Сказка о царе Салтане 1905

 
no ad

Embed or link this publication

Description

для школьников

Popular Pages


p. 1



[close]

p. 2



[close]

p. 3



[close]

p. 4



[close]

p. 5

Три дѣвицы ПОДЪ ОКНОМЪ Пряли поздно вечеркомъ. „Кобы я была ц.арица“, Говоритъ одна дѣвица, „То сама на весь бы міръ Приготовила я пиръ". „Кобы я была царица", Говоритъ ея сестрица, „То на весь бы міръ одна Наткала я полотна". „Кобы я была царица", Третья молвила сестрица, „Я бъ для батюшки-царя Родила богатыря". Только вымолвить успѣла, Дверь тихонько заскрипѣла, И въ свѣтлицу входитъ царь, Стороны той государь. Ко все время разговора Онъ стоялъ позадь забора; Рѣчь послѣдней по всему Полюбилася ему. „Здравствуй, кроеная дѣвица", Говоритъ онъ, „будь царица, И роди богатыря /Ѵінѣ къ исходу сентября5ы жъ, голубушки=сестрицы, выбирайтесь изъ свѣтлицы, Поѣзжайте вслѣдъ за мной, Кслѣдъ за мной и за сестрой : Будь одна изъ васъ ткачиха, А другая повариха". Къ сѣни вышелъ царь-отецъ, Кеѣ пустились во дворецъ. Царь недолго собирался: Къ тотъ ж^ вечеръ обвѣнчался» Царь Салтанъ за пиръ честной Сѣлъ съ царицей молодой, А потомъ честные гости На кровать слоновой кости Положили молодыхъ И оставили однихъ. Къ кУхнѣ злится повариха, Плачетъ у станка ткачиха, И завидуютъ онѣ Государевой женѣ. А царица молодая, Обѣщанье выполняя» Съ той же ночи понесла. Къ тѣ поры война была: Царь Салтанъ, съ женой простяся, На добра'коня садяся, €й наказывалъ себя Поберечь, его любя. /ПеждУ тѣмъ, КОДЪ онъ далеко Бьется долго и жссток°, Наступаетъ срокъ родинъ; Сына Богъ имъ далъ въ аршинъ. И царица надъ ребенкомъ,

[close]

p. 6



[close]

p. 7

5 Кацъ орлида надъ орленкомъ. Шлетъ съ письмомъ она гонда, Чтобъ обрадовать отда. Л ткачиха съ поварихой, Съ сватьей бабой Бабарихой, Извести ее хотятъ, Перенять гонда велитъ; Сами шлютъ гонда другого Котъ съ чѣмъ отъ слова до слова: „Родила дарида въ ночь Не то сына, не то дочь: Не мышенца, не лягушку» А невѣдому звѣрюші<У“. Цацъ услышалъ дарь=отедъ, Что донесъ ему гонедъ, 5ъ гнѣвѣ началъ онъ чудесить И гонда хотѣлъ повѣсить; Но, смягчившись на сей разъ, Далъ гондУ тацой прицазъ: „Ждать дарева возвращенья Для законнаго рѣшенья44. Ъдетъ съ грамотой гонедъ И пріѣхалъ нацонедъ. А тцачиха съ поварихой, Съ сватьей бабой Бабарихой, Обобрать его велятъ. До=пьяна гонда поятъ, И въ суму его пустую Суютъ грамоту другую— И привезъ гонедъ хмѣльной Къ тотъ же день прицазъ тацой: „Дарь велитъ своимъ боярамъ, времени не тратя даромъ, И даридУ, и приплодъ Тайно бросить въ бездну водъ**. Дѣлать нечего: бояре, Потуживъ о государѣ И даридѣ молодой, Къ спальню цъ ней пришли толпой, Объявили дарсцУ волю— €й и сыну злую долю, Прочитали вслухъ Указъ, И дариду въ тотъ я<е часъ Къ бочцУ съ сыномъ посадили, Засмолили, покатили И пустили въ оціянъ— Такъ велѣлъ=де дарь Салтанъ. Къ синемъ небѣ звѣзды блещутъ, Къ синемъ морѣ волны хлещутъ; Туча по небу идетъ, Бочца по морю плыветъ. Словно горькая вдовида, Плачетъ, бьется въ ней дарида : И растетъ ребенокъ тамъ Не по днямъ, а по часамъ. День прошелъ, дарида вопитъ... А дитя волну торопитъ: „Ты, волна моя» волна! Ты гульлива и вольна; Плещешь ты, цУда захочешь, Ты морсціе цамни точишь, Топишь берегъ ты земли, Подымаешь к°Рабли— Не губи ты нашу душу, выплесни ты насъ на сушу!44 И послушалась волна: Тутъ я<е на берегъ она БочцУ вынесла легонько И отхлынула тихонько. /Ѵіать съ младендемъ спасена: Землю чувствуетъ она. Но изъ бочци кто ихъ вынетъ? Богъ неУжто ихъ покинетъ? Сынъ на нояіЦи поднялся, Къ дно головцой уперся* Понатужился немножко: „Кабы здѣсь на дворъ окошцо Намъ продѣлать?44 молвилъ онъ, Кышибъ дно и вышелъ вонъ. /Ѵіать и сынъ теперь на волѣ, ^идятъ холмъ въ широкомъ полѣ; ре синее кРІ^гомъ, Дубъ зеленый надъ холмомъ. Сынъ подумалъ: „Добрый ужинъ Былъ бы намъ, однацо, нуженъ44. Ломитъ онъ у дуба сукъ И въ тугой сгибаетъ луцъ. Со креста шнурокъ шелковый, Натянулъ на луцъ дубовый, ТонцУ тросточкУ сломилъ, Стрѣлцой легкой завострилъ И пошелъ на край долины У моря искать дичины. Къ морю лишь подходитъ онъ, Котъ и слышитъ будто стонъ...

[close]

p. 8

6

[close]

p. 9

7 Кидно, на морѣ нс тихо... Смотритъ —видитъ дѣло лихо: Бьется лебедь средь зыбей, Коршунъ носится надъ ней; Та, бѣдняжКа» та і<ъ и плещетъ, Коду вкругъ мутитъ и хлещетъ... Тотъ Ужъ когти распустилъ, Клювъ кровавый навострилъ... Но каКЪ разъ стрѣла запѣла, Къ шею коршуна задѣла Коршунъ въ море кровь пролилъ, ЛУкъ даревичъ опустилъ; Смотритъ: коршунъ въ морѣ тонетъ И не птичьимъ крикомъ стонетъ, Лебедь около плыветъ, Злого коршуна кліоетъ, Гибель близкую торопитъ, Бьетъ кРЬІЛ°мъ и въ морѣ топитъ— И даревичу потомъ ^Ѵіолвитъ русскимъ языкомъ: „Ты, даревичъ, мой спаситель, /Ѵіой могучій избавитель, Не тужи, что за меня Ъсть не будешь ты три дня, Что стрѣла пропала въ морѣ; Это горе все не горе. Отплачу тебѣ добромъ, СослужУ тебѣ потомъ: Ты не лебедь вѣдь избавилъ, ДѣвидУ въ живыхъ оставилъ; Ты не коршуна убилъ,— Чародѣя подстрѣлилъ. Квѣкъ тебя Я не забуду, Ты найдешь меня повсюду. Л теперь ты воротись, Не горюй и спать ложись". Улетѣла лебедь*птида, А даревичъ и дарида, Цѣлый день проведши такъ, Лечь рѣшились натощакъ. Котъ открылъ даревичъ очи, Отрясая грезы ночи, И, дивясь, передъ собой Кидитъ городъ онъ большой; Стѣны съ частыми зубдами, И за бѣлыми стѣнами Блещутъ маковки дерквей И святыхъ монастырей. Онъ скорѣй даридУ будитъ; Та каКъ ахнетъ!.. „То ли будетъ!" Говоритъ онъ, „вижУ Я: Лебедь тѣшится моя“« /Ѵіать и сынъ идутъ к° градУ; Лишь ступили за ограду, Оглушительный трезвонъ Поднялся со всѣхъ сторонъ: Къ нимъ народъ навстрѣчу валитъ, Хоръ дерковный Бога хвалитъ; Къ колымагахъ золотыхъ Пышный дворъ встрѣчаетъ ихъ; Кеѣ ихъ громко величаютъ И даревича вѣнчаютъ Княжсй шапкой, и главой Козглашаютъ надъ собой; И среди своей столиды, Съ разрѣшенія дариды, Къ тотъ же день сталъ кнЯЖить онъ И нарекся: КнЯ3ь Гвидонъ. Кѣтеръ на морѣ гуляетъ И корабликъ подгоняетъ: Онъ бѣжитъ себѣ въ волнахъ На раздутыхъ парусахъ. Корабельщики дивятся, На корабликѣ толпятся, На знакомомъ острову Чудо видятъ наяву: Городъ новый, златоглавый, Пристань съ крѣпкою заставой— Пушки съ пристани палятъ, Кораблю пристать велятъ. Пристаютъ къ заставѣ гости: Князь Гвидонъ зоветъ ихъ въ гости, Ихъ онъ кормитъ и поитъ И отвѣтъ держать велитъ: „Чѣмъ вы, гости, торгъ ведете, И кУД° теперь плывете?" Корабельщики въ отвѣтъ: ы объѣхали весь свѣтъ, Торговали соболями, Чернобурыми лисами, А теперь намъ вышелъ срокъ, Ъдемъ прямо на востокъ, /ѴѴимо острова Буяна, Къ дарство славнаго Салтана". Князь имъ вымолвилъ тогда:

[close]

p. 10



[close]

p. 11

„Добрый путь вамъ, господа, По морю, по окіЯнУ, Къ славному дарю Салтану; Отъ меня ему поклонъ“. Гости въ путь, а кнЯзь Гвидонъ Съ берега душой печальной Провожаетъ бѣгъ ихъ дальній; Рлядь—поверхъ тецУчихъ водъ Лебедь бѣла?) плыветъ. „Здравствуй, цнрзь ты мой прекрасный! Что ты тихъ, каКъ день ненастный? Опечалился чему?“ Говоритъ она ему. Князь печально отвѣчаетъ: „Грусть=тоска меня съѣдаетъ, Одолѣла молодца: Кидѣть я бъ хотѣлъ отца“. — Лебедь кнрзгсі: „Котъ въ чемъ горе! Ну, послушай: хочешь въ море Полетѣть за кораблемъ? Будь же, КНЯЗЬ, ты Комаромъ“. И крылами замахала, Коду съ шумомъ расплескала, И обрызгала его Съ головы до ногъ всего. Тутъ онъ въ точкУ уменьшился, Комаромъ оборотился, Полетѣлъ и запищалъ, Судно на морѣ догналъ, ПотихонькУ опустился На корабль —и въ щель забился* Кѣтеръ весело шумитъ; Судно весело бѣжитъ /Ѵіимо острова Буяна, Къ царству славнаго Салтана, И желанная страна Котъ Ужъ издали видна. Котъ на берегъ вышли гости; Царь Салтанъ зоветъ ихъ въ гости — И за ними во дворецъ Полетѣлъ нашъ удалецъ. 9

[close]

p. 12

ю

[close]

p. 13

11 Кидитъ: весь сіяя въ златѣ, Царь Салтанъ сидитъ въ палатѣ На престолѣ и въ вѣнцѣ, Съ грустной думой на лицѣ, Л ткачиха съ поварихой, Съ сватьей бабой Бабарихой, Около царя сидитъ И въ глаза ему глядятт»’ Царь Салтанъ гостей сажаетъ За свой столъ и вопрошаетъ: „Ой вы, гости=господа, Долго ль ѣздили? кУда? Ладно ль за моремъ, иль худо, •И каКое въ свѣтѣ чудо?“ Корабельщики въ отвѣтъ: „Діы объѣхали весь свѣтъ; За моремъ житье не худо, Къ свѣтѣ жъ вотъ какое чудо: Къ морѣ островъ былъ кРУтой, Не привольный, не жилой; Онъ лежалъ пустой равниной; Росъ на немъ дубокъ единый; А теперь стоитъ на немъ Новый городъ со дворцомъ, Съ златоглавыми церквами, Съ теремами и садами, А сидитъ въ немъ кнрзь Рвидонъ; Онъ прислалъ тебѣ поклонъ*4. Царь Салтанъ дивится чуду; Молвитъ онъ: „Коль живъ я буду, Чудный островъ навѣщу, У Рвидона погощу А ткачиха съ поварихой, Съ сватьей бабой Бабарихой, Не хотятъ его пустить Чудный островъ навѣстить.

[close]

p. 14

12 „Ужъ диковинка, ну, право4*, Подмигнувъ другимъ лукаво, Повариха говоритъ, „Городъ у моря стоитъ! Знайте, вотъ что не бездѣлка: бль въ лѣсу, подъ елью бѣлка; Бѣлка пѣсенки поетъ И орѣшки все грызетъ, Л орѣшки не простые— Çce скорлупки золотыя, Ядра—чистый изумрудъ. Котъ что чудомъ=то зовутъ44. Чуду дарь Салтанъ дивится, Л комаръ =то злится, злится— И впился комаръ какъ разъ Теткѣ прямо въ правый глазъ. Повариха поблѣднѣла, Обмерла и окривѣла. Слуги, сватья и сестра Съ крикомъ ловятъ комара. „Распроклятая ты мошка! /Ѵіы тебя!..“ А онъ въ окошко, Да спокойно въ свой удѣлъ Черезъ море полетѣлъ. Снова князь у моря ходитъ, Съ синя моря глазъ не сводитъ; Глядь- поверхъ текучихъ водъ Лебедь бѣлая плыветъ. „Здравствуй, князь ты мой прекрасный! Что жъ ты тихъ, какъ день ненастный? Опечалился чему?44 Говоритъ она ему. Князь Гвидонъ ей отвѣчаетъ: „Грусть-тоска меня съѣдаетъ; Чудо чудное завесть /Ѵінѣ бъ хотѣлось. Гдѣ=то есть бль въ лѣсу, подъ елью бѣлка, Диво, право, не бездѣлка: Бѣлка пѣсенки поетъ, Да орѣшки все грызетъ, А орѣшки не простые, Ксе скорлупки золотыя, Ядра - чистый изумрудъ; Но, быть*можетъ, люди врутъ44. К«язю лебедь отвѣчаетъ: „Свѣтъ о бѣлкѣ правду баетъ: Это чудо знаю я; Полно, кнЯзь, душа моя, Не печалься; рада службу Оказать тебѣ я нт» дружбу44. Съ ободренною душой Князь пошелъ къ себѣ домой; Лишь ступилъ на дворъ широкій— Что жъ? Подъ елкою высокой, Кидитъ бѣлочка при всѣхъ Золотой грызетъ орѣхъ, Изумрудедъ вынимаетъ, Д скорлупку собираетъ, Кучки ровныя кладетъ, И съ присвисточкой поетъ При честномъ, при всемъ народѣ: „К° саду ли, въ огородѣ44. Изумился Князь Гвидонъ. „Ну спасибо44, молвилъ онъ, „Ай, да лебедь —дай ей Боже, Что и мнѣ, веселье то жс“* Князь для бѣлочки потомъ Кыстроилъ хрустальный домъ, Караулъ къ нему приставилъ И при томъ дьяка заставилъ Строгій счетъ орѣхамъ весть, Князю прибыль, бѣлкѣ честь. Кѣтеръ по морю гуляетъ И корабликъ подгоняетъ: Онъ бѣжитъ себѣ въ волнахъ На поднятыхъ парусахъ /Ѵіимо острова кРУтого, /Ѵіимо города большого; Пушки съ пристани палятъ, Кораблю пристать велятъ. Пристаютъ къ заставѣ гости, Князь Гвидонъ зоветъ ихъ въ гости, Ихъ и кормитъ, и поитъ, И отвѣтъ держать велитъ: „Чѣмъ вы, гости, торгъ ведете И кУда теперь плывете?44 Корабелыдики въ отвѣтъ: ,,/ѴІы объѣхали весь свѣтъ, Торговали мы конями, Ксе донскими жеребдами, Д теперь намъ вышелъ срокъ, И лежитъ намъ путь далекъ: /Ѵіимо острова Буяна, Къ дарство славнаго Салтана44. Говоритъ имъ і<нЯзь тогда : „Добрый путь вамъ, господа,

[close]

p. 15

По морю, по окіянУ> Къ славному царю Салтану; Да скажите: кнЯзь Рвидонъ Шлетъ царю=де свой поклонъ**. Гости цн^зю поцлонились, Кышли вонъ и въ путь пустились. Къ морю к н Яз ь —а лебедь тамъ 5?ЖЪ гуляетъ по волнамъ. /Ѵіолитъ кнЯЗЬ: душа =де проситъ, Такъ и тянетъ и уноситъ... Котъ опять она его Кмигъ обрызгала всего: Къ муху кнЯзь оборотился, Полетѣлъ и опустился ДОеждУ моря и небесъ На корабль —и въ щель залѣзъ. Кѣтеръ весело шумитъ; Судно весело бѣжитъ ДОимо острова Буяна, Къ царство славнаго Салтана— И желанна?! страна Котъ Ужъ издали видна; Котъ на берегъ вышли гости; Царь Салтанъ зоветъ ихъ въ гости, И за ними во дворецъ Полетѣлъ нашъ удалецъ. Кидитъ: весь сіяя въ златѣ, Царь Салтанъ сидитъ въ палатѣ На престолѣ и въ вѣнцѣ, Съ грустной думой на лицѣ; А ткачиха съ Бабарихой, Да съ кривою поварихой Около царя сидятъ, Злыми жабами глядятъ» Царь Салтанъ гостей сажаетъ За свой столъ и вопрошаетъ: „Ой вы, гости=господа, Долго ль ѣздили? кУда? Ладно ль за моремъ иль худо, И ка К°е въ свѣтѣ чУдо?“ 13 Корабельщики въ отвѣтъ: ,,/ѴІы объѣхали весь свѣтъ; За моремъ житье не худо; Къ свѣтѣ жъ вотъ каК°е чудо: Островъ на морѣ лежитъ, Ррадъ на островѣ стоитъ Съ златоглавыми церквами, Съ теремами, да садами; бль растетъ передъ дворцомъ, Л подъ ней хрустальный домъ: Бѣлка тамъ живетъ ручная, Да затѣйница каКаЯ• Бѣлка пѣсенки поетъ, Да орѣшки все грызетъ, Л орѣшки не простые, Ксе скорлупки золотые, Ядра — чистый изумрудъ; Слуги бѣлкУ стерегутъ, Служатъ ей прислугой разной— И приставленъ дьякъ приказный Строгій счетъ орѣхамъ весть; Отдаетъ ей войско честь; Изъ скорлупокъ льютъ монету, Да пускаютъ въ ходъ по свѣту; Дѣвки сыплютъ изумрудъ Къ кладовыя, да подъ спудъ. Кеѣ въ томъ островѣ богаты, Изобъ нѣтъ, вездѣ палаты; А сидитъ въ немъ кнЯзь Рвидонъ; Онъ тебѣ прислалъ поклонъ**. Царь Салтанъ дивится чуду: „бсли только живъ я буду, Чудный островъ навѣщу, У Рвидона погощу**. А ткачиха съ поварихой, Съ сватьей бабой Бабарихой, Не хотятъ его пустить Чудный островъ навѣстить. Усмѣхнувшись исподтиха, Говоритъ царю ткачиха:

[close]

Comments

no comments yet