Иркутские Кулуары 40

 

Embed or link this publication

Description

Иркутские Кулуары 40

Popular Pages


p. 1

№1(40), 2017 г. Иркутские кулуары, № 1(40) /1/

[close]

p. 2

стр. 6 Интервью памяти… Это интервью для сайта было согласовано лично с ней. Хотели для журнала расширить. Не успели Делали ставку на позитив! Артур Пьянов рассказывает о выборах в Нижнеудинске стр. 26 Напрямую! Уникальное для области событие – прямая линия губернатора Сергея Левченко. Фото от всех фотографов в студию! стр. 12 стр. 20 Обманутые надежды… О неблагодарной роли современных Кассандр и Еленов рассуждает политолог Константин Дынин Неожиданно и… ожидаемо! стр. 31 Завершились выборы в Слюдянском районе. Мнение Павла Бицуры Как жители Ушаковского муниципального образования проиграли выборы? Анализирует Сергей Королёв стр. 34 Оттаявшая Вихоревка стр. 42 Надежда Зайцева шлёт весточку с выборных полей стр. 38 Губернатор начинает… И выигрывает! За ходом судебного процесса следила Екатерина Перевалова Мысли вслух Вячеслава Шляхова стр. 46 Губерния. Клуб… Чем же он занимается, докладывает Ирина Хорошева стр. 67 Омулёвый переполох Правильно ли считают омуль в Байкале, выяснял Артём Световостоков стр. 50 Мечты о светлом граде Александр Скальд советует, что делать стр. 70 На пути к реформированию Интервью с вицеспикером Думы г. Иркутска Андреем Хоменко стр. 58 стр. 74 Иркутск: в поисках выхода из провинциального гетто Владимир Демчиков со своими неполиткорректными коллажами /2/ Эээх, культура! Рецепт от Эраста Ахметгалеева По-настоящему! Фото Андрея Семакина, Татьяны Глюк стр. 79 Культурный код Иркутска: раскол как норма жизни Владимир Скращук на комплименты скуп стр. 88 Как лангобарды в захваченном Риме стр. 96 стр. 83 Культурней, чем столица... Может стать Иркутск когда-то. Так считает Владимир 92Максимов стр. По-настоящему! Фото Александра Новикова Вот с кем сравнил иркутян Всеволод Напартэ стр. 99 Значит, нужные книги мы в детстве читали! Евгений Хохряков стал детским 102102писателем. Неожиданнсот? рс. тр. Дни и ночи. Музыкантские С композитором Антоном Пляскиным беседует 109стр. Михаил Юровский О Грузии – объективно! стр. 114 Подушка безопасности Валентина Рекунова в авторской рубрике «Иркутск минус сто» стр. 127 Через объектив стр. 121 Ольхон: потерять, услышать, найти Впервые на волшебном острове Юлия Котышева Иркутские кулуары, № 1(40) «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» № 1 (40) АВГУСТ-СЕНТЯБРЬ 2017 Г. Дата выхода 09.10.2017 Учредитель, издатель «Продюсерский центр «Город», г. Иркутск, ул. 4-я Железнодорожная, 59-61 Главный редактор Андрей Алексеевич Фомин Директор Светлана Владимировна Фомина Над выпуском работали: Артём Световостоков, Юлия Котышева, Ольга Хоменко, Вячеслав Шляхов, Ирина Хорошева, Константин Дынин, Валентина Рекунова, Надежда Зайцева, Екатерина Перевалова, Павел Бицура, Артур Пьянов, Сергей Королёв, Евгений Хохряков, Михаил Юровский, Владимир Скращук, Владимир Демчиков, Владимир Максимов, Эраст Ахметгалеев, Александр Скальд, Варвара Туравинина и другие Фото: Николай Тарханов, Андрей Фёдоров, Татьяна Глюк, Андрей Семакин, Виталий Семёнов, Александр Шудыкин, Александр Новиков, Яна Ушакова, Алексей Головщиков, Владимир Полторадядько, Анна Цхадая и другие Обложка и задняя обложка: фото Андрея Фомина «Сигнахи», «Уплисцихе» Вёрстка: Татьяна Жевлакова Корректор: Галина Костина Наш сайт: kuluars.info Адрес редакции: г. Иркутск, ул. Подгорная, 60-14 Тел.: (3952) 651-900 e-mail: irk-kuluary@yandex.ru Отпечатано в ООО «Восточно-Сибирская типография», г. Иркутск, ул. Советская, 109/3, тел.: (3952) 93-22-94 Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС 38-0284Р от 28 апреля 2008 года выдано Управлением Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охране культурного наследия по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому округу Тираж 5000 экз. Цена свободная. Перепечатка текстов допускается только по согласованию с редакцией. Редакция не несёт ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях, а также информации о мероприятиях, предоставленной их организаторами. Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. /3/

[close]

p. 3

Здравствуйте! Знали бы вы, как трудно писать редакторские колонки! Если б знали, то никогда бы не стали заводить собственного журнала. Никогда. Я уверен! Смайл. Конечно, я в курсе, друзья, что большинство из вас как раз и не заводят (и не собирались заводить никогда) ни собственных журналов, ни газет, ни даже банальных телевизионных или там радиопередач. И наверняка ведь – именно по той самой причине не заводят, которую я обрисовал вкратце. Из-за нежелания писать дурацкие редакторские колонки. А из-за чего же ещё? Других причин лично я не вижу. Других причин и быть не может, если судить по репликам на некоторых круглых столах и в интернет-пространстве. Там вот тех, кто досконально разбирается в журналистике, в технологии и обязанностях СМИ, – 47 вагонов и 329 маленьких тележек. И все эти вагоны и тележки регулярно бухтят и бухтят, и создают такой шум, что кажется: средства массовой информации у нас вот-вот станут лучше и талантливее. Обязательно станут. Потому что эти вагоны и тележки сейчас научат журналистов не просто как жить, а – как жить по Правде и по Справедливости. И как – Творить. Потому что вагоны и тележки, друзья, всегда, как я заметил, лучше всех знают, как надо. У них это в крови, видимо. В их железных суставах и сочленениях – знать, как надо. В их непревзойденном по мощи интеллекте и эмоциях. И каждый, кому не лень сегодня и кто чувствует себя прям обязанным научить журналистов и в целом СМИ жить, как надо, делает это. Успешно. С вдохновением! Делают юристы и экономисты. Работники культуры и свиноводства. Делают банкиры и рядовые мошенники. Делают депутаты, ясен пень, и чиновники. Они рассказывают нам об этике, эстетике, синтаксисе и орфографии, и, пересчитывая в своей кубышке награды, выписанные самими себе и друг другу, а также рубли, уведенные от остальных граждан, рассказывают нам еще, как оно правильно это – вообще всё, что делают они. Не мы, убогие. А недавно вот к этой когорте святых поучающих присоединился руководитель одного благотворительного фонда, недовольный тем, что СМИ как-то не так по жизни всё-таки реагируют, как ему хотелось бы. За сенсацией как бы гонятся. Чего-то своё мутят. Бесплатно помогают, но не всегда, а через раз, и почему – непонятно. Даже для богатых и конкретных ребят непонятно, почему не помогают улучшать им имидж бесплатно, а заодно увеличивать прибыли. Не адекватны, короче, СМИ к потребностям вершителей судеб, бросово к ним относятся. Сволочи. Не иначе. Сволочи. И я этих учителей жизни понять могу. Могу! Это же они сегодня – представители властных и бизнес-элит, а также врачи, учителя, сантехники и танцоры – всеми силами помогают медиасреде. Помогают открытостью и желанием быть публичными, рассказывать всё, что интересно обществу, а не только им самим. У нас же кого ни возьми – он же душу распахнет, язык развяжет, рубашку на себе порвёт, чтобы восторжествовали Правда и Справедливость. Журналистам остается, по сути, только диктофон или микрофон держать правильно. Не вилять. За них всё делают представители властных и бизнесэлит, а также врачи, учителя, сантехники и танцоры. Ну и, конечно, фитнестренеры, если что. Они вообще, если разобраться, главные в этом вопросе. Про материальную составляющую даже говорить не приходится: любой из вышеперечисленных граждан карманы вывернет, чтобы СМИ процветали и чувствовали себя тип-топ. Никто даже не подумает вести себя с позиции силы: либо ты пишешь, показываешь так, как мне надо, – либо будут у тебя проблемы. И потому совершенно непонятно, почему СМИ такие, какие есть, а не идеальные – не такие, какими хотелось бы, чтобы были… И непонятно в том числе, почему эти неумехи и продажные пачками сваливают из Иркутска и стараются потом не часто вспоминать представителей властных и бизнес-элит Иркутска, а также врачей, учителей, сантехников и танцоров. Ну тех самых, кто реально рассказывал и рассказывает журналистам, насколько они неумехи и продажные и как на самом деле надо делать журналистику. И непонятно, почему фактически не осталось в медиапространстве региона проектов, которые бы радовали глаз, ухо, мозг – стилистикой или форматом, слогом или драйвом, фантазией или общественной отдачей. Непонятно! Остались, по сути, только новости… Новости. То есть это когда случается что-то, а СМИ просто сообщают – и всего-то. Констатируют и на большее, увы, сил у них не хватает. И – почему??? СООБЩЕСТВО же так хочет, чтобы иркутская журналистика была на уровне! Так жа-ла-ит! …Я подумаю, друзья, над всем этим. Подумаю. Обещаю. И напишу, разумеется, в подробностях. В конце концов, насобачился я уже писать эти редакторские колонки. Сегодня-то 40-й по счёту номер вышел. Между прочим… Андрей Фомин, главный редактор журнала «Иркутские кулуары» Иркутские кулуары, № 1(40) /5/

[close]

p. 4

Интервью памяти В СЕРЕДИНЕ ФЕВРАЛЯ НЫНЕШНЕГО ГОДА МЫ РАЗМЕСТИЛИ НА САЙТЕ НАШЕГО ЖУРНАЛА ИНТЕРВЬЮ С ЛЮДМИЛОЙ БЕРЛИНОЙ, И ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ, ЧТО ЭТО ИНТЕРВЬЮ СТАЛО ПОСЛЕДНИМ В ЕЁ ЖИЗНИ – В АВГУСТЕ ЛЮДМИЛА МИХАЙЛОВНА УШЛА. МЫ ИЗНАЧАЛЬНО ДОГОВАРИВАЛИСЬ ДАТЬ ПОЗЖЕ РАЗВЁРНУТУЮ ВЕРСИЮ НАШЕГО С НЕЙ РАЗГОВОРА, ПЛАНИРОВАЛИ ТАК. НО РАЗВЁРНУТУЮ ВЕРСИЮ СЕЙЧАС НЕ ДАДИМ – ТЕКСТ ЕЁ НЕ БЫЛ СОГЛАСОВАН ЛЮДМИЛОЙ МИХАЙЛОВНОЙ, ДА И НЕ ДОГОВОРИЛИ МЫ, ЕСЛИ РАЗОБРАТЬСЯ. ВСЁ СОБИРАЛИСЬ ВСТРЕТИТЬСЯ, СОБИРАЛИСЬ, И ОНА ВСТРЕЧУ ВСЁ ПЕРЕНОСИЛА, ПЕРЕНОСИЛА… А ВОТ ПОВТОРИТЬ ЭТО ИНТЕРВЬЮ В ЖУРНАЛЕ МЫ СЧИТАЕМ ПРАВИЛЬНЫМ. ЛЮДМИЛА БЕРЛИНА – РЕДКИЙ ЧЕЛОВЕК ДЛЯ ИРКУТСКА, И НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СРЕДЫ. ЭТА ПУБЛИКАЦИЯ – ДАНЬ ОГРОМНОГО УВАЖЕНИЯ К НЕЙ! Я всегда была эмоциональным человеком… /6/ – Людмила Михайловна, в Иркутской области нет, кроме вас, человека, интерес к которому простых жителей был бы столь высоким. И – не только простых. Среди представителей так называемых региональных элит немало тех, кто спрашивает: «А где сейчас Берлина? Чем она занимается?». Вам приятен этот интерес? Такое внимание в принципе для вас что-то значит? – Я не знаю людей, которым было бы безразлично искреннее внимание к их судьбе. У нас, к сожалению, много ложного в отношениях, поэтому стало даже неприличным выказывать какие-то яркие эмоции. Я всегда была эмоциональным человеком и остаюсь таковой – и совсем не жалею об этом. Рада, что мною интересуются мои дорогие земляки, которым я с большим старанием служила на муниципальной и государственной службе. Говорю это без пафоса сейчас. Вот так чувствую это. – Чем же вы занимались и занимаетесь после своего ухода с поста спикера Законодательного собрания области? Семейными делами? Бизнес-проектами? – В бизнесе я никогда и ни в каком качестве не была и не буду. Это не мое призвание. Сегодняшние мои приоритеты – дача, чтение, общение с друзьями, особенно радует, что это и школьные, и студенческие. Безусловно, общение очень облегчает Интернет. Но главное занятие сегодня, конечно, мой первый внук Степа! Меня многие поймут, что одного этого человека хватает, чтобы занять не просто день, а всю жизнь. – О вашем уходе из регионального парламента… Мне доводилось слышать разные мнения о причинах такого поступка, в том числе и фантастические, – о том, что вас вынудили, что команда Ерощенко собрала на вас какой-то компромат. Но что произошло на самом деле? – Причины своего ухода с поста председателя ЗС я объяснила на сессии – и сегодня убеждена, что сделала это правильно. Надо, чтобы еще пора- ботало время, и у жителей области, которым эта тема была интересна на момент моей отставки, и сейчас не будет никаких сомнений, что я поступила верно. Это очень трудное решение. Ложной скромности проявлять не буду. Про компромат и войну с командой Сергея Владимировича сказать ничего не могу. Судя по сегодняшнему состоянию дел в социальных сетях, придумать любую гадость можно на любого человека. Вопрос в другом – прилипнет ли она? Мне много лет пытались придумать грехи. Но пока я не слышала в своем окружении, чтобы у кого-то что-то получилось (улыбка). Коротко резюмируя – никто меня не понуждал. Только собственное понимание момента и своего положения в этом моменте. Остальное – выдумки. Вы верите, что на меня можно было надавить?! Вот и я не верю! – Некоторое время назад «фактор Берлиной» считался существенным и даже решающим, когда речь шла о тех или иных политических проблемах. Скажем, на выборах губернатора области и на выборах депутатов Государственной Думы многие считали, что ваша позиция может кардинальным образом повлиять на ситуацию в пользу кого-то из политических игроков. В Усть-Ордынском Бурятском округе – уж точно. Но вы молчали. Почему? – Прошедшие политические события 2015 года в области, прежде всего выборы, действительно прошли в параллельном пространстве от меня. Это осознанное решение. Уйти в отставку и принимать участие в выборах? Иркутские кулуары, № 1(40) /7/

[close]

p. 5

двумя ветвями власти законопроекта в октябре 2016 года. Мы с вами никаких потрясений не испытали. Не могу не высказаться и о баталиях среди журналистов в социальных сетях. Скажу исчерпывающе просто: я больше этого не читаю. Повседневных задач у каждого из нас так много, что участвовать в этом непродуктивном деле для меня большая роскошь. Сделать прогноз, что впереди нас ожидает что-то необычайно успешное или провальное в области, я не могу, потому что этого не будет. Нет пока предпосылок к этому. Но, безусловно, надо прибавлять в таком компоненте, как качество управления. Я столько лет работала руководителем аппарата мэра г. Иркутска, губернатора области, вижу ошибки, которых можно было избежать – и прежде всего в координации управленческих процессов, обучении персонала, правильном определении приоритетов деятельности. Качество аппаратной работы – а, как правило, она не публична – недооценивать нельзя. У нас, когда я работала в администрации города Иркутска, в команде мэра Б.А. Говорина, был девиз: «Ресурсы ограничены, творчество безгранично!». Это было счастливое время созидания, хотя Очень уж нелогичное поведение, я даже бы сказала – неразумное. Я себе этого никогда не позволяла. – Как вы сейчас оцениваете положение дел в экономике, социальной сфере и политическом пространстве региона? Куда мы, по вашему мнению, идём и… туда ли? – Что касается оценок положения дел в области, скажу так: мы один из 85 субъектов Федерации, реализующих государственную политику и в экономике, и в социальной сфере. Существует целая система контроля, надзора со стороны государства, которая сверяет работу государственных органов в области, ее качество с индикаторами эффективности, если хотите – государственности. И здесь, в нашей Иркут- ской области все идет нормально. Я читаю в различных источниках оценки, они более чем оптимистичные. Однако отмечу важнейшую деталь, которая нередко в области срабатывала и приносила отрицательные дивиденды. Важно, чтобы некоторые люди, от которых зависит управление в области, в гимнастике ума друг перед другом не потеряли здравый смысл. Спросите: пример? Скажу не задумываясь. Передача на АИСТе в сентябре 2016 года, где депутаты Законодательного собрания А.Н. Лабыгин, Н.И. Дикусарова и другие деятельно убеждали зрителей в необходимости корректировки бюджета 2016 года в сентябре. Но в этот период не известно, какие дополнительные доходы будут до конца года мобилизованы в бюджет области, и будут ли в принципе, какие доходы поступят из федерального бюджета, в каких формах. Что корректировать? Наращивать дефицит? Плодить необеспеченные доходами обязательства? Всё так и случилось: поправки в закон области о бюджете 2016 года в сентябре никто не рассматривал, он принят – по результатам проработки /8/ Иркутские кулуары, № 1(40) /9/

[close]

p. 6

состояние экономики города, мягко говоря, блестящим не было. Вот и сейчас надо творчески и во взаимодействии работать! В успехе такой стратегии не сомневаюсь. О чем очень сожалею? Это о состоявшейся по-тихому самоликвидации Регионального отделения Общественной организации «Всероссийский совет местного самоуправления» (ВСМС). Организация создавалась на площадке Регионального отделения партии «Единая Россия». Я со своими единомышленниками создавала ее. Ресурс этой организации в укреплении института местного самоуправления колоссален! Но это не только публичная работа, а может, и не столько. Нужны одержимые люди, заинтересованные в том, чтобы все, кто живет в городе, поселке, селе, не постановочными вопросами перед властью ограничивались, а участвовали в их решении. И последнее: грядет 2018 год, пройдут выборы депутатов Законодательного собрания. Хочется, чтобы не забылось, что это коллегиальный орган. Никакая здравая мысль, толковый законопроект не получат жизнь, если их не поддержит большинство, или квалифицированное большинство, депутатов. Поэтому так востребованы зрелость и ответственность как претендентов в депутаты, так и избирателей. – Это известный тезис: хочешь насмешить бога – расскажи ему о своих планах. Поэтому о планах спрашивать не буду. Спрошу об увлечениях и мечтах. Есть у вас желание «расширить сознание», открыть для себя какое-то новое занятие или с головой погрузиться в то, до чего раньше не доходили руки (и голова)? Думаете ли съездить куда-то и увидеть что-то такое, что давно хотели увидеть? /10/ – Мне нравится ваш вопрос о мечте. Я мечтала всегда. Только не позволяла себе такой роскоши – говорить об этом. Я действительно много и – обязательно подчеркну – с удовольствием работала. Многие, как сейчас выясняется, понимали это, были свидетелями этого. Порой меня узнают в трамвае, маршрутках, в магазине, приветливо здороваются, удивляются, что я без охраны (смеется), желают здоровья и еще много чего... Вот это и называется момент истины. По крайней мере – для меня. – И последний вопрос… Несколько лет назад редакция журнала «Иркутские кулуары» проводила опрос среди известных женщин-иркутянок. Опрос был связан с предпочтениями в отношении одежды. Пресс-службу Законодательного собрания мы попросили узнать у вас об этом, но нам ответили, что председатель регионального парламента не может разговаривать на такую ерундовую тему. Так вот… Людмила Михайловна, как вы относитесь к джинсам? Носите ли их? И что в одежде вообще предпочитаете: какой стиль и цвета? И чувствуете ли себя счастливой – хотя бы иногда, надев что-нибудь этакое? – И про джинсы отвечу. Я их с удовольствием ношу, очень удобно. Официальная одежда заперта в шкаф. Как знать, может, еще пригодится? (Смеется.) Самое главное сегодня не утратить способность видеть в лужах под ногами облака. Убеждена, мне это не грозит уже потому, что у меня растет такое чудо – мой внук, Берлин Степан Денисович… Беседовал Андрей Фомин Иркутские кулуары, № 1(40) /11/

[close]

p. 7

Впервые! ТАКОГО У НАС ЕЩЁ НЕ БЫЛО! ГУБЕРНАТОР СЕРГЕЙ ЛЕВЧЕНКО ОТВЕТИЛ НА ВОПРОСЫ ЖИТЕЛЕЙ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ! ГОТОВИЛИСЬ К ЭТОМУ НЕОРДИНАРНОМУ ДЛЯ ПРИАНГАРЬЯ СОБЫТИЮ ТЩАТЕЛЬНО. УЖЕ С 31 АВГУСТА СПЕЦИАЛИСТЫ CALL-ЦЕНТРА НАЧАЛИ ПРИНИМАТЬ ВОПРОСЫ. Напрямую Два часа работал в режиме онлайн глава региона. За это время ему поступило более 50 звонков и около 200 вопросов по электронной почте. «Прямая линия» транслировалась на телеканалах «АИСТ» и «Россия-24», на радио «Комсомольская правда», радио 91,5 ФМ, в сети Интернет – на сайтах Открытое Правительство open.irkobl.ru, irkutskmedia.ru, vesti.irk.ru, altairk.ru, на сайте irk. kp.ru. В зале на разговор с губернатором собрались журналисты почти из всех муниципалитетов региона – участники фестиваля «Байкальская пресса», который в этом году был приурочен к 80-летию Иркутской области. За три недели подготовки к трансляции на «Прямую линию губернатора» поступило больше 1500 звонков. Сообщения от жителей также принимались на whattsapp и viber. На электронную почту пришло более 400 вопросов. Часть из них были озвучены в прямом эфире. В основном людей волновали проблемы благоустройства – ремонт дорог и внутриквартальных проездов, расселение аварийных домов, работа общественного транспорта. Одной из самых актуальных тем с началом холодов стала тема ЖКХ – начало отопительного сезона, очередность капитального ремонта, тарифы на коммунальные /12/ услуги, электроснабжение, работа управляющих компаний. Кроме того, важные вопросы – продвижение очереди на предоставление земельных участков для многодетных семей, очереди на предоставление жилья сиротам, выплаты и льготы. Много звонков и писем поступило из Иркутска: граждане спрашивали про благоустройство придомовых территорий, качество дорог, градостроительную политику, движение общественного транспорта. Шелеховчан беспокоила высокая плата за детский сад, жители микрорайона Березового интересовались, когда у них появятся школа и поликлиника. Байкальчане спрашивали о теплоснабжении в Байкальске. Бюджетники – о зарплате, которая, кстати, с 2018 года будет повышена. Традиционно много вопросов по социальной сфере – льготные перевозки, обеспечение льготными лекарствами и путевками в санатории, помощь многодетным семьям и социально незащищенным слоям. Говоря о социальной помощи старикам и инвалидам, Сергей Левченко сообщил, что с 22 сентября ветеранам Великой Отечественной войны, пожилым людям, имеющим статус «Дети войны», и инвалидам 1 и 2 группы установлено бесплатное социальное обслуживание на дому. Обращались на «Прямую линию» и жители Киренского района, где весной этого года сгорел поселок Бубновка, и погорельцы из деревни Поймы в Тайшетском районе. Журналисты из Качуга спросили главу региона как инициатора разработки региональной программы по социально-экономическому развитию коренных малочисленных народов о том, как сегодня решается вопрос об улучшении жизни коренного населения – эвенков, проживающих в селах района Вершина – Тутуры, Тырка, Чинонга. В том числе речь шла о строительстве школ, детских садов, электроснабжении, обеспечении водой. Сергей Левченко подчеркнул, что государственная поддержка коренных малочисленных народов в Иркутской области оказывается в рамках шести государственных программ. Общая сумма поддержки составила в 2016 году 127 млн рублей. Часть вопросов жители смогли задать напрямую во время эфира «Прямой линии», некоторые зачитали ведущие. Ответы на те вопросы, которые не были озвучены, будут направлены гражданам, оставившим свои координаты. За время прямого эфира больше всего вопросов поступило из крупных городов: Иркутска, Братска, Шелехова, Ангарска. Иркутские кулуары, № 1(40) /13/

[close]

p. 8

/14/ Иркутские кулуары, № 1(40) /15/

[close]

p. 9

/16/ Иркутские кулуары, № 1(40) /17/

[close]

p. 10

/18/ Иркутские кулуары, № 1(40) /19/

[close]

p. 11

Есть мнение МЫ ЛЮБИМ АНАЛИЗИРОВАТЬ. СРАВНИВАТЬ. СООТНОСИТЬ. И ПОТОМУ РАЗРЕШАЕМ НАШИМ АВТОРАМ АПЕЛЛИРОВАТЬ К ТВОРЧЕСТВУ… ДРУГИХ АВТОРОВ. ОСОБЕННО КОГДА НАШИ АВТОРЫ УЛИЧАЮТ ДРУГИХ В ЛУКАВСТВЕ ИЛИ НЕКОМПЕТЕНТНОСТИ. НУ, ВЫ, УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ, НАС В ЭТОМ ПОНИМАЕТЕ, НАДЕЮСЬ, ДА?! СМАЙЛ. Обманутые надежды Есть подозрение, что злорадство – восьмой из смертных грехов, но из всех он самый приятный. Что ни говори! Гордыня, алчность, зависть, гнев, похоть, чревоугодие, лень, уныние – всё меркнет перед возможностью поднять подшивки старых газет, открыть страницу с излияниями очередного лжепророка и сказать: «А ведь ты, паря, крупно облажался!». ТЫ Ж МОЯ КАССАНДРА… Нет, в подзаголовок просилась фраза «Ты ж моя рыба». В смысле «Ути-пути, радость моя!». Но вот вышло так, как вышло, друзья… Если вы ещё не забыли, то всего два года минуло с того момента, когда в истории Иркутской области произошел крутой поворот: губернатор Сергей Ерощенко, обладая административным ресурсом, поддержкой партии «Единая Россия» и тотальным превосходством в средствах массовой информации, проиграл во втором раунде кандидату от КПРФ, депутату Государственной Думы Сергею Левченко. То ли крутизна этого поворота добавила «нервности организьму» отдельных представителей медиасреды, то ли обыкновенная пристрастность сказалась, но сразу после неудавшейся виктории Ерощенко в первом туре в некоторых федеральных и региональных /20/ ресурсах в массовых количествах обнаружились панические публикации в духе «красная угроза убьет и без того слабую Иркутскую область». Некоторых из прогнозистов судороги охватили настолько, что казалось: службу реанимации скоро ждёт уплотнение графика работы. А похоронные бюро заодно – резкий подъём бизнеса. Нет, думалось: реаниматологи не спасут сердца и умы – безусловно, великие – некоторых журналистов, политологов и экспертов широкого профиля. Ой, быть беде. И опять же мы помним печальную судьбу Кассандры! Для начала, правда, пессимисты предрекали скорую и уверенную победу действовавшему главе региона. Вот что писала тогда одна из кассандр: «…если сейчас никто из кандидатов не предпримет экстраординарных шагов, то победа Сергея Ерощенко очевидна. В первом туре ему не удалось набрать необходимые 50 процентов голосов из-за того, что не был мобилизован электорат». Ну а уж когда во втором туре электорат всё-таки мобилизовался, но победил совсем не тот, кто при этом должен был, – выступления иркутских дочерей троянского царя Приама и Гекубы стали и вовсе неутешительными. Где-то даже апокалиптическими. Нашлось место не только политическим оценкам (с этим-то бы, как говорится, ещё ладно: не жили хорошо, не фиг и начинать), но и – экономическим. Цитирую: «Мы сейчас находимся в условиях экономического кризиса не только в стране, но и в мире. Малый бизнес и так себя не очень хорошо сейчас чувствует, инвестиционная привлекательность области еще немножечко снизится, потому что инвесторы редко реагируют на политические риски, а приход КПРФ к власти в принципе рассматривается как риск. Потому что система контроля совсем другая». Хорошо, да?! И почему мы тогда все вместе не полезли в петлю? До сих пор удивляюсь. Если бы всё, что прогнозировалось, имело отношение к реальности, то сейчас Иркутская область жила бы действительно довольно скверно. Однако не срослось. Ни субъективные ощущения, ни объективные данные не подтверждают правоту экспертов по плохим прогнозам. Объем инвестиций в основной капитал в январе–июне 2017 года составил 76,9 млрд рублей, что в сопоставимой оценке на 6,3 процента больше аналогичного периода прошлого года, причем основным источником финансирования инвестиций в основной капитал являются собственные средства организаций (82,3 процента от общего объема). По итогам первого квартала 2017 года по объему инвестиций область занимала 2-е место в СФО и 12-е место в РФ – согласитесь, совсем не похоже, что инвесторов напугал красный партбилет в кармане губернатора. Может быть, дело в общей экономической ситуации в стране? Может быть, кризис закончился и везде дела обстоят так же хорошо? Может, нам тупо повезло, и Боливар федеральной экономики вынес, блин, всех, включая нас? Нет, братцы. Нет. Гляньте на цифры… Рост промышленного производства в Иркутской области в первом полугодии 2017 года составил 9,4 процента, в Российской Федерации в целом – всего 2 процента. Объем добычи полезных ископаемых вырос на 5,7 процента, в России рост – на 3,1 процента. Еще более сильное впечатление производит статистика по обрабатывающему производству – рост на 16 процентов, в то время как в стране, Иркутские кулуары, № 1(40) /21/

[close]

p. 12

где президентом поставлена задача «соскочить с сырьевой иглы», – всего 1,2 процента! ГУБЕРНАТОР – ПО «КРУПНЯКУ» Не будем отрицать: у малого бизнеса проблем хватает – это правда на все 100 процентов, и уполномоченный по защите прав предпринимателей Алексей Москаленко подтвердит. Но связаны эти проблемы… увы, не с деятельностью губернатора и областного правительства, а с деятельностью других субъектов власти. С неуклюжими действиями мэров, например, которые без особых раздумий крушат торговые точки, ограничивают время работы магазинов и задирают стоимость аренды недвижимости. Губернатор в большинстве случаев даже не может, позволю себе такое слово, прикоснуться к происходящему, поскольку полномочия двух уровней власти разделены достаточно надежно и требуются события экстраординарные (вроде замерзавшей две зимы подряд Вихоревки), чтобы Сергей Левченко вмешался и как-то урегулировал, устаканил, нормализовал ситуацию. На областном же уровне, на уровне крупных вертикально-интегрированных компаний, куда мэрам, по счастью, доступа практически нет, дела обстоят гораздо лучше. Вы можете не верить мне и спорить до хрипоты, но область не потеряла ни одного крупного предприятия из числа региональных налогоплательщиков. Не был свернут ни один инвестиционный проект и даже проблемы с поставками сырья на «Саянскхимпласт» были благополучно разрешены. Благополучно, повторяю. Разрешены! И результат налицо: обработка древесины в нашей области выросла на 18,4 процента, производство нефтепродуктов – на 10,9 процента, лекарственных средств – на 22,3 процента, химических веществ – аж на 90,6 процента, а производство машин и оборудования – вообще в три раза. Даже объем производства продукции сельского хозяйства (где малый и средний бизнес представлены шире, чем в машиностроении) вырос по сравнению с 2016 годом на 1,6 процента. Как ни крути, все изложенное совсем не похоже на ситуацию, когда инвесторы занервничали, психанули и сбежали из области, как нам докладывали в своих видениях будущего чревовещатели. Ничего плохого – кроме хорошего (смайл) – не состоялось. А рост производства немедленно отразился и на состоянии бюджетов: за 6 месяцев 2017 года налоговые и неналоговые доходы консолидированного бюджета региона увеличились по сравнению с 2016 годом на 9,5 млрд рублей, или на 16,1 процента. Всего же налоговые и неналоговые доходы консолидированного бюджета региона превысили 68,4 млрд рублей. Ерощенко, как вы понимаете, такой результат и не снился. Ни в каком блаженном сне… Кто-то может заподозрить, что большую часть этих средств составляют дотации из федерального бюджета. Ничего подобного! В федеральный бюджет с территории Иркутской области за полугодие 2017 года перечислено 87,9 млрд рублей налогов, что на 38 млрд рублей (или на 76 процентов) выше аналогичного показателя 2016 года. В основном рост поступлений дали отчисления налога на добычу нефти: добыча в 2016 году составила 17,96 млн тонн, и Иркутская область стала сейчас шестым по объемам в списке нефтедобывающих регионов страны, но если бы были правы пессимисты, даже нефтяники могли бы, наверное, не торопиться. /22/ Последний гвоздь в пессимистические пророчества иркутских кассандр и еленов (а мы помним, что у знаменитой прорицательницы был брат-близнец Елен, обладавший похожим даром) вбивают отчеты о социально-экономическом партнерстве правительства и крупных предприятий. В 2017 году заключено 16 соглашений с общим объемом финансирования социальных мероприятий на 990,5 млн рублей и объемом договоренностей по уплате налогов на 18,4 млрд рублей. В списке не отказавшихся сначала говорить, затем и сотрудничать с правительством губернатора-коммуниста такие крупные организации, как ОАО Группа «ИЛИМ», ООО «Иркутская нефтяная компания», ПАО «НК «Роснефть», ПАО «Корпорация «Иркут», ПАО «Высочайший», ЗАО «ЛДК «Игирма» и т.д. Продолжаются переговоры с ПАО «Полюс», АО «Труд», ПАО «Сбербанк России», ОАО «Иркутсккабель», ООО «Леруа Мерлен Восток» и ООО Холдинговая Компания «Новолекс» – речь идет о налоговых поступлениях на сумму 4,5 млрд рублей и дополнительных социальных обязательствах предприятий на 134 млн рублей. ОТ ДОБРА ДОБРА НЕ ИЩУТ Еще в период между двумя турами выборной кампании 2015 года фантазии предрекателей заходили далеко, очень далеко. И уже тогда просчитывались способы воздействия на «абсолютно независимого, неподконтрольного губернатора». Дескать, с единороссами все просто: намекнут по партийной линии – губернатор тут же и прогнулся, а «красный» – он же совсем безбашенный и тем опасный для правильного истечения государственной воли. Такого анархиста и безбожника только Законодательное собрание как бы сможет угомонить. И это, конечно, мысль, поражающая своей новизной до самых глубин души: ни одного из губернаторов (даже тех, за кем потом пришли вежливые люди с наручниками) ни одно Законодательное собрание нигде в России усмирить не пыталось. Не принято это в нашей политической культуре, отсутствует такой обычай. А с Сергеем Левченко получилось еще более интересно. За два года губернатор ни разу не дал депутатам серьезного повода сказать, что при его предшественнике хоть в чем-то ситуация была лучше. Не дал. И наиболее ярко проявилось это применительно к областному бюджету. Его можно считать своеобразной лакмусовой бумажкой. Сергей Ерощенко принял регион, в котором областной бюджет был сведен с небольшим профицитом и почти без долгов. За три года «успешного» хозяйствования Ерощенко накопил около 20 млрд одних только долгов – и все равно денег ни на что не хватало. Выползать из ямы в период кризиса сложно, однако вопреки всем пророкам правительство Левченко ухитрилось это сделать: объем государственного долга по состоянию на 1 июля 2017 года снизился на 14,2 процента и составил 13,6 млрд рублей. Особенно интересен тот факт, что структуру государственного долга формируют бюджетные кредиты на 8,67 млрд рублей (63 процента) и государственные ценные бумаги на 5 млрд рублей (37 процентов). Интересно же это в свете другого облетевшего интернет пророчества: «Выступать надежным получателем федеральных инвестиций может не каждый человек, не каждый глава региона. Прежние губернаторы, к сожалению, не умели составлять заявки на получение федеральных средств, Сергей Левченко тоже этого не Иркутские кулуары, № 1(40) /23/

[close]

p. 13

умеет. Если он победит, то ему надо будет этому учиться. Бюджетный год может оказаться провальным». ОХ ТЫ Ж, КАК ЗАПУЩЕНО-ТО ВСЁ! КАК БУДТО В реальности же, как мы видим, федеральное правительство ни в коей мере не разделяет это мнение и позволило губернатору-коммунисту заменить бюджетными кредитами (под 0,5 процента) дорогие коммерческие кредиты, которых набрал поддержанный «Единой Россией» губернатор Ерощенко. Более того: в первом квартале 2017 года исполнительные органы государственной власти области от имени правительства региона заключили 42 соглашения с федеральными органами государственной власти о предоставлении субсидий из федерального бюджета – и таким образом получили федеральных субсидий на 5,8 миллиарда. Совсем как-то не похоже, что Левченко и его правительство прям «не умеют составлять заявки на получение федеральных средств»… Вот и объясните теперь: что будет с Законодательным собранием, если оно сейчас рискнет серьезно, по-взрослому выяснять отношения с губернатором? И где депутаты найдут весомый повод, если даже снятие мэра Вихоревки, оспоренное в судах нескольких инстанций, завершилось подтверждением правоты Левченко, а не поддержавшего Геннадия Пуляева лидера иркутских единороссов Сергея Брилки? Каким моральным или политическим авторитетом обладают сегодня депутаты оппозиционных губернатору фракций, с какими аргументами они обратятся к жителям области? У меня нет ответа на этот вопрос. У депутатов, полагаю, его тоже нет – иначе бы в области была более напряженная политическая обстановка. Хотя что-то мне говорит, что в преддверии выборов в ЗС в следующем году всё-таки найдутся горланыглавари, которые попробуют помутить воду и создать ту самую напряженность – в собственных пиар-целях. Многим ведь, кроме внезапной обнаружившейся бунтарской сути и «боли за народ», нечего больше предъявить избирателям. Нет больше козырей у них… ЦЫПЛЯТ ПО ОСЕНИ СЧИТАЮТ Честное слово, мне уже жаль некоторых иркутских «прогнозистов», но из кэша Яндекса, Гугла и других поисковиков слова не выкинешь: что сказано – то сказано, причем сказано ведь это было уверенно, с апломбом. Чего теперь жалеть? Это ведь правда всё: с самого старта новой губернаторской команды предсказатели обещали нам кризис власти и конфронтацию между губернатором и депутатами – ничего подобного, как известно, в наличии не имеется. Есть, если верить отдельным СМИ и блогерам, некий конфликт между губернатором и Ассоциацией муниципальных образований, но АМО как коллегиальная структура явно доживает последние дни. Она с некоторых пор упрямо превращается в личный рупор двух– трех мэров, перечислять которых явно не стоит – им будет больно и обидно, если мы скажем о них всё, чего они заслуживают. Федеральные власти в лице полномочного представителя президента в Сибирском федеральном округе Сергея Меняйло не согласились с антилевченковскими экспертными заключениями, данными в августе 2016 года /24/ и содержавшими такие фразы: «Иркутская область сейчас со стороны федерального округа выглядит абсолютно неэффективной. Государственные программы выполняются с серьезными нарушениями. Возникли проблемы с выполнением программы переселения из ветхого и аварийного жилья, со строительством и обслуживанием дорог». И подводили печальный итог: «Ситуация, как болото: куда ни ступи, на какую сферу ни обрати внимание – почва уходит из-под ног, кругом проблемы». У федералов другое мнение. И  – отношение к нашей региональной власти. Ну да, не без проблем у нас сейчас всё-таки. Не без проблем, и спорить нет никакого смысла. Но это по большей части НАКОПЛЕННЫЕ проблемы, которые по сути представляют собой наследство столь уважаемого нашими доморощенными кассандрами (обоих полов) Ерощенко, а также его предшественников и мэров, избранных при Ерощенко и способных по преимуществу только строчить подметные, в том числе «открытые», письма и проваливать одну за другой федеральные программы. Пролетели очередные 12 месяцев, и федеральные власти время от времени критикуют руководителей регионов, меняют их кое-где, однако вот состоялись выборы в Государственную Думу, начался новый финансовый год, прошел единый день голосования 10 сентября, а… никаких признаков скорой, такой долгожданной предрекателями отставки нет. Не помогли даже лесные пожары. Федеральные ведомства наконец дошли до простенькой мысли, что невозможно тушить леса, если они формально поделены между несколькими ведомствами, нужно передать эту задачу кому-то одному. Свершилось! Но понятно, что у пессимистов теперь проблемы… За что ни возьмись, они оказались неправы. И сухая статистика тут эмоциональнее дубины по голове и соответствующего крика. Прибыль организаций превысила убыток на 91,1 млрд рублей (за этот же период предыдущего года – 72,6 млрд); среднемесячная заработная плата составила 36 908,2 рубля, то есть выросла на 7,4 процента; среднедушевой денежный доход населения – 21 412 рублей (в 2016 году – 21 124 рубля); задолженность по заработной плате снизилась со 180,5 до 57,5 млн рублей; численность зарегистрированных безработных – 14,4 тысячи человек, что на 10,6 процента ниже 2016 года (16,1 тысячи). Даже смертность – и та, чертовка неблагодарная, подвела пессимистов. Она уменьшилась на 2,1 процента – с 1362,8 до 1334,1 на 100 тысяч населения. И за что, скажите на милость, кассандрам такие страдания? За что? Нет-нет-нет! Жизнь штука сложная, и ни в чем нельзя быть уверенными до конца. Мы все это знаем. Может быть, через год нам всем (и автору этих строк, безусловно, тоже) придется стыдиться, что не рассмотрели мы в нынешнем аналитическом обзоре каких-то печальных, грустных тенденций. Не смогли вовремя, так сказать, распознать признаки надвигающейся бури. Не исключено. Но пока давайте признаем: правительство губернатора Левченко на сегодняшний момент работает намного эффективнее своих ближайших предшественников и претендует на место в списке самых эффективных правительств и администраций области за последние 25 лет. Это правда. Это объективность. Константин Дынин Иркутские кулуары, № 1(40) /25/

[close]

p. 14

Глазами очевидца ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ В МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ОРГАНЫ ВЛАСТИ ЗАВЕРШИЛАСЬ, КАК ПОМНЯТ НАШИ ЧИТАТЕЛИ, 10 СЕНТЯБРЯ, В ЕДИНЫЙ ДЕНЬ ГОЛОСОВАНИЯ. ВОВЛЕЧЕНЫ В НЕЕ БЫЛИ МНОГИЕ ТЕРРИТОРИИ, И ШУМ ПО ВСЕЙ ОБЛАСТИ СТОЯЛ НЕМАЛЫЙ. О НЮАНСАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ НА МЕСТАХ МЫ ПОПРОСИЛИ РАССКАЗАТЬ НЕСКОЛЬКИХ ОЧЕВИДЦЕВ И УЧАСТНИКОВ ВЫБОРОВ. ПОЛИТТЕХНОЛОГИ, ПОЛИТКОНСУЛЬТАНТЫ И ЖУРНАЛИСТЫ ВЕДЬ ПОЛНОЦЕННЫЕ УЧАСТНИКИ ТАКОГО РОДА ДЕЙСТВ, НЕ ПРАВДА ЛИ?! ПЕРВЫМ МЫ СТАВИМ РАССКАЗ АРТУРА ПЬЯНОВА, ИДЕОЛОГА ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ ГЛАВЫ НИЖНЕУДИНСКА АЛЕКСАНДРА ПУТОВА… Делали ставку на позитив Прежде чем рассказывать о выборах в Нижнеудинске, остановлюсь на местных политических хитросплетениях, без знания которых полноценный пазл у читателя вряд ли сложится. Как и во многих территориях, здесь помимо главы муниципального образования есть районный мэр. Так вот, мэру Нижнеудинского района Сергею Худоногову знакомы какие-то неведомые секреты политического долголетия. Он на этой должности с начала 1994-го, то есть уже почти 24 года. При этом избирался целых шесть раз. Глава Нижнеудинска Александр Путов командует городом с 2012-го. На прошлых выборах он в упорной борьбе одолел тогдашнего градоначальника Александра Архангельского. Местная газета «Тракт», которая с конца 2006 года стала частной, /26/ оформившись в общество с ограниченной ответственностью, выступала целиком на стороне Путова и после его победы с оптимизмом написала: «Выбрав нового главу города, горожане воспользовались шансом, чтобы изменить жизнь и закончить неудачный эксперимент над Нижнеудинском и его жителями». Позицию газеты можно легко понять и объяснить. Дело в том, что Сергей Куклин, супруг генерального директора ООО «Газета «Тракт» Ирины Куклиной, был к тому времени уже семь лет первым заместителем мэра Худоногова, а между городской и районной властью шла настоящая холодная война. Казалось бы, идиллия близка, но её разрушили новые выборы – на сей раз районные. Сергей Иннокентьевич, будучи почти на четыре года моложе Сергея Михайловича, надеялся, что тот не пойдёт на шестой срок, а уступит место ему, преемнику. И вроде эти надежды даже получали вполне весомое подтверждение. Тут бы потерпеть чуток Куклину, однако его амбиции взыграли преждевременно, и первый заместитель начал вести себя, как фактический глава, отрядив шефу роль хромой утки. Худоногову, понятное дело, это не понравилось, и в 2015 году он снова взял да и выдвинул свою кандидатуру. А Куклин – тоже выдвинул, решившись на открытую конфронтацию. Естественно, с этого момента вся мощь газетного ресурса была развёрнута против Худоногова. А заодно и против Путова, который поддержал мэра, а не его соперника. Куклина тогда снял с дистанции суд – вроде как за финансовые нарушения, и выборы выиграл Худоногов. Однако газета «Тракт» продолжила информационную осаду городской и районной власти, памятуя о том, что через два года в Нижнеудинске новые выборы – на сей раз главы. Ровно два года «Тракт» практически в каждом номере публиковал материалы о том, как вокруг всё ужасно и как с каждым днём становится хуже и хуже. Некие анонимные и полуанонимные читатели присылали в письмах полную коллекцию безобразий, которые творятся на улицах и в подворотнях, причём, как мне кажется, многие эпистолярные шедевры были написаны в одном стиле и заканчивались тоже однотипно: куда смотрит городская администрация? зачем нам нужен такой глава? В общем, людям, знакомым с журналистской кухней, думаю, ничего объяснять не нужно... Очевидно, на выборы против главы должен был пойти либо сам Куклин, либо его ставленник, который затем поддержит его на выборах мэра района в 2020 году. Скорее всего, сам, особенно учитывая характер и амбиции Сергея Иннокентьевича. Борьба ожидалась упорная и даже в какой-то мере скандальная, а зрители, как сейчас принято выражаться, заблаговременно начали запасаться попкорном, ожидая, как Путов и Куклин сцепятся на краю водопада – правда, не Рейхенбахского (за неимением такового в местной топонимике), а Уковского... Попкорн, к счастью, не пригодился. Никаких водопадов и водных процедур не потребовалось. Когда мы в апреле планировали ход предвыборной, а затем и избирательной кампании, я категорически отверг все предложения начинать какую-либо дискуссию с Куклиным. А они, эти предложения, от представителей местной элиты, надо признаться, поступали. Подобные масштабные дискуссии ошибочны изначально и чаще всего ведут если не к поражению, то к максимальному увеличению рейтинга у оппонента. Это, конечно, для читателей журнала азбучная истина, но ради приличия поясню – почему. На любых выборах в любой территории всегда есть так называемый протестный электорат. Это неизбежно. Но этот электорат неоднороден: одни симпатизируют коммунистам, другие – жириновцам, третьим вообще всё равно, за кого голосовать, лишь бы не за кандидата от власти. Соответственно, протестные голоса тоже распределяются сразу на несколько кандидатов. Иркутские кулуары, № 1(40) /27/

[close]

p. 15

Но стоит кандидату от власти открыть дискуссию с кем-то из соперников – и все «протестники» моментально ловят чёткий сигнал: этот соперник – основной, именно его больше всего боится действующая власть. Значит, у него есть шансы, и надо непременно консолидироваться и голосовать только за него. Тем более это сработало бы в Нижнеудинске, где коммунисты решили не выставлять своего кандидата на пост главы города. Начинать кампанию без социологического исследования – то же самое, что искать чернокожего среди других рабочих в забое угольной шахты. Поэтому первая «социология» прошла ещё в апреле и была фактически пристрелочной: мы поставили задачу определить, как горожане оценивают работу главы и как формулируют основные городские проблемы. Для проведения этого исследования были выбраны не количественные, а качественные методы анализа, а именно На всех 19 участках действующий глава победил с огромным отрывом, набрав от 54,43% до 78,56% голосов структурированные интервью и три фокус-группы. Результаты получились в чём-то ожидаемыми, но были и определённые сюрпризы. Так, выяснилось, что уровень доверия к печатным СМИ в городе крайне низок. Особенно после прошлогодней довольно грязной кампании по выборам депутатов Государственной Думы. Тем не менее четверть респондентов (в основном люди 35–45 лет) указали, что газету «Тракт» читать интересно, потому что она всегда публикует острые статьи о городских проблемах. Нижнеудинцы в целом хорошо отзывались о своём градоначальнике, но влияние «Тракта» на общегородские паттерны недооценивать было опасно: никто толком не мог сформулировать, какие позитивные изменения произошли в городе за пять лет (а они были, притом немалые), зато все дружно рассуждали о проблемах одними и теми же /28/ фразами. «Нужно отметить тот факт, – говорилось в отчёте по итогам социологического исследования, – что, не доверяя «Тракту», участники фокус-групп в большей степени в вопросе о проблемных зонах транслировали тематику и стиль «Тракта» (чтобы это понять, достаточно было даже одного прочтения газеты). Остается открытым вопрос: либо «Тракт» действительно очень близко находится к жителям, сканирует проблематику и говорит на их языке, либо оказывает столь сильное влияние, что люди говорят языком «Тракта». Уязвимость Куклина заключалась, во-первых, в приличном антирейтинге, который он успел набрать в городе в 2000-е годы, во-вторых, в том, что он предприниматель и собирался выдвигаться от регионального отделения партии «Гражданская платформа», которая до сих пор у народа, тем более в провинции, ассоциируется с олигархом Михаилом Прохоровым. Особенно это было важно в связи с тем, что на вопрос: «Кому, на ваш взгляд, сегодня нельзя доверить управление городом?» – почти единодушно нижнеудинцы отвечали: ни в коем случае нельзя предпринимателям! Таким образом, потенциальный соперник сам создавал себе приличный антиобраз, нам же оставалось добавить нижнеудинцам позитива и патриотизма по отношению к собственному городу. Показать, что Нижнеудинск с каждым годом меняется к лучшему, и – архиважный момент! – поставить это в заслугу не одному человеку, а всем горожанам. Именно поэтому вслед за баннерами «Наш город становится лучше» был подготовлен красочный информационный буклет под названием «Вместе мы меняем город к лучшему!». В редакции «Тракта» не поняли этой задумки и продолжили метать из пращи камни в огород главы администрации. Сначала высмеяли баннеры, затем и раздававшийся из рук в руки буклет. На мой взгляд, это было первой ошибкой штаба кандидата. Ведь не случайно фамилия Путова не упоминалась в течение всего предвыборного проекта. Горожане должны были почувствовать (и почувствовали!) сопричастность к позитивным изменениям. В итоге получилось, что теперь «Тракт» вёл войну не с градоначальником, а, по большому счёту, с обычными жителями города. Образец неудачной агитации от Куклина из серии «Караул! Спасите!!! Куклин идёт к власти!». Телефоны экстренных служб тут как нельзя к месту... Иркутские кулуары, № 1(40) /29/

[close]

Comments

no comments yet