Иркутские Кулуары №7

 

Embed or link this publication

Description

Иркутские Кулуары №7

Popular Pages


p. 1

№ /октябрь/ 2008 7 Кто станет нашим губернатором. Где похоронили Барона. Есть ли жизнь в пробке. Мы эту сволочь победили! Вроде бы… За и против агломерации.

[close]

p. 2

содержание: А зовут его Дечебал, Повелитель даков. Вообще-то Дечебал Грирогуцэ композитор, но имя его навевает не только музыкальные ассоциации. стр. 8 А на самом деле... Цены на бензин, рост доходов, пенсии, затраты на ЖКХ, здравоохранение – все эти стороны нашей жизни окутаны мифами, которые пора развенчивать «Иркутские Кулуары» № 7, 2008 Издатель ООО «Продюсерский центр «Город» стр. Губернатора зовут Есиповский… Или Сокол? Узнаем совсем скоро. 42 стр. Кто такой Иван Миронов. Мы должны помнить и знать своих земляков, и пропагандировать героев, которых воспитала иркутская земля. 5 Бином Ньютона стр. 14 стр. Что такое выборное зазеркалье стр. 15 стр. 47 Как открывали очистные на БЦБК. А вот открывали ли? Почему тогда прессе не показали? Наверное, постеснялись. Наверное, зрелище не для слабонервных. Где похоронили Барона. Барон – это собака, а её могилка с помпезным надгробным камнем обнаружена на городском кладбище в Ангарске. Там, где хоронят людей. Такая история. Главный редактор Андрей Фомин Директор Светлана Переломова Коммерческий директор Сергей Беспалов Над выпуском работали: Инна Максименко, Анна Иоффе, Екатерина Анисимова, Артём Световостоков, Сергей Зиннер, Надежда Зайцева, Антон Романов, Виталий Семёнов и другие. стр. 53 Имиджевое фото Дом Фотографа, г. Иркутск, Тел.: 658-968 стр. 12 20 Насколько мы инертны… Политически. Наблюдатель Ассоциации в защиту прав избирателей «Голос» Александр Кынев делится свежими предвыборными впечатлениями. 16 Эрудит. Креатив, айдентити, бренд. Вы ещё не знаете, что это такое? Читайте Елену Палютину! А чего она дает, ваша агломерация!? Агломерация, что за фрукт такой? Взгляд изнутри. стр. 23 стр. Феникс ли Агнец. Человек с фамилией Толстой не может не писать. А если писать, то не может не философствовать. А если философствовать, то об альтернативном пути выживания человечества. Не больше. И не меньше. Дизайн Александр Пинкин Фото Александр Новиков, Александр Шудыкин стр. 59 Вёрстка Жанна Измайлова Обложка Картина фотохудожника Александра Шудыкина Агломерация не нужна только тем, кто… и так хорошо кормится. Что за фрукт такой, агломерация? Взгляд снаружи. стр. 26 стр. Неизвестный Рим. Столица Италии такая, какой разрешила себя сфотографировать. Юридическое сопровождение: Консалтинговое агентство «Большой Иркутск», Тел.: (3952) 27-18-62 (www.bigirk.ru) стр. Цена неизвестной победы. В результате эффективной траты бюджетных денег на профилактику наркомании, развитие спорта и поддержку общественных организаций, наркотическая ситуация в регионе стабилизировалась. В том смысле, что улучшилась. Если не сказать, что победа над ней произошла… 30 Хорошие новости. И, главное, никуда не спрячешься от хороших новостей. Значит, читаем! 36 Есть ли жизнь в пробке? О пробковых обоях, пробковых полах и пробковой жизни, вполне регулярной. стр. Интернет–поддержка сайт «Бабр.ру» (www. babr.ru) 72 Адрес нашей странички: http://babr.ru/kuluar Адрес: г. Иркутск, ул. Подгорная, 60 – 14 Тел.: (3952) 651-900 e-mail: irk-kuluary@ya.ru Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС 38-0284Р от 28 апреля 2008 года выдано Управлением Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охране культурного наследия по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу Тираж 5000 экз. Отпечатано в типографии ООО «Принт Лайн» Перепечатка текстов допускается только по согласованию с редакцией. Редакция не несёт ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях, а также информации о мероприятиях, предоставленной их организаторами. Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. стр. 34 66 стр. Иркутские клабберы или Как зажигает и прожигает молодёжь. И не только молодёжь. Это увлечение возрастными рамками не ограничено. Оно все-таки скоро подорожает! Что – оно? Жильё, конечно! То дешевеет, то дорожает – куда от этого денешься? Рынок-с! Саша и Свет. Фотохудожник Александр Шудыкин решил поймать свет. И зафиксировать его. И получилось у него! стр. 39  стр. 76 

[close]

p. 3

от редактора Здравствуйте! Сегодня я хочу с вами попрощаться. Надоело. Все надоело. В Законодательное собрание области идут преимущественно совсем не те люди, которые могли бы сделать что-то для меня и других нормальных людей. Туда идут, в основном, те, кто хочет расширить свой бизнес, найти контакты с правоохранительными органами или тупо «попилить бюджетное бабло». Мы тут с вами, уважаемые читатели, причем? Надоело и то, что, несмотря на все наши объяснения, нам продолжают задавать глупые вопросы. В первую очередь: «А кто за вами стоит?» А еще: «Ой, вы, наверное, не напечатаете – испугаетесь?» Доходит до того, что мы уговариваем наших авторов, гостей и экспертов быть искреннее и ярче в своих эмоциях и оценках происходящего, а они мнутся, жмутся и нередко смело выдавливают из себя: «Да! Кое-кто и кое-где у нас порой…» И быстро исчезают, натянув на голову капюшон и пригибаясь, как будто их обстреливают из пулемета. А еще надоело, что умные и богатые люди одобрительно хлопают по плечу и басят, что такой журнал, как «Иркутские Кулуары» обязательно должен быть – он выполняет важную социальную и информационную миссию, он просвещает людей. И что они, умные и богатые обязательно помогут выживанию журнала: напишут чего-нибудь выдающееся и значимое или, на худой конец, денег дадут… Но денег на самом деле они не дают и не пишут ничего. Совсем ничего. Все приходится делать нам самим. Но главное – надоело работать. Хочется в отпуск хотя бы недели на две-три. Можно мы всей редакцией уйдем в отпуск? Уйдем, чтобы выспаться, отдохнуть и… вернуться в строй – примерно в начале-середине ноября. Можно? Говорящие имена А зовут его Дечебал, Предводитель даков Однажды мы уже встречались. Было это лет 7 назад на записи программы «Новый день» областного телевидения. И хорошо, что на записи, а не в прямом эфире. Потому что, представляя своего гостя, я сказала что-то типа: «В нашей студии Децебал Григорудзе», а, может, назвала его и Деценбалом. А, возможно, Дечибелом – сейчас уже точно не помню, как. Зато помню, что Дечебал поправил меня очень мягко и вроде даже не обиделся. Потом он рассказывал о творчестве, играл на красном студийном рояле свои произведения. С тех пор я чётко запомнила, как зовут этого молодого иркутского композитора. А недавно захожу к нему на сайт – интересный сайт, кстати, http://deci.ru, и понимаю: Дечебал – человек с хорошим чувством юмора. Потому что на главной странице сайта – список вариантов его же собственных имени и фамилии в исполнении иркутских журналистов. Есть там Дечебел и Дэчеб, Дечебол и Децибел, Дегебал и Цеденбал, Чедеба, Дочабал и даже Даничел. Не менее заковыристой оказалась фамилия: Григорука, Григоруцев, Григорица, Григоруша, Григоруцио. Один мастер пера выразился так: композитор Григорий Дечебал. Всё же до чего изобретателен наш брат-журналист! Отец Дечебала, румын по происхождению, приехал в Иркутск в начале 60-х годов работать в нашем Академгородке. Это он дал своему сыну такое необычное Иркутские Кулуары, № 7 Фото: Дом Фотографа, г. Иркутск гость номера: – А в гости мы пригласили Татьяну Амосову, декана прокурорско-следственного факультета Иркутского юридического института Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Здравствуй, Таня! – Привет! – Что тебе нравится в нашем журнале? – Мне нравится, что ваш журнал имеет своё лицо. Он содержательный. Правда, содержательных много чтив. «Эсквайр» – содержательный. «Космополитен» – тоже. – То есть, ты читаешь и «Эсквайр» и «Космополитен»? – Их тоже. Но у вас главное – это уважение к читателю, доверие к нему, что делает журнал респектабельным, достойным. У вас нет желтизны, и, в то же время, нет претензий на элитарность, мол, все — дураки, а мы такие отдельные, все «в белом». Ведь в нашем обществе катастрофически не хватает уважения к окружающим. Вы в этом смысле верной дорогой идёте, товарищи, и ничего никому не навязываете, за что – отдельное спасибо!  

[close]

p. 4

для сибирского уха имя. Дечебал лось аккомпанировать на тан- что ты – голос в этой партиту(Decebal, Decebalius) – талантли- цах, работать Дедом Морозом ре. Всего лишь голос, который вый полководец, объединивший и Снеговичком на ёлках, играть должен играть свою партию, а под своим началом разрознен- на блокфлейте в метро. Сейчас, не то, что иногда хочется. Потоные племена даков, стоял у исто- правда, Дечебал вспоминает то му что хочется много всего, но ков прарумынской государствен- время с благодарностью. Настоя- если каждый в оркестре начнёт ности. При нём Дакия пережила щая школа жизни! Мужчина дол- играть то, что хочется ему, выйпору своего могущества. Dece, жен встречаться с трудностями. дет какофония. И когда до тебя доходит, что высший Дирижёр, значит, Дакия (Дачиа, по-румын- Иначе откуда взяться мужеству? ски) и bal (Бал, Ваал) – госпо– Когда говорят: жизнь та- высший Композитор – мудрый, дин, хозяин. Вот и посмотрим, кая, время такое, деньги нужны Он даёт тебе именно то, что тебе насколько наш, иркутский, Дече- – не хватает, все равнодушные, больше всего подходит, лучше бал соответствует своему коро- я с этим не соглашаюсь. Пото- всего у тебя получается – такое левскому имени. му что время творим мы. И если ощущаешь счастье! Тогда всё на – Отец называл меня Дечи ты хороший человек, то вокруг места становится. Дечебал Григоруцэ – один и говорил со мной только по- тебя люди хорошие. Это ещё Серумынски. Я, честно говоря, до рафим Саровский сказал: «Стя- из пяти иркутских композитопоры до времени даже не подоз- жай дух мирный и тысячи вок- ров, которые являются членами Союза композиторов ревал, что он знает России. У него разная какой-то ещё язык. И музыка – симфоническрайне был удивлён, кая, оперная, вокалькогда услышал, что с ная, камерная, элекмамой-то он говорит тронная, музыка для по-русски! Вот благодефиле. В ночных клударя отцу у меня два бах Иркутска девушки родных языка – русиз немодельного агентский и румынский. ства «Нэт» (ИРГТУ) Отец очень любил дефилировали под свою родину, тоскокомпозицию «Цвевал по ней. Я тоже та Байкала», ремикс свою родину очень «Красная Шапочка», люблю. Я родился в «Блондинка». Одно Иркутске, учился в музыкальной школе В этом фрагменте партитуры «Пасхальной мессы» 14 время в ночных клубах его музыка звучала № 2, это на управле- строк, в партитуре Мироздания – миллиарды. чаще, чем в филармонии ГЭС, потом в музыкальном училище, потом была руг тебя спасутся». Всё зависит нии. Парадокс! При этом Дечебал Гнесинка – музыке я учился в об- от того, какой у тебя дух, какой пишет и духовные произведения. щей сложности 23 года. И до сих стержень внутри. Самое инте- «Пасхальная месса до-минор» попор продолжаю её познавать, ресное, что и обстоятельства могла после московского кризиса потому что чем выше поднима- складываются, и люди, которые возродиться в нём композитору. ешься, тем шире горизонты. нужны, приходят. Если смотреть Недавно в органном зале отзвуДечебал, как многие молодые на жизнь с позиции музыканта, чали его «Пассионы», традицииркутяне, уезжал в Москву и пы- она очень напоминает грандиоз- онный жанр духовной музыки, тался прикрепиться к её корневой ную симфоническую партитуру, который наш композитор оживил системе. На его сайте это время в которой не 20-30, а миллиарды авторским подходом, вышел диск. названо «Провал в памяти» и по- строчек – постичь невозможно! Есть сочинения жизнерадостные. мечено чёрной полосой. Музыка Но когда берёшься расшифро- «Трио в румынском стиле» – пров то время не рождалась – надо вывать, изучать какой-нибудь изведение для трубы, контрабабыло тупо выживать. В Москве малый кусочек этого глобаль- са и фортепиано – композиция ведь не требуются композиторы! ного полотна, то видишь между весёлая, с музыкальными ляпами. Там нужны менеджеры по про- строчками, нотами удивитель- «Романтическая симфония» была дажам, кладовщики, бухгалтеры, ные связи, гармонию. Поража- переоркестрована, переименована программисты. Вот и приходи- ешься красоте и понимаешь, в «Весеннюю музыку» и благопо Иркутские Кулуары, № 7 Говорящие имена лучно прозвучала в филармонии в 2003 году. А вот симфоническая фантазия «Сальери», написанная под впечатлением фильма Милоша Формана «Амадей» и музыки Альфреда Шнитке, никогда не звучала от начала до конца. Видимо, судьба у неё такая. Сюита открытого типа «Музыкальные портреты» начата Дечебалом ещё в школе, и до сих пор находится в работе, потому что люди, с которых портреты эти пишутся, встречались композитору, встречаются и будут ещё встречаться. В квинтете «Дон Гуан» для двух кларнетов, скрипки, альта и фортепиано 4 части: «История Дон Гуана», «Серенада Дон Гуана», «Демоны Дон Гуана» и «Ангелы Дон Гуана». – Часть про демонов самая короткая, но я писал её дольше, чем все остальные вместе взятые. Тяжело давалась. Я слушал тогда группу «Mekong delta». Бесноватый, даже местами атональный рок, такое у меня происходило «погружение». И получился классический «Дон Гуан» в роковой эстетике, хотя играют там вполне традиционные инструменты. Вообще, многие фишечки, характерные для битовой музыки, в симфоническом контексте начинают звучать очень свежо. Сейчас это дух времени – всё представлять в неожиданных ракурсах. Мне нравится не эклектика, а синтез. Когда не просто смешано, как в винегрете, а раз – и срастается, и получается что-то совершенно новое. Но это надо компоненты грамотно подобрать. Здесь в Дечебале заговорил повар. Компоненты подобрать, смешать в правильной пропорции. Всё это ему знакомо: поваром он тоже успел поработать – в армии. Правда, тогда постижение тонкостей поварского искусства сводилось к изучению теории и разгрузке вагонов. Что ж, это  Иркутские Кулуары, № 7 Пражский орган, за которым – было время – играл и Моцарт тоже должен уметь делать любой нормальный повар. Так же, впрочем, как и композитор. – Люди очень радуются, когда музыканты занимаются тяжёлым физическим трудом. Любят говорить: «Это вам не на пианинах играть!» И в армии я чуть было не стал аккумуляторщиком в танковой бригаде. Ничего другого не предвиделось, потому что играть я умел тогда только на «пианинах», а в части был только духовой оркестр. Правда, из него ушёл на дембель тромбонист... «» Прощание славянки» на тромбоне я смог исполнить уже через неделю после начала самостоятельных занятий. Правда, фальшиво и неуверенно. Но смог! И меня взяли в оркестр! Для начала дали... тарелки, звонкие, блестящие – ударный инструмент. Вот так и объединились две мои основные специальности – музыкант и повар – в армейском духовом оркестре. Через месяц я уже уверенно играл и на тромбоне. Потом, когда старшее поколение уволилось, ушёл басисит, я «вырос» в звании – стал играть на басе, по-другому его называют «туба». Наверное, это и есть практика. Ведь композитор-симфонист должен знать не понаслышке, как звучат те или иные инструменты, каким образом из них извлекается звук. Хотя знать-то он может, и даже писать симфонические произведения ему никто не запретит. Только кто их будет слушать, если продолжительность той же Пасхальной мессы – один час десять минут? Отдельные ценители? – Композитор ведь пишет потому, что внутренняя потребность у него такая, которая диктует, что нужно делать. Как в Ведах: делай, что должен, и будь что будет. А потом, я общаюсь сейчас со многими студентами, они образованные, творческие ребята. Настоящее золотое поколение – не мажоры, а действительно интеллектуальные и духовные люди. И убеждаюсь, что сегодня востребованы не только клипы, и не только комиксы. Людей интересуют и серьёзные произведения, и жизнь в разных её проявлениях. А мне подумалось, что имя Дечебал сходно со словом «цимбалы». Этот инструмент – непременный участник румынского народного оркестра, который способен довольно эффектно солировать. Дечебал – цимбалы. Цимбалы – Дечебал. Правда, похоже? Светлана Переломова Говорящие имена

[close]

p. 5

Слухи – страшное дело! Но любопытное. В прямом смысле любопытное – для любопытных. Поэтому мы не могли пройти мимо главных слухов политического закулисья… Итак, Есиповский – наш губернатор! Или наш губернатор – Сокол? Представляю, как МакКейн и Обама нервно курят в стороне. Куда там хваленой американской демократии до того разгула страстей, которые мы можем наблюдать в борьбе за пост губернатора Иркутской области. Есиповский и Сокол – внесены, но пока не утверждены на пост губернатора области. А народ волнуется! Разница в возрасте у наших орлов-соколов вроде небольшая – всего десять лет, но зато какие это были годы! Пока студент Сергей Сокол зубрил премудрости науки в МГИМО, Игорь Есиповский уже был депутатом Совета Фрунзенского района Москвы. И работал он ни много, ни мало на самогО сАмого известного «сидельца» страны Михаила Ходорковского. Чуть позже оба пошли «служить России»: один – в посольство Российской Федерации в Эквадоре, второй – в некий фонд социального развития «Возрождение». Правда, вскоре жизнь обоих круто изменилась. Есиповский на долгие восемь лет оказался «авиатором», Сокол на примерно такое же количество зим – норникелевцем-газовиком. Есиповский бизнес-карьеру не бросал аж до 2007 года, дослужившись до поста главы «АвтоВАЗа». Сокол же с 2002 года работал в системе исполнительной власти в Красноярском крае. На одном, впрочем, посту – заместителя губернатора. Игорю Есиповскому приписывают умение хорошо планировать деятельность вверенного ему предприятия, Сергею Соколу – блестящие переговорные способности. Думается, что после Александра Тишанина нам не помешало бы ни то, ни другое. Оба претендента слывут людьми грамотными – в смысле того, что хорошо понимают, как работает современная политическая система, и что в ее рамках можно сделать для населения области. Но… проверить достоинства претендентов до их утверждения, к сожалению, нельзя. Игорь Есиповский «прославился» на своем самом главном бизнес-посту – главы АвтоВАЗа. Именно там возник конфликт: вроде бы Есиповский слишком активно принялся перекраивать дилерскую сеть завода в пользу фирмы, в которой были интересы его собственного брата. И еще активно обсуждали обыватели, что он стал первым руководителем компании, который ездил не на «Жигулях», а на «Круизере». Сокол же собирал скандалы другого уровня. Его красноярские враги в основном муссировали тему его женитьбы (невеста одновременно была сильно молода и красива), тему слишком веселого образа жизни и тему якобы имевших место быть разладов с Александром Хлопониным. Если бы политическая система в нашей стране не имела «загогулин», то уже сейчас лично я бы сказал: следующим губернатором области станет Сергей Михайлович. Судите сами. Три номинации на пост губернатора: на Алтае, в Туве и Читинской области. Пост вице-губернатора Красноярского края. Папа кандидата, утверждают, «тянул лямку» вместе с полпредом в Сибирской федеральном округе г-ном Квашниным. Сам молод, активен, почти горяч. Именно ему доверено провести в Законодательное Собрание области основную партию власти. Да и скрытые признаки налицо. Где еще заместитель формирует администрацию из своих, а не губернаторских кадров? Где еще структура нового правительства копирует правительство Красноярского края, а не Самарской области, например? Нигде. На мой взгляд, Игорю Есиповскому в данной гонке «ничего не светит». Ну, подумаешь, по городу развешаны плакаты!? На заборе иногда и не такое пишут. Опять же плакатики эти напечатаны где? Правильно, в Красноярске, в вотчине Сергея Сокола. И вообще, этот пост для Игоря Есиповского всего второй политический пост в жизни. Не считать же образцом политической карьеры пост депутата Государственной Думы, полученный по партийному списку «Единой России» в Амурской области!? Зато у Есиповского имеется козырь, который может решить все: глава «Рособоронэкспорта» Сергей Чемезов. Поэтому вполне достоверно, что в последние месяц-два именно Игорь Эдуардович принимал наиболее важные решения в регионе. В политической тусовке, например, ходит такой слух. Мол, некий банкир собрался стать депутатом ЗС от одной партии. И уже даже договорился о месте в партийном списке со всеми, с кем нужно, в том числе якобы с Соколом. Но… Есиповский переделал список таким образом, что вышеуказанный банкир, и еще некоторое количество «уважаемых людей» остались вообще без перспектив какой-либо политической карьеры. И Соколу пришлось просто взять то, что дали в списке, и повести это нечто на выборы. Или есть еще более занятный и показательный момент. Наберите в поисковике портала областной администрации области словосочетание «Сергей Сокол». Первые пять ссылок, которые выдаст поисковик начнутся со слов «Игорь Есиповский». Данные и о Соколе, и о другом первом заместителе губернатора – Юрии Параничеве – с портала удалены. Случайность? Или прямой намек? Фаворит Биографии или ТТХ Претендент Достоинства Подводные течения. Скандалы Сергей Беспалов Слушай, товарищ!  

[close]

p. 6

10 11

[close]

p. 7

Кто таков? Во многих властных коридорах Прингарья до сих ходят разговоры о том, что третья кандидатура на пост губернатора Иркутской области появиться может. В принципе, так сказать, теоретически, исходя уже из теории вероятности. И практически все разговорщики (или разговоруны?) сходятся во мнении: если это случится, то ею – кандидатурой – станет Иван Миронов. Он и только он. Мы попытались выяснить, а кто это, собственно, такой… «без страха и упрёка»… не красит его, пожалуй, лишь сударевым человеком» в Иркутск, но он якобы отистория с вазовскими забастовщиками». При этом казался. И в итоге ВРИО губернатора был назначен издание приводит слова профсоюзного активиста Игорь Есиповский… тоже бывший автовазовец. Петра Золотарева, который упрекает Миронова в Несмотря на богатую событиями карьерную том, что тот якобы обманом погасил на предприятии историю последних четырех лет, Иван Миронов пламя народного бунта. Интересно, как еще мог пос- наверняка остается, прежде всего, силовиком, кототупить директор по безопасности?! рый, как сказано в его официальной биографии, «с На посту зампреда правительства Самарской об- сентября 1974 года по апрель 2004 года проходил ласти, судя по публикациям на правительственном службу в различных подразделениях КГБ СССР и сайте, Миронов только и делал, что защищал самар- ФСБ России». Самая высокая должность, которую цев от наркоторговцев, пожаров и падающих с крыш он занимал, будучи генерал-лейтенантом – начальсосулек. Но, быть может, просто правительственный ник Оперативно-розыскного управления ФСБ при сайт недостаточно информирован? Службе по защите конституционного строя и борьбе В кулуарах Самарской областной власти живо с терроризмом (СЗКСиБТ) центрального аппарата обсуждалось то, что Иван Миронов поставлен не- ФСБ. Его управление ловило террористов, расследоким наблюдателем за губернатором Владимиром вало политические покушения и заказные убийства Артяковым от Сергея Чемезова, главы «Ростехно- при Путине-директоре ФСБ и при Путине-президенлогий». Об этом в частности говорил в одном из те. И судя по всему, делало это своих интервью предсе«на отлично» – если принидатель самарского ремать во внимание, что Ивана гионального отделения Кузьмича наградили орденом партии «Яблоко» Игорь Мужества и несколькими меЕрмоленко. далями. Неудивительно, что Сергей Викторович после ухода из органов и Иван Кузьмич дейсему поручали либо обествительно давние знапечение общественной бекомые. Последний окозопасности, либо взаимоло двух лет занимал действие с органами госудолжность директора дарственной власти. Ба, знакомые все лица. по особым поручеВ Самаре сейчас у Третий слева в первом ряду – Миронов ниям госкорпорации Миронова все хорошо: он «Рособоронэкспорт». делает вполне успешную Но мало ли кто с кем карьеру: плавно и уверензнаком или не знаком? Гораздо интереснее, что год но продвигаясь вперед, точнее, вверх. Недавно его назад Чемезов и Миронов одновременно – в рамках ввели в состав политсовета Самарского региональпразднования 70-летия Иркутской области – были ного отделения «Единой России» и даже чуть не удостоены звания «Почётный гражданин Иркутс- назначили, по утверждению местных экспертов, кой области». И награждены «за деятельность, спо- руководителем этого отделения. Губернатор Артясобствующую развитию Иркутской области и повы- ков на него чуть не молится, а сам Иван Кузьмич шению её авторитета в России и за рубежом». настолько полюбился самарцам, что его назначили А еще важен такой нюанс. Как известно, Са- главой Попечительского совета футбольного клуба марская область считается опорным регионом для «Крылья Советов», являющегося гордостью и фла«Ростехнологий», недаром ее правительство сфор- гом самарского спорта. мировано выходцами из «АвтоВАЗа» или «РособоТо есть вряд ли Миронову пришлась бы по душе ронэкспорта», а иногда одновременно выходцами и идея возвращения в регион, который считается боиз «АвтоВАЗа», и из «Рособоронэкспорта» – как в лее проблемным, чем Самарская область. Другое случае с Артяковым и Мироновым. Считается, что дело, если это понадобилось бы «на верху». С обесИркутская область тоже входит в сферу непосредс- печением управляемости нашей области Миронов, твенных интересов чемезовцев. Поэтому имя Миро- пожалуй, справился бы эффективнее, чем, допустим, нова, допустим, активно фигурировало в числе про- Сокол или даже Есиповский. Но чем Москве может чих кандидатур на губернаторский пост уже в тот не нравиться наша управляемость? Если уж мы тут момент, когда Александр Тишанин подал в отставку. неуправляемы, то я тогда… губернатор! Ходили даже слухи, что на высшем административном уровне Миронова уговаривали (!) поехать «гоГлеб Суржиков 13 Иркутские Кулуары, № 7 Кто таков? Кто такой Иван Миронов – Мы должны помнить и знать своих земляков и пропагандировать своих героев, которых воспитала иркутская земля, – произнося эту речь, председатель Законодательного собрания Иркутской области Виктор Круглов явно был в приподнятом настроении. – Мы должны использовать потенциал наших земляков в Москве для того, чтобы откровенно лоббировать наши интересы. Мы должны правильно готовить документы и потом на фоне грамотно подготовленных документов продвигать те или иные проекты, и добиваться тех или иных денег. В этот день, 26 сентября 2006 года, Виктор Кузьмич как раз и встречался с известными земляками, то бишь иркутянами, взлетевшими до космических высот в прямом и переносном смысле этого слова: летчиком-космонавтом Борисом Волыновым, профессором культурологии Антониной ПерекальскойНевзоровой, и генерал-лейтенантом запаса ФСБ, занимавшим тогда пост исполнительного директора «Рособоронэкспорта» Иваном Мироновым. Депутаты чествовали иркутских москвичей в столице Восточной Сибири. А земляки отвечали им готовностью помогать области решать необходимые задачи в столице. – Основная цель – как-то найти варианты сближения интересов членов Иркутского землячества «Байкал» в Москве непосредственно с представителями официальных властей, общественных организаций на территории области, – обнадеживал тогда руководитель землячества Иван Миронов. И производил впечатление «своего парня» для иркутян… Хорошее, сильное впечатление, чего греха таить! А родился Иван Кузьмич Миронов в 1952 году в Красноярском крае. Биографически с Приангарьем его связывает лишь учеба в Иркутском государственном университете. Сейчас Миронов занимает пост заместителя председателя правительства, руководителя департамента по взаимодействию с органами государственной власти и органами местного самоуправления в обеспечении общественной безопасности Самарской области, куда перешел год назад с позиции директора по безопасности на «АвтоВАЗе». Как сообщает газета «МК в Тольятти», Иван Миронов «имеет кристально чистую биографию Иван Миронов. 12 Иркутские Кулуары, № 7

[close]

p. 8

А и давненько мы не давали советов! Нам их дают буквально через два наших шага на третий, а мы что – не моги? Так что милости просим: даем советы… самим профессиональным советчикам. Политологам – обученным, необученным и откровенно случайным, то есть трепачам. Берите, братцы, наши советы и пользуйтесь на здоровье! Мы не могли не опубликовать этот материал. Его написал уважаемый нами человек, и это раз. Его мнение по многим параметрам совпадает с точкой зрения редакции – и это два. А еще нам нравится, что это искренняя позиция, прямая, честная. И это три, четыре, восемь. Пишите нам такие письма и высказывайтесь так! Бином Ньютона Что это такое на самом деле, никто из гуманитариев точно не знает. Неточно, впрочем, то же самое – не знает никто… Только изредка выразится гуманитарий этак снисходительно: «Тоже мне, дескать, бином…» Приблизительно с подобным же очаровательным апломбом интеллектуальные силы Иркутска… Ох, рука опережает мозг! Ну, разве можно так говорить – «интеллектуальные силы»!? Это уже что-то из пассажей типа «суверенная демократия» или там «побуждение к примирению» или, прости Господи, «не врать и не бояться». Так вот, насчет бинома – в среде продвинутых политологов областного масштаба на ведущие позиции вышла дискуссия на предмет того, кто же, в конце концов, станет нашим новым губернатором. К большому сожалению, стратегический маневр на полигоне фантазий нынче здорово ограничен. Куда как веселее было несколько лет назад, когда фамилию Тишанин хорошо знали только в суровых коллективах машинистов и сцепщиков вагонов, а в списках кандидатов ходило просто агромадное количество персонажей, начиная с теперешнего иркутского мэра и заканчивая чуть ли не Борисом Березовским… Вообще говоря, политический прогноз – дело чрезвычайно благодарное, хотя зачастую и весьма трудоемкое. Если, к примеру, делать около тысячи политических прогнозов в неделю – а это возможно, давайте не будем хулить работоспособность обитателей Интернета и курилок! – то штук пять непременно сбудутся. И таким манером можно прослыть достаточно матерым прогнозистом. Важно только – даю совет и бесплатный – в конце каждого пророчества не забывать добавлять: «Поживем – увидим!» И многозначительно вздыхать. Ситуация с перспективой назначения нового губернатора довольно элементарная, но в то же время тяжелая: «представлены», так сказать, две кандидатуры, и вот, пробуй тут рассекать интеллектуальное пространство резцом своей воли, пробуй тут растекаться мыслью в поисках доводов за предпочтительность… И ведь надо еще поставить себя на место того, кто, в конце концов, должен «предпочесть»! Это уже, согласитесь, того…даже на уровне воображения… Таким образом, режим полетов аналитических мозговых аппаратов сведен буквально до обидного «взлет – посадка». И никаких тебе «кобр Пугачева», никаких то есть фигур высшего пилотажа. Или как вариант: никакого расколбаса. С чувством острого разочарования и некоторой обиды политспецы вынуждены внимательно исследовать периодические издания в поисках фраз и словосочетаний, оброненных кандидатами. Словосочетания необходимо переоценить в форматах – «как к этому отнесутся наверху», «специально ли это было сказано» и «кто это прочитал». На основании этой унылой деятельности можно поставить галку напротив одной из фамилий. В общем – микроскопом, да по гвоздю! Вычислив, что один из претендентов уже три раза безуспешно баллотировался на должность в различных окраинных субъектах необъятной федерации, аналитики пытаются присвоить знак плюс или же минус этому вопиющему факту. А есть ли это хорошо? А добавляет ли это шансов? И сколько, дескать, можно соискателя мурыжить? А обнаружив историю о том, что другой кандидат, будучи гендиректором АвтоВАЗа, первым (из гендиректоров, разумеется) пересел с «Жигулей» на империалистический «Круизер», можно поразмышлять о нынешнем отношении «главных» к «поклонению западным ценностям». Западные ценности у нас нынче не сильно модные. Кушать их, шлепать по их клавишам и кататься на них с мигалками – следует. Но при этом нужно их не одобрять, а желательнее – проклинать. Крутанув в голове такой безумный расклад, аналитик вполне себе должен поставить указанному кандидату жирный знак минус. Уже ощущается невеселый аромат дома (кто был – знает, о чем речь) для душевно нездоровых… Что поделать: Интернет – дикая паутина, мухи сознания в ней путаются! Щелкнет, к примеру, пытливый политолог в поисковике на слове «Сокол», а поисковик ему и выдает сперва пять «Есиповских». Неизбежно рождается версия о злокозненном завладении одним из претендентов ресурсами сети, преступном сговоре с кем-то из «серых кардиналов» Вселенной и вообще об «административном ресурсе». Хорошо еще порассуждать на тему «кто крепче хозяйственник, а кто лучше организатор», при этом создается впечатление, что два эти понятия – взаимоисключающие… Трудно быть аналитиком, трудно. Но интересно! В целом получается дивная картина: люди, которые много читали, много знают и, что характерно, умеют полученные знания демонстрировать занимаются чем-то, воля ваша, непонятным. Грустно даже не то, что такой человеческий материал идет не на большое красивое дело, хотя таких людей вообще осталось – по пальцам перечесть. Грустно то, что энергия и напор большинства из них остаются неоплаченными. Ведь если платят, то очень, наверное, мало. Тут сколько ни заплати, эквивалента душевным затратам не будет… Обычным горожанам, куда менее подкованным – а то и вовсе не подкованным! – к в вопросах политической интриги и ангажемента, проще. Ой, проще! Вступил я тут на днях в активный диалог с одним вахтером, поднаторевшим в обсуждениях актуальных тем. – Как думаешь, кто губером будет? – спросил его. – ? – ответил он. – Я к тому, что наш, местный, лучше был бы … – Так и эти тоже не с Юпитера, вроде. – Наш-то все-таки с пониманием, нужды знает же? – Так ведь был уже «наш-то», да и не один. – А нам бы такого, который в трамваях ездил бы… – Дак нету, наверное, уже таких-то! – А может, где есть? Выборное Зазеркалье Предвыборный период – время довольно странное, вызывающее у части общества некоторое искривление мироощущения. Подобное такому, которое в одном литературном произведении испытала Алиса, погнавшись за белым кроликом в цилиндре и с хронометром. На выборах гоняются просто за симпатиями избирателей, испытывая во время гонки пьянящий прилив адреналина. «Так кто же в Иркутской области теперь будет губернатор?» - этот странный вопрос звучит с завидной регулярностью. Не могут некоторые политические силы смириться с очевидными фактами, вот и стараются этими повторениями создать ощущения безвременья. Приставка ВРИО, пока номинально стоящая перед должностью Игоря Есиповского, смущает умы, смущает. Между тем, слухи – инструмент крайне неточного наведения. Чего стоил, например, слух, загулявший по политическим закоулкам вместе с появлением губернатора Тишанина – о том, что он состоит в родственных отношениях одновременно с Владимиром Путиным и почему-то с чеченской мафией. Нынешние слухи о якобы существующих «других кандидатах» на губернаторский пост в Иркутской области, помимо Игоря Есиповского – того же разлива. Хотя бы потому, что ни одной реальной альтернативной фамилии в кулуарах власти не звучит. Кроме совсем уж диких вариантов – что, мол, президент Медведев вместо Есиповского пришлет в Иркутскую область самого Владимира Жириновского, который возглавляет список ЛДПР , да к тому же давно заслужил почетную и спокойную пенсию. И фамилии других кандидатов не звучат по банальной причине – нет в области политика сомасштабного Есиповскому. Нет человека, который был бы готов взять на себя ответственность за Иркутскую область и обеспечить ее логичное и последовательное движение вперед. Есть другие персоналии на политической арене, пытающиеся лавировать между интересами разных иркутских политических кланов, одновременно соблюдая интересы крупного бизнеса и стараясь не забывать свои собственные. Излишне говорить, что, пытаясь удержать в голове так много векторов движения, двигаться куда бы то ни было – нереально. В лучшем случае, способны такие кандидаты бултыхаться на поверхности политической жизни. Причем бултыхание это производит довольно беспомощное и комичное впечатление. Особенность нашей области в том, что единственная жизнеспособная команда, которая сумела выдвинуть кандидатуру губернатора, это партия «Единая Россия». Что, конечно, вызывает определенное раздражение «справедливороссов», коммунистов и всех остальных, включая даже представителей партии «Зеленые». Кандидатура Есиповского уже представлена Президенту полпредом в Сибирском Федеральном округе Анатолием Квашниным. В Москве ни у кого нет сомнений, что именно эта кандидатура будет предложена президентом на утверждение новому составу Законодательного собрания области, сразу же, как только определятся очертания регионального парламента. Можно, конечно, рассмотреть гипотезу о том, что новый состав депутатов ЗС наотрез отказывается утверждать Есиповского и отдает предпочтение другому кандидату (ха-ха-ха! – прим. ред.). Но, во-первых, другой кандидат – нынешний первый заместитель Игоря Есиповского – также оказывается человеком команды «Единой России». Во-вторых, даже такая возможность необъективна, призрачна. Электоральные позиции «единороссов» несравнимы сегодня с позициями их ближайших оппонентов: КПРФ и «Справедливой России». Будем реалистами, вопрос даже не стоит так: получит ли «Единая Россия» большинство в Заксобрании. Вопрос звучит иначе: насколько это большинство будет убедительным? А что касается костяка депутатского корпуса, который с большой вероятностью окажется и в новом созыве, за него председатель ЗС Виктор Круглов выразился однозначно: «Сегодня, с приходом новой исполнительной власти, с приходом Игоря Есиповского к руководству Иркутской областью, ситуация во взаимоотношениях законодательной и исполнительной власти полностью нормализовалась». Таким образом, вырисовывается парадигма. На федеральном уровне мы имеем партийного президента Дмитрия Медведева. На региональном уровне логичным продолжением этой линии будет партийный губернатор Игорь Есиповский. Вполне естественно, что партия, имеющая большинство на всех избираемых уровнях, проводит свою последовательную кадровую политику. Кандидатура Игоря Есиповского – не только компромиссная для всех течений в иркутской политической жизни, потому что, не входя ни в одну местную «конфессию» и «концессию», он является, по существу, фигурой консолидирующей. Играют на нас и связи нового губернатора на федеральном уровне. Нет ни одного повода сомневаться в легитимности губернаторства Есиповского. Приставка ВРИО, судя по всему, в ближайшее время отпадет, как избыточная деталь. Так почему же всплывает вопрос о том, «кто у нас губернатор»? Причин видится две. Первая: скорее всего, не будь выборов, не возникло бы и вопроса. А под выборы да… хорошую закуску – почему бы и не поговорить, зарабатывая дутые политические очки на теме, которая в действительности не стоит выеденного яйца!? Вторая же причина представляется чисто бытовой или, если хотите, психологической: обычно разговоры на тему «Кто в доме хозяин?» заводят люди, не способные хозяйничать ни в одной сфере жизни. Обычная человеческая слабость. Максим Семин Дважды два Екатерина Темнова Дважды два 14 15 Иркутские Кулуары, № 7

[close]

p. 9

Отвечаю! Когда нам сказали, что Александра Кынева вряд ли где покажут и процитируют в Иркутской области, куда он приехал в качестве не только ведущего эксперта Международного института гуманитарно-политических исследований, но и наблюдателя Ассоциации в защиту прав избирателей «Голос», мы сразу решили: нашему журналу это подойдет! И самому Кыневу наш журнал подошел. Александр Владимирович считает, что он уникален – нигде в провинции сейчас нет подобных журналов. Вот так! Александр, а вот наблюдатели что делают чаще: подсматривают или подслушивают? – Не знаю, не знаю… Я приехал и посмотреть, как ведётся предвыборная кампания, и послушать непосредственных её участников. Ведь большинство так называемых аналитиков сами-то никуда не ездят. Просто одни аналитики берут информацию у других, а те у третьих, происходит круговорот информации в природе. Я в России много где бывал, а вот в Иркутске, к моему глубокому сожалению, впервые. Хотя знаю отсюда массу людей. Приличных, надеюсь? – Я тоже надеюсь. Хотя для политического аналитика это неважно. Желательно просто, чтобы ты лично знал их: и приличных, и, возможно, не очень приличных людей. Что Вы до приезда сюда знали о политической ситуации в Иркутской области? Чем она выделяется? – На мой взгляд, Иркутская область всегда была и пока остаётся одним из наиболее конкурентных российских регионов. Как бы кому-то здесь ни казалось иначе. Если смотреть среднюю температуру по палате по России и смотреть, какая ситуация в Иркутске, здесь, на мой взгляд, конкуренции больше было, больше сегодня и больше будет завтра. В этом смысле регион очень сложен. На это накладывается специфика сибирского характера, потому что Сибирь всегда была куда свободнее, чем средняя российская глубинка: здесь не было крепостного права, это территория политических ссыльных. На глубокие исторические корни накладывается экономическая ситуация. С трудом, например, могу вспомнить регион, где было бы представлено такое количес17 Иркутские Кулуары, № 7 тво федеральных финансовопромышленных групп, как у вас. Причем для каждой из этих ФПГ Иркутская область – регион не второстепенный, а базовый. Это взрывоопасный коктейль. А вы в курсе, что наш регион при таком патологическом свободомыслии регулярно хорошо голосует за коммунистов и ЛДПР? – А кто сказал, что это является признаком несвободомыслия? Протестные настроения – это в некотором смысле плевание против ветра, только природа его разная. У нас есть бывший «красный пояс» в центре страны. Есть специфика российского Дальнего Востока и севера Европейской России, где протестные настроения носили некоммунистический характер в силу того, что это территория ГУЛАГа, и в середине 90-х здесь лидировала ЛДПР. Есть юг Сибири, где предпочитали аграриев как вариант умеренного протеста. По-моему, свободомыслие Иркутска как раз заключается в том, что никто тотально не доминирует. Здесь сильные позиции у коммунистов, ЛДПР, когда-то у СПС и у «Яблока». Это регион, где расцветают все цветы. Сейчас у нас одна из модных политических «фишечек» трактуется так: Иркутскую область якобы отпустили от административного влияния и надзора. Якобы кто-то в Москве хочет, не влияя на результаты выборов, посмотреть, а каков реальный расклад сил в среднем по многим показателям регионе. – Я не вижу никаких признаков отсутствия в регионе административного ресурса. По-моему, он присутствует в большом количестве. Достаточно пройтись по улицам и посмотреть на висящие в добровольно-принудительном порядке на всех магазинах абсолютно одинаковые агитационные плакаты одной партии, чтобы любые вопросы по этому поводу исчезли. Не так давно делегация депутатов Государственной Думы во главе с Вячеславом Володиным посетила Дальний Восток, Хабаровск, Камчатку, Сахалин, Иркутск и Забайкалье, наобещав с три короба. Что это, как не использование админресурса? Они ездили за счёт бюджета, по регионам, где пройдут выборы в Законодательное собрание, обещали решать существующие социальные и экономические проблемы, в ряде случаев их обещания носили «шапкозакидательский» характер. Это иллюзия насчет отсутствия админресурса. А я бы с Вами поспорил, потому что наибольшее количество баннеров и щитов в Иркутске совсем не у «Единой России», если Вы говорите о ней. У «Справедливой России» и у ЛДПР наверняка баннеров и щитов куда больше! И насчет принуждения и ресурса… Вот торговые площади одного из лидеров регионального списка ЛДПР Нины Чекотовой точно увешаны с ног до головы, а «Единой России» сегодня принуждать кого-то смысла мало – желающих помочь ей добровольно и так вагон и маленькая тележка. Ментальность, извините! – Интуиция – это неосознанный опыт. Очередь желающих помочь говорит о том, что есть некое представление, что именно подобный порядок действий гарантирует хорошие отношения с чиновниками. А вообще, предвыборный Иркутск сейчас очень похож на предвыборный Красноярск годичной давности. Просто до боли похож! Визуальный стиль плакатов, рекламные ролики, все остальное. Только там был другой слоган: «Единая команда единого края». Отвечаю! Насколько мы инертны… Политически 16

[close]

p. 10

Что, конечно, также не является чем-то негативным или позитивным, не правда ли!? – Нет-нет, не является. Это просто заимствование опыта. Каждый работает из принципа минимальной достаточности. Если есть пиарные наработки, зачем ломать извилины? Можно действительно поменять лишь заголовок, название региона, поменять карту на заднем фоне. И сказать, что была новая индустриализация одного региона, а теперь другого. На выборах в Архангельске один из кандидатов взял программу мэра из Краснодара и поменял только название. Ничего – сработало! Александр, как вы относитесь к достаточно устойчивому мнению, что все партии вышли из администрации Президента? Все мы вышли из народа, а они – оттуда… – Они не вышли, здесь ситуация сложнее. Дело в том, что сам по себе закон о партиях, который в России сегодня существует, очень жёсткий: все партии находятся на коротком поводке, и при желании любая из них в короткие сроки может быть ликвидирована или парализована. Требование к численности предельно завышено, и партии, чтобы формально зарегистрироваться, вынуждены иметь огромное количество «мёртвых душ». Более-менее щепетильная проверка может это выявить. Можно оспорить проведение конференции и даже съезда. В Красноярске в прошлом году были выборы в Заксобрание, и ныне не существующая партия «Возрождение России» решила выдвинуть список с соратниками популярного лидера Анатолия Петровича Быкова... Того самого, авторитетного? – В регионе его действительно очень уважают как патриота, а в столице считают одиозной 18 Иркутские Кулуары, № 7 фигурой. Быков выступил против внешней экономической экспансии, фактически против губернатора Хлопонина и против «Норильского никеля». После того как список на федеральном съезде выдвинули, итоги съезда сразу были оспорены и признаны недействительными. Придрались, по сути, к формулировкам! Вот вам пример, когда партия нарушила некое табу и немедленно прекратила своё существование. Можно вспомнить и нашумевший проект «ВКПб», направленный на раскол КПРФ в 2004 году. Тогда из компартии ушла значительная часть её старого актива, и некоторые региональные организации выходили полностью. Но даже они не смогли исполнить требования закона: прошли первый этап, получили свидетельство в Минюсте о том, что провели съезд, но не смогли за полгода зарегистрировать больше половины региональных отделений. Это оказалось нереально сделать. В Иркутске появилась партия «Зелёные», она впервые идет в региональных выборах партийным списком. Ваш прогноз на её успех или неуспех? Во всем мире «зелёные» набирают обороты... – Я бы прогнозов делать не стал. Количество списков в бюллетенях позволяет предположить возможность прохождения всех шести партий, участвующих в выборах. Это чисто математически возможно, а вот насколько это возможно политически, предсказать сложно. В принципе, в обществе есть очевидный запрос на новые политические проекты и новые фигуры. Даже если эти проекты лишь симуляция чего-то, то на общем сером политическом фоне люди могут проголосовать за эту симуляцию. Успех блока «Родина» в 2003 году связан именно с тем, что это был новый электоральный проОтвечаю! дукт. И «Справедливая Россия» в 2007 году, несмотря на свою скандальность, связанную со списком, прошла также за счёт новизны предложения. В случае с иркутскими «зелёными» успех – это вопрос качества кампании, качества подачи себя. Демократов в партийных списках не осталось, СПС и «Яблоко» не существуют, но люди-то, для которых важны демократические ценности, гражданские права и свободы, не исчезли! Так что теоретически могут отдать свои голоса и за «зеленых». Александр, а насколько Вам нравится то, что в Иркутске список «Единой России» обновлён едва ли не на 80%? За счет молодых предпринимателей, молодых представителей общественных организаций… Новая кровь, необходимая обществу? – Я не девушка, чтобы мне кто-то нравился или не нравился. Для регионов характерно, что постепенно на смену политическим аксакалам, которые занимали посты мэров, губернаторов, депутатов по 10–15 лет, приходит молодежь. Идёт процесс неизбежного обновлении региональных элит. Другой вопрос: является ли этот процесс естественным или принудительным, с элементом зачистки, когда приходит новая сила и уже искусственно правит ряды. Надо смотреть, что стоит за появлением человека в списке, может стоять и одно, и второе. Процесс идёт естественным путём, если нет жёсткого контроля государства над политическими партиями, как, например, в ходе региональных выборов 2004-2005 годов. А «Единая Россия» сейчас пытается процесс возглавить и направить в нужное русло, отфильтровывая из этой новой волны своих и не своих. Опять же справедливости ради надо признать, что в партий19 Иркутские Кулуары, № 7 ном списке у «единороссов» в основном собраны хотя бы минимально, но публичные люди. Трудно назвать публичным человеком разве что генерального директора «Иркутскэнерго». Но вот в других списках, в том числе в КПРФ, много совершенно непубличной публики! – Ситуации, конечно, в регионах разнятся. В Забайкальском крае, где выборы также состоятся 12 октября, в списках у коммунистов люди 1924, 1928, 1934 года рождения, представляете!? А в Свердловской или Кемеровской областях обновление руководства КПРФ почти тотальное. На недавних выборах в Свердловскую областную думу список КПРФ возглавляли люди, которые до этого входили в «Единую Россию», в Партию Пенсионеров, даже в «Народный Союз». Стало быть, ничем вкусненьким Вас и не удивить? Тем более что у нас некоторое затишье наблюдается. Странное, на мой взгляд… – Вы сравниваете регион сами с собой. Между тем, везде наблюдается снижение остроты, конкуренции, всё больше процессов уходит под ковёр. И из пяти регионов, где пройдут выборы депутатов региональных парламентов, на мой взгляд, Иркутская область представляет на сегодняшний день наиболее конкурентный сценарий: у вас избирательная кампания куда более активна. В Кемерово, допустим, и на Сахалине всего четыре парламентских списка и никаких тебе аграриев и «зелёных». Скукота? – Можно и так сказать. Для общественной и политической жизни инертность не лучший сценарий. Любопытствовал Андрей Старовер Отвечаю!

[close]

p. 11

Эрудит БРЕНД Слово «бренд» сегодня не говорит только… да все говорят! Правда, не все, быть может, знают, что имеют в виду, когда говорят. Скорее всего, слово это в русский язык пришло из английского, где brand означает клеймо. По аналогии с клеймом, которым хозяева метили свой скот, производители товаров, а впоследствии – услуг, стали метить свои товары и услуги, чтобы потребители могли отличить их от другой продукции. И в отличие от российской ситуации примерно пятилетнего срока давности, почти каждый первоклассник сегодня понимает, что брендом называют далеко не каждый товар или услугу. Хотя насчет первоклассника это я, наверное, погорячилась… Да, никто не призовет вас к ответу, если вы назовете брендом марку, которую только планируете вывести на рынок, или вывели недавно. Но по умолчанию считается, что бренд – это все-таки нечто большее, чем просто товар с логотипом. Что за большее? Попробуем разобраться. Приведу несколько определений разных специалистов: бренд – это совокупность представлений и ожиданий потребителя в отношении данного «брендированного» товара, это не просто название, логотип или рекламная кампания, а и все ассоциации, восприятие, опыт, который имел потребитель при контакте с компанией. Проще говоря, сам продукт – лишь одна из составляющих настоящего бренда. Другой важной составляющей является, на первый взгляд, эфемерная, но на поверку – ничуть не менее, если не более важная нематериальная часть – образ бренда, его репутация, существующая исключительно в нашем с вами сознании. И в этом легко убедиться, потому что для нас Nike – это не то же самое, что Adidas, а Mersedes, как ни странно, отличается чем-то от Porshe, хотя, вроде бы все в них похоже – есть кузов, четыре колеса и еще кучка всяких деталей. Я специально так по-женски говорю об автомашинах, чтобы мужчины отчетливее представили себе, насколько они умнее нас, женщин. Имидж, репутация, индивидуальность – это неотъемлемая часть и тот нематериальный актив бренда, который чем дальше, тем больше, оценивается во всем мире абсолютно материально, в дензнаках. Так, в стоимости бренда Coca Cola всего около 10% занимают производственные мощности: здания, заводы и прочее «железо», остальное – это стоимость самого бренда, то есть репутации, то есть всего того, что мы думаем о ней. Вот вы что думаете о Coca Cola? Хотя пропорции материального и нематериального в последние годы, безусловно, могли измениться, поскольку в моду сегодня входят другие приори21 теты – натуральность, безвредность для здоровья, чем эта известная марка, как считают многие, увы, не обладает. Но пока мега-бренду удается сохранять такие позиции, о которых какому-нибудь российскому «Буратино» приходится исключительно мечтать. При этом хочу сделать акцент на одной детали: почему я пишу бренд через «е», а не «э»? А вот пишу и все! Возможно, из некоей интеллигентской принципиальности по отношению к русскому языку. Потому что, заимствуя из других языков слова, мы все же должны руководствоваться – и руководствуемся чаще всего! – своими правилами. Бренд, и никаких гвоздей. И менеджер, а не мэнэджэр вдобавок. Вы спросите, а в чем же состоит страшная тайна огромной популярности и быстрого роста некоторых брендов? В чем, так сказать, их суть и соль? А… в следующей главке! АЙДЕНТИТИ Оставим в стороне предприимчивость, везение и деловую хватку создателей успешных марок и продолжателей их дела, и поскольку мы говорим здесь о словах, обратим внимание на айдентити. Снова – слово-варяг, identity, которое при ближайшем рассмотрении оказывается добрым знакомым. Слово это означает, например, ту черту характера, которую многие люди нынче пестуют в себе, взращивают, холят-лелеют. В переводе с английского оно означает индивидуальность, подлинность, своеобразие, особенность. Вот в вас, уважаемый читатель, есть айдентити? Но строго говоря, identity – система идентификации компании или торговой марки. Под этим понятием, прежде всего, подразумевается фирменный стиль: логотип, деловая документация, стиль оформления офисов или торговых площадей, стиль упаковки и т.д. и т.п. А основой айдентити является логотип. Стилистика возникает не сама по себе и не на пустом месте. Фирменный стиль призван отражать позиционирование марки или компании, а фирменный стиль может быть сформирован и графикой, и фирменной одеждой, и визуальным стилем подачи рекламы или вербальными идентификаторами: звуковым логотипом, фирменной песней… Господи, сколько же в рекламе непонятных словечек!? Но чтобы стало чуть понятнее, приведу пример. В 1976 г. британская домохозяйка Анита Роддик открыла первый магазин под маркой The Body Shop в Литтлгемптоне – чтобы, по ее признанию, заработать на жизнь для себя и двух дочерей, пока ее муж путешествовал по Америке. Прошло время, и теперь компания владеет почти двумя тысячами магазинов в 51 стране мира. Секретом популярности The Body Shop стала гуманистическая позиция основательЭрудит Мы продолжаем разъяснять нашим читателям модные, популярные слова, значение которых… сами не очень хорошо знаем. Поэтому и приглашаем тех, кто знает. Сегодня это Елена Палютина, директор по брендингу и стратегическому планированию компании BrandCampus. А речь пойдет о рекламных терминах. О каких же еще толковать – во время избирательной-то кампании? 20

[close]

p. 12

Есть мнение ницы фирмы: производимая косметика никогда не тестировалась на животных, а компания последовательно поддерживала различные инициативы по защите природы и самой жизни на Земле. В частности, в 1990 году А.Роддик основала благотворительную организацию «Дети на краю пропасти», чтобы оказывать помощь детям-инвалидам, в особенности пострадавшим от военных конфликтов и природных катастроф, а также больным ВИЧ/СПИД. За свою активную деятельность она была награждена Орденом британской империи второй степени. И у марки и у собственно Аниты Роддик айдентити что надо! The Body Shop занимает второе место в рейтинге доверия британских покупателей, а в марте 2006 года косметическая компания L’Oreal приобрела The Body Shop за 625,3 миллиона фунтов стерлингов. Так вот личные ценности помогают создать уникальную индивидуальность бизнеса и заработать миллионы. В смысле – сотни миллионов. по созданию марочного образа и его продвижению. Креативом, в частности, называют идеи рекламных роликов, макетов или различных акций и событий. Каким образом английское прилагательное стало русским существительным, остается загадкой. Но важна ли разгадка? Важно, что все говорят сегодня о необходимости быть креативными, что у этого слова и с брендом все в порядке, и с айдентити. В принципе важно понять, что людей сейчас много, товаров много и, в общем, всего – много, и в этом многообразии надо как-то выделяться. Но надо часто остается только очередным словом. Практика доказывает, что у нас, в России, людям не хватает общей и визуальной культуры, вкуса и, как ни странно, смелости и индивидуальности. Уж очень сильно привыкли мы не выделяться из толпы, быть, как все, и быть… никем. Без бренда, без айдентити и без креатива. Не зря же подавляющее большинство российских бизнесменов выбирают из предложенных рекламистами вариантов наиболее стандартные и понятные лично им решения, а потом еще и… винят рекламистов в том, что те не могут предложить ничего интересного. Впрочем, только ли бизнесмены? А политики разве не так же себя ведут сейчас? «Лицом к лицу лица не увидать!» – сказал поэт. Зная, что поэт в России больше, чем поэт, мы приняли это высказывание как наказ к действию. И даем сразу два материала об агломерации. В одном – взгляд человека, который внутри событий, в другом – взгляд со стороны. Иначе трудно понять, что происходит. То ведь агломерацию безудержно хвалили, то вдруг начали исключительно ругать. Между тем, любая конструктивная идея заслуживает, как минимум, того, чтобы объективно разобраться, подходит она нам или не подходит. Объективно! Уж больно мало у наших городских лидеров идей-то вообще! КРЕАТИВ Ну и еще жутко модное словцо – креатив, которое тоже появилось из английского сreative, что означает созидательный, творческий. В маркетинговых коммуникациях под этим термином подразумеваются творческие решения А чего она дает, ваша агломерация!? Дышать станет хуже, а жить веселее Город – теперь не только место проживания, но и субъект конкуренции. Именно эта мысль лежала в основе проекта агломерации трех иркутских городов: Иркутска, Ангарска и Шелехова. На работу в Иркутск каждый день ездят 12 % ангарчан и 22 % шелеховцев. Ежедневный транспортный поток (с учетом транзитного транспорта) на участке Ангарск – Иркутск составляет 19 тысяч автомобилей, Шелехов – Иркутск – 12 тысяч автомобилей. Иркутск уже сейчас, без агломерации, становится «воронкой», поглощающей трудовые ресурсы соседей. Инициатор продвижения идеи агломерации депутат Законодательного собрания области Алексей Козьмин уверен, что это свойство необходимо усилить административными и инвестиционными проектами. В первую очередь, для того, чтобы «иркутская воронка» смогла противостоять «красноярской» и «новосибирской». Наиболее парадоксальным моментом в освещении преимуществ иркутской агломерации было то, что никто не пытался скрыть разрушительную роль «Большого Иркутска» для северных территорий региона. – Часть людей живет там, где они жить не должны, – считает Алексей Козьмин. – Там нет рабочих мест, проекты советского периода исчерпали себя. Молодежь уезжает, но государство продолжает содержать эти поселения. Можно долго ждать, 23 пока город вымрет, но лучше создать центр развития территории, куда они могли бы переехать. Агломерация на местах красиво легла в концепцию промышленного освоения Сибири, задуманной в свое время Министерством экономического развития – ведомством Германа Грефа. Возникновению промышленных гигантов на территории Иркутской области импонировала дешевая электроэнергия, но противоречил глубокий демографический кризис. «Большой Иркутск» создал бы базу для индустриального расцвета региона, а расцвет этот «потянул» бы за собой социальную инфраструктуру. – Производство первично, а парикмахерские, магазины и больницы должны обслуживать как раз то население, которое работает на этих предприятиях, – говорил в «тематическом» интервью об агломерации председатель комитета экономического анализа и прогнозирования администрации губернатора Иркутской области Александр Анчугин. «Агломерационная воронка» должна была привлечь рабочую силу в город, которому грозит кризис перепроизводства специалистов с высшим образованием. Логичная схема имела лишь один изъян: семь промышленных городов области, связанные промышленно – городскими агломерациями (Ангарск, Братск, Зима, Иркутск, Усолье – Сибирское, Черемхово и Шелехов), попали на высшие строчки рейтинга 45 самых «грязных» российских городов. – Честно говоря, это моя любимая рубрика. Я же — лингвист. Статью прочитала с маркером в руках. – И что подчеркнула, что почерпнула? – Удачно выбран формат – авторское толкование слов, поэтому эмоционально цепляет. Мне профессионально интересно, как человек открывается через личностное понимание слов. Значение слова – в языке, оно, так сказать, социально, а в жизни ведь каждый в слова свой смысл вкладывает. Вот на уровне этих индивидуальных смыслов мы и общаемся. Сама подборка мне понравилась, но с толкованием слова айдентити (identity) я не могу согласиться. Это – пока узко рекламный термин, не ассимилированный русским языком, лишённый эмоционального содержания в языке-доноре. Скорее, сама автор очень эмоциональна. Айдентити, как мне кажется, – это просто узнаваемость, и никаких дополнительных коннотаций там нет. – Значит, вопроса «Есть ли у вас айдентити?» быть не может? – Да, она и так у любого человека и предмета есть по определению, эта айдентити. – А, может, мы и должны вкладывать с иностранные слова ещё и свой смысл, тогда они не будут восприниматься так инородно? – Да, сами по себе заимствования – не проблема. Проблема – как мы этим пользуемся. А рубрика удачная, надо её продолжать обязательно. 22 Эрудит

[close]

p. 13

Схема комплексной методико-экологической оценки юга Иркутской области показывала, что самый «грязный» воздух на территории возможной агломерации находятся как раз между Ангарском, Иркутском и Шелеховым. Поэтому институт «Иркутскгражданпроект», разрабатывавший генпланы трех городов, увидел их развитие прямо противоположным образом: Шелехов – в сторону Олхи, Иркутск – в сторону микрорайона Топкинский, с выходом на северо-восток. Вице-мэр Иркутска Игорь Бычков, ставший «лицом оппозиции» в спорах об агломерации, призывал уйти от голословных заявлений и взять в руки калькулятор: если суммой трех населенных пунктов станет новое системное качество, тема для разговора есть. Но пока очевидным для него было одно: интенсивная застройка «грязной» территории внутри агломерации уменьшит рекреационные территории. В общем, дышать станет хуже. – В мире около 400 городов с населением более миллиона человек, 20 городов с населением более 10 миллионов. В двадцатке мегаполисов «первого разряда» лишь два имеют единый муниципалитет, – говорил на круглых столах юрист Вячеслав Плахотнюк. – В России создание единого муниципалитета не позволено Федеральным законом “Об общих принципах местного самоуправления” (131-й ФЗ). Однако Конституция РФ прямо и недвусмысленно говорит о том, что структуру органов местного самоуправления население уста24 Как муниципалитеты под каблук не хотели навливает самостоятельно. Поэтому возможны и референдум, и создание единого муниципалитета на территории городов и районов агломерации. Как управлять агломерацией из шести муниципальных образований, в каждом из которых свой устав? Перед вторым по величине мегаполисом на территории Сибири и Дальнего Востока стояла задача производить 54% объема реализации продукта и зарабатывать 40% прибыли в Иркутской области. Управление подобной махиной подразумевало единый центр принятия решений и желание мэров муниципальных образований пожертвовать своими интересами в принципиальных вопросах (прежде всего, земельных). И если мэра Ангарского муниципального образования Андрея Козлова вполне устроила бы «надстройка» в виде объединенной администрации при сохранении существующей конфигурации власти в муниципалитете, то Владимир Якубовский не был в восторге, как он выражался, от «сообщества уважаемых людей», допуская, видимо, что речь может идти под агломеративным «соусом» о тривиальных претензиях на муниципальную землю. Полезно вспомнить, что вместе с дебатами на тему агломерации обсуждался пресловутый «пункт 4.9» в губернаторском «декрете о земле». Законопроект предлагал забрать у иркутского мэра земельные участки, не внесенные в городской кадастр. Для чего исполнительной власти земельные участки, взрослым людям объяснять не стоит. Законодательно «выбивая» муниципальную землю из-под ног мэра Владимира Якубовского губернатор Александр Тишанин получал контроль над потенциальными инвесторами, желавшими строить в областном центре заводы, торговые центры, автостоянки и жилые комплексы. Мэрии в этом случае оставалась «мелочевка», вроде парикмахерских и «магазинчиков за углом», которую назвать инвестициями – язык не поворачивается. После тяжелых и кровопролитных боев в Законодательном Собрании стороны смогли договориться на приемлемых условиях. Но, если администрации Ангарска и Шелехова хотя бы шли на контакт с создателями агломерации, то мэрия Иркутска сочла эту форму борьбы между Владимиром Якубовским и Александром Тишаниным малоинтересной. Примерно по такому же принципу на сторонников и противников агломерации разделились основные политические силы региона. «Протишанинский» депутат Госдумы Сергей Дубровин всегда подчеркивал ее важность для развития региона, недолюбливавший бывшего губернатора иркутский депутат Виталий Шуба отпускал в адрес проекта уничижительные, но остроумные шутки. Есть мнение Бывший вице-мэр Игорь Бычков остался в памяти агломераторов как наиболее аргументированный оппонент этого проекта. Администратор, вышедший из научной среды, в споре старался отталкиваться от базовых определений. Города находятся не на соседних планетах, а единая инженерная инфраструктура создавалась в 50-х годах вместе с градообразующими предприятиями на юге области. Иркутские котельные работали на черемховском угле, в Иркутске и Ангарске единая электросеть, а шелеховцы пользуются водой из иркутского водозабора в Ершовском заливе. Связь между тремя городами – теснее не придумаешь. – Я не противник агломерации. Быть противником восхода солнца бессмысленно. Есть объективные процессы, которые можно тормозить или ускорять. Но, по сути, развитие города и есть развитие территории, даже если этот процесс не имеет лейбла «агломерация», – неизменно уточнял вице-мэр. Проигранное сражение А еще агломерация многим виделась как хорошая возможность «попилить бабло». Но не ими самими, что, наверное, особенно обидно. И конечно, несправедливо. – Эпоха Путина запомнится нам как эпоха больших денег, – рассуждает широко известный в узких кругах депутат Законодательного Собрания. – Федеральным чиновникам неинтересно возиться с проектами стоимостью в полмиллиарда рублей. На «откатах» ничего не заработаешь. Агломерация с нескольким крупными инфраструктурными решениями этой задаче соответствовала максимально. Проект Алексея Козьмина достойно вписался в конъюнктуру, требовавшую создания особых экономических зон: туристско-рекреационная в Листвянке (объем инвестиций 60 миллиардов рублей), технико-внедренческая под Ангарском районе (объем инвестиций 30 миллиардов рублей). Объем инвестиций в новый аэропорт оценили в 23 миллиарда рублей, в административный центр агломерации, вынесенный за пределы исторического Иркутска, планировалось вложить 2 миллиарда рублей. Отдельно прорабатывались проекты развития дорожной сети (круговая дорога в Иркутске, обход трассы М53–М55, скоростное шоссе между Иркутском и Ангарском, и рельсовая система скоростного транспорта) и микрорайонная застройка на территории агломерации с использованием теплоэнергии ТЭЦ-10 (вложения порядка 10 млрд. рублей). Однако за всем этим часто виделось именно нехорошее. Тот же Игорь Бычков отметил, что инфраструктура трех городов и так не висит в воздухе. У труб, обеспечивающих жизнедеятельность го25 родского организма, уже есть конкретные хозяева. Проект строительства теплотрассы «Иркутск-Ангарск», который замыкался бы на ТЭЦ-10, представила компания «Иркутскэнерго», и его просто «вписали» в агломерацию… Словом, похоже было на то, что при положительном решении вопроса с агломерацией Иркутская область пережила бы свою маленькую «приватизацию Связьинвеста». И совершенно очевидно, что местным «инвесторам» в этой борьбе за лакомый кусок досталось бы совсем чуть-чуть. «Стягивание» трех городов в одно кольцо позволило бы привлечь инвесторов международного масштаба. Разработчики агломерации хотели открыть регион для тех, кто готов вкладывать в него большие деньги, а администрация губернатора Александра Тишанина – руководить процессом. Понравится ли это региональной элите, никто не спрашивал. Как никто не обещал и делиться. И в этом, возможно, была главная ошибка разработчиков. Агломерация была «флагом» Александра Тишанина. С его уходом таинственно исчез из плана работы Законодательного Собрания Иркутской области на 2008 год и пункт обсуждения стратегии развития региона, составной частью которого было объединение трех городов. А одним из самых цитируемых высказываний ВРИО губернатора Игоря Есиповского стали слова про миф об агломерации, сути которой кандидат экономических наук так и не понял. Екатерина Анисимова Фото Александра Новикова Есть мнение

[close]

p. 14

Есть мнение Это интервью мы записали по телефону – с экспертом из Москвы. Его имя, к сожалению, мы пока назвать не можем. Он трудится в такой исследовательской структуре, которая часто выполняет работу по заказу региональных администраций и которая допускает, что с администрацией нашей области деловые контакты тоже могут когда-нибудь состояться. Приносим извинения за инкогнито нашего эксперта! Назовем его просто Максим… Агломерация не нужна только тем, кто… и так хорошо кормится Максим, в Иркутской области все чаще можно услышать, что агломерация в принципе искусственный проект. Дескать, губернатору Александру Тишанину нужен был некий фетиш, а инициатору ее продвижения Алексею Козьмину – идея, на которой можно было раскрутиться и стать полноценным политиком регионального уровня. И все. Ваше мнение? – Вы знаете, это тоже искусство – не замечать реалий или называть искусственным то, что не приносит денег в чей-то личный карман. Агломерация – это научный термин и экономико-географическое понятие. И это во многих регионах уже факт. Существуют Московская, Санкт-Петербургская, Самара-Тольятти, Ростовская, Екатеринбургская агломерации. При том что некоторые эксперты начинают фиксировать реальность даже агломерации «Екатеринбург – Челябинск», хотя между ключевыми городами там 200 километров. А вот за Уралом действительно сложнее. И Иркутская агломерация, наверное, наиболее ярко выражена: у вас же есть три города, связи между которыми прочны и интенсивны: хозяйственные, культурные, социальные. Так вот связи по факту именно уже есть. Чего же, как говорится, боле? Может, боле и не надо? – Тут надо все-таки понять предысторию. Что происходило в Иркутске? Там идея агломерации была, прежде всего, использована в целях политического пиара: завёрнуто в красивую обёртку, как конфетка, и подано населению и федеральным властям. Александр Хлопонин сейчас в Красноярске делает практически то же самое, что делал ваш губернатор, но делает, учитывая ошибки и более 26 глубоко понимая предмет. Хотя в Красноярске это все-таки не совсем агломерация, но тем не менее… Хлопонин серьезный акцент делает на пиарсоставляющую проекта. Его отличие от Тишанина только в том, что Александр Геннадьевич может быть спикером по этой проблеме. Он «в теме», легко оперирует терминологией, легко выстраивает интересные и понятные различным сегментам населения логические конструкции, а значит, убедительно показывает плюсы проекта. Кстати, минусы у агломераций тоже есть, ряд ученых убеждены, что пора ставить вопрос о дезурбанизации, что будущее за небольшими поселениями. Но это, как я понимаю, отдельный разговор. Тишанин не очень был в теме… А вот Козьмин был по-настоящему в теме? – Главной ошибкой – не знаю, Тишанина ли, Козьмина ли – было то, что СМИ сразу начали предполагать объединение трех городов. Как эксперт Алексей Павлович, вообще-то, котируется сегодня на федеральном уровне, его приглашают на разные мероприятия по территориальному развитию. Это уровень. Но совершенно непонятно, как получилось, что сразу после референдума по объединению Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа в СМИ начала гулять фраза вашего губернатора о том, что нужно провести референдум по объединению Ангарска, Иркутска и Шелехова? Эта фраза заставила даже многих федеральных экспертов, которые занимаются вплотную этим вопросом, подумать, что речь действительно зашла об объединении. Можно представить, что подумало население по этому поводу! А разве цели объединиться не было? – Проектировал иркутскую агломерацию, если я не ошибаюсь, «Ленгипрогор», и один из вариантов концепции действительно предполагал объединение муниципальных образований. Но не как приоритетный – существовали другие варианты. Они, в том числе, предполагали скоординированное развитие и сложную схему с созданием государственной власти ещё одного уровня, которая в России до сих пор нигде не применялась – по типу особого округа. Почему из этих вариантов Тишанин сначала выбрал объединение? Но что сделано, то сделано. А что сделано? – Была заложена своего рода бомба под проект. Процесс резко затормозился, потому что возникли проблемы, связанные с подготовкой нормативных актов, законов, а это процесс чрезвычайно серьезный и длительный. Но главное произошло, как мне представляется, на административном и, если хотите, подковерном уровнях: мэры муниципальных образований побоялись потерять власть, побоялись, что рычаги управления собственностью и землей могут уйти из их рук. И побоялись совершенно оправданно. Кому хочется терять кормушку? На это же нарвались и в Екатеринбурге. Там агломерация забуксовала из-за разногласий между мэром и губернатором. И в Красноярске тоже есть проблемы между мэрами. Нужен посредник, и в Красноярске сам Хлопонин усадил за стол всех мэров, сказав при этом, мол, ребята, нам нужен мегапроект, нужна агломерация, поэтому давайте мы подпишем межмуниципальное соглашение. И еще сказал очень важные, на мой взгляд, слова: «Понятно, что каждый из вас здесь крутой и имеет вес, но мы будем делать общий проект и все ваши интересы будем учитывать». И они подписали межмуниципальное соглашение! Александру Геннадьевичу с помощью агломерации нужно подтянуть федеральные деньги, чтобы решать проблемы региона. И он, видимо, их подтянет – такой человек! 27 Хорошо. Понятно, зачем это надо было Тишанину, зачем это сейчас нужно Хлопонину. А вот может это быть нужным новому нашему губернатору? При каких-нибудь условиях? – А это нужно понять, какие цели стоят сейчас перед новым губернатором. Какие? Такие же, как у Хлопонина, как у Петра Сумина в Челябинске или у Владимира Чуба в Ростове? Все зависит от цели. Скажем, в Челябинске инициатором агломерации был мэр областного центра. Он, наверное, предполагал когда-нибудь стать губернатором? – Да, скорее всего, но это же не является свидетельством чего-то негативного!? Он из бизнеса, ему было интересно распространить своё влияние на ещё большую территорию. Если брать Ростов, то там процесс изначально курируют областные власти, и их интерес носит исключительно прагматичный характер: им надо упорядочить разросшееся городское хозяйство, решить проблемы с водой и так далее. Поэтому Ростов нигде не пиарится, это считается не нужным. А новый губернатор вашей области, если иметь в виду, что им будет все-таки Игорь Есиповский, вряд ли станет заниматься агломерацией. Он, если не ошибаюсь, из промышленников, а значит, в первую очередь займется развитием промышленности – тем, что понимает хорошо, что ему понять легче. Да, он уже заявил где-то, что просто не понимает сути агломерации. – Ну вот видите! Я был у вас на БЭФе и слышал, что он заявлял проект Северного индустриального пояса. А как развивается городская среда, Есиповский не понимает и, следовательно, вряд ли ею займется в обозримом будущем. А жителям Ангарска, Иркутска и Шелехова, Вы считаете, агломерация нужнее, чем развитие промышленности? – Мне сложно говорить про конкретные выгоды для жителей, поскольку подробно в ваш проЕсть мнение

[close]

p. 15

ект я все-таки – по большому счету – не вникал. Могу опираться на другие примеры. Сам яркий из них – столичный. Существуют два субъекта Федерации: Москва и Московская область. У каждого из них свои интересы, а у менеджеров – свои приоритеты, как развивать территорию. В результате несогласованности между ними пригород Москвы превратился в одну сплошную проблему. Юрий Лужков высказывает претензию, что губернатор Московской области превратил Московскую кольцевую дорогу в одну из обычных улиц Московской области – а это правда, МКАД не был рассчитан на такой интенсивный поток транспорта, – но Борису Громову на это недовольство, грубо говоря, наплевать, и он тоже имеет на это право! И продолжается практика, когда на МКАДе строятся торговые мегацентры и возникают гигантские пробки на съездах к этим центрам. Другой пример: Громов отдаёт девелоперам тысячу гектаров – у нас, в области, дешевле, чем в Москве, стройтесь, кто хочет. Строят, возникает микрорайон на 100 тысяч жителей, а к нему ни дорог, ни метро – ничего, добирайся, как хочешь. Элементарная рассогласованность действий властей, каждый сам себе барин, а люди страдают. У вас разве не так? Да так, так. Были конфликты из-за того, что люди не могут вызвать «скорую» или отправить детей в школу в Иркутске, потому что формально живут-то они на земле Иркутского района. – Может быть, я ошибаюсь, но думаю почемуто, что власти ваших городов не только не согласовывают планы развития, они даже не встречаются и не обсуждают ничего друг с другом. И наверняка есть проблемы с дачами горожан, когда сельские территории не имеют средств, чтобы содержать дороги к этим дачам, убирать оттуда мусор, а город не имеет возможности делать это, потому что это территория другого муниципалитета. И убирать чужой мусор – это нарушение Бюджетного кодекса и 131-го закона. В результате возникают стихийные свалки, дороги разбиваются. Или у вас с этим как-то получается лучше? Не получается. – Агломерация предполагает, что несколько территорий, которые близки друг другу экономически и инфраструктурно, развиваются по единому принципу, на основе одной программы, генерального плана. Конечно, эти города будут развиваться и без такого согласования своих планов и действий, но все проблемы будут решаться гораздо медленнее, если… вообще будут решаться, потому что каждый чиновник на своем месте видит лишь часть проблемы и практически никогда не видит ее истоков – ракурс и уровень не тот. Тогда как, поднявшись над ситуацией, над единичной проблемой, можно увидеть все. Как это происходит со здоровьем человека. Можно всю жизнь лечить печень, а окажется, что причина болезни в легких. Но окажется-то при вскрытии! По факту – ориентировочно с конца 60-х годов – иркутская агломерация существует, по этому поводу есть научные работы. Возьмут политики на вооружение эту терминологию или нет, неважно – экономгеографы понимают, о чем идет речь: люди ездят между городами, люди живут на одной территории и в одном социокультурном пространстве. И важно понять, как относиться к этому факту. Единая программа развития подобных городов способна дать синергетический эффект. Доказано, что агломерации обладают свойством саморазвития. Как только совокупный объём рынка, совокупная численность населения приближается к одному миллиону, исходя из теории, территория начинает резко идти в плюс. Для этого много причин: территория становится более интересной для инвесторов, для торговых сетей, для малого бизнеса, для девелоперов. Рынок труда по-другому начинает организовываться. Появляются те виды деятельности, которые для малых городов не характерны. И качество жизни тогда другое. А качество жизни – это одна из причин того, почему, скажем, в Москву уезжают люди. Вот у вас же уезжают из Иркутска? Уезжают, еще как уезжают! – А я знаю. Это очевидный процесс, тренд. В Москве иное качество жизни, иные возможности. Сейчас вот Пермь изменила устав, и теперь там не мэр, а сити-менеджер, который начал использовать агломеративный подход, начал заниматься программным девелопментом, серьёзным территориальным развитием, и город стал преображаться. А у нас тоже дороги ремонтируют. Только иногда, не все и очень плохо. – Вы только не обижайтесь, но Иркутск для всех неиркутян – это Байкал. Мне на БЭФе позвонили, и я, отвечая на вопрос: «Ты где?», поймал себя на фразе: «Я на Байкале». Хотя стоял при этом в центре Иркутска. Но Иркутск для Вас в сравнении с другими городами Сибири каков? Если честно? – Может, мне не стоит это говорить, но такое ощущение, что у вас ничего не происходит, вы как будто стоите на месте. Очень вязкий город, где все друг с другом почему-то борются, вместо того чтобы заниматься реальными делами. И время здесь по-другому как-то течёт, чем в других городах. Иркутские власти регулярно выносят на общественное обсуждение вопрос подготовки к зиме. Такое ощущение, что мы живём в послевоенное время, когда сварить несколько труб – уже подвиг, потому что все деньги ушли на производство танков. Где-то ещё уделяют такое внимание подготовке к зиме? – Ну, в Сибири везде этом уделяют внимание, хотя и по-разному. Тут ведь что важно понимать? Важно разделять тип управления городским хозяйством. Советский городской менеджмент поддерживал текущее функционирование коммунальной системы, транспорта, объектов соцкультбыта, и все! Ни о каком развитии речи и быть не могло, развитием занимался Госплан, и все города Союза планировались двумя институтами: московским и питерским «Гипрогорами». И уж тем более города никогда не конкурировали друг с другом, в том числе за людей. Это все определялось в центре: где будет комсомольская стройка, а где – Академгородок. Поэтому советский менеджмент – это та самая вечная подготовка к зиме. Мэр лазит по колодцам, ходит по чердакам, проверяет, как там, не течёт ли где-нибудь? И он может искренне полагать, что это чрезвычайно важно для города. Современный, постсоветский город – это субъект конкуренции, который дерётся с другими городами за все виды ресурсов. Поэтому и постсоветский менеджмент работает с городом как с системным объектом конкуренции, с бизнесом фактически. И разрабатывает такие модели развития города, которые позволят ему не только выжить в этой конкуренции, но и победить. Вспомните историю! Сколько городов, которые были когда-то великими, счастливыми и богатыми, рухнули? Рядом с вами, в Бурятии, Кяхта была в своё время огромным городом и торговым центром. А сейчас там что? Сейчас там нет ничего, по сути. Вот и у вас качество жизни не растет, а оно должно расти хотя бы вследствие глобальных цивилизационных процессов, а за этим следует отток населения и прочие неприятности. Максим, а как Вы думаете: если нет Тишанина и если, допустим, не будет Козьмина где-то рядом с проектом агломерации, можно ли будет вернуться к этой идее? – Любому проекту в муниципальном и региональном развитии нужен своеобразный моторчик. Нужен политический ресурс, чтобы его продвигать. Потому что, если это чисто теоретический проект, он так и останется в умах учёных, на бумаге. В этом смысле Алексей Павлович – я знаю его неплохо – функцию свою исполнял, это объективно. Но если у вас найдётся и другой человек, то все возможно, наверное. Вот у вас же скоро – через год, через два? – будут выборы мэра Иркутска, может тогда придет кто-то, кто будет продвигать идею. Важно, чтобы тема нового, несоветского городского развития присутствовала в голове ваших топ-менеджеров. Пока менеджмент не поменяется или не поменяет свое отношение к происходящему, ничего не изменится. Интересовался Антон Закорецкий От редакции: На Санкт-Петербургском экономическом форуме в июле прошлого года Дмитрий Медведев сказал следующее: «Для того чтобы Россия могла сохраниться в тех пространствах, которые нам исторически даны, существует потребность в развитии крупных агломераций. Населенные пункты, разделенные сотнями километров, даже при самых высоких стандартах жизни не способны создавать тех цивилизационных продуктов, которые создаются в агломерациях…» 28 Иркутские Кулуары, № 7 Есть мнение 29 Есть мнение

[close]

Comments

no comments yet