Минское гетто

 

Embed or link this publication

Description

Дидактические материалы по истории Холокоста в Беларуси

Popular Pages


p. 1

ДИДАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ МИНСКОЕ ГЕТТО Введение Образовательный процесс играет наиважнейшую роль в становлении личности каждого человека. От ценностей, навыков, знаний и установок, которые получат в период взросления представители сегодняшней молодежи, и будет зависеть, какими гражданами они станут. В Беларуси процесс переосмысления многих проблем Второй мировой войны, в том числе и трагедии еврейского населения страны в период нацистской оккупации, начался лишь в 1990-е годы минувшего века. Стоит отметить, что до настоящего времени так и не разработано достаточного количества учебно-методических и дидактических материалов по теме истории Холокоста. А по истории Минского гетто их фактически нет. Собственно, нельзя найти единого «правильного» способа обучения какому-либо предмету, а также не существует идеального метода обучения, подходящего всем учителям и учащимся. То, что предлагается нами, – это пособие, которое может быть полезным учителям при разработке своих сценариев занятий, учитывающих интересы учеников. Это содействие учителям, сознающим, что им предстоит знакомить учащихся с очень сложной тематикой. Мы предлагаем приемы преподавания сложной и морально тяжелой темы преследования и уничтожения 6 миллионов евреев нацистами и их пособниками после прихода к власти Гитлера и до окончания Второй мировой войны. Главной целью дидактического пособия является сохранение исторической памяти о трагических событиях Новейшей истории, извлечение уроков на примере истории Минского гетто, а также оказание методической помощи педагогам в проведении уроков памяти. Этот сборник заданий создан в помощь учителям, которые заинтересовались темой, и для тех, у кого возникает самый главный вопрос – как? Как не оттолкнуть, не ранить еще не окрепшие души при рассказе о преступлениях нацистов? Как не «заболтать», не превратить в очередную «проходную» тему урока трагедию минувшего столетия? Составители дидактического пособия, который лежит перед вами, представляют материал, в котором нет конкретных «методических указаний». Это практический преподавательский опыт, накопленный за последние несколько лет, а также опыт работы с посетителями Исторической мастерской. С одной стороны, вы можете применять готовые разработки в том виде, в каком они представлены. С другой – развивать и предлагать собственные идеи, используя данный материал. Педагогу, который готовится к проведению урока, мы можем посоветовать: необходимо исходить из тех настроений, которые присутствуют у учащихся по данной теме, и возрастных особенностей учащихся класса. При составлении данного пособия хотелось и предложить максимально разнообразный материал, и уделить особое внимание помощи учителям. Отсюда – наше стремление показать, как разнообразен может быть разговор о гетто в разных классах и на различных предметах. А так как учебного времени всегда не хватает, изучение данной темы можно продуктивно вынести во внеурочную работу. Мы стремились использовать разные педагогические приемы, где в первую очередь применяются анализ и объяснение. Учащиеся запоминают прежде всего необычные, эмоционально насыщенные моменты урока, поэтому для учителя, погруженного в тему в разной степени, будет интересно познакомиться как с классической предметной методикой, так и с разработками, экспериментальными по форме и содержанию. Преподавание истории – это перманентная работа с фактами, источниками и общими описаниями событий. Раскрывая историческую тему молодому поколению, стоит использовать как современную методику преподавания, так и рассказы людей, переживших те дни. 1

[close]

p. 2

Основываясь на судьбах конкретных людей, можно не только изучать исторические факты, но и вызывать критическое осмысление. Когда используем личные истории очевидцев, мы создаем более объемную и сложную картину исторических событий. Это дает возможность строить занятие и задавать более глубокие вопросы. Учащиеся, работая с документами, могут многое узнать о гетто. Выделим основные группы использованных источников: - воспоминания свидетелей времени; - официальные документы различных органов; - фотографии. Безусловным достоинством коллективного труда авторов является учет международного опыта преподавания истории Холокоста. При составлении сборника мы пользовались архивами Исторической мастерской, Белорусского архива устной истории, материалами сайта «Яд Вашем» и др. Данное дидактическое пособие предназначено для учителей истории, обществоведения и литературы. Кроме того, его могут использовать классные руководители, а также педагоги-организаторы для проведения общешкольных мероприятий. Каждый, кто занимается проблемой исторической памяти и преподавательской деятельностью, найдет в пособии теоретические обобщения, фотографии, карты, ось времени, дидактический материал для уроков памяти и внеклассных мероприятий, основанный на системно-деятельностном и личностно-ориентированном подходах. Важное место в пособии занимают истории бывших узников гетто, их воспоминания, что позволяет не допустить обезличивания истории, ощутить ее одновременно как личную и как общечеловеческую трагедию. Для большинства учащихся история Минского гетто, скорее всего, будет незнакома или малознакома. При подготовке занятий мы предлагаем обратить внимание на следующие ключевые моменты: - раскрытие понятия толерантного поведения как одного из важных условий существования и развития общества; - определение сущности геноцида, проводимого нацистами в годы Второй мировой войны, направленного не только против евреев, но и против других народов; - опора на опыт учащихся, на знания и умение критически мыслить; - активизация познавательной и исследовательской деятельности учащихся на занятии. Дидактическое пособие состоит из карточек, каждая из которых посвящена определенному вопросу, но при этом они взаимно дополняют друг друга: «Минские евреи: жизнь до войны», «Создание гетто», «“Жизнь” в гетто», «Депортация: дорога в один конец», «Тростенец – место массового уничтожения» и т.д. О Минском гетто можно рассказывать по-разному. Во-первых, воспользовавшись историческим контекстом, можно рассмотреть события от этапа к этапу, переходить от цифры к цифре, от одного имени к другому. Во-вторых, возможно познакомить учащихся с судьбой одного человека или его семьи: дом, работа, мирная жизнь – война, оккупация, гетто, принудительный труд – депортация, вагон для перевозки скота, холод и голод… В-третьих, сделать основой занятия описание жизни в гетто. В ходе разработки пособия составители ориентировались на вопросы, которые возникали у учащихся по теме Минского гетто в ходе участия в проектах, организованных Исторической мастерской. Разработанные задания носят поисковый характер. Они ориентируют учащихся на поиск ответов, содержащихся в различных видах источников, заставляют учащихся обратиться к жизненному опыту, направляют их на установление связей с реальной действительностью. В отдельной брошюре собран информационный блок для учителя: исторический контекст, более полный словарь терминов и понятий, список использованных источников и рекомендованной литературы. На диске размещены цифровые копии карточек, а также дополнительные материалы. 2

[close]

p. 3

Учитель, работая по данной теме, может использовать карточки по отдельности, в нужной ему последовательности, на разных типах уроков. В каждой карточке находятся отрывки исторических документов, цитаты из воспоминаний свидетелей, к которым разработаны задания и вопросы по теме. Почти по каждой теме составлена ось времени. Используя ее, можно подать информацию более наглядно и хронологически упорядочено. Работая с карточкой, учитель сможет увязать ось времени с конкретным контекстом. Составители данного дидактического пособия надеются, что их работа поможет учителям при подготовке к урокам по теме Минского гетто, а также при изучении истории Второй мировой войны. Желаем Вам творческих уроков! Ирина Бернат, учитель-методист 3

[close]

p. 4

Минское гетто: исторический контекст Дарья Дедюля, историк В июне-июле 1941 г. немецкие захватчики установили на территории Беларуси жесткий оккупационный режим, так называемый «новый порядок», который представлял систему военных, политических, идеологических и экономических мероприятий. Его идейной основой стала «расовая теория» национал-социалистов, согласно которой немецкая нация возвышалась над всеми другими народами. Одной из главных целей оккупационной политики Германии было систематическое, планомерное, массовое уничтожение народов восточных территорий для расширения «жизненного пространства», в котором нуждались представители арийской расы. Первым шагом оккупационных властей на захваченной территории стало введение ограничений гражданских свобод местного населения. Национал-социалисты совершали массовые убийства «неблагонадежных элементов»: коммунистов, активистов советской власти, представителей интеллигенции, членов движения сопротивления, всех, кто представлял «опасность» и отрицательно относился к выполнению приказов немецких властей. С невероятной жестокостью уничтожалась «расово вредная» часть населения: евреи, цыгане, физически и психически больные люди. В конце 1941 г. в главном управлении безопасности Рейха был представлен Генеральный план «Ост» (Восток) – план уничтожения, выселения, онемечивания славянских народов. В плане делался упор на германизацию и колонизацию восточных областей, выселение непригодного в «расовых отношениях» местного населения. Фактически предусматривалось постепенное уничтожение славян и евреев. Для реализации плана «Ост» планировалось выселить (уничтожить) не менее 60 млн человек. Сюда входили не только представители еврейской национальности, но и поляки, чехи, украинцы, русские и белорусы. Нацисты начали планомерно «решать еврейский вопрос». Для массового уничтожения людей они создали четкую систему тюрем, концентрационных лагерей смерти, гетто, которые стали «домами» для евреев. Одним из таких для еврейского населения на территории Беларуси стало Минское гетто. В нем евреи лишались базовых прав и свобод, полностью отделялись от местного населения и были обречены на полное уничтожение. Создание Минского гетто В первой половине 1941 г. в Минске насчитывалось около 250 тыс. жителей, из них около 100 тыс. евреев. В «Черной книге» В. Гроссмана и И. Эренбурга утверждается, что около 75 тыс. граждан еврейской национальности (вместе с детьми), не успев уехать, остались в городе [5, c.106]. В первые дни оккупации был проведен учет городского населения, который Ил. 1. Приказ о создании Минского гетто. 20 июля 1941 г. [VIII] 4

[close]

p. 5

затем неоднократно повторялся. 28 июня 1941 г. немецкое командование издало приказ, согласно которому все мужское население города без учета национальности в возрасте от 18 до 45 лет было обязано явиться на регистрацию в район Театра оперы и балета. При себе граждане обязательно должны были иметь военный билет и паспорт. В последнем делалась отметка о прохождении регистрации и всем, кроме еврейского населения, выдавался временный документ на жительство. Именно регистрация, которая продолжалась вплоть до 25 июля, должна была решить для оккупантов проблему быстрого переселения граждан еврейской национальности в Минское гетто. Печальная ирония была в том, что по городу распространялись слухи, что незарегистрированным евреям при переселении не дадут квартир, поэтому люди спешили на регистрацию в еврейский комитет (юденрат) [9, л.182-207]. Решение о создании Минского гетто было принято 19 июля 1941 г. В этот день в Минске состоялась встреча Максимилианом фон Шенкендорф и начальника СС и полиции генерального округа Беларусь Карла Ценнера, на которой обсуждались вопросы взаимодействия и задачи уничтожения евреев. В приказе, обнародованном 20 июля, было прописано, что «в г. Минске выделяется специальная часть города исключительно для расселения евреев» [21, л.6-7]. На граждан еврейской национальности накладывалась огромная контрибуция размером 30 тыс. червонцев как «компенсация затрат, связанных с переселением» [7, л.1-2]. Выдержки из архивного документа свидетельствуют: «...После завершения процесса переселения весь квартал, отведенный для жительства евреям, подлежит изоляции от остальной части города путем возведения стены из кирпича. Стена должна быть возведена жителями еврейского района. Для этого используется кирпич с нежилых и разрушенных зданий ... Категорически запрещается евреям, включенным в рабочие колонны, пребывание за пределами отведенного им жилищного района ... Еврейский совет Минска полностью отвечает за выполнение приказа о переселении евреев ... Порядок в еврейском жилищном районе поддерживают специальные еврейские дружины охраны» [7, л.1-2]. Летом 1941 г. все евреи Минска были согнаны в гетто – район принудительного обитания еврейского населения. По коли- честву заключенных на оккупированной территории СССР Минское гетто занимало второе место после Львовского, в котором было 136 тыс. человек. В территорию гетто вошло около 40 улиц и переулков в севе- ро-западной части города: Колхозный переулок, ул. Кол- хозная, река Свислочь, ул. Не- мига, исключая православную цер- ковь, Республиканская, Шорная, Коллекторная, Сухая ул., Мебель- ный переулок, Перекопская, Ни- зовая ул., Еврейское кладбище, также ул. Раковская и Обувная, Юбилейная площадь, ул. Опанско- го, Татарская, Замковая, Подзамковая, Заславская, Фруктовая и др. [7, л.1-2]. Ил. 2. Карта Минска. Январь 1942 г. Желтым исследователи позднее обозначили территорию гетто [VI] 5

[close]

p. 6

Соответственно вышеупомянутому приказу в Минском гетто существовало только два официальных входа – по ул. Островского и Опанского. Право пользоваться ими имели только евреи, а также военнослужащие немецких военных формирований, сотрудники Минской городской управы. Факт, касающийся обстоятельств создания и организации Минского гетто, приводит бывший его узник А. Рубенчик: «...Все улицы, которые вошли в территорию гетто, были обнесены проволочным ограждением. Никакого кирпичного фундамента, как это предписывало приказание, не было. Установили двухметровые столбы и между ними сверху донизу через каждые двадцать сантиметров натянули ржавую колючую проволоку...» [22, с.35]. Приказ полевого коменданта от 19 июля 1941 г. был дополнен еще несколькими документами. Один из них – приказ комиссара минского округа Б. Кайзера от 14 октября 1941 г. Документ содержал следующие положения: «Евреям запрещается: 1) Перемена местожительства и квартиры (гетто) без разрешения областного (городского) комиссара; 2) Использование тротуаров, гражданских средств передвижения и автотранспорта; 3) Применение принадлежащих для отдыха гражданских парков и построек, поскольку они находятся вне территории гетто; 4) Посещение школ всех видов; 5) Владение автотранспортом» [12, с.54]. Ил. 3. Переселение в Минское гетто. 1941 г. [VII] Таким образом, евреям, которые переехали в гетто с нажитым имуществом, категорически запрещалось далее находиться за пределами Минского гетто. Они могли включаться в созданные немцами рабочие колонны и покидать еврейский жилой район только со специальным направлением к месту работы, которое выдавалось Минской городской управой. За нарушение данного распоряжения предусматривался расстрел. «Жизнь» в гетто Распространенной проблемой в Минском гетто была неимоверная скученность проживания. На одного взрослого приходилось приблизительно 1,5 м2 жилой территории. В одной комнате проживало по несколько семей. Питание было нерегулярным. Нацисты намеренно морили жителей гетто голодом, выдавая им скудный паек, состоящий из куска хлеба, крупы, соли или жидкого супа. Основным продуктом питания были картофельные очистки, кожура и прочие отбросы, подбиравшиеся в городе по пути на работу и обратно в гетто. В гетто не было магазинов, бани. Воду для питья брали из уличных колонок и колодцев [25, л.105]. Евреям запрещалось пользоваться электроэнергией и радиоточкой. Соответственно распоряжению комиссара Минска Бернхард Кайзера от 17 октября 1941 г. еврейским детям не разрешалось посещение школ, а самом гетто школы не рабо- 6

[close]

p. 7

тали. Однако еврейскому комитету удалось организовать для сирот детский дом на ул. Заславской возле границы гетто [4, с.57]. В отчете городского комиссара за октябрь – но- ябрь 1942 г. имеются данные о том, что в гетто на тот момент насчитывалось 2 127 детей [18, л.21]. Свидетели времени вспоминают, что узники Минского гетто должны были носить специальные опознавательные знаки: матерчатые латы желтого цвета на груди и на спине для всех евреев; красные – для тех, кого использовали на принудительных работах; зеленые – для иждивенцев и неработаю- щих евреев [2, л.4]. Евреев назначали на принудительные рабо- ты только в том случае, если уже не имелось без- Ил. 4. Дети у проволоки гетто [III] работных христианских сил [15, л.20]. Биржа труда регулировала их занятость и занималась распреде- лением всей рабочей силы – сначала местных, а со временем и иностранных евреев. Филиал биржи располагался в самом Минском гетто. Городские власти регулярно давали запрос на необходимое количество рабочих для предприятий и учреждений города. Тогда евреи строились в колонны и в сопровождении охраны направлялись на службу. Их рабочая сила использовалась в учреждениях вермахта, немецкого гражданского управления, на объектах промышленного производства. Оккупационными властями плани- ровалось преобразовать Минское гетто не только в местожительство заключен- ных, но и в постоянное место работы граждан еврейской национальности [15, л.20]. Узников гетто использовали на тя- желых долгосрочных работах, которые зачастую никому были не нужны: «...перевозить песок и глину с одного места на другое и обратно, копать землю без лопат ... разборка разрушенных зда- ний, чистка железнодорожных пу- тей, рытье ям, окопов, вырыва- ли ямы и засыпали их снова...» [26, с.196-197]. Ил. 5. Еврейские рабочие из гетто на принудительных работах. Минск, 1942 [IV] Работающим «выдавали 200 граммов хлеба и один раз в день мутную водичку, называемую супом» [5, с.111]. В Минском гетто силами узников было организовано подполье во главе с Исаем Казинцом. Подпольщики наладили связь с городом, собирали оружие, медикаменты, выводили узников за колючую проволоку, вели разведывательную деятельность о готовящихся немцами погромах. Юденрат Для активного и быстрого проведения нацистской политики, направленной на тотальное уничтожение еврейского населения, оккупационными властями в Минске в начале июля 1941 г., еще до официального возникновения Минского гетто, был создан юденрат [1, л.28-30]. 7

[close]

p. 8

Отметим, что не существует единого мнения по поводу создания еврейского комитета. Наиболее распространенной и поддерживаемой бывшими узниками Минского гетто является следующая версия оформления еврейского комитета. Гирш Смоляр, один из руководителей подполья в Минском гетто, вспоминал: «...“выборы” в члены юденрата состоялись случайно. Военный комендант стоял на ул. Карла Маркса и принимал парад: немцы гнали “большое стадо” евреев на принудительные работы. В какой-то момент людям было приказано остановиться. Комендант стал осматривать шеренги, пристально вглядываясь в перепуганные лица евреев... Комендант пожелал узнать, говорит кто из евреев по-немецки. Никто не откликнулся. Второй раз он запросил более угрожающе... Евреи стали испуганно озираться, надеясь, что среди них найдется такой умелец. Фашист потянулся уже было за пистолет, и тут раздался чей-то голос. Илья Мушкин сказал, что немного знает по-немецки... Мушкин вернулся из штаба коменданта с письменным приказом, в котором “Jude Элиас Мушкин” назначался “старшиной евреев”» [24, с. 28]. Еще до организации Минского гетто еврейский комитет располагался по ул. Мясникова в бараке, который находился за Домом правительства [1]. После при- каза коменданта 812-ой полевой комендатуры о создании Минского гетто, юденрат переместился на ул. Ратомскую (сейчас ул. Мельникайте) и начал работу в помещении бывшего 5-го отделения милиции [2]. Председатель комитета Илья Мушкин и его за- меститель носили белые повязки с надписью «Юденрат» [19, с.180]. Еврейский комитет занимался вопро- сами о переселении и расселении евреев в гетто, обеспечением жителей Минского гетто продовольствием, товарами первой необходимости, пытался оказывать (в ус- ловиях оккупации и надзора немецкой ад- министрации) моральную, психологиче- скую помощь заключенным, формировал рабочие команды, а также выплачивал наложенные оккупантами контрибуции и т.д. При юденрате действовала еврей- Ил. 6. Здание юденрата в Минске. [V] ская служба порядка, или «еврейская полиция». Она выполняла все приказы окку- пационных властей и занималась охраной улиц, входа и выхода с территории Минского гетто, изымала у узников вещи на нужды немцев, организовывала погромы и т.д. [3, с.160]. Однако в среде еврейской службы порядка находились разные по характеру и склонностям личности. Одни активно сотрудничали с оккупантами, другие помогали жителям гетто. Важный аспект деятельности юденрата – это связь еврейского комитета с под- польем Минского гетто и Минским подпольным горкомом партии. Некоторые пред- ставители юденрата готовы были оказывать помощь подпольщикам, партизанским отрядам за пределами Минского гетто. Об этом свидетельствуют многочисленные воспоминания бывших подпольщиков Минска и узников гетто. Но среди представите- лей юденрата были и пособники оккупантов. Важно также понимать, что члены этого комитета, несмотря на то, что он был организован нацистами, стали после жертвами политики геноцида. 8

[close]

p. 9

«Зондергетто» Недостаточно изученным аспектом в истории Минского гетто является проблема де- портации и массового уничтожения еврейского населения из стран Западной Европы. В сентябре 1941 г. началась депортация евреев из Германии. Санкция на такой офи- циальный шаг была дана самим Адольфом Гитлером. С 1 ноября 1941 г. по 4 декабря 1942 г. планировалось переселить 50 тыс. евреев из Рейха, восточных и пограничных обла- стей, протектората Богемия и Моравия в районы Риги и Минска [16, с.249-250]. Предус- матривалось доставить 25 тыс. граждан еврейской национальности непосредственно в Минск [13, с. 44]. Так первый транспорт из Гамбурга («гамбургские евреи») выехал 8 ноя- бря и прибыл в Минск 11 ноября 1941 г. Во время депортации ино- странным евреям из других го- родов было нелегко выносить тяжелые условия транспорти- ровки. Людям катастрофиче- ски не хватало элементарного обеспечения, прежде всего воды. Один из узников, еврей из франкфуртского поезда Б. Лане, писал, что, когда шел дождь, люди выдвигали руки из окон, чтобы получить хоть несколько капель влаги. Мно- гие не выдерживали и умирали из-за недостатка жидкости еще Ил. 7. Багаж депортированных евреев на территории «зондергетто». [I] до прибытия в Минск. В вагонах было холодно, не хватало питания: дорожный рацион на семь дней следования состоял из 1,5 кг хлеба на четыре человека и 100 граммов ливерной колбасы на каждого [27, с. 30-31]. В Минском гетто в это время «освобождали» территорию: проведением погромов, облав, ночных налетов, расстрелов. В в том числе для того, чтобы разместить новых ино- странных евреев из Германии, Австрии, Чехословакии, для которых создавались так назы- ваемые «зондергетто» (с нем. специальные гетто). «Зондергетто» №1 действовало с ноября 1941 по октябрь 1943 г. в районе ул. Республиканской, Опанского, Обувной, Сухой и Шорной [12, с.49]. «Зондергетто» №2 находилось с 20 ноября 1941 г. по 28 июля 1942 г. (примерно около восьми месяцев) между ул. Кустарной, Димитрова, Обойной, Островского и Немигой [4, с.44]. Управление «зондергетто» осуществлялось через отдельный еврейский совет (Немецкий юденрат). Задачи его были аналогичными, как и в «русской» части гетто: регистрация и расселение всех заключенных, предоставление востребованной рабочей силы и т.д. [4, с. 45]. Чтобы точно представить психологические условия в которых проживали иностранные евреи в «зондергетто», обратимся к воспоминаниям бывшего его узника Бертольда Руднера: «Квартирами служили обычные деревянные хижины... Не было ни воды, ни света, ни туалетов. Мы ... провели первую ночь в нашей новой «квартире» на стульях. Это новая «квартира» состояла из двух небольших поме- 9

[close]

p. 10

щений, которые предназначались для 18 человек. Так, на одного человека приходился только 1 кв.м. Условия в лагере ужасные. Почти невозможно держать себя в чистоте. Люди носят грязную одежду из-за нехватки мыла ... Крысы чуть не загрызают ... Бессилие и голод ... Иногда даже получаешь в 9 часов пустой суп, а вечером – немного хлеба. Иногда совсем ничего не получаешь. Иногда давали горстку перловки. Без приправ и даже без соли... Постоянно в гетто случаются налеты. Постоянно имеют место мародерство, кого-то расстреливают. Людей ловят, связывают, ночью ввозят, а утром лопаты и мотыги в крови»[23, с.220-225]. Таким образом, евреи «зондергетто», находились в том же положении, что и население остальной части Минского гетто. Все граждане еврейской национальности здесь были обречены на полное уничтожение. Точное количество иностранных евреев в Минском гетто назвать нельзя. Их было не менее 26 тыс. человек, депортированных в Минское гетто и Малый Тростенец в 1941 – 1942 гг. из трех стран Западной Европы: Германии, Австрии, Чехословакии. Акции уничтожения Изначально на территории Минского гетто совершались расстрелы, которые не име- ли массового, систематического характера. Людей убивали за отказ выходить на работу, за нежелание выполнять немецкие приказы и т.д. Но уже с августа 1941 г. нацисты стали актив- но заниматься «решением еврейского вопроса» в гетто. Немцы делали значительный акцент на постепенное, целенаправленное и системати- ческое уничтожение еврейского населения, в том числе стариков, женщин и детей. Ликви- дация узников гетто осуществлялась путем проведения постоянных облав, ночных налетов в квартиры населения гетто, массовых погромов, ловли людей по улицам и вывоза их в не- известном направлении, откуда они больше не возвращались. 7 августа 1941 г. была первая облава, немцы убили 800 мужчин [6, с. 4]. Нацисты врыва- лись в дома, забирали подростков, стариков, женщин. Акции проводились по заранее раз- работанному плану. Выкапывали рвы, к которым сгоняли заключенных, и убивали. Такие облавы практиковались почти каждую неделю. Ночные налеты на определенные районы Минского гетто совершались постоянно, и делалось это неожиданно. Немцы насильно врывались в квартиры и убивали евреев целы- ми семьями. Такие налеты очень быстро вошли в совершенную систему и практику нацист- ской политики геноци- да. Фактически каждую ночь умерщвляли одну, две и даже больше се- мей. По количеству уничтоженных евре- ев самыми страшными были заранее спланиро- ванные нацистами по- громы, которые имели целью ликвидировать как можно больше лиц еврейской национальности. Возглавляли их и Ил. 8. На картине И. Гембицкого 1944 г. изображен момент посадки жертв в автомобили-«душегубки». [II] 10

[close]

p. 11

принимали участие в их проведении СД, СС, полиция, гестапо, жандармерия, а также волонтерские полицейские батальоны литовцев, украинцев, латышей и белорусов. Самым активным в уничтожении узников Минского гетто был полицейский литовский батальон № 2/12 [9, л.24]. В истории Минского гетто можно выделить около 10 основных дневных и ночных погромов. Но это минимальная цифра. Самые известные ночные приходятся на 31 марта, 3, 15 и 23 апреля 1942 г. Среди наиболее массовых дневных погромов можно выделить пять – 7 и 20 ноября 1941 г., 2/3 марта и 28 – 31 июля 1942 года, а также 21–23 октября 1943 г., когда Минское гетто было окончательно ликвидировано [12, с.51]. Так, 7 ноября 1941 г. немцы и полиция литовского, украинского и белорусского батальонов окружили часть гетто и убили множество людей во время первого погрома. Один из узников гетто из Гамбурга Хэйнц Розенберг, которому в ноябре 1941 г. пришлось увидеть страшную картину после погрома, вспоминал: «Сотни трупов покрывали землю ... Повсюду была кровь, и на печах, и на столах еще стояла еда… Нельзя было найти ни единой живой души ... Не было ни света, ни воды, ни стекла в окнах ….» [29, с. 235]. В конце 1942 – начале 1943 г., после многочисленных погромов, налетов, облав, в Минском гетто насчитывалось только 9 472 еврея, не включая находящихся в «зондергетто» [18]. Лишь немногие смогли спастись бегством из гетто в партизанские отряды. Укрытие в т.н. «малинах» имело только временный эффект спасения. Важным для выживания был фактор помощи лиц нееврейской национальности, которые рисковали своей жизнью и прятали евреев, чтобы не допустить убийства своих друзей, бывших соседей и даже ранее неизвестных им людей. Ликвидация гетто В отчете полиции безопасности и СД в Берлин от 8 мая 1942 г. сохранилось письменное утверждение о том, что Минское гетто должно быть подвергнуто полному уничтожению [17, л.222]. Ликвидация его проходила под непосредственным наблюдением и руководством Адольфа Рюбе, который был направлен после из Слуцка в Минск ради скорейшего осуществления этой задачи и стал членом IV отдела (гестапо) управления СД и полиции Минска, коммендантом гетто. 21 июня 1943 г. вышел приказ Генриха Гиммлера «о полной ликвидации всех гетто на территории рейхскомиссариата Остланд [13, с.60]. Документ предусматривал всех (без исключения) евреев, которые были на немецких территориях восточных оккупированных областей, депортировать в концентрационные лагеря не позднее 21 августа 1943 г. [24, с.149]. Под этой так называемой депортацией, или «выселением», понималось окончательное уничтожение еврейского населения. Как отмечал историк Э. Г. Иоффе, «работоспособных евреев [Минского гетто] нужно было перевести в концентрационные лагеря, которые находились под руководством СС, а не гражданской администрации, которой до сих пор подчинялось гетто. Началось систематическое уничтожение рабочих колонн с узниками гетто» [12, с.57]. Евреев из Минского гетто вывозили в многочисленные концлагеря, в том числе Дахау, Собибор, лагерь смерти Тростенец, лагерь СД на ул. Широкой в Минске, в которых у них фактически не было шанса выжить. В сентябре 1943 г. нацисты решили сначала ликвидировать «зондергетто» в Минске. 11

[close]

p. 12

В результате проводимой немцами политики гено- цида, по количеству заключенных оно значительно уступало основной части Минского гетто и поэтому быстрое и окончательное уничтожение не пред- ставляло для оккупантов сложности. Финалом в истории Минского гетто были три дня в конце октября 1943 г. В результате последне- го погрома, произошедшего 21–23 октября, гетто было окончательно ликвидировано [20, л.82]. На вопрос о количестве уничтоженных евреев в Минском гетто с лета 1941 по осень 1943 г. нельзя дать точный ответ. Однако можно назвать прибли- зительную цифру, опираясь на архивные материа- лы, документы и подсчеты исследователей. Еще в начале февраля 1943 г. начальник разведывательно- го отдела Белорусского штаба партизанского дви- жения полковник М.А. Скрынник отмечал в своих отчетах о преступлениях немецких оккупантов на территории Беларуси, что «...в Минске в гетто было собра- но около 100 тыс. человек... Всего (на Ил. 9. Лазарь Ран. За колючей проволокой. Из серии «Минское гетто». Офорт. 1962−1972 гг. февраль 1943 г.)... уничтожено свыше 92 тыс. человек еврейского населения» [10, л.29-31]. Данное число жертв является достаточно вероятным, однако не окончательным. Стоит обратить внимание на тот факт, что после ликвидации «большого» Минского гетто и «зондергетто» в Минске еще довольно долгое время (с октября 1943 г. до июля 1944 г.) продолжало существовать так называемое «малое» гетто – в районе бывшего Минского радиозавода (сейчас пр-т Независимости, 58) [11, с.78]. Также 13 узников «большого» Минского гетто сумело спрятаться в подземелье по Коллекторной улице, откуда был прорыт ход на еврейское кладбище, где евреи прятались в подвале до самого освобождения Минска Красной Армией. Список использованных источников и литературы: 1. Воспоминания Гречаника М. (участник Минского подполья с ноября 1941 по 26 августа 1943 г.) // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 1440. – Оп. 3. – Д. 837. 2. Воспоминания Эльпера Г. о проживании на территории Беларуси, а также о нахождении в Минском гетто (1941–1944) // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 359. – Оп. 1. – Д. 19. 3. Встали мы плечом к плечу. Евреи в партизанском движении Белоруссии. 1941– 1944 гг. / И.П. Герасимова. – Минск, 2005. – 188 с. 4. Генацыд у Другой сусветнай вайне: праблемы даследавання (у памяць ахвяр Трасцянца): матэрыялы Міжнар. навук. канф., Мінск, 25 – 27 крас. 2002 г. / Бел. дзярж. ун-т; рэдкал.: К.І. Козак (адк. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 2003. – 279 с. 5. Гроссман, В. Чёрная книга: о злодейском повсеместном убийстве евреев немецко-фашистскими захватчиками во временно оккупированных районах Сов. Союза и в лагерях Польши во время войны 1941-1945 / В. Гроссман, И. Эренбург. – Вильнюс: Йад, 1993. – 578 с. 12

[close]

p. 13

6. Жизнь и гибель Минского гетто (Публикация Музея истории и культуры евреев Беларуси) // Авив. – 2003. – 19 окт. – C. 41. 7. Загад камянданта 812 палявой камендатуры ад 19 ліпеня 1941 г. // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 359. – Оп. 1. – Д. 8. 8. Из воспоминаний Мачиз А.С. (бывшая узница Минского гетто) // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 4п. – Оп. 33а. – Д. 656. 9. Из сообщения оперативной группы «А» // Национальный архив Республики Беларусь (НА РБ). – Фонд 1440. – Оп. 3. – Д. 913. 10. Из справки начальника разведотдела БШПД полковника Скрынника Н.А. о преступлениях гитлеровцев на территории Беларуси // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 1450. – Оп. 3. – Д. 39. 11. Иоффе, Э. Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Советской Белоруссии в годы Второй Мировой войны / Э. Иоффе // Актуальные вопросы изучения Холокоста на территории Беларуси в годы немецко-фашистской оккупации: сб. науч. раб. / Истор. мастер. г. Минска, Дортмунд. межд. образ. центр; редкол.: Я.З.Басин [и др.]. – Минск, 2005. – С. 60–100. 12. Иоффе, Э. Минское гетто: основные этапы истории / Э. Иоффе // Мінскае гета. 1941 – 1943 гг.: Трагедыя. Гераізм. Памяць. Матэрыялы Міжнар. навук. канф., Мінск, 24 каст. 2003 г. / Гіст. майст. г. Мінска; рэдкал.: К. І. Козак [і інш.]. – Мінск, 2003. – С. 49–58. 13. Кнатько, Г.Д. История Минского гетто / Г.Д. Кнатько // Генацыд у Другой сусветнай вайне: праблемы даследавання (у памяць ахвяр Трасцянца): матэрыялы Міжнар. навук. канф., Мінск, 25 – 27 крас. 2002 г. / Бел. дзярж. ун-т; рэдкал.: К.І. Козак (адк. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 2003. – С. 37 – 60. 14. Кнатько, Г.Д. Минское гетто (июль 1941 – октябрь 1943) / Г.Д. Кнатько // Старонкі ваеннай гісторыі Беларусі. – Вып. 2. – Минск, 1998. – С. 171–189. 15. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 370. – Оп. 1. – Д. 486. 16. Нюрнбергскі працэс: зб. мат. у 3 т. – Масква, 1966. – Т. 3. – С. 249 – 250. 17. Отчёт командующего полицией и СД «Остланда» // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 1440. – Оп. 3. – Д. 975. 18. Отчёт Минского городского комиссара (октябрь – ноябрь 1942 г.) // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 370. – Оп. 1. – Д. 473. 19. Протокол беседы Коссого Н.А. с узницей минского гетто Рубинчик Х.И. // Холокост в Беларуси. 1941 – 1944. Документы и материалы / Нац. архив Респ. Беларусь; редкол.: В.И. Адамушко [и др.]. – Минск: НАРБ, 2002. – С. 179 – 190. 20. Рапорт о положении евреев в Минском гетто с 01.9 по 25.10 1943 г. (от командира партизанского отряда Зорина уп. ЦК КП(б)Б по Ивенецкому межрайцентру т. Дубову) // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 1450. – Оп. 4. – Д. 277. 21. Распоряжение полевого коменданта о создании гетто в г. Минске (19 июля 1941 г.) // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 1440. – Оп. 3. – Д. 937. 22. Рубенчик, А. Правда о Минском гетто: док. повесть узника гетто и малолетнего партизана / А. Рубенчик. – Тель-Авив, 1999. – 192 с. 23. Руднер, Б. Записки из Минского гетто. Памяти Марты Крон, умершей 26 января 1942 г. в 18 часов в Минском гетто. Рассказ о последних трёх месяцах жизни (12.11. 1941 – 26.1. 1942) / Б. Руднер // Беларусь у выпрабаваннях Вялікай Айчыннай вайны: масавыя забойствы нацыстаў: матэрыялы Міжнар. навук.-практ. канф., Мінск, 2 ліп. 2004 г. / Гіст. майст. г. Мінска; рэдкал.: У.Ф. Балакіраў (адк. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 2005. – С. 220 – 225. 24. Смоляр, Г. Менскае гета: барацьба савецкіх габраяў – партызанаў супраць нацыстаў / Г. Смоляр. – Мінск: Тэхналогія, 2002. – 182 с. 25. Сообщение Белорусской республиканской государственной комиссии по установлению и расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков // Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). – Фонд 1440. – Оп. 3. – Д. 961. 13

[close]

p. 14

26. Справка Коссого Н.А. о массовом истреблении еврейского населения Минска // Холокост в Беларуси. 1941–1944. Документы и материалы / Нац. архив Респ. Беларусь; редкол.: В.И. Адамушко [и др.]. – Минск: НАРБ, 2002. – С. 192–202. 27. Хеккер, К. Немецкие евреи в Минском гетто / К. Хеккер. – Минск: Ист. мастерская, 2007. – 154 с. 28. Холокост в Беларуси. 1941–1944. Документы и материалы / Нац. архив Респ. Беларусь; редкол.: В.И. Адамушко [и др.]. – Минск: НАРБ, 2002. – 275 с. 29. Judenfrei! Свободно от евреев: История Минского гетто в документах / сост. Р. А. Черноглазова. – Минск: Асобны дах, 1999. – 395 с. Список использованных иллюстраций: I. Багаж депортированных евреев на территории зондергетто [Фотография] / Спасенная жизнь: Жизнь и выживание в Минском гетто // сост.: Балакирев В.Ф. [и др.]. – Мн.: ООО «Лимариус», 2010. – С.16. II. Гембицкий И. «Душегубка». 1944 г. // Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны, Минск. Альбом Курта Вафнера. III. Дети у проволоки [Фотография] // Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны, Минск. Альбом Курта Вафнера. IV. Еврейские рабочие из гетто на принудительных работах. Минск, 1942. [Фотокопия] [Электронный ресурс] / Катастрофа (Шоа) на территории СССР в границах 1939 года. Фотогалерея // Яд Вашем. – 2018. – Режим доступа: http://www.yadvashem.org/yv/ru/ holocaust/ussr/chapter_6/eastern_areas_gallery.asp – Дата доступа: 15.04.2018. V. Здание юденрата на ул. Юбилейной в Минске. [Фотокопия] [Электронный ресурс] / Катастрофа (Шоа) на территории СССР в границах 1939 года. Фотогалерея // Яд Вашем. – 2018. – Режим доступа: http://www.yadvashem.org/yv/ru/holocaust/ussr/chapter_6/ eastern_areas_gallery.asp – Дата доступа: 15.04.2018. VI. Карта Минска. Январь 1942 г. // Архив Исторической мастерской. VII. Переселение в Минское гетто. 1941 г. [Фотокопия] // Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны, Минск. Альбом Курта Вафнера. VIII. Приказ о создании Минского гетто. 19 июля 1941 г. [Фотокопия] [Электронный ресурс] / Как это было. Память про Минское гетто // Информационный портал «Tut.by». – 2018. – Режим доступа: https://news.tut.by/society/505031.html – Дата доступа: 15.04.2018. IX. Ран Л. За колючей проволокой. Из серии «Минское гетто». Офорт. 1962−1972 гг. [Фотокопия] [Электронный ресурс] / Как это было. Память про Минское гетто // Информационный портал «Tut.by». – 2018. – Режим доступа: https://news.tut.by/society/505031.html – Дата доступа: 15.04.2018. 14

[close]

p. 15

Cловарь понятий и терминов Айнзацгруппы (нем. Einsatzgruppen) – мобильные военные террористические подразделения для ликвидации военнопленных, еврейского населения и политических противников режима (советских функционеров и коммунистов) путем сожжения деревень и угона населения на работы в Германию; формировались из войск СС, полиции безопасности и СД. Айнзацгруппа «Б» в составе зондеркоманд 7а и 76 следовала за группой армий «Центр» и осуществляла акции террора на территории Беларуси и Смоленской области. После разгрома Германии 22 руководителя айнзацгрупп были переданы суду американского военного трибунала в Нюрнберге, 14 подсудимых приговорили к смертной казни, а остальных – к различным срокам заключения. Антисемитизм – одна из форм национальной нетерпимости, выражающаяся во враждебном отношении к евреям. Ванзейская конференция – совещание представителей правительства и руководителей нацистской партии Германии в пригороде Берлина, которая состоялась 20 января 1942 г. На Ванзейской конференции были определены пути и средства «окончательного решения еврейского вопроса». Газовые камеры – помещения в нацистских лагерях смерти, в которых с помощью газа массово уничтожались люди. «Гамбургские евреи» – так называли евреев Западной Европы в Минском гетто, т.к. первый эшелон с иностранными евреями прибыл из Гамбурга. Геноцид (греч. genos – род, племя и латин. caedo – убиваю) – истребление отдельных групп населения по расовым, национальным, этническим и религиозным признакам, а также умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на их полное или частичное уничтожение. Гетто – часть города, отведенная для принудительного поселения людей, дискриминируемых по национальному, расовому или религиозному признакам (во время Второй мировой войны – специальные кварталы для проживания еврейского населения). Генеральный комиссариат Белоруссии (нем. Generalkommissariat Weissruthenien) – высший орган гражданской администрации на территории Генерального округа Белоруссии (г. Минска, Барановичского, Борисовского, Вилейского, Ганцевичского, Глубокского, Лидского, Новогрудского, Слонимского и Слуцкого округов). Генеральные комиссары: Вильгельм Кубе (1 сентября 1941 г. – 22 сентября 1943 г.), Карл фон Готтберг (23 сентября 1943 г. – июнь 1944 г.). Депортация (лат. deportatio – изгнание, высылка) – принудительная высылка лица или целой категории лиц в другое государство или другую местность, обычно – под конвоем. «Душегубка» (нем. Gaswagen – газовый автомобиль) – газовый автомобиль-фургон с цельнометаллическим герметичным кузовом, в который по шлангу поступали выхлопные газы. Кузов вмещал до 100 человек. Жертвы погибали мучительной смертью от удушья. Еврейский комитет (юденрат) (нем. Judenrat — еврейский совет) – орган еврейского самоуправления, отвечающий за организацию труда и быта еврейского населения, а также исполнение немецких приказов. Евсекция – Еврейская секция, отделение еврейской коммунистической секции (1918– 1930 гг.) КП(б)Б, главной задачей которой являлось распространение коммунистической идеологии в среде еврейского населения республики на их родном языке и вовлечение их в строительство социалистического общества. Зондергетто (нем. Sondergetto – особое гетто) – часть Минского гетто по ул. Сухой и Обувной, где были помещены тысячи евреев, депортированных нацистами из семи стран Западной, Центральной и Восточной Европы. «Зондергетто» существовало с ноября 1941 г. по сентябрь 1943 г. 15

[close]

Comments

no comments yet