Антология женской поэзии

 

Embed or link this publication

Description

Современная русская женская поэзия

Popular Pages


p. 1



[close]

p. 2

Поэзия – женского рода Антология поэзии «Поэзия – женского рода» Издание подготовлено и осуществлено в рамках литературного проекта Русский Автобан

[close]

p. 3

Поэзия – женского рода Поэтическая библиотека Русского Автобана Серия основана в 2010 году

[close]

p. 4

Поэзия – женского рода Impressum Copyright: © 2013 «Поэзия – женского рода» Druck und Verlag: epubli GmbH, Berlin, www.epubli.de ISBN 978-3-8442-7511-7 Verfasser: Elena Ryschkova Maler: Karine Arutünova Umschlagkonzept und design: Oleksandr Brodskyy Umschlagfoto: Nat Izotova Druck und Verlag: epubli GmbH, Berlin, www.epubli.de Geschätsfürer: Dr. Jörg Dänemann, Kaspar von Mellenthin Handelsregister Charlottenburg, HRB 108995 Das Werk ist urheberrechtlich geschüzt. Sätliche, auch auszugsweise Verwertungen bleiben vorbehalten. Printed in Germany Druck und Verlag: epubli GmbH, Berlin, www.epubli.de

[close]

p. 5

Поэзия – женского рода Издание ноябрь 2013 Copyright: © «Поэзия – женского рода» /Сост. Е.Рышкова. – Берлин,: epubli, 2013. –с. 308.: ил. 25 (Поэтическая библиотека Русского Автобана) ISBN 978-3-8442-7511-7 Составитель: Елена Рышкова Художник: Каринэ Арутюнова Оформление: Александр Бродский Фотография обложки: Nat Izotova В книгу вошли произведения женщин-поэтов, чьи произведения были номинированы к изданию редколлегией книги и конкурсом Согласование времён Printed in Germany. Druck und Verlag: epubli GmbH, Berlin, www.epubli.de

[close]

p. 6

5 Поэзия – женского рода

[close]

p. 7

6 Поэзия – женского рода Номинаторы авторов в книгу «Поэзия – женского рода» Борис Кутенков Родился в 1989 году в Москве. Родным городом считает Лакинск Владимирской области. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького (2011), пишет кандидатскую диссертацию на тему «Творчество Дениса Новикова и Бориса Рыжего в контексте русской лирики XX века». Живет в Москве, работает специалистом по учебно-методической работе кафедры теории литературы и литературной критики Литературного института им. А.М. Горького. Дмитрий Артис Родился в 1973 году г. Королёв Участник литературной группы «Рука Москвы». Директор творческого объединения «Театральный особнякъ». По пьесам поставлены спектакли более чем в двадцати театрах по всей России и ближнему зарубежью. Печатался в периодических изданиях: «Другие берега», «Сетевая поэзия», «Современная поэзия», «Российский колокол», «Литературная газета» и др. Книги стихотворений: «Мандариновый сад» (2006), «Ко всему прочему» (2010 г.) Евгений Орлов Родился 14 сентября 1960 года в Риге в семье актеров. Окончил филфак ЛГУ, работал учителем, журналистом в прессе и на ТВ. Член Союза журналистов Латвии. Победитель литературного конкурса Союза писателей Латвии и Посольства России в Латвии. Лауреат конкурса им. Н.Гумилева в 2004 и в 2006 годах. Организатор и ведущий литературных конкурсов Кубок мира по русской поэзии и Чемпионат Балтии по русской поэзии Елена Крюкова Русский поэт, прозаик, искусствовед. Родилась в 1956 году в Самаре. Живет в Нижнем Новгороде. Окончила Московскую государственную консерваторию (фортепиано, орган) и Литературный институт им. Горького

[close]

p. 8

7 Поэзия – женского рода (семинар А. Жигулина, поэзия). Публикуется в литературнохудожественных журналах России (“Новый мир”, “Дружба народов”, “Знамя”, "День и Ночь", "Сибирские огни", "Байкал", "Вертикаль. XXI век", “Москва”, “Юность”, “Согласие”, "Земляки" и др.). Член Союза писателей России с 1991 г Автор пяти книг стихов (“Колокол”, “Купол”, “Кровь польских королей”, “Сотворение мира”, "Зимний собор"). Елена Сафронова Родилась 2 мая 1973 в Ростове-на-Дону — русский литературный критик, прозаик. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве (1995).Работает в жанре критической публицистики. Обозревает поэтическую составляющую журналов «Арион», «Воздух», «Кольцо А» в рубрике «Поэзия: что нового?» журнала «Бельские просторы».Член Союзов российских писателей, писателей Москвы, журналистов России. Сотрудничает с московскими изданиями, проживает в Рязани. Кирилл Ковальджи Родился 14 марта 1930 — русский поэт, прозаик, литературный критик и переводчик. Главный редактор журнала «Кольцо А». Заслуженный работник культуры Российской Федерации(2006). Михаил Гофайзен Родился в Москве в 1956 г., где окончил институт, затем преподавал филологию и философию. В 80-х переехал в Таллин, в 1992 г. получил эстонское гражданство. Автор статей в некоторых научных и популярных изданиях. Живет и работает в Таллине Сергей Главацкий Поэт, драматург, музыкант. Родился и живёт в Одессе. Председатель Южнорусского Союза писателей (Одесская областная организация Конгресса литераторов Украины, Одесская областная организация

[close]

p. 9

8 Поэзия – женского рода Межрегионального союза писателей Украины), член правления Конгресса литераторов Украины. С 2002 года – главный редактор литературного проекта «Авророполис» (www.avroropolis.od.ua). Составитель Одесской антологии поэзии «Кайнозойские Сумерки». Организатор Международного поэтического фестиваля «Провинция у моря» 2013 г. в Одессе. Лауреат Всеукраинской литературной премии имени М. Матусовского. Сергей Пагын Поэт, автор стихотворных сборников «Обретения», «Прогулка в ноябре», «Сверчок в радиоприемнике», «Перед снегом». Член Ассоциации русских писателей Республики Молдова. Живет в городе Единцы, Молдова Литературный конкурс «Согласование времён» http://soglasovanie-vremen.ru/ Международный Литературный конкурс «Согласование времен» проводит сайт «Русский Автобан/Russische Autobahn» http://rus-autobahn.ru/ Координатором и литературным редактором конкурса является Елена Рышкова Юлия Подлубнова Родилась в 1980 г. в Свердловске. Детство провела в п. Бобровский Сысертского р-на Свердловской обл. В 1991 г. переехала в Свердловск. В 2002 г. окончила филологический факультет Уральского университета им. А.М. Горького. Кандидат филол. наук. Победитель конкурса молодых ученых УГТУ-УПИ в номинации "Гуманитарные науки" (2009 г.). С сентября 2012 г. - зав. музеем "Литературная жизнь Урала ХХ века".

[close]

p. 10

9 Поэзия – женского рода

[close]

p. 11

10 Поэзия – женского рода О женской и мужской поэзии Владимир Губайловский Женский голос А бывает ли и правда поэзия мужская и поэзия — женская? Или все это — проблема стихотворных девиц и дамочек, заполняющих своими творениями резервации “гендерных” альманахов? Проблема на самом деле — новая. До ХХ века женщина обычно была лишь объектом поэтического высказывания. А исключения оставались исключениями. В двадцатом веке ситуация изменилась радикально. Женский голос стал не только слышен, он стал одной из доминант современной поэзии. Можно сказать, что это следствие тотальной эмансипации во многих (во всех?) сферах человеческой деятельности. Женщина вошла в области творчества и мысли, которые казались чисто мужскими, — как Юдит Полгар в десятку лучших шахматистов мира. Но что же изменилось в самой поэзии после того, как женский голос стал ее неотъемлемой частью? Какие новые звуки и смыслы открылись? Чего не могли сказать мужчины? Не только “этнографически” (без женщин народ не полный), а именно поэтически? Какие “новы, тайны (глубокие, пленительные тайны)” открыл женский голос в стихах? А то, что открытия совершились и продолжаются, несомненно. Женщина пришла в поэзию и заговорила своим языком. Но когда она пришла в поэзию, эта самая поэзия уже существовала сотни лет (русская) и тысячи лет (мировая) и была пропитана традицией. Тяжелое поэтическое слово резонировало и звучало в толще времени и языка. И всю эту поэзию создали мужчины. Каролина Павлова (едва ли не первый самостоятельный женский голос в русской поэзии) написала:

[close]

p. 12

11 Поэзия – женского рода Вот и теперь сомнение одно мне Пришло на ум: боюсь, в строфе моей Найдут как раз вкус “Домика в Коломне” Читатели, иль “Сказки для детей”... Дело не только в том, что читатели заподозрят эту поэзию во вторичности, но и в том, что сама Каролина Павлова не вполне уверена в своей самостоятельности. Легкость копирования формы — это самая явная опасность, которая встретила женщину на пороге поэзии в начале ХХ века. Чужое дается легко, потому что в чужом мы не чувствуем глубины, не знаем трудности рождения. Это ведь многие знания — источник печали. А незнание рождает уверенность неофита и дилетанта. Оказалось, что это очень легко: немного “этнографии”, отлитой в уже созданный (правда, совсем для других целей) сосуд, и — вот уже появились стихи, и вроде не хуже других. Женская поэзия, если так можно сказать, “младшая” по отношению к “мужской”. Она пришла на готовое. Это то, в чем Тынянов обвинял Ходасевича, и сам Ходасевич — Георгия Иванова. Тынянов пишет: “В стих, “завещанный веками”, плохо укладываются сегодняшние смыслы. Пушкин и Баратынский, живи они в нашу эпоху, вероятно, сохранили бы принципы конструкции, но и, вероятно, отказались бы от своих стиховых формул, от своих сгустков”. Однажды обожженную глину нельзя использовать для новой формы. Нужно искать свою глину. Не случайно, размышляя о современной ему женской поэзии, Максимилиан Волошин пришел к такому выводу: “женщина сама не творит языка, и поэтому в те эпохи, когда идет творчество элементов речи, она безмолвствует. Но когда язык создан, она может выразить на нем и найти слова для оттенков менее уловимых, чем способен на это мужчина”. Это и есть явный примат содержания над формой. И этот соблазн — работа с готовой формой — лукавой легкостью встретил женщину на пороге поэзии в начале ХХ века, и встречает до сих пор, каждую, кто осмеливается к ней приблизиться. Женщина принесла в поэзию свое особенное содержание, но ей еще предстояло поверить в собственное, новое и острое зрение.

[close]

p. 13

12 Поэзия – женского рода Перо задело о верх экипажа. Я поглядела в глаза его. Томилось сердце, не зная даже Причины горя своего. (Анна Ахматова) Первая строчка — поэтическое открытие. Остальное — его формальное оправдание, попытка убедить себя и окружающих (в первую очередь мужчин), что это действительно так важно. Чтобы написать, как перо задевает о верх экипажа, нужно это почувствовать. Но этого мало. Нужно быть уверенным, что это твое ощущение безусловно ценно, что эта деталь говорит настолько о многом, что может быть поводом для поэтического высказывания. Мужчина, вероятно, способен обратить внимание на это самое перо, но вряд ли оно станет для него тем центром, вокруг которого вращается мир. Женщина пришла в поэзию не только с новым содержанием, но и с новой аксиологией. Пришла и столкнулась с необходимостью сломать готовую форму. Но не для того, чтобы отбросить, а чтобы выстроить ее заново. Ей понадобилось как бы заново прожить историю мировой поэзии в ускоренном времени, чтобы стать рядом с мужчиной. Первый барьер женщины, пробующей свой поэтический голос, — отказ от легкописи. И каждый подлинный женский поэтический голос взламывал эту легкопись, чтобы выстроить только свою, ни на что не похожую, единственную форму. Можно спросить: а разве мужчине не приходится проходить тот же путь? Как ни странно, обычно нет. У мужчин-поэтов голос ставится трудно, борьба с формой в юности и молодости тяжелая и долгая, но если она заканчивается удачей, то это — самостоятельный голос. Мальчики пишут стихи очень плохо. Девочки — чисто и бойко. Женщине фактически приходится начинать с отрицания формы, которая ей как бы изначально дана, с необходимости отречения от той “культурной ренты”, на которой можно какое-то время (иногда и всю жизнь) паразитировать, но создать свое — невозможно. Если такого радикального отказа не происходит, то рождаются те самые сладковатые и безликие километры ровненько подрезанных стихов,

[close]

p. 14

13 Поэзия – женского рода за которыми укрепилась слава “женской поэзии” в уничижительном смысле этих слов. Ирина Роднянская в рецензии, написанной в 1962 году, но опубликованной лишь недавно*, разбирает книгу Беллы Ахмадулиной “Струна”. Особая ценность рецензии именно в том, что она является непосредственной реакцией на только что вышедший сборник стихов молодого поэта. Сегодня тaк увидеть творчество Ахмадулиной уже невозможно. Роднянская называет молодых поэтов, которые пришли в русскую поэзию и изменили ее звучание к 1962 году: Владимир Соколов, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Юнна Мориц, Новелла Матвеева — трое из них женщины. Это уже не случайность и не исключительность — это норма. В русской поэзии начинает звучать мощный хор женских голосов. Критик, сама в то время совсем молодая женщина, пишет: “Ахмадулина все время жаждет транспонировать буднично-реальные предметы и ситуации из тональности житейской в тональность возвышеннопатетическую. Она осуществляет эту операцию с несколько механическим совершенством — набрасывая, не без помощи “старинного слога”, — на мелочное, бытовое декоративный покров”. Здесь сказано о двух противонаправленных движениях: приближении к реально-вещному ряду и отталкивании от него. Попытка выхода к возвышенной патетике — старинному слогу и строю, который поэт проживает и выстраивает заново, уже не как случайный и заемный, а как свой, единственный и цельный. Мне кажется, что в поэзии Ахмадулиной женский голос нашел свое почти формальное выражение. И некоторая “механистичность” не случайна. Форма осознана и выражена явно. Робея, я сама вхожу в игру, и поддаюсь с блаженным чувством риска соблазну металлического диска, и замираю, и стакан беру...

[close]

p. 15

14 Поэзия – женского рода Марина Кулакова недавно написала в статье “Женский миф”**, разбирая антологию женской поэзии “Московская муза”: “Но каков же лейтмотив, если внимательно прочитать и перечитать эти строки?.. Нежность к миру? — как услышано и озвучено на презентации антологии Владимиром Губайловским?.. Нежность есть, как же без нее. Однако в любом случае мужчина услышит в женских словах только то, что хочет услышать. Нет, не нежность — лейтмотив этой книги. А отчуждение от мира. Попытка понять и преодолеть его. Отчуждение. Оно выплескивается в огромном диапазоне”. Я говорил не столь прямолинейно. Но здесь не хочу возражать Марине Кулаковой, а напротив, с ней полностью соглашусь. Да, отчуждение. Да, дистанция. Женщине это трудно, а потому это преодоление продуктивно. Мужчине усилие абстрагирования дается проще. Мужчины слишком долго учились ненавидеть. И, в общем, научились. А ненавидеть можно только абстрактные объекты: конкретного человека, у которого стерты до крови ноги, — ненавидеть нельзя. Он слишком конкретен. А женщина помнит о его стертых ногах. Так устроено ее зрение. И этот конкретный мир конкретного человека оторвать от себя и увидеть со стороны — достойная поэтическая задача. Охранительная функция женщины останется всегда. И если женщина откровенно заявляет, что ненавидит этот мир и желает ему скорейшей погибели — это может быть искренне, но и чем-то самоубийственно. Цинизм женщины — это именно “особый цинизм”. Не возвращайся: здесь опять гебня И пародируется застой. Не думай про меня Я человек пустой Вместилище дерьма, узилище огня Как дерево в грозу Как топка для Лазо

[close]

Comments

no comments yet