Молодой журналист

 

Embed or link this publication

Description

Студенческая газета молодой журналист

Popular Pages


p. 1

учебная газета отделения журналистики южного федерального университета Молодой журналист. спецвыпуск к юбилею 20 Г №51 сле разделения в 1965 году историко-филологического факультета на исторический и филологический на филфаке были созданы отделения русского языка и литературы и журналистики. Отдельно хотелось бы сказать о руководстве. Первым деканом филологического факультета был кандидат филологических наук доцент Александр Афанасьевич Дибров. С 1971 года по 1982 годы факультет возглавлял доктор филологических наук профессор Яков Романович Симкин, с 1982 года по 1985 год - доктор филологических наук профессор Нина Владимировна Забабурова, с 1985 по 2003 год - доктор филологических наук профессор Евгений Алексеевич Корнилов, с 2003 года факультет возглавляет Елена Валентиновна Григорьева - кандидат филологических наук, доцент. Каждый личность, и о каждом вспоминили выпускники разных лет. А еще откровенно и с юмором выпускники отделения журналистики рассказывают о годах, проведенных в стенах факультета, любимых предметах, преподавателях. Получилось, что готовившие этот спецвыпуск смогли погрузиться не просто в воспоминани, но и понять дух эпохи. Более серьезный тон читатель обнаружит в ответах на вопросы о профессии и образовании. Конечно, о предназначении журналиста и том, как его учить, спорили и 50 лет назад. И можно представить как трудно и сложно было создать отделение журналистики, сформировать и сделать его востребованным. Конкурс абитуриентской кампании-2012 показал, что журналистами по-прежнему хотят стать сотни ребят. Возможно, что прочитав спецвыпуск они смогут окончательно определиться с выбором профессии. Хотелось бы сказать спасибо тем, кто откликнулся и ответил на вопросы анкеты, прислал фотографии и поучаствовал в подготовке номера. Не остались в стороне и студенты нынешние: они собирали ответы, составляли поздравления и активно общались с другими поколениями. И если уж вы держите в руках этот номер, вглядитесь в изображение выше. Оно составленно из названий редакций и других организаций, где работают выпускники. Наверное, найти те, где работали (ете) вы сами, труда не составит. декабря 2012 года спасибо всеМ, кто поМог организовать и провести вечер! азета факультета: об истории и современности генеральный партнер Факультет филологии и журналистики ЮФУ ведет свою историю с 1915 года, со времени переезда преподавателей и студентов историко-филологического факультета императорского Варшавского университета в Ростов-на-Дону. В 1960 году на историко-филологическом факультете РГУ была начата подготовка журналистских кадров. Так что, 50-летие отделения журналистики ЮФУ - это юбилей всей донской журналистики. По- OфиЦиальные партнеры л юбовь суркова: повезло учиться, когда ректором был юрий Жданов Выпускница 1973 года. Журналист, сценарист, ведущая и автор многих документальных фильмов. У меня все было проще, чем у других. Журнал «Журналист» проводил всесоюзный конкурс. Я стала лауреатом и когда пришла поступать на факультет, меня приняли без вступительных экзаменов. Мне повезло учиться, когда ректором университета был Жданов Юрий Андреевич. С ним было очень многое связано. Юрий Андреевич был из таких людей, которые настолько образованны, свободны, интеллигентны, что кажутся простыми. Чем более образован, тем проще. Таких людей я люблю. Мое студенчество связано с тем, что у нас был умный ректор. Чем менее образован, тем более закомплексован, тем большую дистанцию человек устанавливает между собой и окружающими. Из любимых преподавателей часто вспоминаю Симкина Якова Романовича – в нем сочетались образованность, интеллект и чувство юмора. На самом деле, это и есть высший пилотаж. Мне посчастливилось учиться в то время, когда была интересна поэзия, люди говорили на другом языке. У них, как говорят летчики, другой коридор. Сейчас меня часто пугает, нет, не пугает, а огорчает, что студенты летать не умеют. Они так настроены на то, чтобы устроиться, сделать карьеру, что у них очень мало на это шансов. Без полета устроиться можно, сделать что-то значимое и важное – нельзя. Мы учились в финансово скромное время. У нас богатых не было. Но все читали, все слушали. Ходили на эти поэтические вечера не почемуто, а просто потому, что очень хотелось. Передавали друг другу книжки. И, конечно, пропадали в театре. Я помню, как в Ростов-на-Дону приезжал Окуджава: с ним на квартире какой-то встречались. Это было удивительно притом, что была параллельная официальная жизнь – комсомол, партия. На факультете издавали остроумные и интересные газеты Стипендии никогда ни на что не хватало. Те, кто жил в общежитии, ходили в кафе «Космос» и стипендия сразу быстро заканчивалась. Сессии были ужасными: зимой холодно, надо рано вставать… Предметы мы учили все вместе, а на утро у каждого в голове оставалось что-то, в зависимости от того как ты соображаешь. А на экзамене – как повезет. Были предметы, после которых понимал, «как много ты промухал». Но все плохое я быстро забываю. Есть люди, которые говорят, как невыносимо трудно было в студенческие годы. Не знаю, наверно, не больше, чем жизнь. Рядом были люди, которые мне были интересны, мои однокурсники, такие образованные, что неприлично было чего-то не знать. Одно время я работала в заводской многотиражке «Ростсельмашевец». Была чудная остроумная компания, состоявшая из нескольких человек: они могли пробудить желание написать. Кстати, публиковалась я и гораздо раньше, материалы об актерах, в основном. В «Ростсельмашевце» же была настоящая журналистская атмосфера. На 4 курсе была практика в Аксае. Конечно, это были уже другие отношения. Когда приходила на практику, думала, что все смогу, а, оказывается, не знала простейших вещей. Например, когда надо написать что-то более или менее внятное, про жизнь. Это не сочинение в школе писать. Больше всего на практике в Аксае потряс телефонный справочник, в котором были написано: «Не отвлекайте телефонистку лишними словами типа «спасибо», «пожалуйста», и «будьте любезны». Практики были деликатным, безболезненным переходом в жизнь. Я человек, которому интересно учиться. Как и всем другим, по закону природы, весной хочется учиться гораздо меньше и осенью, когда такие красивые листья, и хочется погулять по Пушкинской. Но с другой стороны, было так интересно сидеть в читалке перед сессией. Я уже потом передачу снимала: какие лица у людей в читальном зале. После окончания университета работала сначала редактором аксайского радио, а через два года перешла на телевидении, где я и работаю. Уже много лет спустя понимаю, что психологии катастрофически не научил факультет. Ее не хватало. Зато научил грамотности, помог развить кругозор, ассоциативно мыслить и знать, какую книжку открывать. Этому должны и сейчас учить, журналист не должен быть беспомощным. Я надеюсь, что сегодняшние студенты хорошо подумали, когда выбирали этот факультет. Потому что он требует очень серьезных человеческих качеств. Потому что мы, журналисты, свидетели того, как какое-нибудь «пустое место» можно раскрутить до уровня «звезды», а оно на самом деле не то что не «звезда», но и не спичка обгоревшая. А с другой стороны, можем высокомерно не заметить настоящего рядом. У нас такая профессия. Меня очень обижает, когда говорят «журналюги». Потому что журналист – очень хорошая специальность. Человек, поступив на факультет, должен понимать, что ему это самому нужно – вот что я советую студентам. А декану – держись, дорогая, потому что работы – непочатый край. коммуникаЦионный партнер генеральный информаЦионный партнер информаЦионные партнеры

[close]

p. 2

2 Молодой журналист. спецвыпуск к юбилею Г еннадий беленький: ответственность, обязательность, общая культура Окончил отделение журналистики в 1972 году. В настоящее время - руководитель клуба юных журналистов «Петит» Ростовского дворца творчества детей и молодежи. Член Союза журналистов России. Автор 12 краеведческих книг. В 2012 году мы всем курсом торжественно отметили 40-летие окончания факультета. На этом празднике было около 30 наших выпускников, правда, из двух групп – филологов и журналистов (в то время было всего две группы дневного отделения). Мы дружим попрежнему. Каждый год встречаемся у нашего старосты Александра Александровича Митропольского, и об этом рассказывает вышедшая к нашему сбору книжка под названием «Вместе через события и годы». В нашем городе и области подобного не было: вышла книга, посвященная судьбам одного курса – 64 страницы большого формата. Журнал уникален. Это признано всеми, включая и декана факультета. Мы с Сашей Митропольским очень рады, что это сделали. Останется какой-то след о нашей студенческой юности, которая была, вне вся- кого сомнения, самым счастливым временем в нашей жизни. Раз в пять лет проводят большие встречи, на которые приезжают иногородние. Чтобы это происходило, я и Митропольский постоянно поддерживаем связь с однокурсниками. Встречи ежегодные проходят в доме у Митропольских. Поддерживаем связь со всеми. Есть несколько человек, которые исчезли, и мы о них четкой информацией о них не обладаем. Те, кто уехал в другие города, потом еще переезжал. Таких не более 10% от выпуска. Есть еще те, кто достаточно рано ушел из жизни. В этой книжке мы перечисляем всех, о ком хоть что-то знаем. Но это сейчас, а в студенческие годы все было по-другому. Творческого конкурса тогда еще не было. Это был первый год, когда было сформировано дневное отделение журналистики. То есть я подавал документы и сдавал экзамены на отделении русского языка и литературы, а выучился на журналиста. Именно мы предложили идею общественной приемной комиссии из практиков. По инициативе комсомола была создана эта приемная комиссия, которую возглавил старшекурсник Проценко Борис (тогда просто Боря) Николаевич, который потом стал доцентом университета, защитил кандидатскую (к сожалению, он умер несколько лет назад). Он – филолог – придумал эту комиссию в помощь государственной приемной комиссии. При большом конкурсе это было очень важно – отобрать не только тех, кто более или менее удачно сдал экзамены, но и тех, кто обладает способностями к общественной деятельности, к художетему?» Я поднял руку, оглянулся – еще человек 10 подняли руки вместе со мной. Александр Афанасьевич продолжает: «Здорово, что вы такие смелые и беретесь за свободную тему, но вы учтите, что там должен быть сюжет, это жанрово должно быть сделано». В общем, он нас напугал и ушел. Зашел декан уже спустя некоторое время, спросил еще раз, кто пишет свободную тему. Я поднял руку, оглянулся и увидел, что другие добровольцы иссякли. В итоге я получил четверку Обидных прозвищ для преподавателей у нас не было. Уважительное отношение было обоюдным. Мы чувствовали к ним уважение, хотя нам часто приходилось слышать от преподавателей: «Где вас набрали таких, темных, вы ничего не знаете». И так далее. Но уважение мы чувствовали, и в ответ испытывали то же самое. У Кузнецовой Аллы Арсентьевны, преподавателя античной литературы, было прозвище Гера. Она была такая крупная, величественная, и когда она шла по коридору, шуба ее развевалась. Вообще, любимые или нелюбимые предметы определяются личностью преподавателя. Поскольку большинство из них были очень авторитетными, знающими людьми, мы с огромным уважением к ним относились. Не припомню, чтобы был такой уж прямо ственной самодеятельности, к спорту. Однако, в общем, это боковые звенья, а главное – тех, кто хорошо понимает, куда идет. Это особенно касалось журналистов. После Бориса Проценко возглавил эту комиссию и три года был ее председателем я. Эта была моя любимая общественная деятельность на родном факультете. В нашем журнале есть раздел «Наши наставники. Помним, благодарим, чтим». Декан, первый декан после отделения – доцент Дибров Александр Афанасьевич. Он был очень доброжелательным, легким в общении человеком, не закрывался от публики, в его кабинете всегда толпились студенты. Прекрасно играл на фортепиано, основал женский вокальноинструментальный ансамбль, и репетиции проходили, в том числе и у него дома, где студенты были всегда желанными гостями. Боянович Всеволод Николаевич – основатель и первый заведующий журналистской кафедрой. С него и началось, собственно, отделение журналистики. И дело даже не в том, что он дал нам знания, что руководил нашей поездкой в Польшу на месяц, но и потому что он был человеком исключительно добрым, внимательным к студентам, уважал личность. Введенская Людмила Алексеевна мастерски владела искусством преподавания русского языка. Корнилов Евгений Алексеевич тогда был молодым преподавателем. Кузнецова Алла Арсентьевна, преподаватель зарубежной литературы, запомнилась по курсу античной литературы: у нее были театральные манеры, и лекции ее были похожи на филармонические литературные концерты. Эйхе (Кучерова в дальнейшем) Грета Эдуардовна – молодая нелюбимый предмет. Потом мы осознавали, что все обучение было необходимым базисом. Мы никогда не знаем, что нам пригодится, а что нет. Чем больше ты будешь знать (хотя всего знать невозможно), тем большая помощь будет в твоей специализации. Не научили на факультете должным образом стенографии и английскому языку. Однако, в общем, учили всему, но я сам виноват, что чему-то не доучился. Главное, что научили отношению к профессии, дали базис, научили общаться с людьми, выбирать свой собственный путь. Вспоминается всегда все веселое. Дети, слушая наши рассказы, говорят, что наши студенческие годы – это какой-то сплошной фейерверк. У меня ассоциация со студенческой жизнью такая: вот море, теплое, уютное, где-то набегает тучка, может, пошел дождик, и стало немного неуютно, но ты знаешь, что тебе все равно хорошо. Или ... ощущение, что взбираешься на гору, и можешь даже сорваться, и где-то сорвался, но все равно тебе хорошо. Я был одержим темой спорта. Предлагали другую тему, штатных должностей было всего две. Придумывал себе курсовые работы, связанные с журналистикой, написал творческую дипломную по собственным материалам. После университета я работал в газете преподавательница из Москвы вела сложные предметы – зарубежную журналистику и часть курса по теории и практике печати. Требовательная, где-то жесткая, двоек много ставила, но добивалась того, чтобы студенты знали. Она уважала нас, но когда надо было критиковать, она критиковала. При этом никогда не переходя на личности, не употребляя обидных выражений. Экзамен сдать было сложно. И еще филологи – Владимир Иванович Дегтярев, нынешний профессор (тогда доцент) Курилов Валентин Васильевич. Преподаватель истории КПСС Магера Павел Васильевич – многие подумают, что это был скучный предмет, но это ведь история нашей страны с конца XIX века. Не только история партии, но и всей страны. Павел Васильевич стремился преподать так, чтобы мы видели последовательность событий, которые привели к революциям, их неизбежности в той политической, общественной ситуации. Чичикина Нина Дмитриевна – доцент, мой руководитель диплома, секретарь партийной организации факультета – особо тепло относилась к студентам. У курса младше на три года нашего она была куратором: помогала им, принимала дома, подкармливала студентов. Запомнились те люди, которые были не только преподавателями, но и нашими старшими друзьями. Могу сказать в какой-то мере и о себе. Я занимаюсь преподаванием в системе дополнительного образования. Стараюсь увидеть в своих учениках, прежде всего, личность. Это могут подтвердить все те, кто прошел Клуб юного журналиста, в котором последние 19 лет «Комсомолец». Активно сотрудничал с ней еще будучи студентом. Меня уже хорошо там знали, и поэтому пришел я сразу исполняющим обязанности зав. отдела (однако не оформили, потому что был беспартийный). В «Комсомольце» было много выпускников университета, атмосфера была очень хорошая, творческая. Это была молодежная газета –люди хотели выразить что-то. Среди них – Ирина Маилян (очень хороший журналист и преподаватель), Людмила Калинина, Евгений Сухоруков. Нас сближало то, что мы были выпускниками университета. По окончании университета я не искал работу. Скорее работа искала меня. Проработал в газете «Комсомолец» – около 20 лет, около 15 лет – собственным корреспондент по югу России и Северному Кавказу в газете «Советский Спорт». Перед выходом на пенсию создал свой журнал. Говорят, что чрезмерные нагрузки вредны. А я дам вот такой вредный совет студентам: побольше напрягаться, стараться делать как можно больше, браться за все, что возможно, пробовать свои силы. P.S. Моему декану я бы сказал огромное спасибо. Нынешнему декану хотел бы пожелать, чтобы все лучшие традиции сохранялись и достойно продолжались. Сегодня очень много возможностей для развития. А лександр митропольский: встречаемся все сорок лет после выпускного у меня дома 1972 года выпуска. Сейчас – спортивный журналист, главный редактор журнала «Юг-Тайм». Первый раз мы собрались курсом накануне 9 мая, и с тех пор – каждый год. Удивительная традиция получилась. Каждый говорит, что чем дальше уходит во времени наша студенческая жизнь, тем ценнее наши встречи. Некоторые приходят с детьми, внуками. Воспоминания о студенческой жизни – неисчерпаемая тема для разговоров. Творческого конкурса у нас не было. Из вступительных экзаменов помню, я писал свободную тему. Нужно было написать рассказ или эссе. В аудиторию зашел Александр Дибров и спросил: «Кто пишет свободную м ногие годы факультет филологии и журналистики сотрудничает с другими вузами страны и мира. Один из вузов, с которым давно сложились хорошие отношения - Ставропольский государственный университет. На фотографии Ольга Ивановна лепилкина, проф., доктор наук, представительница СГУ, а в последние годы председатель государственной аттестационной комиссии нашего факультета, вместе с проф. Александром Ивановичем Станько - препдавателем, которого выпускники помнят и любят. А Окончила отделение журналистики университета в 1979 году. В настоящий момент - завкафедрой истории журналистики Южного федерального университета, доцент, кандидат филологических наук. лла беспалова: не могу расстаться с факультетом Вообще-то, мне всегда давались математика и физика, не опыты всякие, а задачи. Мне нравилось их решать. Помню, учительница даже говорила, что у меня есть способности к точным наукам, и посоветовала выбрать астрономию в качестве профессиональной сферы. Но, кроме этого, я увлекалась историей, литературой. Писала стихи, рассказы, правда, для себя, «в стол». Выпускала школьную газету, всякие «Боевые листки». А потом решила попробовать печататься по-настоящему, и некоторое время сотрудничала с многотиражной газетой. И вот тогда, когда я побывала в настоящей редакции, ощутила эту атмосферу, я сделала выбор между астрономией и журналистикой. И ни разу не пожалела. У нас на факультете были замечательные преподаватели. Кто-то пора- жал прекрасным знанием предмета, кто-то – неординарностью личности, а, как правило, и тем, и другим. Из тех, кто работает на факультете до сих пор, у нас преподавали Лидия Сергеевна Ширина (как староста группы я достаточно много с ней общалась), Александр Иванович Станько, Людмила Павловна Аполлонова, Николай Иванович Бусленко, Александр Иванович Акопов, Любовь Васильевна Шибаева, Владислав Вячеславович Смирнов. А древнерусскую литературу нам читала Слезина Ирина Александровна, её, к сожалению, уже нет в живых. В перерывах между парами она выходила из аудитории и сразу же закуривала папиросу (насколько помню, «Беломор-канал»). Поскольку с курением тогда так активно не боролись, рядом собирались курящие студенты, и начиналось обсуждение того, о чем только что Слезина рассказывала на паре. Она с нами общалась, как со взрослыми, и это очень отличалось от школьной атмосферы. Юношей в двух журналистских группах, кстати, было почти столько же, сколько и девушек. Тогда ре- бятам, которые уже отслужили в армии, давалось преимущество при поступлении. И у нас училось 8 таких студентов. Естественно, они были чуть старше по возрасту, а когда тебе 17 лет, разница даже в годдва чувствуется. Еще у нас был трудовой семестр, когда мы должны были «помогать селу». На целый месяц нас вывозили на сбор урожая или на консервный завод. Денег за это не платили, да и толку от нас, честно говоря, было немного. Зато веселья – хоть отбавляй. Нет, я ни разу не пожалела о том, что пошла в журналистику. Меня после учебы приглашали в газету, на телевидение, где я успела поработать полгода, но я осталась на родном факультете – не смогла расстаться.

[close]

p. 3

Молодой журналист. спецвыпуск к юбилею 3 Мы с мужем были одной из первых пар на факультете. У нас единственных была собственная квартира, не своя, но отдельная, скажем так. Все празднования, сборы автоматически переносилось к нам. А поженились мы через год после того, как стали жить вместе, на 4 курсе. На студенческих свадьбах бывала неоднократно. Я была свидетельницей на нескольких свадьбах. Обычно это было очень весело. Не скажу, что шикарно, но мы совершенно не страдали от отсутствия каких-то навороченных машин или еще чего-нибудь. Я знаю точно, что мои сокурсники по-другому ко всему этому относились. Легко очень. В семье мы оба с филологическим образованием и для нас книги – это особая категория. Иногда вообще цитатами общаемся – это очень много значит, когда такое поле взаимопонимания. То есть я говорю и знаю, что он вспомнит то же самое, что вспоминаю при этих словах я. Очень рада, что мой сын, который вообще не имеет никакого отношения к журналистике (экономист), читающий человек; у нас очень много общих любимых авторов. Точно также он цитирует наизусть разные произведения. И мы понимаем друг друга, понимаем, о чем идет речь. Здорово! Университет будет всегда. Потому что журналистика – вечная, в этом я совершенно убеждена. Могут изменяться носители информации, но люди, добывающие информацию, будут всегда. Это не зависит от времени. Это только кажется, что все меняется – на самом деле, все остается. Но это понимаешь потом, уже выпустившись, поработав. Я очень хочу, чтоб сохранился дух, братство. На факультете дают хорошую литературу, пусть в обязательном порядке, хорошие стихи, мысли, которые студенту помогают мыслить. Это накладывает отпечаток навсегда. Гуманитарное образование делает человека человеком. Я в этом абсолютно убеждена. на фото вера николаевна вручает диплом выпускнице отделения журналистики юфу. с 2005 года работаю в фирме (Тюмень), издающей журналы. Прошел путь от заместителя главного редактора в журналах «А-Форум» («АГРОФОРУМ», «АВИАФОРУМ»), «С-ОКРГУ СЕГОДНЯ» («СЕЛЬСКИЙ ОКРУГ СЕГОДНЯ») до главного редактора. Безусловно, то, что являюсь выпускником Ростовского университета, имело значение всегда при назначениях. Работники отделов кадров знают, что не всегда при подборе сотрудников появляется такая возможность принять специалиста, каковым себя считаю, имеющего два непрофильных образования (и особенно имело значение, что одно из образований было получено в РГУ). Общий образовательный уровень на факультете и отделении журналистики советского периода позволял выпускникам не только трудоустраиваться по специальности в различных СМИ по всей стране, но конкурировать во время прохождения испытаний по трудоустройству на государственную службу (партийные и комсомольские органы) по профессиям и должностям, не связанным с журналистикой. Например, как это получилось со мной. В свое время избрали Первым секретарем ГК ВЛКСМ в одном из городов ХантыМансийского автономного округ при десяти кандидатах. На фото вверху автор в студенческие годы, внизу - второй справа Боянович Всеволод Николаевич. В ера юЖанская: университет – это мы Выпускница 1979 года. Главный редактор газеты «Наше Время», председатель Союза журналистов Ростовской области. Профессии «журналист» нельзя научить, а вот подготовиться к ней без университета практически невозможно. Потому что вуз дает возможность получать знания, как будто заводит голову ключом. Без этого жить потом трудно. Часто задают вопрос: что для вас университет? Я всегда цитирую своего друга Сашу Иляева. Мы после выпускного расстались и очень много лет не виделись. Жил он в Киргизии, а времена были тяжелые – национальное самоопределение, новый общественный строй и др. Так вот Саша однажды написал: «Университет – это мы». Это так здорово сказано: это одно поколение, близкие люди, единомышленники, однокашники, которые во многом одинаково понимают мир. Не однотипно, а именно одинаково. Детали потом придают какой-то колорит. Главное – то, что хорошо и то, что плохо, мы воспринимаем одинаково. Вот это университет. Конечно, вспоминается многое, начиная с поступления – особенно эмоции. Написав сочинение, я решила, что не поступила. Тогда еще засчитывали золотую медаль, и мне, в принципе, нужно было сдавать один экзамен. Но я почему-то совершенно ясно видела одну запятую, которую я поставила не там, где надо, и поняла, что не поступаю. Пришла домой, трагически улеглась на диван и стала строить ужасные какие-то и страшные планы. Из размышлений меня вывел звонок с кафедры, мне сказали, что я поступила и нужно ехать на практику в колхоз. На этом все закончилось. Даже тему сочинения я не помню. Не менее курьезный случай был, когда экзамен у нашего курса принимал Корнилов Евгений Алексеевич. У меня тогда случилось романтическое увлечение, и было совершенно не до учебы. Так получилось, стыдно в этом сознаваться, почти семестр в университете я не появлялась: ни на одной из лекций Корнилова не была. А еще накануне экзамена мне надо было улетать к своему другу. Вернувшись утром в город с четким осознанием того, что надо идти сдавать зачет, я ехала на факультет. Вбегаю в коридор, сидят наши ребята (как сейчас помню, Сережа Болгарский и Коля Бондарев), говорю: «Так, где наша группа?». Они что-то пытаются мне сказать, а я уже вхожу в кабинет, на двери которого написано, что принимает Корнилов. Начала ему сдавать свой предмет, отвечать на какие-то вопросы – вроде бы все нормально. А потом Евгений Алексеевич берет мою зачетку и говорит: «Подождите, вы какой курс?». Я говорю: «Третий, а что?». И слышу в ответ: «Я принимаю у четвертого». Но он так хохотал и поставил мне зачет. Предметы были разными, но студенческая физкультура – это было страшное наказание. Хотя на нашем курсе были замечательные спортсмены – Лариса Бушнова, Витя Афанасенко и мой муж, Сережа Южанский, а я – болельщик. Можно сказать, что я была разбойником. Помню случай с преподавательницей Сердюковой, она читала какую-то тяжелейшую дисциплину у филологов. Она требовала удалить меня из университета в сопровождении милиции. Причин было несколько: я, во-первых, курила, а во-вторых, ходила в красном платье – и для нее это было непереносимо. Отличалась не только я. Мы бунтовали курсом, даже срывали комсомольские собрания. И очень не любили занудства. В ладимир сипетин: из тюмени слоЖно поддерЖивать связь курсы, был не только требователен, но и чрезвычайно благожелателен. Импонировало то, что он приучал нас думать и высказывать мысли, не боясь мнения авторитетов: «Подумай – скажи – сделай». В жизни пришлось не раз применять принципы, заложенные его спецкурсом «Моделирование в СМИП» при продвижении новых издательских брендов и «раскрутки» проектов. Например, как создать мысленно то, чего еще пока нет, но должно появиться: тема – с нуля, идея (реальная), логическая цепочка продвижения идеи (рисовали чертиков, квадратики, круги, стрелки – получилась картина, которую условно можно назвать «модель жизни через творческий процесс»)… А тогда, мягко говоря, думал, и на «фига» кому все это нужно, а если и нужно, то только не мне. Но по факту оказалось, что ту методологию и знания я до сих пор применяю. Подтверждением служат дипломы за победы во всероссийских и региональных конкурсах СМИ и награды Союза журналистов России. На заочном отделении посвящения не было (или я не помню), а вот когда перевелся на дневное отделение, такое посвящение было. Лично для меня посвящение произошло на втором курсе после первого семестра. Устроили его во второй группе Лена Афанасьева, Марина Гвозденко, Марина Галкина, Саша Кузнецова, Лена Костенко, Наташа Емельянова, Лена Мирошниченко и Артур Маркидан, Сережа Харичев, Геннадий Ляпичев, старостой был Володя Файков. До сих пор храню выписку из протокола заседания группы №1001. Лена Афанасьева написала: «Я считаю, что Володя Сипетин очень хорошо зарекомендовал себя как студент и общественник. Проанализировав его поведение в прошедшем семестре, мы удостоверились, что все его личные качества (отличная успеваемость, отличная посещаемость, отличное выполнение поручений) подходят лишь для второй группы» – как такое доверие можно было не оправдать. Официально являюсь выпускником отделения журналистики 1988 года, хотя большую часть обучения проходил с теми, кто закончил обучение в 1987 году. Поступал на факультет на дневную форму обучения в 1982 году, но недобрал должное количество балов. Причина банальна: только в начале июня 1982 года вернулся из рядов Советской Армии и был недостаточно подготовлен. Поэтому до творческого конкурса у меня и не дошло – только собеседование по публикациям из военных газет. В этом же году стал работать литературным сотрудником в газете «Слава труду» Кашарского района Ростовской области. Редактор Недодаев А.В., зная о моем желании (видел, как готовился в библиотеках и как получал через библиотечные коллекторы специальные книги) давал в разработку общественно значимые темы, которые позволяли раскрыться в профессии. Поэтому материалы на творческий конкурс при поступлении на ОЗО отделения журналистики были более профессиональными. Собеседовал лично Боянович Всеволод Николаевич. Почему такой чести был удостоен, до сих пор не знаю. Всеволод Николаевич был хорошим психологом. Он мог стоять в сторонке общаться с другими преподавателями, но слышать и видеть, что происходит в коридорах университета: как носятся первокурсники, с каким достоинством прогуливаются старшекурсники. В любом случае огромное ему спасибо, что он был таким человеком. Сам узнавал нас, предвидел и вел позже: от возможного кандидата на право носить студенческий билет в кармане до выпускника филфака. Евгений Валерьевич Ахмадулин в мою бытность студентом не был официально в штате факультета, но вел спецкурсы, работая заместителем главного редактора журнала «Известия Северо-Кавказского научного центра высшей школы». К студентам, которые посещали его спец- Марина Галкина посчитала, цитирую: «…Ребята, давайте возьмем Володю в нашу группу. Мне было бы обидно, если плодами моего труда (Володиным умением завязывать галстук и правильно оценивать произведения искусства) воспользовались бы девчонки другой группы» – как после таких слов не стремиться быть лучше. К чему это процитировал? Благодаря тому доверию и возможностям, открытости и доброжелательности, дружбе, которая возникает, мы порой только со временем начинаем ценить то, что было дано. Может быть, тот первый ликбез по искусству, преподнесенный Мариной Галкиной в одном из ростовских Музеев, где мы были с группой, а Марина экскурсоводом была только у меня, деревенского по сути парня, повлиял на то, что со временем, не обладая необходимым образованием (историческим), стал экспертом Росохранкультуры России. Спасибо вам, девчонки. Поэтому я дорожу Протоколом № 1001 второй группы не менее чем дипломом об окончании РГУ. Они со мною везде. В настоящее время живу в Тюмени, и мне очень не просто поддерживать личное общение с теми, кто обучался со мной в разные годы. Всех помню, слежу за их профессиональным ростом, благо, что современные виды связи и в первую очередь Интернет – это позволяет. С кем приходилось видеться и общаться (как по жизни, так и виртуально): Анатолий Кубышко (Ростов-на-Дону) работает в специализированном журнале (видимся на выставках в Москве), через соцсети иногда общаемся с Леной Афанасьевой (Москва), Мариной Галкиной (Давыдовой, Москва), Наташей Илющихиной (Ростов-на-Дону), Светой Гиляровской, в друзьях на Фейсбуке: Андрей Давыдов, Наташей Антоновой – пресс-служба «Ростсельмаш» (Ростов-на-Дону), Сережу Евсина вижу, когда приезжаю в Ростовскую область (он живет в Каменске-Шахтинском), с Петей Черненко – созванивались, переписываемся с Александрой Кузнецовой. До определенного момента я не имел отношения к журналистике. Более 20 лет был на госслужбе и только

[close]

p. 4

4 Молодой журналист. спецвыпуск к юбилею Е лена ширина: тому, чему нас не научили, мы научились сами Закончила отделение журналистики в 1984 году. В настоящий момент заведующая кафедрой СмК факультета филологии и журналистики. Не могу сказать, что я вела активную студенческую жизнь. В посвящении в первокурсники я не участвовала, экватор не отмечала. К модным студентам себя не причисляла, но губы всегда красила, когда на занятия приходила, кроме сессии. Какой уж тут макияж, после упорной подготовки и, как правило, бессонной ночи? Сессии воспринимала серьезно, готовилась почти всегда основательно, поэтому было трудно и не очень. Мой самый короткий экзамен был «Введение в литературоведение» у Валентины Николаевны Чубаровой. Желающие могли ответить без подготовки, ну я и решила рискнуть. Валентина Николаевна задала мне пять вопросов, на каждый ответ мне понадобилась одна минута, таким образом, за пять минут я сдала экзамен на пять. У нас были отличные преподаватели, боюсь кого-нибудь не вспом- нить, чтобы не обидеть, только некоторых назову: И. А. Слезина, А. А. Кузнецова, Н. В. Забабурова, Е. С. Жак, Люксембург А. М. (блок литературных предметов), Я. Р. Симкин, Е. А. Корнилов, А. И. Станько, А. И. Акопов, Е. В. Ахмадулин, В. В. Смирнов, И. С. Маилян (блок журналистских предметов). «Прозвища» им мы не давали. Как-то у нас это было не принято, слишком мы их уважали, так – сокращали именафамилии. Наши отношения скорее можно охарактеризовать как дружески-деловые. Я старалась в грязь лицом не ударить. Все предметы, так или иначе, оказались полезными. В меньшей степени только может быть блок экономических предметов. Ворчали мы, что много читать приходится и по русской и по зарубежной литературе, преподаватели иностранного языка «тысячами» мучили, но «грамматическая» база до сих пор в голове осталась и помогает и в поездках заграничных, и сыну уроки делать. Но, а литературные произведения, безусловно, сформировали наше мировоззрение, сделали нас людьми думающими, рефлектирующими. До сих пор вспоминаю из прочитанного в студенческие годы произведение Роже Мартен дю Гар «Семья Тибо». Очень уж я боялась, что на экзамене попадется это произведение, так-таки оно мне и попалось (закон). Ничего, справилась, получила оценку «отлично». Что касается журналистских практик, то особенно запомнилась практика на «Дон-ТР». Это хорошая школа преодоления неуверенности и быстрой ориентации «на местности». Шутка ли командовать, в то время уже известными, о п е р ат о р а м и , но они говорили так: «Ты начальник, ты и задачи ставь - что снимать и кого». Помнится, репортаж о медвежьей цирковой программе даже на летучке был отмечен. Выпускной мы праздновали в ресторане. Расставаться с университетом, с преподавателями было грустно, но чувствовали мы себя ужасно взрослыми и «крутыми». Отмечали в одном из крупных ресторанах города «Турист». Журфак мне помог в трудоустройстве. Меня взяли на работу в «Комсомолец» (ныне «Наше время») в информационный отдел и отдел писем, потом в университете я была лаборантом, а теперь преподаватель – заведующая кафедрой СМК. Со многими однокурсниками поддерживаю связь. Время от времени созваниваемся с журналистами Игорем Агафоновым и Татьяной Бондик, а также учителями Натальей Лукомской и Евгенией Медяник. Но дружу я только с Аленой Экономиди - начальником пресс-службы ростовского филиала «Ростелеком». Факультет для меня – это дружба, любовь, знания, молодость, преподаватели, но и в тоже время разочарования и суровые уроки жизни. Благодаря ему, я познакомилась с интересными, умными, творческими людьми и с людьми, дружба с которыми длится и по сей день. Факультет научил учиться, привил любовь к творческому процессу (почти юдмила зашева: работаю внештатным корреспондентом в … испании Окончила отделение журналистики в 1983 году. Живу в Испании, с журналистикой меня связывает моя работа внештатного корреспондента самого влиятельного частного телевидения Болгарии «бТВ». Практику после первого курса проходила в Ростове, в универитетской газете. Одним из первых моих материалов в ней было интервью с известным в те времена актером Евгением Леоновым, который как раз гастролировал в ростовском театре. Многие годы хранила эту публикацию, но потом потеряла в очередном переезде. С актерами у меня есть несколько историй. Например, когда училась, был очень популярен сериал «17 мгновений весны». А через год после окончания университета, уже в Болгарии, мне выпал случай познакомиться лично с «Штирлицем» – сопровождала делегацию советских актеров в Болгарии, в которой был и Вячеслав Тихонов со своей дочкой Аней. Вся моя карьера связана с Болгарией. Уже с первого курса стала регулярно выступать в передаче ростовского телевидения «Наш другарь Болгария». А и во время летней практики после 2-го курса в газете «Работническо дело» (орган печати тогдашней компартии Болгарии) зарабатывала довольно высокие в ту эпоху гонорары. Работала в нескольких центральных газетах Болгарии, а в последние годы – на телевидении. Вспоминаются длительные экзамены. Госэкзамен по истории КПСС пришлось сдавать 3 раза. Председатель комиссии была молодая преподавательница – такая целеустремленная, прямолинейная, которая обязательно хотела поставить мне пятерку и возвращала два раза, чтобы я подготовилась ответить на пятерку. Я довольствовалась было и на тройку, но она упорствовала: «Что это ты, хочешь завалить свой красный диплом!». «Зачем мне ваш красный диплом», – думала я, но делать было нечего. В конце концов, в третий раз получила я вожделенную пятерку. Все равно, потом, в жизни, этот красный диплом был мне ни к чему. Что красный, то и синий, журналистом не становишься одним дипломом, тем менее – его цветом (то есть, оценками в нем). Та же История КПСС, но на 4-ом (или на 5-ом? курсе). Другая преподавательница. Я готовилась до поздней ночи перед экзаменом, потом решила хорошо выспаться и войти с последними. Встала около 12-ти дня, спокойненько искупалась, пошла и… экзамен уже давно кончился. Преподавательница еще была в аудитории, но не захотела меня принять и велела явиться через неделю с другой группой, таким образом она думала, что мстит мне за то, что я ни разу не была на ее лекциях. Настоящим журналистом становишься не на факультете и не с теорией, а в практике. То, что на самом деле очень мне пригодилось в жизни, это предметы по русскому языку и испанский язык. Благодаря журналистике постоянно встречалась и встречаюсь с интересными людьми. Мгновения ФФЖ: Александра Кузнецова со студенткой, Александр Акопов, Сергей Строителев, Владимир Ладный, Петр Черненко и Елена Григорьева л весь наш курс, ну или большая его половина, работали и работают в журналистике), но самое главное дал толчок для осознания себя личностью. А тому, чему нас не научили, мы научились сами, для этого у нас были все возможности, которые и дал нам факультет. И вспоминаются мне, в основном, университетские дни, не школа. Нынешние студенты такие же красивые, молодые, стремящиеся что-то завоевать. Да и умственные способности у них ничуть не хуже наших, а иногда даже и лучше. Но вот интерес к учебе проявляют неохотно, все как-то на бегу, стараются все успеть, а ведь всем известно – «за двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь». И кто знает, что в жизни может пригодиться, может быть и «лишняя информация» на что-нибудь сгодится. Желаю им проявлять больше творческой инициативы, чаще смотреть на себя в зеркало, искать блеск в глазах, в жизни это очень понадобится. На фото вверху - Елена Ширина открывает заседание секции на неделе науки. Внизу - Николай Чеботарев вручает студенческий билет и зачетную книжку первокурснице специализации «Телевидения». Е вгений самохин: нет образования, кроме самообразования Окончил отделение журналистики в 1994 году. В настоящий момент – заместитель директора Технологического центра «Крестьянин». Свобода/литература/общага/пиво/единомышленники – пять ассоциаций жизни факультета моих студенческих лет. Зачетку и студенческий билет курсу вручал декан Корнилов Евгений Алексеевич. Все проходило тогда в 5-й аудитории корпуса на Университетском (там уже все поменялось). Посвящение в первокурсники прошло у нас довольно просто: мы крепко выпили в общежитии «4б». Из предметов, преподаваемых на факультете, очень помогли русская и зарубежная литература для расширения мировосприятия (вспоминаю до сих пор Достоевского, Гессе, Пелевина). А журналистские дисциплины совсем не помогли. Все пришлось осваивать по ходу дела. Уже на втором курсе я начал работать в газете «Крестьянин», почти сразу взяли тогда в штат. В «Крестьянине» и сейчас работает много выпускников разных лет – Василий Брусенский, Виктория Никитченко, Виктория Варежонкова, Тимур Сазонов и другие. Работаю на одном предприятии уже 20 лет: с 1991 года по 2004 – в издательском доме «Крестьянин», а с 2004-го – в Техническом центре «Крестьянин» в должности зам. директора типографии. С 2009-го преподаю на факультете «Современный полиграфический процесс». Мы с женой просились после первого курса поехать на практику в Ригу, в русскоязычную газету (не помню название), но Людмила Аполлонова сказала, что «факультет не поощряет туризм» и я прошел практику в «ЗаСове» (газета «За советскую науку!», ныне «Южный университет»), а Ира – в «Энтузиасте» (многотиражке обувной фабрике). Мои студенческие годы выпали на начало 90х, мы через день ходили в «Дунькин клуб». Там крутили Тарковского, Феллини, Антониони и т.д. Если ты не сходил на Тарковского, ты изгой и тебе не о чем разговаривать с приличными людьми. Зимой после первого и второго курсов мы с Ирой (и полкурса притащилось вслед за нами) ездили кататься на лыжах в Красную поляну. Там было (не поверите!) мало людей и отличное катание. В годы учебы я побывал и на студенческой свадьбе Наташи Олехнович и Димы Линенко. Торжество проходило на левом берегу в «Петровском причале». Дима вышел умыться и потерял обручальное кольцо, пришлось давать свое взаймы. Потом мы очень долго танцевали, и уже ночью ныряли с борта фрегата в Дон. Самая смешная история была, когда я ночью, с двух до четырех, в деталях пересказывал Гене Коськину «Братьев Карамазовых». На экзамене они ему и достались. Он повернулся ко мне и спросил: «Напомни, как их-то хоть звали, братьев этих?» Я очень часто прогуливал лекции. На 4-м курсе хотел бросить – было уже очень много работы. Я был очень молодой и нахальный. Уже три года работал в разных газетах. Казалось, что сейчас всех научу жизни. Выпускной мы праздновали в кафе на Комсомольской площади. Все напились, было весело. Помню, как Анжела Голосова целует Акопова. Люблю факультет так, как пишут в женских романах, «любят не за что, а вопреки». Надеюсь, лет через 10 здесь ничего не изменится. Может, только корпус на Пушкинской отремонтируют. Я не буду давать вредных советов нынешним студентам, они сами разберутся, пусть лучше посмотрят сериал Newsroom и почитают Стига Ларссона. Они сейчас вообще как-то меньше читают, запуганные очень. Я бы лучше сказал им, что нет образования, кроме самообразования. на фото евгений самохин образца начала 90-х гг. XX века и в наше вресмя.

[close]

p. 5

Молодой журналист. спецвыпуск к юбилею 5 выучил наизусть первую главу «Божественной Комедии». Помню и близко к тексту первую фразу «Повести временных лет»: «Се повести времяных лет, откуда есть пошла земля русская, кто стал в Киеве первее княжить...», а также ту, которая лучше всего передает дух среднего россиянина: «Велика и обильна земля наша, но порядка в ней нет. Приходите и правьте нами...» Мне кажется, через десять лет журфак прекратит свое существование, хотя филология, безусловно, останется. Для того чтобы быть журналистом, необязательно учиться: журналист – это талант, призвание, хобби. Хорошая журналистика – не следствие учебы в университете, а результат постоянной практики, хорошего владения литературным письменным и устным языком и большого объема осмысленного жизненного опыта. Через десять лет, возможно, останутся какие-нибудь курсы повышения квалификации или профориентации – не более того. Сегодняшних студентов я знаю, и могу сказать, что они оставляют желать лучшего как специалисты. Мой вредный совет студентам-журналистам такой: меньше занимайтесь спортом – когда отрастет пузо, не останется ничего другого, как, сидя в кабинете, строчить колонки в местные таблоиды. Больше трудитесь бесплатно, больше читайте. После учебы не будет возможности ни читать, ни бесплатно работать. Хотя для того, чтобы стать хорошим журналистом, мало чего-то «посмотреть» или «почитать», но чтобы не стать плохим – стоит прочесть роман Джека Лондона «Мартин Иден» и посмотреть фильм «Унесенные ветром» (двухсерийный, старый голливудский вариант). д митрий нефёдов: представитель последнего «советского» набора Учился на факультете филологии и журналистики РГУ в 1991–1996 гг. Есть у меня несколько ассоциаций с факультетом. Вот они. Храм – потому что вокруг умные, бледные лица и тишина, нарушаемая мерным голосом лектора. Склеп –потому что занятия на факультете начинались в 13.20 в разгар солнечного дня, а заканчивались в 18.10, когда вечерело (а зимой уже была кромешная темнота), и студенты «вываливались» на улицу, словно вурдалаки из фараоновой гробницы – взлохмаченные, усталые и сонные. Бастилия – потому что на факультете все время что-то «кипело», энтузиазм сталкивался с устоявшимся порядком, молодость с опытностью и пр. Парк культуры – потому что такие глубокие темы такими словами (как у наших доцентов и профессоров) за пределами университета, в миру, никто не обсуждал. Интеллигенция в перестроечный период вообще как-то сникла. Паноптикум – потому что «идеологическое» оружие, которым в период СССР выступала журналистика, за 1–2 года не смогло «перековаться» в «орало» молодой демократии. Преподаватели и принципы преподавания остались прежними – советскими, а политические императивы в обществе сменились на противоположные. Такой вот парадокс... Вопрос поиска работы во время учебы и после у нас не стоял. К вступительным экзаменам допускали лишь при условии наличия ходатайства от СМИ (тогда «рупора» партийных и комсомольских структур), с которыми абитуриент сотрудничал до поступле- ния на факультет. В моем случае это были издание ростовского горкома КПСС «Вечерний Ростов», а также издание ростовского обкома ВЛКСМ «Комсомолец» (ныне – газета «Наше время»). Таким образом, все учащиеся работали на внештатных должностях еще до поступления. Задание на творческом конкурсе у меня было такое: написать ответ на письмо в редакцию. В комиссии на творческом конкурсе были Л.В. Шибаева, И.С. Маилян и представители действующих СМИ. Я волновался, поскольку по результатам оценки, полученной на творческом конкурсе, я мог поступить на факультет без дальнейших экзаменов (у меня был диплом с отличием Ростовского строительного техникума, который давал это право). Мы учились во вторую половину дня, а первую половину практически все работали в редакциях, поэтому и летней практики отдельно вынесенной у нас не было – она была круглый год, летом же мы часть наших публикаций оформляли в виде дневника с ворохом вырезок из газет и журналов, синхронов и сценарных планов теле- и радиопередач. А вообще, практика – это когда работаешь на совесть и на работодателя, а зарплату при этом не получаешь. Первые материалы я, конечно, храню в виде вырезок, а дальнейшие уже особой цены для меня не имели: их были сотни, это стало рутиной, примелькалось. Самым первым был репортаж об экспозиции художественного батика в выставочном салоне Союза художников, опубликованный в «Вечернем Ростове» (строк на 150). Это был 1989 год. Мне было 16 лет, и до поступления на журфак еще было два года. Материал «под чутким ру- ководством» зав. отделом культуры «ВР» – Натальи Щербаченко – писался и переписывался две недели. Гонорар получил по почте – 1 руб. 50 коп. Было приятно. Я люблю журфак за то, что он заложил основу для многих направлений, которыми я занимался позже. Не люблю за качество преподавания половины предметов (каких – говорить не буду). Факультет научил меня находить любую информацию, системно рассматривать любую проблему, вообще, мыслить, привил любовь к серьезному чтиву и получаемым из книг знаниям. Но могу сказать, что некоторые спецкурсы мне совсем не пригодились: конфликтология, риторика, история зарубежной журналистики и история советской журналистики. А вот любимыми предметами были философия, основы верстки, издательское дело, репортерская работа, организация работы редакции, античная литература, литературоведение, древнерусская литература, введение в специальность, английский язык и физкультура. Я выступал за сборную факультета во всех видах спорта, первенствовал на университетской спартакиаде в легкоатлетических видах спорта (1 место в РГУ в беге на 1500 м, 3-е – в беге на 3000 м). И это было здорово! Большой привет моему преподавателю физкультуры – замечательному человеку – Николаю Трофимовичу Кейдану. Непосредственно учебный процесс и его итоги в зачетке я рассматривал как спорт: каждая оценка – очередной подход к штанге, каждая аттестация – предварительный отбор, каждая сессия – 1/8-, четверть- и полуфиналы, госэкзамены – финал, диплом – олимпиада (правда, она раз в четыре года проводится, а диплом – раз в пять лет). Самой тяжелой сессией была на пятом курсе: «последний бой – он трудный самый», как поется в песне. Трудно настроиться на сверхусилие, когда финиш уже – вот он, совсем рядом. А вот самой легкой была предпоследняя – потому что в преддверии «последней» сессии и грядущих «госов» нас, старшекурсников, стараются «особо не мучить». Прозвищ преподавателям мы не давали, но зато сочиняли эпиграммы. Вот, например вирши о Любови Васильевне Шибаевой (собственного сочинения): «Ваш голос с лондонским прононсом Известен всем, как «дважды два» Врасплох вас не застать вопросом, О вас расходится молва... Для вас весь мир с наукой связан. Так было, есть и будет впредь. Студент всегда всё знать обязан Писать же… может не уметь...» Несколько слов о Хазагерове-младшем: умный, влюбленный в науку, нетривиально мыслящий, способный увлечь экспромт-размышлениями, интеллигентный, не от мира сего, обаятельный человек. Атрибутом модного студента в то время были хорошие джинсы и часы, а также... деньги. Время было бедное и безденежное. Стипендии хватало на два «сникерса», три банки «колы» и проезд в течение месяца к месту учебы и обратно домой. Популярным спиртным напитком была водка Smirnoff. В кинотеатры в то время никто не ходил. Народ посещал видеосалоны, где за 1–2 рубля можно было на телеэкране посмотреть голливудские «хиты». Интернета не было, телевидение было слабым, поэтому читали по 5–6 книг ежемесячно, не считая кучи статейного материала. Припомнить что-то конкретное, конечно, можно – это, в основном, классика зарубежной литературы, историко-документальные издания, философские работы прошлого. Конечно, российская «перестроечная» литература, Н. Рерих, В. Пикуль, А. Солженицын, В. Набоков, А. Рыбаков и т.д. Многое из прочитанного засело в памяти. В 14 лет я Т имур сазонов: самое полезное — репортерское мастерство Окончил отделение журналистики в 2008 году. На данный момент – корреспондент газеты «Крестьянин». Учился я долго. В 2008 г. окончил магистратуру, в 2011 — аспирантуру. Поддерживаю связь со многими сокурсниками, знаю, где они работают. С кем-то просто редко вижусь. Как-то встретился на концерте с Юлей Сафарян, прямо ошалел от радости. Теперь еще лет пять не увидимся, к сожалению. Чем дальше, тем сильнее мне кажется, что кого-то из сокурсников во время учебы не разглядел, не узнал, недопонял. Очень жаль, конечно. Но менять что-либо, похоже, уже поздно — многие разъехались. Студенчество кончилось, и каждый получил от него столько, сколько мог. Вернуться обратно я бы не хотел — впереди слишком много интересного. С выпускниками разных лет я встречался во многих изданиях. Несколько лет назад работал с Евгением Грицуном, редактором журнала «Вестник строительства», и мы нежно дружим до сих пор, в газете «Южный репортер» – с Александром Воробьевым и Евгением Ракулем, в «Крестьянине» – с Георгием Серпионовым, Маратом Усенко, Ириной Самохиной, Викторией Никитченко. Первой моей полноценной работой была должность редактора отдела спорта в журнале «Ростов-City», получал около 10 тысяч рублей в месяц. Отдельные мои публикации появлялись на сайте «Кавказский узел», в «The New Times», «БОСС», «Бюджет», «Моя Балтика», «Фонтанка.ру», «Агробизнес», «Новой газете». На сегодняшний день моя работа – это лучшее из того, что было. Пишу о людях и для людей. Могу сказать, что при поиске работы помогает наличие какого-никакого опыта, полученного за время учебы, наглость, серьезное отношение к делу и отсутствие страха перед работодателем. Независимо от того, кто какой факультет окончил. Хорошая проверка серьезности отношения к профессии – это практика. Д е сятка моих любимых преподавателей выглядит так. Последовательность фамилий случайна. Е.В. Ахмадулин – мой бессменный научный руководитель и наставник – масштаб и колорит! О.Е. Гайбарян – фантастическая эрудиция, чувство стиля (во всем, начиная с одежды и заканчивая манерой держаться), благожелательность вкупе с ироничностью, блестящий лекторский дар, живость ума и вообще полное очарование. Е.С. Жак – неподражаемая манера речи, разумеется, и, главное, – самоирония. А.М. Бердичевский – некоторый мои знакомые до сих пор закатывают глаза, вспоминая его лекции. Люксембург А.М. – человечище. О.А. Джумайло – можно описать только междометиями: «О-ооо! А-аааа!» – был влюблен, что там, до сих пор теряю дар речи, когда вижу, и мычу что-то нечленораздельное. А.В. Кузнецова – мой лучший друг на факультете, и вообще, лучший друг студента (желательно — умного). Л.В. Шибаева – первый и очень хорошо запомнившийся пример человека-аналитика, плюс эрудиция, интеллигентность. М.М. Гордеева – всегда восхищался сильными, умными и порядочными женщинами. А.И. Станько – эрудиция и глубина, интеллигентность. С.М. Калашникова – женщина «Серебряного века», и этим все сказано. А.И. Акопов – человек непревзойденного обаяния, ума и профессионализма. Из всех дисциплин, что нам преподавали, без сомнений, самые полезные — репортерское мастерство (можно подробнее давать — и желательно практикам), жанры, этика СМИ, правовые основы (надо лучше — с кейсами), логика, стилистика и редактирование (любимое), история СМИ (да!), литература во всех проявлениях (тоже любимое) и русский тоже. Философия, история — для общей эрудиции необходимы. Есть и такие, которые не пригодились: смутно помнится «Система СМИ», экономика СМИ, что-то там лингвистическое, психология журналистики (хотя полезнейший предмет), социология-политология-экономика-правоведение (либо вообще не преподавать, либо гораздо более подробно), высшая математика, техника и технология — успела устареть, издательское дело (скучища), все, что связано с телевидением (не люблю) и с радио. Мало и плохо про Интернет, хотя Алексей Гарматин старался. В целом, факультет не научил меня некоторым практическим навыкам. А вот «научил учиться», думать и делать все самому. Самые главные качества, которые воспитал во мне журфак – умение что-то делать в экстремально короткие сроки, относиться ко всему проще и не быть занудой, хотя в последнем не уверен. Я люблю факультет за прекрасных умных людей, чудесную атмосферу благожелательности (хотя, конечно, бывало всякое) и свободолюбие. Не люблю — за преподавателей-теоретиков, порой рассказывающих ерунду. За то, что мало требовали и много прощали. За это же любил, кстати, когда учился — а теперь вот не люблю. Парадоксы возраста, однако. Нынешних студентов я знаю и сказал бы, что они чуть более инфантильные и невежественные, чем были мы, хотя это трудно представить, конечно. Но, с другой стороны, есть и жадные до знаний, активные, умные, критичные. По большому счету, студенты не меняются — и слава богу. Вот чего я бы им пожелал: Радуйтесь жизни, любите друг друга, читайте побольше, пейте, не бойтесь никого и не будьте легковерными. И если пришли в журналистику, имейте совесть заниматься этим серьезно. Любителей вешать лапшу и писать ерунду и так найдется предостаточно. И вредный совет – пейте не просто так, а с нужными людьми или с девчонками. Своему декану я бы представил широкую программу реформирования журналистского образования, если бы она имела хоть малейший шанс быть реализованной. Ну и спасибо, конечно. А вот ректору, уже бывшему, высказал бы все, что думаю о нем и о сокращении гуманитарных специальностей. Министра образования, впрочем, это тоже касается. Хочу сказать спасибо огромное преподавателям. Вы дали нам многое, но еще больше мы взяли от вас сами. Журналистика – лучшая профессия на земле. В журналистике должны работать только фанаты, это правда. Но они должны хорошо питаться, иначе натворят беды. С офья брыканова: любимым предметом была литература Окончила факультет в 1998 году. Сейчас заведует отделением ФГУП РАмИ «РИА-новости» по Южному федеральному округу. Связь поддерживаю со многими ребятами, поскольку из-за двух декретов училась на трёх курсах. Думаю, в моем круге постоянного общения, в том числе и дружеского, человек двадцать. Самыми любимыми предметами была отечественная и зарубежная литература. Они пригодилось мне и в профессии, и в жизни. Моя студенческая жизнь была далека от привычного представления. Акцент был не на учебе, а на семье. Но учиться было легко. Поэтому, наверное, мои ассоциации такие: рождение дочерей, чтение интересных книг, приятное общение с сокурсниками, постоянный цейтнот. Помню первую практику. Она же и стала определяющей в моей жизни – я пришла на «Дон-ТР» и влюбилась в новости. Тексты были телевизионные, не храню их, но первый, который был написан на 90% куратором по практике Кириллом Житеневым, помню очень хорошо. Первая работа – на гонорарной основе тоже «Дон-ТР», с записью в трудовой книжке была работа в студии «СИА-видео». Зарплаты были небольшие, если точнее, были одни траты – на дорогу и обеды. Спасибо моему мужу – он терпеливо финансировал этот период. Моя работа на сегодняшний день – это даже не работа, а любимое дело. Вредный совет журналистам – не смотреть на вещи традиционным взглядом. Не готова сказать, помог ли мне журфак в поисках работы или нет… Наверняка, помог. Но основополагающим в профессии журналиста, по моему мнению, всегда была активная гражданская позиция, а не базовое образование.

[close]

p. 6

6 Молодой журналист. спецвыпуск к юбилею А ндрей давыдов: среди однокурсников многие вообще ушли из Журналистики Окончил отделение журналистики в 1987 году. Много сокурсников, с которыми поддерживаю связь: попрежнему близко дружу с Хачиком Хутлубяном из Чалтыря, хотя видимся редко, но созваниваемся. Он был и редактором районки, и собкором «Рабочей трибуны» в Ростовской области, потом занимал посты в районной администрации, сейчас – помощник областного депутата. Среди других однокурсников – редактор глянца, корреспонденты, ответсек, многие вообще ушли из журналистики… Работал с Еленой Афанасьевой в областной газете «Комсомолец». Помогало не то, что я закончил журфак, а то, что я во время учебы сотрудничал с газетой – тогда я был внештатным корреспондентом «Вечернего Ростова». Соответственно были контакты и меня немножко знали в газетных кругах. Вступительные экзамены у меня принимал Евгений Ахмадулин. Очень доброжелательно был настроен, с учетом того, что у меня потерялись все публикации до моего ухода в армию, а были только две вырезки из дивизионной газеты да фантастический рассказ в журнале «Техника – молодежи», который к журналистике, понятно, имел мало отношения… Зато сам Евгений Валерьевич до сих пор помнит то собеседование! Как и я, конечно. Из того, чему учили, пригодилось все, потому что университетское образование дает базу для дальнейшего самообразования. Из прочитанного вспоминается до сих пор «Семья Тибо». Весь семестр мусолил эту бесконечную книгу, ничего другого из списка прочесть не успел, а на экзамене мне попался билет именно с этой книгой! Пожалуй, самой популярной музыкальной группой моих студенческих лет была «Машина времени». Сам я ее терпеть не мог, но все балдели. Если конкретно «Вот, новый поворот…» И еще «Наутилус Помпилиус» «Я хочу быть с тобой» – это уже мое. Редко ходил в кино. Помню только «Чучело» и «Асса». Многие фильмы поминались в цитатах – «Джентльмены удачи», «Иван Васильевич меняет профессию», «Семнадцать мгновений весны»… Да все шедевры советского кино. В ресторане «Интурист» праздновали выпускной. Как ни наша студенческая семья жила в общежитии на Турмалине. Стипендии в 40–50 рублей в 1988 году хватало на многое. Сразу же скажу, что была не ботаном, а самой настоящей прогульщицей! После первой сессии даже стоял вопрос о моем отчислении. После такого стресса взялась за ум и сдавала зачёты и экзамены на 4 и 5. Мне кажется, что многие предметы, по которым нас «гоняли» преподаватели, не сильно пригодились в работе, хотя для общего развития лишними не были. Из недостатков образования могу отметить тогдашнюю оторванность науки от реальной жизни. Университет давал академические знания, но мало времени оставалось на их практическое применение. Нынешнее студенчество совсем другое – многие ребята, как правило, со 2–3 курса подрабатывают по специальности. Слишком многое я успела реализовать в студенческие годы – влюбиться, выйти замуж, родить ребёнка, получить любимую работу, а с ней и высшее образование. И не устаю теперь говорить своим молодым коллегам: «Любите ли Вы журналистику так, как я? Для меня это увлечение всей моей жизни, а ещё мне за него платят деньги». странно, помню всё. Это народ, который поехал продолжать куда-то на квартиру, наверное, уже ничего не помнит. Запомнилась откровенность, которая тогда многих обуяла: кто кого любил втайне, кто в чем отличился, пожелав остаться неизвестным. Все это уходило в прошлое, а потому гриф «Сов. секретно» снимался навсегда… Первым местом работы после вуза была газета «Комсомолец», Ростов-на-Дону, Буденновский, 39 – корреспондент на гонораре. Выходило рублей под 80, иногда больше… А так в разное время – «Вечерний Ростов», «Комсомолец» (затем «Наше время»), газета «Крестьянин», «Приазовский край», «Экспрессгазета» (был собкором по совместительству)… Сейчас – обозреватель (ежедневная колонка + еженедельное обозрение). Редактирую также приложение «Массаракш! Мир наизнанку» Самый популярный анекдот ваших студенческих лет? Я всегда знал много анекдотов, но вспоминались они по случаю. Трудно сказать. Но вот, пожалуй, связанный с антиалкогольной кампанией: До революции на резкий стук в дверь реагировали так: газету под стол, водку – на стол. А теперь наоборот: водку под стол, газету на стол. блиЦ-опрос Г иляна гросул: любите ли вы Журналистику так, как я? с Надеждой Донгусловой, Галиной Козорез, Натальей Кульминовой (Колдаевой), Бадмой Харлуевой – все они выпускницы РГУ разных лет. Последние две до сих пор работают вместе со мной. По долгу службы часто общаюсь с Натальей Мухариновой (Долгиной). Забавно, но на ТВ я попала именно потому, что училась в альма-матер. Пытаясь устроиться в телерадиокомпанию, я неоднократно встречалась с ее руководством и каждый раз получала отказ. Возможно, потому что, не окончив вуз, боялась пробовать себя в качестве репортёра. Искала вакансию ассистента режиссёра. И вот в один из дней я случайно встретила Надежду Донгуслову (мы друг друга знали по университету), и она попросила её выручить – в редакцию ТВ-новостей срочно требовался корреспондент. Так я начала свою творческую карьеру. Это было смутное для России время: 3-4 октября 1993 г. Возглавляла нашу службу тогда известная телеведущая Александра Буратаева. Во время учёбы на 1-2 курсах Г Окончила отделение журналистики филологического факультета РГУ в 1995 г. После окончания 1-го курса я вышла замуж за своего однокурсника, а уже на 2-м курсе у нас родился ребёнок. Тогда нам пришлось перейти на заочное отделение. Это позволило мне одновременно с учёбой начать карьеру сначала на республиканском ТВ, а затем оно было реорганизовано в филиал ВГТРК. ...И уже 19 лет я продолжаю здесь творить, пройдя путь от корреспондента 8 разряда до зам. директора – начальника информационной службы. А поскольку мы учились как очно, так и заочно, то я могу что-то запамятовать. В числе моих сокурсников – Борис Гросул, Лариса Дрожанникова, Лариса Черникова, Игорь Порублев, Лев Сапунков, Лариса Скаева, Ирина Мургаева (Колдунова), Наталья Горяева, Константин Рыбалкин, Татьяна Слипченко, Ольга Хашум (Кузьмина), Наташа Драгомирова. Работать приходилось василий волков: тогда мне было Жутко стыдно – теперь смешно ный», «Титаник». Еще несколько замечательных картин, которые обсуждались в rewiew на занятиях по английскому у Спеченкина Виктора Ивановича – удивительного преподавателя, который до университета работал в ООН и жил в Африке. У нас никогда не разделялись на курсы, что бы что-то отпраздновать. Часто мы даже не очень-то помнили кто с какого курса. Факультет жил одним коллективом. В кафешке на первом этаже устраивались концерты и диско. Много талантливых музыкантов вышло из журфаковских стен. Надеюсь, и теперь ничего сильно не изменилось. В то время я болел телевидением. У нас тогда была своя телестудия, где довольно много студентов с разных курсов весело проводили время. Во главе студии восседал за пультами в кресле от самолета наш советский Боб ДеНиро – легендарный и многократно воспетый и экранизированный хипстер Алексей «Ай-яй» Мишин. Леша, сколько тебе удалось воспитать телевизионщиков! Рад, что у тебя учился. Ой, надо же на Вы!? После второго курса, я прописался в телекомпании «ДонТР». Было так интересно, что практика продлилась несколько лет. Я ничего не получал, кроме копеечных гонораров. Зато…. я заработал бесценный опыт и много друзей из числа настоящих профи. Окончил факультет в 2001 году. Когда я поступал, творческий конкурс был разбит на два этапа. Надо было принести несколько опубликованных работ, а потом аргументировать причины поступления. Александра Владимировна Кузнецова собеседовала меня. Кстати, я честно составил рейтинг преподавателей, но он не хотел умещаться в десять позиций. Потом мне стало стыдно, ведь я могу назвать лишь несколько человек, которых я вспоминаю с …прохладцей. Остальные были для меня семьей. Каждый из них – целая эпоха, огромный талант, харизма и авторитет. Скажу одно – берегите их. Кто-то из них еще молод, ктото приближается ко «второй пенсии», других уже нет с нами. Не стоит все измерять полезностью для будущей профессии. Все равно журфак не учит «ремеслу» – это с практикой приходит. Вас учат быть хорошими и умными, терпимыми и честными. Спустя некоторое время, эти слова перестали для меня быть красными. Широкий кругозор еще не отменяли в журналистике. Но парутройку предметов все же назову. Для меня стало очень важным посещать курс Любови Васильевны Шибаевой. Это буквально путевка в журналистскую жизнь. Я уже не припомню, как правильно назывались ее курсы, но правильно писать она нас научила. Также мне действительно понадобились лекции Кучеровой Греты Эдуардовны. Она читала историю зарубежной журналистики, где очень подробно рассказывала о методах пропаганды. Для пиарщика она была ценным преподавателем. Спустя некоторое время я очень нуждался в ее советах, мне нужно было бы о многом ее расспросить, но она ушла… Я горжусь, что учился у них. К примеру, был еще такой предмет – техника СМИ, который читала Марина Борисовна Ровно. Курс она прочитала быстро, были практические занятия, где мы вклеивали в альбомы различные графические и текстовые элементы газет. Однако Марину Борисовну полюбили все. Знаю, что помнят ее и теперь. Она уже давно живет за рубежом. Таких преподавателей и предметов было много. Это как пазлы, которые правильно сложились со временем. Некоторые пригодились только теперь. Не нужно игнорировать ничего! Нашим кинобогом был Тарантино: «Криминальное чтиво», «Бешеные псы», «От заката до рассвета»….Были «Пятый элемент», «Ромео+Джульетта», «Отчаян- А лександр ключников: никогда не забуду своих преподавателей! Окончил отделение журналистики в 1999 году. В настоящее время работает заместителем директора в «Аргументы и фактына-дону». Мое поколение училось в такие времена, когда компьютер был у пары человек с курса, а о мобильных телефонах мы могли только мечтать. Тогда самым популярным отдыхом студентов был Лиманчик, а не модные дорогие курорты. Я хорошо помню свой творче- ский конкурс при поступлении. Хоть я и работал на радио «ДонТР» с восьмого класса, сотрудничал с газетой «Семейный родник», всё равно было страшновато. Моими экзаменаторами были Любовь Шибаева и Грант Карташян. По их строгому виду сразу стало ясно, что тут вам не школа! Университет – дело серьёзное. Есть такие преподаватели, которых просто невозможно забыть! Ироничная Гайбарян, блистательный в своей любви к литературе и профессорской отстранённости от окружающего мира Люксембург, мудрая Шибаева, царственная Жак. И, конечно, же, великая, наводившая страх и ужас на всех студентов – Кучерова. Те знания, которые давала она, не получить, к сожалению, больше нигде. В студенческие годы во мне родилась любовь к зарубежной литературе. Все студенты знали любимые вопросы преподавателей. Гайбарян спрашивала, в сюртуке какого цвета пришёл Жюльен Сорель в дом господина де Реналя и почему? Полагалось ответить – в фиолетовом. А Люксембург непременно задавал вопрос, что увидел летчик, парящий над полем боя, в романе «Огонь». Ответ – молящихся по обе стороны поля солдат. Помню, что на третьем курсе мы сдавали экзамен по зарубежке чуть ли не до новогоднего вечера! Еще мне очень нравилась история зарубежной печати, а вот логику просто терпеть не мог. Не понимаю, зачем она вообще нужна была? Признаюсь: я часто прогуливал занятия. Но в те часы, когда все сидели на парах и изучали теорию, был на заданиях, писал материалы. Нужно было просто точно знать, на каких парах быть обязательно, а какие можно и пропустить. И практика для меня была формальностью, потому что я постоянно трудился в редакции. Если бы встретил своего декана, я бы ему обязательно сказал: «Евгений Алексеевич, вас помнят все Ваши студенты!» Уже после окончания университета я работал в еженедельнике «Домашняя газета», «Фармацевтический вестник», пресс-службе партии «Яблоко», пресс-службе выставочной фирмы, «Аргументах и фактах». На моей первой работе за статью об открытии магазина мне заплатили 1500 рублей. В переводе на нынешние деньги это всего лишь 15 рублей. Я бы не хотел давать будущим журналистам вредные советы. А вот полезный – с удовольствием. Подумайте, ребята, а журналистика вам на самом деле нужна? Это не такой уж и легкий труд. Когда вы ответите на него для себя, то есть все шансы пройти сквозь все трудности и стать настоящим профессионалом. - Самый долгий экзамен? Синтаксис у Галины Федоровны Рахимкуловой. Неделю трясешься до и три дня после. Что бы Вы сказали своему декану сейчас? Профессор Корнилов был замечательным ученым, дипломатом от природы и воспитанным джентльменом. Я это хорошо понимал тогда и сейчас. Наверно, попросил бы пару уроков политеса. Что бы Вы сказали нынешнему декану? Спасибо, что терпели меня тогда, уважаемая Елена Валентиновна. Лекции по какому предмету вы бы хотели читать нынешними студентами? За годы работы я стал разбираться в сфере общественных связей и пропаганде. Но еще крайне важным предметом, считаю журналистскую этику. Теперь в СМИ так много грязи и лжи, одни это делают с целью наживы, другие проводят тайную политику, третьи просто живут этим. Надо всегда помнить, что каждое слово из под Вашего пера может стать фатальным. блиЦ-опрос

[close]

p. 7

Молодой журналист. спецвыпуск к юбилею И скренне ваш, николай соколов… Окончил отделение журналистики ЮФУ в 2009 году. В настоящее время корреспондент филиала ГТРК ВГТРК «дон-ТР». Тот день в памяти останется на всю жизнь. Он пролетел так быстро, но, кажется, до него была... целая вечность. Передо мной был физфак РГУ... Да, именно физфак. Экзамены вступительные на журфак мы сдавали там... Самым первым и, пожалуй, главным экзаменом оказался «творческий конкурс» ...У меня его принимали Виталий Михайлович Винниченко и Наталья Алексеевна Кисель. До этого из «методички» узнал, что максимальные три балла можно было получить только членам союза журналистов. А какой школьник мог в одиннадцатом классе состоять в союзе? Но для меня, мечтавшего с детства поступить на журфак, это стало возможным. На экзамен я принес около тридцати публикаций. Вопросы, ответы.... Более часа общения, и мне все-таки поставили эти заветные три балла. Они стали решающими, и я поступил на отделение телевизионной журналистики. Быть репортером хотел с детства, когда еще маленьким смотрел сериал про новости по каналу «Останкино». Там безумная (в хорошем смысле) репортер местных новостей и оператор творили новости. Именно творили. Из преподавателей на факультете мне больше всех запомнилась Екатерина Сергеевна Жак. Вообще, древнерусская литература была моим любимым предметом. Без лести. Искренне. Журфаковцы обязательно вспомнят работу по ПВЛ («Повести временных лет»). Сдал ее с первого раза. Древнерусская литература – это история нашего государства, это страницы души прошлых поколений. Когда ты читаешь эти первоисточники, которым несколько веков… Другая речь, другое отношение к человеку. Ты видишь, как менялся народ России. Его душа. Многое сегодня следовало бы почитать и не студентам журфака. Еще один любимый преподаватель – Наталья Давидовна Дубовер, она вела историю театра. Я бы сделал этот предмет не факультативом, а обязательным. Это никому не помешает. Многие ни разу в театре не были и не знают, кто такой Станиславский или Немирович-Данченко. Помню, я написал пьесу, которую до сих пор мечтаю поставить. Это произведение, написанное всего на двух листочках бумаги, посвящено терроризму. Наталья Давидовна, прочитав сценарий, сказала, что если его поставить на сцене, то он может взбудоражить театр. Кстати, я понял, что живу по Станиславскому. Если мне нужно какой-то репортаж снять, то я ищу это в себе, пропускаю через себя. А вообще у нас было много разных преподавателей и предметов. И это все пригодилось в жизни, честно. Как я уже понял, знания лишними никогда не бывают. Вдруг ты окажешься в обществе статистов, и они заговорят о контент-анализе, а ты не будешь знать, что это такое. Нам о нем на последнем курсе Алла Григорьевна Беспалова рассказывала. Тогда я не понимал, зачем это нужно, сейчас – понимаю. Или когда ты гуляешь в каком-нибудь городе по паркам и видишь памятники писателям, произведения которых ты читал. Особенно, больше всего запомнил Бальзака «Отец Горио» и Данте «Божественная комедия». В жизни, наверное, тоже такое может быть – девять кругов ада. В зависимости от того, где ты живешь и в каком обществе. Могу долго рассказывать – почему именно эти произведения запомнились. В университете гуманитарные знания мне дали в совершенстве, а главное – научили мыслить и говорить. С журфака я вышел образованным человеком, что помогло поступить в магистратуру на юридический факультет. Единственное, мне не хватало практики. Но если у тебя есть любовь к своему делу, тогда ты всему научишься и наверстаешь упущенное не по твоей вине. Я начал работать с первого курса, а публиковаться еще до поступления. Помню, как конкурс на лучшую практику проходил, награду за лучший студенческий материал получал от своего редактора. Не как студент, а как сотрудник телекомпании. Мои первые тексты, конечно, оставляют желать лучшего. Тогда они были, как я думал « хорошими». Сейчас написал бы по-другому. Но всему свое время. Кстати, мой первый журналистский материал вышел в областной школьной газете «Класс», назывался «Беспризорность – так не должно быть». Я делал большой социальный проект о беспризорниках, и результаты этого исследования поместил в статье. То есть, поначалу я грешил, и свои наблюдения выдавал за журналистские материалы. А уже телевизионная работа впервые вышла на канале «Рен-ТВ Ростов». Это был репортаж про то, как город готовился к приезду президента Владимира Путина. Еще, помню, в период летний практики сделал интервью с Димой Биланом для журнала «Vokzal». Ответа от его продюсера ждал полгода. И потом мне пришло письмо, в котором было сказано, что после Евровидения Билан приедет на фестиваль «Пять звезд» в Сочи. Собственно, там интервью и состоялось. Когда начал работать, то приходилось пропускать лекции. Где-то у меня были недопуски, я даже очень долго не мог сдать некоторые предметы. Но университет все равно закончил. Не знаю, как я смог совместить работу и учебу. Сейчас вспоминаю это, как страшный сон. Вообще, во время учебы были разные ситуации, и это воспитало во мне жизненный ум, способность выдержать испытания. Я люблю факультет за то, что там учился. И когда прохожу по улице Пушкинской, теплых воспоминаний намного больше. Мне кажется, журфаковцы – это особая субкультура. Их сразу можно вычислить по необычному поведению, формату. А когда молод, когда в тебе есть энергия – ты можешь помогать людям. Нас этому на факультете тоже учили. Мне всегда говорили, и после я это сам понял, что если к журналисту относятся только хорошо, или только плохо – значит, это плохой журналист. А ваши материалы должны обсуждать и думать над ними! Кроме учебы много чего другого было. На одном из курсов участвовал в конкурсе «Мистер факультета филологии и журналистики». До сих пор помню свой номер, его придумали одногруппники: «якобы в университете я встречался с девушкой, но у меня было всегда только 50 рублей в кармане, а ей нужны были деньги. И она нашла состоятельного однокурсника, на том мы и расстались. Потом проходит тридцать лет. Она дома с деть- ми, муж на диване, а по телевизору показывают премию ТЭФИ, где меня награждают». Правда, конкурс «Мистер ФФЖ» так и не выиграл. Жаль, что оценивались не журналистские качества, а танцы и музыка. У меня есть одна мечта – преподавать на нашем факультете. Я бы хотел вести основы журналистики. Чтобы в тех, кто поступил, еще ярче «загорелось» желание стать журналистом. Брал бы студентов с собой на съемки, тем более, такая возможность есть. Главное – чтобы они не испугались преподавателя и не убежали. Сейчас часто вспоминаю один интересный случай. На первом курсе нам дали задание представить, что мы ведем программу «Доброе утро, Ростов». Я тогда даже не догадывался, что в будущем буду вести именно эту программу «Доброе утро, Ростов» на «Дон-ТР». Ирония судьбы какая-то. Закончил журфак и благодаря декану Елене Валентиновне Григорьевой. Она стала мне второй мамой. Всегда помогала преодолеть трудности и найти компромисс в сложных ситуациях. Вечный спор журфак или филфак. В моей жизни мне показался он ненужным. Журналист должен владеть языком, чтобы заставлять биться сильнее сердца людей. Когда мне говорят, что журналистика – вторая древнейшая, я шучу, искренне, нет, она самая первая. Ведь жизнь людей состоит из новостей. И пока мы живем на этой планете, они, обязательно, будут! А значит, профессия журналиста будет востребована. Дорогой журфак, с днем рождения! Хорошего потомства, и не забывай своих правнуков. PS: Ирония журналисткой судьбы. Есть песня из передачи канала «Россия», которую я помню с детства. Там строчка: «Я всегда с собой беру видеокамеру». Так вот, у меня сегодня с собой почти всегда видеокамера. Так, на всякий случай. Профессия обязывает. вается, была консультация, о которой мы не знали. Выручили однокурсники, которые позвонили и спросили, далеко ли мы от универа. Преподаватель объявил на консультации, что поставит зачет всем, кто придет сегодня. Нам повезло, в то утро мы находились от факультета близко, прибежали и получили самый быстрый зачет за все время обучения. Вообще все студенческие годы вспоминаются по большей части весельем и гулянием. Часто было так, что до факультета доходили, а вот до аудиторий нет. Стипендии, как правило, не было. А если и была, то это – слезы, ни на что не хватало. Хотя все равно умудрялись и пить, и гулять. В наши годы фаворитами среди алкогольных напитков был портвейн «777» и вермут «Анапа». Пили и покрепче. Было такое классное место – пятачок перед читальным залом зональной библиотеки, где всегда можно было прогуливать пары, не мешая, конечно, более ответственным студентам читать книги. В то время на удивление получалось все совмещать: учебу, работу (с четвертого курса я работал полный рабочий день), просмотры фильмов, я не пропускал ни одной премьеры – писал в «Кактусе» аннотации к фильмам. Но при всей такой веселой жизни все же отношу себя к эдаким ботанам, так как хвостов у меня никогда не было, долгов тоже, как-то так выходило. Хоть времени прошло и не так много, одно могу сказать точно: в студенческие годы нужно побольше веселиться, гулять, общаться с друзьями, наслаждаться всеми прелестями жизни молодых людей, так как с годами степень ответственности будет только расти: работа, семья, дети. Поэтому сейчас время учебы на факультете для меня – это молодость, дружба, новые увлечения, это особая «атмосфера», которая есть только там. Студенческие годы – лучшие годы! Это действительно так. м ария исаак: Журфак – это веселье, шум, экспрессия А Окончила университет в 2007 г. Работает в «Интерфакс-Юг». Сталкивалась с выпускниками нашего факультета по долгу службы довольно часто: с Евгенией Скорченко (сейчас она живет в Москве, работает в «ПРАЙМ-TACC» (группа РИА Новости), с Аней Казарян (пока она работала в пресс-службе ГИБДД области), с Мариной Чернявской (пресс-секретарь ГУ МЧС по региону), с Инной Чурляевой (пресс-секретарь «Донавиа»). Журфак – это, в первую очередь, веселье, шум, экспрессия. Это дружба и поддержка. Сейчас возникает такое ощущение, что этого даже было мало. С большим удовольствием увиделась бы сейчас со всеми. На творческом конкурсе со мной беседовала Алла Григорьевна Беспалова, которая оставила очень позитивные воспоминания. Посвящение в первокурсники проходило в клубе Big Sound, с дискотекой и смутно всплывающими в памяти конкурсами. Выпускной был замечательный, очень веселый, праздновали в ресторане «Голубое озеро» на Левом берегу За время учебы я умудрялась и нередко прогуливать лекции, и быть задолжницей (на первом и третьем курсах), а также исполнять обязанности старосты. Вот такое сочетание. Самым коротким и легким из всех был экзамен по основам ЗОЖ: я пришла с зачеткой беременная и сразу же ушла с зачетом. Со второго курса проходила практику в агентстве «ИнтерфаксЮг». Материалы храню до сих пор, но перечитывать боюсь. По окончании вуза, в июне 2007 г., туда же пошла работать на должность корреспондента с окладом 13 тыс. рублей. Сегодня «Интерфакс» для меня – любимая работа, которая приносит, может, и небольшой доход, зато массу позитива, веселья и хороших друзей. Стипендии хватало только на «Эзопик», а вот на модное «Клинское Аррива» и модный атрибут девочек – тонкие сигареты – нет. Я люблю факультет за то, что он познакомил меня с хорошими людьми, за теплые воспоминания и за работу, которую позволил получить. Вообще, он воспитал ответственность, работоспособность, целеустремленность, которые ой как пригодились потом. Во время поездки в Италию вспоминала Данте. Бывает, всплывает в памяти Бальзак, Гете, Достоевский. Думаю, факультет через 10 лет не очень изменится. Возможно, аудитории чуть обновятся современным оборудованием, и прогрессивнее станет молодежь. Если б мне предложили преподавать, я бы ответила: «Лучше не подпускайте меня к ним». Декану бы нынешнему пожелала спокойствия и долготерпения со студентами, а студентам дала бы такой вредный совет: учитесь списывать! И еще порекомендовала бы посмотреть фильмы «День выборов» и «День радио» – про нас, журналистов. лексей меркулов: пробуй все, пока молодой Окончил отделение журналистики в 2006 году. В настоящее время работает компании «Евродон» Сейчас я понимаю: как отлично мы проводили время. В последние месяцы учебы я часто думал о том, что скоро большая и важная часть моей жизни вот-вот пройдет. Есть такие вещи в жизни, которые хочется повторить еще раз. У меня одна из таких – студенческий выпускной. Отмечали его в ресторане «Отец», сейчас на этом месте – ресторан «Да Винчи». Помню, атмосфера была невероятная. Все веселились, были и преподаватели, которые тоже принимали активное участие в происходящем. Вечеринка закончилась только на рассвете, мы немного повандальничали на алее около администрации Советского района. Ужас. Вспоминать немного стыдно. Творческий конкурс при поступлении был важным испытанием. Надо было принести свои публикации, собеседование оценивалось по трехбальной системе: 0,1 и 2. Конкурс у меня принимал Грант Асканазович Карташян, это один из тех преподавателей, которых вспоминаю с особой теплотой и улыбкой. Я бы сказал спасибо многим хорошим лекторам нашего факультета за то, что они делились знаниями с нами. Они в это вкладывали душу. За что им спасибо вдвойне. Хотя иногда хотелось, чтобы в скучной теории было гораздо больше практики. Однажды в сессию с приятелем писали «медведи», а утром у нас, оказы-

[close]

p. 8

Молодой журналист. спецвыпуск к юбилею В ладимир колодкин: вы моЖете представить стихийный митинг студентов Журфака в ростове? тий и жилых домов. Пел он от души, громко, мощно. Репертуар был отборный – «АукцЫон», «Наутилус», «Чайф», «Чиж», «Ария», «Король и шут» и даже собственные песни на стихи Бродского и его собственные. Так что к третьему курсу «общажные» праздники уже не обходились без Козлова с гитарой. Чаще всего они проходили или завершались в комнате 954. Третья достопримечательность этой комнаты – гуманитарный филологический дух, царивший в ней. По соседству жили многие сокурсники по журфаку и филологии, и часто мы собирались вместе, чтобы обсудить книги, статьи, лекции, помочь друг другу понять тему, научное течение, поспорить, обосновать свои взгляды и, конечно, почитать друг другу свои стихи, рассказы. Мы вместе готовились к экзаменам, спорили до хрипоты о постмодернизме и его месте в общечеловеческой культуре, о языке и поэзии, о Боге и о журналистике, разумеется. Поэтому когда мне иногда говорят, что общежитие портит студентов, не дает учиться, я отвечаю, что это бред. Мне и моим друзьям общежитие помогало: учиться, понимать, взрослеть, жить. В 98-м году, когда я был на втором курсе, в стране грянул кризис, деньги обесценились, продукты резко подорожали. Я, например, не мог позволить купить себе даже чай. Поэтому привез из дома чабрец, который для меня собрала мама. Этот чабрец мы пили втроем. А еще именно тогда я научил Володю и Никиту есть топленый Выпускник отделения журналистики 2002 года. В настоящее время - Сложно описать один день из своей студенческой жизни. Каждый из них пролетал стремительно, был наполнен целым арсеналом ощущений, чувств, открытий, амбициозных и не очень планов, мечтаний и переживаний – и все это стреляло и взрывалось одновременно. Я жил в общежитии 4А, на 9 этаже, в комнате 954, «тройке» – старой, раздолбанной. Со мной в комнате жили Владимир Козлов, учившийся на филологии, и Никита Зинченко, студент журфака (он был на 2 года старше нас). Нам с Володей удалось раздобыть обычные кровати, а вот Никита, парень под 2 метра, широкоплечий азовчанин, умудрился найти старый раскладывающийся диван под свою комплекцию. И чтобы сэкономить пространство для жизни, мы однажды решили поставить диван между двумя кроватями и раскрыть его. Он как раз уместился. Получилась одна сплошная кровать. Гости нашей комнаты прозвали эту конструкцию «эродромом». Это была первая достопримечательность комнаты 954. Вторая достопримечательность – гитара и мощный голос Володи Козлова, которые с первых же дней хорошо были слышны соседям не только с 9-го, но и с 8-го и 7-го этажей. А при открытых окнах заказы Володе на «Ой-ё» или «Я хочу быть с тобой» делали жители соседних общежи- свиной жир, намазанный на хлеб. Первый раз, когда они увидели, как я уплетаю кусок хлеба, обильно смазанный жиром, посыпались шутки. Я же среди них был единственный из деревни, из поселка Коксового, а они – горожане: один из Волгодонска, другой – из Азова. Так что меня в очередной раз «причислили к лику» простых деревенских парней. А вот после августа 98-го года хлеб со свиным жиром с удовольствием уплетали уже и Никита с Володей. Вместе с «Анакомом», конечно, – в те годы это была самая популярная лапша быстрого приготовления с неистребимым вкусом пластмассы. Мы очень часто обсуждали лекции и книги, которые нас не оставляли равнодушными. Милорад Павич, Джон Фаулз, Набоков, Кэмпбел, Сервантес… Могли даже поругаться изза этого. Я, например, был в восторге от лекций по философии Елены Анатольевны Ромек. Именно благодаря ей я влюбился в концепции и идеи Платона, Канта, Гегеля и Ницше. Еще один переворот в мировоззрении и восприятии пропаганды произошел у меня благодаря Грете Эдуардовне Кучеровой, которой, к сожалению, уже нет с нами. Ее курс по теории журналистике, а фактически – по теории коммуникации и философии журналистики, познакомил меня с МакЛюэном, Поппером, Кастельсом, ЛеБоном, Бартом и другими выдающимися мыслителями современности. А как не вспомнить Татьяну Николаевну Засорину?! Именно она познакомила нас с маркетингом. Не просто познакомила, а подружила, привила к нему уважение и научила воспринимать масс-медиа как рынок, действующий по своим строго прописанным и определенным законам. Разумеется, я знал почти наизусть теорию типологии периодических изданий нашего любимого профессора Александра Ивановича Акопова! Его лекции по издательскому делу мы слушали с открытыми ртами. Александр Иванович блистал уникальной эрудицией, знаниями, основательностью в преподнесении любой темы и невероятным ораторским мастерством. Нельзя забыть лекций по психотерапии Александра Олимпиевича Бухановского, который приводил к нам на занятия душевно больных людей и после беседы с ними учил определять признаки шизофрении, паранойи (до сих пор помогает). И конечно, Жак! Древнерусская литература мне так и не пригодилась впоследствии в жизни, но зато Екатерина Сергеевна в присущей только ей аристократической манере научила меня во время одного из коллоквиумов по одам Ломоносова правильно произносить слова «Бог» и «Господь». Атмосфера на журфаке моего поколения была, разумеется, потрясающей. Другой она быть не могла и не может. Это был воздух свободы. Настоящей, без примесей, искренней и, к сожалению, утерянной. Мы – поколение 80-х, в нашем переходном возрасте развалилась страна, в которой мы родились и росли. Мы перестали быть пионерами, нас не ждали комсомол, партия – нас вообще никто не ждал. И нам никто ничего не обещал, потому что никто не знал, куда все движется и движется ли вообще. Помню, когда произошел захват «НТВ», то многие ребята с факультета вышли на стихийный протестный митинг возле ДГПБ. Это был первый и единственный раз в моей жизни, когда я тоже вышел, хотя и не люблю большие скопления людей. Сейчас вы можете представить себе стихийный протестный митинг студентов журфака в Ростове? Я не могу. Мы дышали этой атмосферой и не могли надышаться. Е катерина каныгина: привет из африки Окончила магистратуру отделения журналистики в 2008 году. В настоящее время работает на частном предприятии в Кении, руководит направлением маркетинга российского рынка и стран бывшего СССР. Ю лия уракчеева: делай, что долЖен, и будь, что будет! Окончила отделение журналистики в 2002 году. В настоящее время – региональный руководитель по связям с общественностью Amway. В то время, когда я поступала, сдавать творческий конкурс было необязательно. Однако мы с подругой его все-же прошли: перепутали. Я и сейчас помню название своей статьи: «Косметика в жизни американок», она была опубликована в ныне уже закрытой «Домашней газете». Сейчас смешно вспоминать: почему такая тема?.. Я не знаю. Наверное, потому, что собирать материал я в 16 лет толком не умела и, соответственно, написать могла только о том, о чем немного знала. Тогда мне привезли из Америки пару «девчачьих» журналов, и я сделала небольшой дайджест на тему косметических тенденций. Жизнь на факультете была разнообразной. Ктото участвовал в КВН, кто-то – в спортивных мероприятиях. По-разному преподавали и предметы. Некоторые из них, к сожалению, читали спустя рукава, и они не пригодились в будущем. Другие же, напротив, стали впоследствии очень важными. Уже после окончания вуза я поняла, насколько фундаментальными и полезными были курсы Аллы Григорьевны Беспаловой и «железной леди» Кучеровой Греты Эдуардовны (увы, уже покойной). Настоящим практиком я могу назвать Ирину Семеновну Маилян, она всегда была очень энергичной. Александр Короченский научил нас критичности и умению «отделять котлеты от мух». Захватывающими были лекции Люксембурга Александра Михайловича. Запомнились летние практики. Первая – в газете «Наше время». Руководителем у меня была благожелательная Любовь Позднякова. Тогда я писала небольшие заметки и репортажи. Один я помню до сих пор. Он назывался как-то вроде «Через призму стеклотары»: кто, где, когда и как в Ростове сдает стеклотару. Все материалы с практик я храню: у меня есть толстая папка с вырезками. Интересной была поездка с факультетской делегацией в Дортмундский университет (Германия). Я входила в группу, работавшую над русско-немецким словарем журналистских терминов. Вот такой межкультурный проект. С нашей стороны руководил декан, профессор Корнилов Евгений Алексеевич, с их стороны – профессор Пётткер. Изящная жена профессора Пётткера принимала нас дома и угощала блюдом «раклет»: это и пища, и ритуал. Было здорово. К тому же в один из свободных дней мне все же удалось съездить к друзьям в Берлин. В университете я пробовала себя в студенческой газете «Зеркало», выходившей в интернет-версии, и реже на бумаге. Но первой более-менее серьезной работой я могу назвать работу корреспондента в газете «Все для вас». Это издание содержало в основном объявления, но была и редакционная часть. Мы с приятелем, который меня туда и пригласил, писали небольшие обзоры по темам, которые газета считала наиболее актуальными для себя: он – недвижимость, я – рынок труда и, как ни странно, о знакомствах. Нелегко каждую неделю подавать новое информационное блюдо, но было много привилегий: например, комната с быстрым безлимитным интернетом в офисном здании принадлежала мне полностью. Дома у меня такой роскоши тогда не было. Семь лет проработала в газете «Город N». И в разное время там же работали мои бывшие однокурсники: Владимир Колодкин (ныне декан факультета ДГТУ), Владимир Козлов (ныне редактор журнала «Эксперт Юг»)… Из нашей группы «международников» в профессию пошли далеко не все. Кажется, четверо из двенадцати. Кто-то нашел себя в смежных областях, кто-то вообще в других, кто-то «работает мамой». ФФЖ научил меня: «Делай, что должен, и будь, что будет!». Недавно я сменила журналистику на PR – на данном этапе мне это интересно. Работаю в крупной компании, задачи разнообразны, каждый день новые. Умение грамотно писать, составление логически правильных текстов, владение английским – все эти навыки, отработанные на факультете, сейчас дали возможность получить престижную работу. Оглядываясь назад, я могу дать нынешним студентам несколько «вредных советов»: просто слушайте лекции, не пытайтесь искать работу и практиковаться в СМИ, пока не получите диплом. Обязательным атрибутом модного студента в мое не такое уж далекое студенческое время был мобильный телефон с собой и персональный компьютер дома. Из обучения на факультете очень ярко запомнились практики. Я храню все статьи, что когда-либо публиковались. Практику после первого курса проходила в газете родного города. Мой редактор решила устроить эксперимент – меня переодели в шахидку и отправили гулять по городу с большой сумкой. Статья произвела фурор, потому что милиционеры меня в упор не замечали, хотя везде были выставлены посты. За эту статью дали потом премию в номинации «Лучшая практика года». Я очень гордилась этим фактом и теперь, когда нужно подчеркнуть собственную значимость, включаю это в резюме. Я писала тогда хорошо, с большим жаром, чем в последние годы. Нынешним студентам: обязательно попробуйте отложить все на последнюю ночь, а потом на последние часы перед экзаменом. Быть ботаном – скучно: никакого адреналина. И еще – посмотрите фильм «Безумный город». Думаю, через 10 лет, наконец, появится вай-фай и вместо прогуливания лекций, все будут просто «сидеть в контакте», делая вид, что слушают. А если серьезно – думаю, технологии дадут о себе знать и факультет станет очень современным. Меня факультет научил искать информацию, быть настойчивой и продолжать видеть в людях людей. И я бы хотела научить нынешних студентов социологической публицистике (немного забытое направление). Авторы и, наверное, главные герои и героини будущих сборников о выпускниках: Студенты 2 курса: Александра Батышева, Юлия Постол, Зарина Киргуева, Нина малахова, любовь Абраменко, Стефания Камышанская, диана Ковалева, Евгения Чернышева магистранты 2 года обучения: Алексей Худояров, Анна дунина, Наталья давыденко, Ирина джения, Наталья Калашникова. Преподаватели, которые поделились с нами фотографиями: Алла Беспалова, марина Недогарко, Александра Кузнецова, Татьяна Засорина. Также использованы фотографии самих героев материалов, Андрея Свечникова и прессслужбы Южного федерального университета Мгновения ФФЖ: фотографии разных лет, присланные выпускниками

[close]

Comments

no comments yet