимо затыкания бюджетных дыр, выполняют некую «волю федерального центра», которая повелевает сосредоточить максимальное количество налоговых отчислений в областном бюджете – именно эту логику озвучил без пяти минут губернатор Игорь Есиповский. Итак, в 2007 году ход е2-е4 сделала дума Усольского района: депутаты проявили инициативу о снижении единых нормативов отчислений в местные бюджеты от НДФЛ с 15% до 10%. В этой партии Александр Тишанин быстро усвоил бесперспективность игры легкими фигурами. Ирина Бондарева, Александр Ведерников и Алексей Гуц, прямо скажем, на ход партии практически не влияли. Поэтому основной движущей силой «тишанинского лагеря» стала Ассоциация муниципальных образований области (мэр Усольского района Петр Герасимов, мэр Шелеховского района Юрий Сюсин и другие мэры дотационных территорий). Немаловажно и то, что эту шахматную партию губернатор играл без ферзя – председатель Законодательного собрания Иркутской области Виктор Круглов поддержал точку зрения крупных муниципалитетов. Депутаты, баллотировавшиеся от крупных городов, чувствуя поддержку за спиной, играли против Александра Тишанина на его же поле. На стороне Владимира Якубовского с самого начала играли тяжелые фигуры – иркутян поддержал мэр Ангарска Евгений Канухин и мэр Братска Сергей Серебренников. Мэр Иркутска имел в наличии полный боекомплект боевых фигур, включая председателя городской думы Андрея Лабыгина. В 2007 году региональная элита с помощью депутатов областного парламента отыграла классический ферзевый гамбит, который заканчивается матом на пятом ходу партии. Вернув себе 5% НДФЛ, Иркутск впервые в жизни снисходительно посмотрел на деньги областного бюджета и потратил на ремонт дорог 1,7 миллиарда рублей. Генплан, проектная документация по районам, капитальный ремонт учреждений, поликлиник, школ и хрущевок – за последние полтора года Иркутск сделал все, на что не хватало денег последние 8 лет. Прыжок веры Однажды он уже одержал уверенную победу, «зачистив» список «Единой России» от фигур, окружавших ферзя Виктора Круглова, затем освободил Законодательное собрание от самой фигуры: на одной доске не могут играть два ферзя одного цвета. Закон о межбюджетных трансфертах может стать второй крупной победой соратника Игоря Есиповского. Вопреки законам логики, закаленная одномандатная гвардия, «выпускавшая пар» на закрытых совещаниях в кабинете губернатора, совершила «прыжок веры». Помните невидимый мост над пропастью в «Индиане Джонс»? Несмотря на недоверия аргументам Минфина, 22 ноября Александр Битаров проголосовал за «антирыночные поправки» к закону, предупредив команду исполнительной власти о потере доходов от НДФЛ и налогов предприятий, работающих по упрощенной системе налогообложения. Кредит доверия Игорю Есиповскому дал Гайдар Гайдаров и другие депутаты-тяжеловесы, поверив, что налоговые отчисления в бюджете консолидируются в областном бюджете по указке свыше, а он, в общем-то, неплохой парень, с которым можно иметь дело. И теперь только от Игоря Есиповского зависит политическое будущее Иркутской области. Сергей Курилов, председатель комитета по бюджету Законодательного собрания Иркутской области, фракция «Единая Россия»: «Рекомендовав принять законопроект в первом чтении, я отметил, что сегодня все мы должны думать по-государственному, а не хлопотать за отдельно взятую территорию. У нас не должно быть местечковых интересов. Эти меры являются составной частью антикризисной политики, которые проводятся по всей стране, и к этому так и нужно относиться. Мы должны оказать исполнительной власти кредит доверия, сегодня мы верим на слово, что все высказанные Алексеем Зезюлей обещания будут выполнены, и нам не придется говорить: «Вы нам обещали одно, а де-факто получилось другое». Гайдар Гайдаров, депутат Законодательного собрания Иркутской области, фракция «Единая Россия»: «В четвертом созыве мне и моим коллегам из Иркутска, Братска и Ангарска приходилось отстаивать интересы крупных городов. Было бы некорректным говорить, что Гайдаров молчит, Битаров молчит и Истомин молчит. Вначале мы «выпускали пар» на уровне департамента, министра фи17 нансов, в конце концов, по инициативе Людмилы Берлиной встретились с губернатором. На встрече присутствовали депутаты, мэр и первый зам мэра Галина Зюбр. Мы обсуждали Иркутск, который теряет 1,5 млрд рублей благодаря этим поправкам. Три часа в кабинете у губернатора я и мои коллеги не просто «пускали пар». Самым животрепещущим был разговор, мы старались убедить губернатора и его команду не резать по живому. Я не буду подробности озвучивать, но губернатор убедил нас в том, что так надо. И что он является гарантом для Иркутска – потеря 1,5 млрд. в течение года будет возмещена любыми законными средствами. Ведь для Иркутска это строительство в основном: школы, больницы, детские сады, пешеходные переходы. Я и мои коллеги сделали все, что от нас зависело. Сегодня мы проголосуем так, как нас просит губернатор, а в апреле будем разговаривать о том, чего добились этой поправкой». Александр Битаров, депутат Законодательного собрания Иркутской области, фракция «Единая Россия»: «Мы долго завоевывали эти позиции, не один созыв они давались нам с большим трудом. В собираемости этих 4 налогов немаловажную роль играет заинтересованность территорий. У меня есть глубокая убежденность, что как минимум по 2 из этих налогов собираемость сократится, поскольку там работают не только налоговые органы, но и администрации территорий. Аргументы, что нам нужен бездефицитный бюджет, и Минфин нам за это что-то даст – сказки про белого бычка. Я работал с Минфином, чиновники всегда сначала требуют сделать бездефицитный бюджет, а потом благополучно забывают свои обещания и говорят: «У вас же все благополучно, бездефицитный бюджет. Вы вполне обойдетесь без помощи». Антон Романов, независимый депутат Законодательного собрания Иркутской области: «Попытки забрать эти доходы в областную казну мы наблюдали в течение каждого созыва, независимо от фамилии губернатора. Нечего лукавить, что такая ситуация – на мой взгляд, просто воспользовались поводом и добрались до налогов, которые мы в предыдущих созывах отстаивали с кровью, преодолевая «вето» губернатора. На мой взгляд, забирая в областную казну доходы муниципалитетов, правительство Иркутской области компенсирует недостаточную работу над доходной частью бюджета». Новая иркутская история После 35-дневных раздумий президент России Дмитрий Медведев внес на рассмотрение Законода16 тельного собрания Иркутской области кандидатуру нового губернатора. Из первопрестольной Игорь Есиповский вернулся с подкупающим своей новизной предложением: передать налоговые отчисления муниципалитетов в областной бюджет. На сессии 22 ноября речь шла не только о 5% НДФЛ, но и транспортном налоге, налоге на добычу полезных ископаемых и налогах предприятий, работающих по упрощенной системе налогообложения. К своей партии Игорь Есиповский подготовился заранее, выбрав себе очень правильного ферзя – Сергея Сокола. Блестяще проведя предвыборную кампанию (2\3 депутатов Законодательного собрания Иркутской области имели правильный партийный билет), Сергей Сокол выбрал прогнозируемого председателя Людмилу Берлину и «связал» фигуры депутатского корпуса, заключив соглашения с независимыми депутатами и фракцией ЛДПР. Поэтому временно занимающий должность директора департамента финансов Иркутской области Владимир Зезюля на сессии Законодательного собрания мог бы вместо описания поправок рассказывать хоть сказки Шахерезады – итоги голосования не изменились бы: 35 против 8 – та самая иркутская специфика. Критический минимум, который не смог «дожать» Сергей Сокол во время предвыборной кампании: пять коммунистов, два справедливоросса и тактический штрейкбрехер Антон Романов.

[close]

p. 10

Что это было? – А куда он делся? – Спонсор отказался от команды в разгар сезона, когда она уже вышла в игры плей-офф, – просветил меня осведомленный сын. – Мисевра кончил «Шахтер»… – Как интересно, – подумала я, – могильщиков помнят, под каким бы благовидным предлогом они свое дело ни делали. Лощеный Мисевра уже давно проездом через Иркутск отъехал на Сахалин-2, а то, что он принимал решение ликвидировать баскетбольную команду, благодарные болельщики забыть не могут. Неужели эти лавры так влекут авторов кончины «Звезды»? – А может, еще не все потеряно? – не захотела я завершать разговор пессимистично. – Если руководство футбольного клуба проворовалось, пусть оно за это и ответит, как полагается, через суд, а футболисты здесь при чем? У них, кстати, есть болельщики, которые сидят без дела. Поднимайтесь, объединяйтесь, действуйте! – закончила я свой почти спич, но, как оказалось, процесс уже шел и без меня. – Я сегодня встречался с Денисом Мацуевым, – сообщил мне вечером сын. – С чего вдруг? – Он подписал наше письмо в защиту «Звезды» и сказал, что я очень вымахал. Это верно, у «Звезды» в прямом смысле высокий покровитель. – И куда вы письмо направили? – В общественную приемную В.В.Путина. – Вы бы сразу выходили напрямую, чего мелочиться? – Это вряд ли возможно, – серьезно ответил сын. – А вот с Мутко и Толстых уже поговорили… – С этого места поподробнее, пожалуйста. Николай Александрович Толстых, президент ассоциации «Профессиональная футбольная лига», вначале возмутился, что ему звонят, как говорится, с улицы, а потом включился в тему и шесть минут посвятил иркутским болельщикам. Он сказал, что ситуация с ФК «Звезда» непростая, там серьезные финансовые нарушения, но его позиция по отношению к клубу однозначна – сохранять! И слова были подкреплены делом. Вскоре в прессе появилось сообщение: «Совет Профессиональной футбольной лиги на очередном заседании обратился к руководству Иркутской области и учредителям ФК «Звезда» (Иркутск) с просьбой оказать поддержку этому клубу с целью продолжения его участия в первенстве России по футболу в первом дивизионе в спортивном сезоне 2008 года». Другое дело, что 19 Вообще-то «Звезду» я в глаза не видела. И если б кто сказал, что окажусь в рядах ее доблестных защитников, прямым текстом послала бы к врачу – лечить белую горячку. Но, как ни странно, почти вскипеть от «Звезды» пришлось именно мне. – Прикинь, – однажды за чаем сказал сын, – до чего дело дошло. Сегодня в воротах «Звезды» стоял полевой игрок! Я не сразу въехала, о чем это он. Полевую мышь знаю, а вот ху (who) есть полевой игрок… Ах, да, это как Жирков, Аршавин и мой любимый Фернандо Торрес – понесло меня по звездам… Я 18 ведь недавно со страстью смотрела еврофутбол и, разыскивая информацию про полюбившихся спортсменов, перетрясала Интернет. – Это чтобы Ван Нистелрой вместо Ван дер Сара голкипер? – прояснилось вдруг в моей далекой от «Звезды» голове – такое и в самом деле ни в какие ворота не лезет! – Что для голландцев смерть, для нас единственно возможный шанс на здравие, – объяснил мне, непонятливой, сын. – Команде нужно доиграть до конца сезона, иначе она вылетает из профессиональной лиги. У нас уже и так нет мини-футбола… – открылся вдруг в разговоре печальный перечень. это не возымело действия… Виталий Леонтьевич Мутко, министр спорта РФ, к звонку на мобильник отнесся, как к норме, – сам руководил ФК «Зенит», знает, что клуб без болельщиков ничто, и если у иркутской «Звезды» есть такие отчаянные, значит, она того достойна. Отметив серьезность финансовых нарушений в «Звезде», обещал обсудить тему с тогда ещё ВРИО. – Может, нам ему тоже позвонить?! – Вы письмо ему написали? 450 подписей собрали? Номера своих телефонов указали? – Ты знаешь,– заностальгировала я, – мне кажется, что Юрий Абрамович Ножиков, наш первый губернатор, вам бы сам по этому письму позвонил. Во всяком случае, у меня, как у журналиста, от него такое впечатление осталось. Поддавшись настроению, теперь уже я позвонила герою наших прошлых молодежных передач, ныне Депутату. – За ними кто-то стоит, – сразу сделал вывод он, когда я рассказала о заинтересованных болельщиках. Да уж, у политиков, что и у хирургов, специфический взгляд на вещи…

[close]

p. 11

на ответ «не могу вам сказать», позвонили «по номеру…». В общем, в той же книжке об этом тоже есть строчка, помните: «А потом позвонил медведь…» То есть, наоборот, решились потревожить региональных «медведей», в тот момент выборы у нас в области были на носу и про «все силы – развитию спорта!» с высокой трибуны уже заявили… Им ответила дама с большим политическим будущим, которое сегодня стало настоящим. Сказав, что не является футбольной болельщицей, предло- “ Кандидат в депутаты честно признался — в этом вопросе он не при делах, хотя в предвыборном пиаре использовать тему «Звезды» можно. Правда, болельщики в герои газетной агитки пойти не захотели… Но если вопрос ставить так, то, может быть, отчасти за ними стою я, как человек, с которым немного советуются. Причем не стою, а скорее, сижу в раздумьях: зачем мне все это надо? Может, сказать молодым, энергичным, азартным – да плюньте вы, все равно не достучитесь, не дозвонитесь, не добьетесь? А им сто раз уже про это говорили с плохо скрываемым раздражением, и что? Пусть лучше сами пройдут, поймут, осознают. И, сделав такой вывод, я чуть не причислила себя к последователям Макаренко, ну просто «Педагогическая поэма» в современной обработке. Однако они люди взрослые, и в группе энтузиастов-болельщиков бывший футболист, теперь предприниматель, а значит, есть личный осознанный мотив – бороться за клуб, в котором прожита часть жизни. По крайней мере, у него. – В самом деле, – спросила я сына вечером, – а лично тебе зачем это сдалось? Он был краток: – Во всяком случае, я буду знать, что все, что мог, сделал. – Вообще-то это нормально, – решила я. Недавно Виктор Шендерович вспоминал на «Эхе Москвы» миниатюру знаменитого театра МГУ, в кото- “ 20 Сын был краток: — Во всяком случае, я буду знать, что все, что мог, сделал. рой один герой выходил на сцену и заявлял: «Что я могу? От меня ничего не зависит!» Потом выходил второй с таким же текстом, третий… Постепенно такими «героями» заполнилась вся сцена… Хорошо, что есть люди, которым не нравится такая роль. – Понимаешь, в чем дело, – объяснил мне в трубку Депутат популярно, – 55 миллионов со счета «Звезды» ушли в Москву на чей-то личный счет… И что, мы так и не узнаем имя этого счастливчика? Пусть им займутся те, у кого работа и опасна и трудна, и уже очень хочется, чтобы была отчетливо видна, хотя бы по отдельно взятому клубу. – Или это кому-то невыгодно? – заподозрила я. А так – нет человека, нет проблем – любил говаривать незабвенный Иосиф Виссарионович. Нет клуба и нет долгов, счетов, и человека, кстати, тоже нет, отдавшего жизнь клубу… Между тем события развивались стремительно, и «Звезда» не смогла поехать на Дальний Восток. План особо ретивых болельщиков увезти спортсменов к играм на авто, конечно, провалился. Пришлось мириться с техническим поражением, но надежда, как известно, умирает последней, и энергии остатков клуба, а также сочувствия принимающей стороны хватило, чтобы не сорвать матчи в Краснодаре и Новороссийске. Пока «Звезда», подкошенная под корень, безуспешно играла на выезде, болельщики тоже не сидели сложа руки, и, как в детской книжке жила перезвонить, и на повторный звонок отключила трубку, наверное… В ходе высокой предвыборной встречи на пути у болельщиков случился очень серьезный Кандидат. Но при личном контакте Кандидат в депутаты честно признался – в этом вопросе он не при делах, хотя в предвыборном пиаре использовать тему «Звезды» можно. Правда, болельщики в герои газетной агитки пойти не захотели… Последний эпизод в жизни болельщиков «Звезды» был трудный самый. «Интеравиа» вошла в штопор и отменила рейсы по нужным для футболистов направлениям. Лететь другой авиакомпанией средств не было. Проникновенное письмо потенциальным спонсорам было разослано болельщиками по электронным адресам. На указанный в обращении телефон позвонил директор ОАО «Байкалвестком» Владимир Шаповалов. Он посчитал необходимым объяснить, что не сможет войти в число спонсоров, поскольку уже содержит волейбольную команду. Остальные, около двух десятков бизнесменов, как и ожидалось, ответили единодушным молчанием. Затем раздался звонок из Японии. Это Денис Мацуев, он был в тот момент на гастролях. Денис рассказал, что пообщался по поводу «Звезды» со многими, но, во-первых, на дворе кризис, во-вторых, у клуба теперь клеймо – в руководстве проворовались… В разгар страстей вокруг «Звезды» пришел ответ на запрос болельщиков от министра по физической культуре, спорту и молодежной политике Иркутской области Бориса Пузыни. Он, дескать, тут ни при чем, «решение о ликвидации профессионального клуба относится к компетенции учредителей клуба». Видимо, наш министр, как сатирик Задорнов американцев, считает болельщиков тупыми, думает, будто они совсем не в курсе, что в учредителях клуба как раз и он, министр, состоит! Вот только говорят, что, хоть он и министр, хоть и учредитель, от него ничего не зависит. Да это уже и не важно. Важен тот след, который остался в судьбах и душах иркутян от погасшей «Звезды». И стойкое ощущение – если это случилось, значит, кому-то очень нужно. 21

[close]

p. 12

но – в смысле расширять список: каждую неделю осени БВК подключает к сети очередные населенные пункты. Из запланированных к установке 50 базовых станций большая часть уже работает. Так что сеть стандарта CDMA, которую БВК развивает под брендом Wellcom, теперь доступна не только в Иркутске, Ангарске, Шелехове, Усолье-Сибирском, Большом Луге и Листвянке, но и в Братске, Тулуне, Усть-Илимске, УстьКуте, Тайшете, Нижнеудинске, Железногорске-Илимском, Слюдянке, Байкальске, Култуке, Саянске, Черемхово, Зиме, Заларях и Куйтуне. В зоне покрытия также Байкальский тракт и трасса Иркутск – Усолье-Сибирское. – Увеличение количества базовых станций вдвое – это очень серьезно, – говорит Владимир Шаповалов. – Это не только расширение зоны покрытия, но и увеличение емкости уже существующей сети. Что это даст? Достаточно мощное ускорение передачи данных. Его, в первую очередь, почувствовали иркутяне: в самом крупном нашем городе, соответственно, и нагрузка на сети выше всего. Поэтому увеличение емкости разгрузит каналы и, если уж совсем без технических тонкостей говорить, позволит данным «передвигаться» по ним значительно быстрее. В Братске и других городах севера области все так же быстро? – На первых порах там передача данных функционирует даже быстрее, чем в Иркутске, ведь абонентская база CDMA на севере, как и во вновь появившихся на карте городах зоны Юг, только начнет набирать обороты. Пожалуй, самое важное, что мы запускаем сразу 23 и «голос», и услуги передачи данных по протоколу EV-DO (семейство тарифов Wellstarю – Прим. редакции). Между прочим, в Иркутске EV-DO заработал только через год после запуска сети… А как насчет тарифов? Подготовили к запуску сети на севере что-то новенькое? – Совсем недавно мы открыли для подключений новый тарифный план на передачу данных из семейства Wellstar, который называется «WellstarУнивер 2». Собственно, из названия понятно, что он в первую очередь предназначен для студентов и школьников, но вообще к нему может подключиться любой желающий. В тарифе минимальная абонентская плата. А цены на трафик зависят от времени суток: с 2 часов ночи до семи утра мегабайт стоит всего 5 копеек, а с семи утра до шести вечера – 11 копеек. Это крайне интересное предложение; с учетом нашей высокой скорости передачи данных, я не знаю аналогов ему в нашем регионе ни у коллег по мобильной связи, ни у проводных провайдеров. Конечно же, этот тариф, как и все остальные его «родственники» из семейства Wellstar, доступен для подключения как в зоне Юг, так и в зоне Север. Я все-таки не понимаю. В стране кризис, а БВК вроде как шикует: экспансирует 3Gсеть на вторую половину области… Это при том, что все компании максимально сокращают свои расходы. – Мне так думается, что состояние наших финансовых дел интереснее нашим акционерам и нам самим, нежели абонентам. Скажу так… Во-первых, мы обещали: Wellcom появится в зоне Север до конца 2008 г. И это слишком серьезная вещь, чтобы взять и спихнуть все на кризис. Во-вторых, у нас 1 миллион 800 тысяч абонентов и свыше тысячи сотрудников. Вопрос: можем мы себе позволить забыть о них, рыдая, мол, ах, этот кризис? Нет. БВК, конечно, – не Кутузов, но у него за спиной была Москва, а у нас – наши клиенты. И пока некоторые бьются в истериках, мы заботимся о своем бизнесе, о том, чтобы его сохранить и развивать. Мы слишком многим обязаны нашим абонентам и сотрудникам. А кризису мы не обязаны ничем. Так что ну его к черту! – Ну, а что, теперь руки сложить и горестно слезами обливаться? Конечно, ничего хорошего от кризиса ждать не приходится, но 98-й год пережили, и сейчас не будем отчаиваться. У нас все идет по плану: собирались подключить север 22 области к сети CDMA – сделали. По-моему, это лучше всего показывает, что в наших рядах уныния нет, а есть намерение двигаться вперед. И преодолевать препятствия, попадись они на пути, даже если у них лицо глобального… кризиса. Он решительным жестом захлопнул ежедневник, в котором отмечает появление новых городов на карте покрытия сети стандарта CDMA. Владимиру Шаповалову, генеральному директору ЗАО «Байкалвестком», приходится это делать регуляр-

[close]

p. 13

Начинка 24 25

[close]

p. 14

“ Поехал как чучмек — 200 долларов в кармане, липовое приглашение, туристическая виза. Эдуард Кильчаковский. О себе Да что я? 47 лет, инженер-энергетик. Работал в объединенном ядерном центре и в центре космической связи, это под Москвой. Потом начались «лихие времена», и в 1997 году я рванул в Америку – начинать новую жизнь. Поехал как чучмек – 200 долларов в кармане, липовое приглашение, туристическая виза. Я вообще-то поваром становиться не собирался – просто один умный хохол сказал, что во Флориде работать надо там, где есть кондиционер. Это ж тропики! Нет, про кулинарный бизнес я немного знал – папа трудился музыкантом в ресторанах. А потом… Потом думать некогда было – надо было деньги зарабатывать. Пахал на двух работах. Иногда даже спать на пляже приходилось, чтобы не терять время на дорогу домой. Зато многому научился и стал членом Американской кулинарной федерации и Всемирной ассоциации с номерным сертификатом. Здесь некоторые думают, что, как водительские права в России, это можно купить. Да, но только не в Штатах. Мне понадобилось пять с половиной лет работы по 90 часов в неделю, рекомендации от «дедушек» из Американской кулинарной академии, ну и взнос150 долларов. Потом в Москве пять лет – шеф-поваром в разных заведениях. А теперь вот здесь, в «Стрижах». Ехал на три месяца – остался почти на год. реворачиванию котлет для гамбургера. Ремесленник – тот, кто посвятил кухне жизнь. Последние – артисты, маэстро, гуру, гении (назовите, как хотите). Их знает мир, и в России таких пока один – он молекулу клубники расщепляет на атомы и подает вам на золотой ложке, и вы будете рады (или не очень), что участвовали в его шоу. Я же ремесленник, но очень крепкий. “ У нас высокие цены? Это бред — в любом пивном ресторане города Вы оставите не меньше денег и за свои же кровные еще и огребете. О клиентах и гостях В ресторан случайно заглядывают клиенты, а постоянно ходят гости. У «Стрижей» разная публика. Но в основном те, кто в кухне разбирается и понимает, за что платит. Не только иркутяне, кстати, – к нам и из Красноярска, и из Усть-Кута, и из Улан-Удэ, и из Братска специально прилетают. О конкурентах Может, неприятно это звучит, но, посмотрев вокруг, я стараюсь не покупать еду нигде, кроме «Стрижей», «Киото» и рынка. Как бы это помягче сказать: есть две проблемы – качество продуктов и цены. Японская кухня – она в Иркутске вся от одного поставщика. Интерьер в ресторанах разный, а продукты одни. Ну и не может говядина «Россини» стоить 600 рублей. Если ее готовить правильно, из нужных продуктов, она должна стоить не меньше тысячи! Значит – «пересорт», значит, ресторан «накалывает» своего клиента или плохо разбирается в названии блюд. О профессии Я выделяю три категории посвящения себя кухне – профессия, ремесло и искусство. Профессионал – это мастер по пе- “ «Стрижи» никогда не превратятся в «гламурятник для мажоров»! О ценах У нас высокие цены? Это бред – в любом пивном ресторане города вы оставите не меньше денег и за свои же кровные еще и огребете. У нас играет фортепьяно и отсутствует «флэт хэд» фактор, ничто не забивает ваш мозг, и вы можете почувствовать вкус блюда – под «фоно» тазик с салатом не съешь. Что такое «флэт хэд»? Очень просто, это вероятность в заведении получить по лицу. Тема в Иркутске – да и в Москве – неизжитая. В других ресторанах проще: пиво, водка, дым и рок-н-ролл – сильнейшие анестетики, а кулинарные тонкости остаются на последнем месте. И вообще, я считаю – не должны цены в Иркутске быть столь высоки. Нельзя платить деньги за простейшие продукты и обычное приготовление – но до этого здесь дойдут позже. Хорошие машины покупаем, в хорошие фитнес-клубы ходим, одеваемся в красивые шмотки – скоро и правильная кухня перестанет быть опцией. Прогресс и глобализацию нельзя остановить! 27 Про безопасность В чем цель посетителя ресторана? Возвращаемся к категориям поваров. Если клиент идет к повару первой категории, его цель – выжить. Второй – получить удовольствие. Третьей – стать участником шоу. Почему я все время говорю о продуктах – потому что вы кладете их себе в рот, вовнутрь себя любимого! Потому ем сам и советую другим питаться там, где безопасно и где можно получить удовольствие. К шоуменам ходить тоже рекомендую, но не для того, чтоб утолить голод. Всё, конечно, не съем, но понадкусываю много! 26

[close]

p. 15

“ Что такое «флэт хэд» — очень просто, это вероятность в заведении получить по лицу. Тема в Иркутске — да и в Москве неизжитая. Про Москву В целом в Москве очень высокий уровень кухни. Но ведь раз на раз не приходится, верно? В одном пафосном ресторане на Тверской гостям подают обычные пельмени «Дарья» под видом домашних – по 460 рублей за дюжину. При этом рассказывают байку, мол, есть специальный повар, он лепит пельмени уже 50 лет, потому они все одинаковые. Про Сибирь Я вообще сюда приехал, чтобы для себя какие-то мифы о Сибири развеять. Развеял. Байкал красивый, но Мексиканский залив теплее. Есть Листвянка, в которой полно народа и нет туалетов. Ангара – дно еще видно. Солнца много, девушки – красивее, чем в Москве и Киеве вместе взятые, но слегка отмороженные. А мужики иркутские напомнили мне флоридских, извини за грубость – пустобрехи, хотя не все, конечно! номорье. Канадские лобстеры, а не бретонские омары. Разница? Есть, уж поверь мне. Рыба – из Бостона, а не с Драгомиловского рынка Москвы, охлажденная. С заморозкой стараемся не связываться – разница во вкусе сразу ощущается. В замороженной – дегидрация, потеря влажности и вымывание вкуса при размораживании. В Иркутске омуль на рынке мороженый, а у меня морской черт из Франции летит – охлажденный. Хозяева ресторана действительно молодцы – доставка продуктов тут очень хорошо отлажена. У них целый закупочный департамент работает, который занимается пересылкой продуктов из Европы и США в Иркутск через Москву, та же рыба прилетает – лед в коробках не успевает растаять. Этой рыбе сутки, не больше. Иногда, конечно, бывают проблемы – неделю назад самолет с продуктами вместо Иркутска улетел в Улан-Удэ. Но ничего, нашли выход – послали туда машину. Я изначально хотел что-то типа гастрономического бутика, чтобы можно было продавать часть продуктов желающим. Получилось. Продаем. О дорогих блюдах Самое дорогое блюдо у нас – это австралийский охлажденный окунь барамунди, он стоит 350 рублей за 100 граммов. Московская его цена 410 рублей. Дороже – публика не поймет, да нам и не надо. Это большая рыба, ее берут на 4-5 человек. И последний раз люди, которые ее купили, вызвали меня в зал и аплодировали кухне стоя! Вообще – все положительные отзывы о моей работе я слышу в зале, а все отрицательные пишут на сайте obed.irk.ru… Про мажоров Есть такая категория граждан. Кто такие? Это когда деньги уже есть, а ума еще нет. Мажор – это новый «Прадо» с правым рулем. Если есть деньги на «Прадо», то купи левый руль. Таким обычно «гламуру» охота. Хорошие клиенты для многих ресторанов. Но – не для моего! «Стрижи» никогда не превратятся в «гламурятник для мажоров»! О деньгах Я когда сюда приехал, то в деньгах, возможно, и потерял. Были варианты – поехать в Торонто или пойти шефом в известный московский ресторан. Здесь не платят больше – но тема интересней и условия жизни лучше. Шикарная квартира, корпоративный транспорт, связь. Слава богу, я уже пережил тот возраст, когда надо было работать на двух работах, чтобы кормить семью. О вкусах иркутян Иркутск обожает баранину! И отличает нашу австралийскую ягнятину от новозеландской, съедает 400 устриц в неделю и 8 килограммов испанского сыра. Об омуле Его в «Стрижах» нет. И не будет до тех пор, пока я здесь или не найдется поставщик, гарантирующий качество товара. Кстати, так и напиши: кто решит вопрос с качеством, тот захватит с омулем московский ресторанный рынок. И озолотится. Серьезно. О продуктах Ну, тут у нас просто все самое лучшее. Буратта, молодой итальянский сыр, отбирала жена, она живет в Италии, – мы на нем ничего не зарабатываем, но все равно возим для ценителей. Иберийское мясо черных свиней и сыры эксклюзивно поставляются с рынка Барселоны моим другом Серегой, бывшим подполковником ФСБ. Пять видов устриц на сегодняшний день, разной жирности и вкуса, из одного региона – Средизем28 О недостатках в работе Маловат ресторанчик, на 44 места всего, потому и банкеты проводим не грандиозные, на каких я собаку съел, а камерные. И нет шанса научить местных поваров работе с большими объемами, а это дело интересное и прибыльное. 29 Иркутские Кулуары, № 7 Ура, мы ломим!

[close]

Comments

no comments yet