Троицкий листок №6 Октябрь 2017 года

 

Embed or link this publication

Description

Газета Свято-Троицкого собора г. Саратов.

Popular Pages


p. 1

Т №6(80) • октябрь 2017 г. Газета Свято-Троицкого кафедрального собора г. Саратова Фестивалю колокольного звона «Голос Церкви» посвящается специальный выпуск нашей газеты ЦЕРКОВЬ Святость в годы гонений СОБЕСЕДНИК Стр. 2-3 Праздник колокольного звона НАШ МУЗЕЙ Стр. 4-6 Музею собора 5 лет Колокольня Свято-Троицкого собора. Мастер-класс проводит руководитель московской школы звонарей Илья Дроздихин Дорогие прихожане и гости нашего Собора! 10 сентября этого года, в день празднования Собора Саратовских святых, на территории Свято-Троицкого кафедрального собора г. Саратова состоялся первый фестиваль колокольного звона. Значение этого события велико для Собора, так как, во-первых, мероприятие такого рода проводится у нас впервые, а во-вторых – фестиваль дал возможность подвести определенные итоги работы школы звонарей, которая действует при Соборе с 2014 года. Номер газеты «Троицкий листок», который вы держите в руках, как и сам фестиваль колокольного звона «Голос Церкви», подготовлен и проведен на средства, выделенные в рамках грантового конкурса Русской Православной Церкви «Православная инициатива». Также выражаем благодарность всем гостям и участникам фестиваля, в особенности – И.М. Дроздихину, за искреннее и активное участие в этом значимом событии нашего города. Ключарь Свято-Троицкого кафедрального собора священник Николай Генсицкий Стр. 7 СОБЕСЕДНИК Колокола нам жизненно необходимы Стр. 8-9 КРАЕВЕДЕНИЕ Колокольные заводы Саратова. Из истории Стр.10-11 ОБЪЯВЛЕНИЕ Об истории Свято-Троицкого собора и о том, как он живет сегодня, о его святынях, богослужении и священнослужителях, музее и воскресной школе и о многом другом можно узнать на сайте собора: http://trsobor.ru/

[close]

p. 2

2 ЦЕРКОВЬ •Троицкий листок• 10 сентября 2017 года. Память Собора Саратовских святых «Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3, 12). Две тысячи лет назад св. апостол Павел написал эти слова, проникнув прозорливым духовным взором в глубину веков истории христианства. Святость в годы гонений «Мы молимся святым новомученикам... Дай Бог и нам – и в час испытаний, и в годы спокойной жизни – помнить их подвиг, вдохновляться им и уметь отметать всё лишнее, ненужное, всё мелочное и суетное – ради единого на потребу, ради Бога» (Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин). акон духовной жизни, Ззаключенный в этих словах, основывается на учении Господа Иисуса Христа о неизбежности скорбей, печалей и искушений для человека, идущего путем спасения. Господь учил: Широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их (Мф. 7, 13–14); Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас (Ин. 15, 20); Кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником (Лк. 14, 27).Таким образом, только через терпение скорбей, через преодоление искушений, через непрестанную борьбу с грехом и страстями христианин может спастись и достигнуть Небесного Царства. Этот духовный закон относится не только к каждой отдельной душе христианской, но и к племенам, народам, государствам и к самой Церкви Христовой. И действительно, от самого начала христианства и вплоть до последнего времени враг спасения никогда не прекращал своей вражды против Церкви и верных ее чад, то воздвигая на них открытые гонения, то возбуждая лжеучения, ереси и расколы. Не была здесь исключением и Русская Церковь. В течение всей своей тысячелетней истории наша Церковь стойко преодолевала ереси и расколы, смуты и бедствия, деятельно помогая нашему народу в государственном строительстве. Было создано мощное православное Российское царство, которое, казалось бы, никакая сила не сможет поколебать или разрушить. Однако равнодушие к вере и откровенное безбожие, проникавшие с Запада, постепенно овладевали умами высших слоев российского общества и интеллигенции, а от них этими пагубными идеями заражались и низшие слои. Собор Саратовских святых. Икона Этот губительный процесс был замечен выдающимися пастырями Русской Церкви и многие из них в своих проповедях и письменных творениях возвышали свой голос против такого «ползучего» обезбоживания и расцерковления нашего народа. В самом начале XX в. особенно мощно звучало пламенное слово великого пастыря и молитвенника – праведного Иоанна Кронштадтского. Он предсказывал, что если народ наш не покается и будет далее следовать по пути отступления от Христа и Его Церкви, то «Господь отнимет у Руси Помазанника и попустит ей столь жестоких правителей, которые всю землю Русскую зальют кровью». Но пастырский голос, голос Церкви, не был услышан, и пророчество Кронштадтского пастыря сбылось –­ рухнуло православное царство, мученической смертью царя и его семьи пресеклась царская династия, пришли самозванные правители, и полилась кровь. Кровавым катком по Русской земле прокатилась братоубийственная война, унесшая миллионы жизней, а вместе с ней – голод и разруха. От прежней России осталась одна лишь Церковь, и против нее безбожными властями было воздвигнуто невиданной силы жесточайшее гонение, подобного которому не было, пожалуй, за всю историю существования христианства. Вопрос стоял о самом существовании веры и Церкви. Отличие от гонений I – III вв. заключается в том, что тогдашние гонители не ставили целью уничтожить веру вообще и даже, в некоторых случаях, не требовали отречения от Христа – они стремились привести христиан к «правильной» вере: добивались, чтобы христиане признавали истинность языческих богов, приносили бы им жертвы и почитали бы их так же, как почитали Христа. Гонители же начала XX в. в России ставили своей целью уничтожение религии и веры вообще, в принципе, и добивались полного уничтожения Церкви. В ход шло всё – закрытие и ограбление храмов и монастырей и их разрушение, аресты, пытки, убийства и расстрелы пастырей и наиболее активных мирян, тюрьмы, лагеря, каторжные работы, давление, шантаж, провокации, публичное осквернение и уничтожение святынь, инициирование расколов, яростная пропаганда безбожия, лишение Церкви всякого влияния на образование, на общественную и культурную жизнь, словом – все мыслимые и немыслимые репрессивные средства. Всё это обрушилось на Русскую Церковь, и Саратовская епархия не избежала этой участи. На саратовской земле, которая начала населяться лишь в самом конце XVII в., не было древних религиозных центров – многолюдных лавр и обителей, славных сонмами святых подвижников. Не было здесь и святых мощей и других великих святынь. Самостоятельная епархия здесь была учреждена лишь двести лет назад. Но всё же благочестие

[close]

p. 3

•№6(80) •октябрь 2017 года ЦЕРКОВЬ 3 христианское здесь было, и оно было живым и действенным. Архипастыри, пастыри и монашествующие усердно трудились на ниве Христовой и делали по мере сил свое дело. И вот, когда буря гонений обрушилась и на саратовскую землю, семена святости и благочестия, посеянные здесь, принесли свои плоды. Истинная святость во времена мирные и спокойные имеет свойство таиться, убегать от суеты мира сего в леса и пустыни, в отдаленные кельи. В периоды же смут, гонений и нестроений святость проявляется явно, перед всем миром. Серебро обычно скрыто в земле, и для того, чтобы его «явить», выделить из руды, руду помещают в горнило и в горниле серебро «разжизается», отделяется и очищается от земли и примесей и «являет» себя. Так и святость, пройдя горнило гонений и скорбей, являет себя людям. И на саратовской земле гонения выявили целый сонм святых подвижников – новомучеников и исповедников, кровью и смертью засвидетельствовавших свою верность Христу и Его Церкви. В числе Собора Саратовских святых стоит священномученик Гермоген (Долганёв), долгое время управлявший Саратовской епархией. Духовный друг и единомышленник св. Иоанна Кронштадтского, предсказавшего святителю мученический венец за веру, он был великим молитвенником, деятельным архипастырем, защитником православия и русской государственности. Оклеветанный перед царем, он попал в опалу и был перемещен на Тобольскую кафедру, где в 1918 г. принял от безбожников мученическую смерть почти одновременно с царем страстотерпцем Николаем Александровичем. Святитель Гермоген – единственный из саратовских новомучеников, у которого обретены мощи. Частицы его мощей пребывают ныне в Свято-Троицком кафедральном соборе г. Саратова, саратовском Духосошественском храме и Свято- Троицком кафедральном соборе г. Вольска.Телаостальныхсаратовских новомучеников покоятся в братских и безвестных могилах, и их мощи нам недоступны. Священник саратовской Серафимовской церкви Михаил Платонов был обвинен в служении панихиды по царской семье и антисоветской деятельности. Святитель Герман (Косолапов), епископ Вольский, попытался защитить священника, но оба были осуждены и расстреляны в 1919 г.­ на Воскресенском кладбище Саратова, и тела их покоятся там же в братской могиле вместе с другими репрессированными. Преподобномученик Нифонт (Вырубов), будучи иеромонахом, служил на сельском приходе и в 1930 г. был арестован, но никаких обвинений предъявить ему гонители так и не смогли. Он умер в Сызранской тюрьме в 1931 г. Обстоятельства подвига других семи пресвитеров- священномучеников во многом схожи – все они были ревностными пастырями, отдавшими свои души за свою паству и до конца выполнившими свой долг. Не оставляли пасомых в разгар гонений и после одного, а иные и после двух арестов снова возвращались к служению. Двое из них – пресвитер Николай Амасийский и Иоанн Заседателев, умерли от истощения в казахстанских лагерях. Остальные пресвитеры – Косма Петриченко, Дионисий Щеголев, Иоанн Днепровский, Сергий Кудрявцев и Петр Покровский, не пошли на сделки с совестью во время арестов и допросов, не запятнали себя ложью, доносами и клеветой и были расстреляны. Новомученик из мирян – св. Александр Хвалынский, происходил из рода графов Медемов, перешел в православие из лютеранства и, будучи активным членом приходского совета храма в своем бывшем имении, перенес пять арестов, но остался верен своему новому исповеданию. В 1930 г. умер от истощения и туберкулеза в Сызранской тюрьме. В 2016 г. по указу Святейшего Патриарха Кирилла в Собор были включены еще три имени – священномученик пресвитер Владимир Пиксанов, преподобномученик Феодор (Богоявленский) и святитель Иннокентий (Смирнов). Сельского священника Вла- димира Пиксанова можно счи- тать саратовским первомучени- ком – он принял смерть еще в 1918 г. Его бездоказательно обвинили в организации нападения на крас- ногвардейцев в его селе. Бойцы карательного отряда арестовали его, зверски избили и расстреляли перед храмом на глазах прихожан. Могила мученика впоследствии была утеряна. Иеромонах Феодор принял постриг и рукоположение во иеродиакона в Москве в 1930 г., был арестован по доносу и на три года отправлен в лагеря. По возвращении и рукоположении во иеромонаха ревностно служил на разных приходах Подмосковья, в начале войны был снова арестован, обвинен в антисоветской деятельности, отправлен в тюрьму Саратова, а затем, после приговора – в тюрьму г. Балашова, где и скончался после пыток и от истощения в 1943 г. Святитель же Иннокентий не является новомучеником, но он издавна глубоко почитается и в Пензе, и в Саратове, где он был епископом в XIX в., за свою подвижническую деятельность и святую жизнь. О значении для нынешних христиан подвига новомучеников оченьхорошосказал в одной изсвоих статей Высокопреосвященный Климент, Митрополит Калужский и Боровский: «Почему именно сегодня важно помнить о подвиге новомучеников и исповедников Российских? Потому что в наше время мы все становимся свидетелями начала очередного гонения на Церковь. Поругание и осквернение святынь выдается за искусство; развернувшаяся в СМИ и интернет пространстве массовая дискредитация видных деятелей Русской Православной Церкви, направленная на формирование в умах наших соотечественников негативного образа всей Церкви в целом, называется гражданской критикой и даже борьбой за чистоту православного вероучения; а те ужасные карикатуры в сторону Церкви, которые сегодня буквально наводнили интернет, до боли напоминают советские. Мы не должны оставаться безучастными свидетелями этой борьбы, которую уже не одну тысячу лет ведет дьявол с человечеством. На примере подвига новомучеников мы должны доносить до каждого нашего соотечественника свет Христовой истины, формирующий в личности духовные и нравственные принципы и основы, без которых невозможно возродить могучее и славное Российское государство». Протоиерей МИХАИЛ Беликов

[close]

p. 4

4 СОБЕСЕДНИК •Троицкий листок• Почетным гостем фестиваля колокольного звона «Голос Церкви», состоявшегося в нашем соборе 10 сентября, стал эксперт Московского колокольного центра, лауреат колокольных фестивалей, руководитель московской школы звонарей, звонарь и колокололитейщик – Дроздихин Илья Михайлович. С ним и состоялась наша беседа. – Илья Михайлович, расскажите, пожалуйста, о своих впечатлениях. Как прошел мастер-класс вчера, как прошел фестиваль? – Вчера звонари имели счастливую возможность попрактиковаться и на учебной звоннице, и на колокольне храма. Этот мастер-класс для опытных звонарей, окончивших школу звонарей, специалистов, которые хотят повысить свое мастерство. Конечно, одно удовольствие было с ними заниматься – они знают, чего хотят добиться, у них есть вопросы, которые они не боятся задавать. На учебной звоннице мы практиковались, отрабатывали приемы, тео­ретические моменты. Сегодня мы провели мастер-класс на больших колоколах. В Троицком соборе богатая звонница, далеко не каждый храм может похвастаться звонницей, которая дает возможность воспроизвести практически все традиционные звоны Русской Православной Церкви. Сегодня мы попробовали освоить традиции Новодевичьего монастыря, Ростова Великого, Троице-Сергиевой Лавры и, конечно, Московскую традицию звона. Результаты очень хорошие – звонари «подкованные», не боятся звонить. Самое главное – они смогли преодолеть барьер, свойственный ученикам, когда боишься подходить к колоколам, не знаешь, с какой стороны к ним подойти. Они не боятся ошибиться и хотят усовершенствовать свое мастерство. Сегодняшний фестиваль показал, что уровень мастерства будет расти, благодаря и таким вот фестивалям. – Легко ли стать хорошим звонарем? – Колокола – это один из самых простых музыкальных инструментов. Освоить какой-то простейший звон можно всего за одно занятие. Понятно, что у кого-то есть предрасположенность, данные, проще учиться тому, у кого есть музыкальное образование. Праздник колокольного звона Сложно разделить звоны на хороший и плохой. Ведь колокольный звон – это голос Церкви, это некая проповедь. А звонарь, хотя и композитор, и сам себе дирижер, он следует определенному существующему канону, традиции. И колокольный звон – это не самостоятельное произведение – это часть богослужения, это молитва в звуке. Звонарь на основе традиции создает свой звон. Перед звонарем стоит задача не просто технично исполнить какой-то звон, не просто повторить традицию, не просто показать самого себя, похвастаться мастерством. Пред ним стоит задача созвать верующих на богослужение. Прозвонить и строго, и разнообразно, и вот здесь проявляется мастерство звонаря, которое в Церкви можно получить через благодать, через Божие благословение. Поэтому церковный звон сложно оценивать. Поэтому на сегодняшнем фестивале нет победителей, нет проигравших – все лауреаты. Все знают свои ошибки, каждый хочет свое мастерство повысить, но даже простой звон, который только-только разучен, вполне может сопровождать богослужение. – По какому принципу Вы отбираете учеников в свою школу звонарей? Ведь не каждый может в нее поступить? – Конечно же, это должны быть люди православные и воцерковленные – это очень важно для последующего послушания в храме. Поэтому в первую очередь мы отдаем предпочтение звонарям, направленным на обучение от какого-либо храма, по рекомендации. Но это не означает, что любой желающий не может просто придти и поучиться колокольному звону. Большинство наших учеников – это те, которые однажды поднялись на колокольню, на Пасху, например, и, попробовав звонить один раз, решили связать свою жизнь с этим служением. Приходят и мужчины, и женщины. Мы работаем больше 10 лет, и у нас уже было более ста выпусков звонарей. – Ваша школа единственная в Москве? – Нет. Сейчас при многих храмах открываются курсы звонарей. И там уже преподают наши выпускники, в том числе. География расширяется – наши выпускники работают и в Саратове, и в Волгограде, в Кемерово, Калуге, Санкт-Петербурге, в нескольких храмах в Подмосковье, даже зарубежом – недавно наша ученица открыла школу звонарей в Хельсинки – наши колокола там установлены, малая звонница. Опыт преподавательской деятельности, методики колокольного звона уже накоплен, что служит толчком открытия школ звонарей в регионах. И если в Москве и Московской области традиция колокольного звона сохранилась, так как не все храмы были закрыты, осуществлялась преемственность звонарей, и даже если колокольный звон прекращался на каких-то колокольнях, то он прекращался ненадолго. А регионы зачастую вообще оставались без колокольного звона на всё время советской власти. Например, Еврейская автономная область – там было построено несколько деревянных храмов еще до революции, потом они были уничтожены. Когда владыка Иосиф стал в начале двухтысячных годов епископом Еврейской автономной области, он столкнулся с тем, что там не только традиция колокольного звона, но и вся православная традиция была прервана, и всё нужно было начинать с нуля. Конечно, это не единственный пример, во многих областях Цент­

[close]

p. 5

•№6(80) •октябрь 2017 года СОБЕСЕДНИК 5 ральной России колокольный звон прерывался, и нет возможности даже в соседний храм поехать по- учиться, посмотреть, как правиль- но подвесить колокола и так далее. И вот шесть лет назад нам пришла в голову идея создать дистанцион- ное обучение колокольному звону. А почему бы и нет? Ведь потреб- ность такая назрела. И вот мы вы- пустили учебный фильм, на сайте есть возможность зарегистриро- ваться и изучать материалы дис- танционно, бесплатно. У нас есть выпускники дистанци- онной школы даже из-за рубежа – из Америки, из Дубаи, из стран СНГ, наши выпускники живут по всему миру. Школа звонарей у нас идет в связке с производством колоко- лов, это миссионерская деятель- ность, чтобы традиция колоколь- ного звона возрождалась. И чтобы учить людей звонить в колокола, которые мы сами отливаем. Еще очень важная часть обучения – уме- ние обращаться с колоколами, от этого умения зависит их сохран- ность. Мы даем нашим ученикам не только практические навыки, но и теор­ етические знания по архитек- туре, размещению колоколов, без- опасности, бережному обращению с колоколами. Необходимость дистанционно- го обучения, в частности, связана с приобретением и оснащением храмов новыми колоколами. Осо- бенно остро этот вопрос стоит за- рубежом. Вот совсем недавно мы отправили колокола во Францию, в Таиланд, в Америку. Там, конеч- но, совсем негде учиться. – Вспомните, пожалуйста, своих самых ярких учени- ков. Наверное, это те, кто смог, получив знания в Вашей школе, передать их даль- ше? – Да, конечно, это прекрасно, когда звонари, получив знания и опыт, распространяют их дальше, когда у них появляются свои уче- ники, когда они открывают свои школы. Вот, например, звонарь из ваше- го Свято-Троицкого собора – Анна Юрьевна, она самородок, удиви- тельный человек, который может заинтересовать людей колоколь- ным звоном, зажечь их любовью к нему. Надо сказать, что и для нее опыт преподавания – это возмож- ность повысить свою квалифика- цию. Выступая в роли учителя, тоже растешь, замечаешь какие-то тонкости, которых не видел раньше, на ошибках других и сам учишься. У нас есть замечательная выпускница из деревни Верзилово Ступинского района – Марина Юрьевна. Она у себя при храме организовала курсы звонарей, одновременно закончила Свято-Тихоновский университет, является директором воскресной школы, регентом, ведет огласительные беседы. Заграницей, конечно, сложнее. Там есть наши большие общины, православные храмы. Например, Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, которая всегда поддерживалась из России, даже в советские времена. Но традиция колокольного звона утрачивалась, наклады- Старший звонарь собора Анна Выдрина вался колорит местных традиций и обычаев. Взять тот же Иерусалим – еврейское государство, рядом арабы, множество православных святынь – всё это на фоне достаточно напряженной обстановки, и нельзя спровоцировать агрессию. Но колокольный звон должен сопровождать наше богослужение, может быть, в ограниченных рамках. Предыдущий начальник Духовной Миссии – отец Исидор, и отец Александр, его продолжатель, это отцы, которые знают и чтут наши духовные традиции, они хорошо понимают важность колокольного звона. В Западной Европе – там тоже огромное количество наших храмов. Была Миссия 19 в., например, в Хельсинки – это храмы, построенные еще нашими императорами. В Швеции, в Дании есть наши приходы, где службы никогда не прекращались – там было много наших эмигрантов. Но колокола частично вышли из строя, где-то колокольни требуют переоснащения. И везде есть энтузиасты, которые хотели бы возродить колокольный звон на своих приходах и показать европейцам, что наш звон ничуть не хуже, чем их, показать всю красоту православного богослужения. К нам в школу приехала Ирина из Финляндии, сказала, что батюшка ее благословил создать школу колокольного звона в Хельсинки, открыть там переносную звонницу, чтобы ездить с ней по разным мероприятиям, фестивалям, вести миссионерскую деятельность. Мы поехали в Финляндию, провели там фестиваль, позвонили в трех самых крупных православных храмах на сохранившихся больших колоколах. Кстати, в Европе сохранившихся старинных колоколов гораздо больше, чем в России, может быть, потому, что там они не так активно использовались. И для нас было очень интересно посмотреть на классические дореволюционные большие колокола, а для звонарей – позвонить в них. – Как Вы сами увлеклись колокольным звоном? Как пришло решение открыть мастерскую и начать лить колокола? – Ну, это, наверное, можно назвать чудом и Промыслом Божиим. С детства я ходил в храм, слушал колокольный звон, и, конечно же, было такое детское желание: хочу тоже подняться на колокольню и попробовать позвонить! Отец настоятель сначала мне не разрешал

[close]

p. 6

6 СОБЕСЕДНИК •Троицкий листок• этого просто из-за техники безопас- ности, считал, что это опасно для ребенка. Но спустя какое-то время я все-таки уговорил батюшку бла- гословить меня подняться на коло- кольню. Звонарь мне всё показал, дал попробовать позвонить, потом похлопал по плечу и сказал: «Всё, а вот вечером ты будешь звонить на службе!» И я почувствовал себя как не умеющий плавать в лодке посре- ди озера. Когда я вечером спускался с колокольни, я думал, что бабушки меня просто растерзают. Но, к мое- му удивлению, никто ничего не за- метил, никакой фальши, подмены. Но я все-таки понимал, что моего опыта, конечно, недостаточно, что- бы звонить, я стал ходить по сосед- ним храмам, общаться со старыми звонарями, аккумулировать зна- ния и опыт. Потом уже ко мне ста- Звонари саратовского Свято-Троицкого собора ли обращаться батюшки с просьба- ми обучить кого-то, дать совет. На есть заводы, которые существуют на – Расскажите в заключение на- колокольне заниматься было очень протяжении пятисот и более лет. Это шей беседы о каком-нибудь осо- тяжело и неудобно и для ребят, и целые огромные династии литей- бенном случае Божией помощи, для местных жителей. Поэтому при- щиков. Такие заводы есть во Фран- случившемся в Вашей жизни. шла идея создать отдельно школу ции, Англии, Австрии, Голландии. –Расскажуодинзабавныйслучай, звонарей. А потом поняли, что кому И хотя сам процесс литья там очень который очень запомнился. Я тогда как не нам – звонарям, начинать схож с нашим, у нас отличие за- уже немного научился звонить и од- производить собственные колоко- ключается в построении профилей нажды решил попросить батюшку ла, ведь мы понимаем, какие коло- колоколов, в самой их геометрии. в одном из храмов Москвы раз- кола должны быть, как они должны И вот здесь как раз таится главный решить мне забраться на коло- сочетаться. Всё это трудно объяс- секрет звучания колоколов. Секрет кольню и попробовать позвонить. нить колокололитейщику, который, в выборе правильного профиля. По- А утром этого дня я познакомился хоть и делает свое дело хорошо, но тому что формовка и технология ли- с монахинями, которые мне рас- является просто металлургом, кото- тья – это скорее отражается на цене сказали о таком замечательном рый, не будучи звонарем, не знает, колоколов, на качестве продукции святом – преподобном Серафи- как с колоколом обращаться. По- на выходе, но не на звучании. Путем ме Вырицком, который помогает этому, когда есть один подрядчик, проб и ошибок мы нашли вот это очень быстро – вот прямо сразу, как который выполняет и отливку коло- удачное сочетание геометрии коло- только попросишь. И, кстати, дей- колов, и подбор этих колоколов по кола с нашей технологией, а техно- ствительно я много раз убеждался, благозвучию, и обучение звонаря, и логия у нас самая дорогая, поэтому что он очень быстро помогает, тем обустройство колокольни, то можно качество поверхности колоколов более что он тоже был предприни- получать максимальное качество на у нас приближено к художественно- мателем, и по его молитвам, мо- выходе – качество колокольного зво- му литью. Наша технология позволя- жет быть, наше колокольное дело на. Наши колокола – это не модерн, ет отливать колокола очень быстро. продвигается. Так вот, я пришел мы нового ничего не придумываем. Если сравнивать с дореволюцион- к храму, посмотрел на колокольню Пользуясь новейшими технология- ной, которая показана, например, и подумал, что нужно будет подойти ми, переснимаем лучшие старые и в фильме «Андрей Рублев» Тар- к батюшке за разрешением под- повторяем лучшие образцы литья ковского, то там лили колоко- няться на нее. И тут же вспомнил 19 в. – это колокола заводов Фин- ла по глине, и производство та- про совет монахинь и попросил ляндского и Самгина. ких колоколов могло занимать преподобного Серафима Вырицко- – А что самое трудное в литье несколько недель, а то и месяцев. го помочь мне. В ту же секунду ко колоколов? Есть секреты, кото- Наша технология позволяет от- мне подошел охранник и говорит: рые вы не раскрываете? лить колокол за несколько дней, «Знаешь, звонарю надо помочь. – Свои секреты есть, конечно, а самый сложный, по спецзаказу, Не можешь подняться, там надо но перед самой революцией литей- колокол с надписями и иконами мы за один колокольчик подергать?» щик Н. И. Оловянишников написал отливаем за месяц. На данный мо- То есть звонарь перед службой по- книгу «История колоколов и коло- мент это самые быстрые сроки изго- просил охранника прислать к нему кололитейное искусство». И там он товления колоколов. кого-нибудь из прихожан. И вот из объясняет основные принципы и – Прихожанином какого храма всех прихожан охранник выбрал технологии литья колоколов. И если в Москве вы являлись, когда впер- меня в ту самую секунду, как толь- у нас традиция литья прерывалась, вые поднялись на колокольню?? ко я помолился! все заводы были утрачены и ни один – Это Троицкий храм в Орехово- специалист не выжил, то в Европе Борисово на юге Москвы. Беседовала Елена ГААЗЕ

[close]

p. 7

•№6(80) •октябрь 2017 года НАШ МУЗЕЙ 7 Музею 5 лет – поздравляем с юбилеем! Гость музея В.Б. Наумов, праправнук расстрелянного в 1919 г. настоятеля собора протоиерея Геннадия Махровского В сентябре музею при СвятоТроицком кафедральном соборе исполнилось 5 лет. За это время музей стал известен и востребован в нашем городе. Часто его посещают и гости Саратова, заранее договариваясь о своем визите. За 5 лет вышло около 10 сюжетов о нашем музее на телевидении и радио. С момента открытия музея его экспозиция существенно расширилась: с помощью благотворителей приобретены еще 5 витрин, в которых разместились новые поступления. Когда музей создавался, перед ним ставились задачи сохранения церковных древностей, изучения неизвестных страниц истории православного краеведения и популяризации накопленных материалов. Деятельность музея успешно развивается во всех этих направлениях. Приглашаем всех желающих познакомиться с нашим музейным собранием и узнать много нового об истории древнейшего храма Саратова. Куратор музея Воронихина Ирина Васильевна, тел.: 89873008052. Съемки для телепередачи Митрополит Лонгин знакомит гостей митрополии с экспонатами музея Экскурсия школьников В музее три архиерея: Епископ Касимовский и Сасовский Дионисий, Епископ Покровский и Николаевский Пахомий, Епископ Братский и Усть-Илимский Максимилиан (слева направо) Внучатый племянник св. мученика Александра Медема делает запись в книге отзывов

[close]

p. 8

8 СОБЕСЕДНИК •Троицкий листок• Ярешко Александр Сергеевич – доктор искусствоведения, профессор Саратовской государственной консерватории имени Л.В. Собинова. Сегодня он отвечает на наши вопросы, связанные с фестивалем, колоколами и его профессиональной деятельностью. Колокола нам жизненно необходимы – Александр Сергеевич, давайте побеседуем немного о колокольном звоне. Как произошла Ваша первая встреча с колокольным звоном? – После окончания Саратовской консерватории, я был приглашен в Астраханскую консерваторию, которая тогда была только открыта, и стал вести там курс народного творчества, историю музыки. Я стал глубоко изучать русскую музыку, и услышал множество звонов. Это Глинка, Мусоргский, Рахманинов, Скрябин, Свиридов, Шостакович. А о звонах мне не было ничего известно. Я стал изучать литературу в Ленинской библиотеке в Москве, поднял источники 19 – начала 20 вв. И увлекся этой темой – просто взял магнитофон и стал записывать звоны. Начал с Астрахани, где работал. По счастливой случайности, там было четыре церкви и все они звонили. Практически все звоны на Волге при советской власти были разрушены, а вот там у нее не дошли руки – и в Астрахани остались и потомственные звонари, и звоны. Я начал записывать, а потом уже стал ездить по всей России. Позже написал статью: «Колокольные звоны – инструментальная разновидность русского народного творчества». Она была опубликована. Написал кандидатскую диссертацию. А в конце 1980-х гг. я и другие энтузиасты организовались в Ростове Великом в ассоциацию колокольного искусства – стали ближе знакомиться друг с другом, объединяться, проводить конференции, фестивали колокольного звона. Первый президент у нас был Кухначев – математик, физик по образованию, он занимался акустикой. Потом сообщество выбрало в президенты меня, и я до сих пор возглавляю это движение. Поначалу это были несколько энтузиастов, которые восстановили колокольный звон в Ростове Великом, в Архангельске. Движение расширялось, и теперь это уже не просто ассоциация, а большое сообщество людей, которые этим занимаются. Все, кто захотел научиться звонить, изучать традиции. Мы встречаемся в разных городах – и в Санкт-Петербурге, и в Москве, по всей России. – Значит, ваша ассоциация колокольного звона зародилась не в Саратове? – Получилось так, что когда мы занимались изучением звона в Ростове Великом, нас поддержал министр культуры России Милентьев. Там ведь сохранилась звонница 17 в. Там великие колокола, музейный комплекс, Успенский собор. Там мы и организовались в ассоциацию, а на следующий год я уже провел фестиваль колокольного звона в Саратове, и здесь стали зарождаться многие традиции. Например, приехал мальчик с Урала, послушал и говорит: «Хочу лить колокола!» И мы с Кухначевым всё ему рассказали, показали. И теперь он крупнейший производитель, у него целый завод «Пятков и компания», они льют колокола на Урале… – Много ли у Вас единомышленников? – Вся Россия! Многие стали понимать важность колокольного звона. Мы образовывали и священников, так как новое поколение батюшек вообще плохо представляло, что это такое, и народ. Помню, когда впервые зазвучали колокола на храме Василия Блаженного в Москве, так народ упал на колени на площади. Кстати, это падение на колени и благодарение Господа во время звона я регулярно встречал, когда впервые колокола начинали звучать. Это вызывало необыкновенные чувства всегда. Появились у нас производители – это и Пятков на Урале, Анисимов в Воронеже и т.д. Первые колокола получались плохо – ведь в отливке много тайн, и понадобилось лет десять, чтобы они начали отливать более или менее приличные колокола. Мы начали создавать школы звонарей. Например, помню, в Краснодарском крае в начале девяностых строились или восстанавливались тысячи церквей! Представляете – это же казачий край, тысяча церквей и ни одного звонаря! В университете культуры нашел музыканта-ударника, он приехал в Саратов и поучился в школе звонарей. Потом уехал в Краснодарский край, организовал там школу. В нашей Саратовской консерватории я организовал факультатив звонарей, его посещали по желанию те, кто хотел изучать эту традицию. Курс был рассчитан на два года, после чего студенты разъезжались по своим городам и продолжали уже там обучать звонарей. Вот в Орле, к примеру, моя ученица работает в институте культуры, создала школу звонарей, и вот Орел уже звучит. И таких примеров можно привести уже немало. – А можно сказать, что изучение колоколов, звонов, изменило как-то Ваше личное отношение к жизни? – Ну вот, представьте себе – я учился в советское время в школе, в консерватории, про колокола нам ничего никогда не говорили, хотя

[close]

p. 9

•№6(80) •октябрь 2017 года СОБЕСЕДНИК 9 Круглый стол в рамках фестиваля колокольного звона еще студентом в музыке Свиридова слышал эту тему, и она меня захватила. И это, конечно, изменило мою жизнь. У меня сотни публикаций на тему колокольного звона, написана монография. Всё это помогает людям разобраться в данной теме, в этом и есть смысл моей творческой жизни. – Как вы пришли к вере в Бога? Связано ли это с вашим увлечением колокольным звоном? – Это непрерывный и постепенный процесс. Знаете, с течением времени мы ведь вообще больше стали знать о жизни, о вере. Я знакомился со специальной литературой 19 в., а это очень солидная литература, я проехал действующие церкви европейской части России, выискивал потомственных звонарей, беседовал с ними. Получал более глубокие представления о мире, о жизни, всё это происходило постепенно в течение сорока лет. И теперь своим студентам я стараюсь дать понимание сложности устройства мира, нашего бессмертия. Я очень люблю слушать митрополита Илариона. Он ведь композитор. И некоторые наши ученики связали свою жизнь с Церковью. У меня есть ученик – Рагин, из Новгорода, он приехал специально поступать на народное пение, потому что знал, что я преподаю там колокольный звон. Сейчас он священник, настоятель и, разумеется, прекрасный звонарь, написал даже свои работы по колокольному звону. И таких примеров воспитания мировоззрения через изучение звона можно привести множество. – В одной из своих статей Вы очень советуете родителям отдавать своих детей – и мальчиков, и девочек – в школы звонарей, потому что это им очень пригодится в жизни. Что Вы имеете в виду? – Всё очень просто. В России чуть ли не каждый второй мужчина умел звонить, а уж слышать и иметь об этом свое суждение могли абсолютно все. Потому что на великие праздники все мальчишки пропадали на колокольнях. Детям будет большая польза, если они будут уметь звонить и понимать колокола, будет меньше дурного влияния на них. – А много ли в нашем городе хороших звонарей, и какими качествами должен обладать хороший звонарь? – Хороший звонарь – это тот, который служит звонарем в данной церкви уже много лет, постиг все тонкости колокольного звона, постоянно совершенствует свое мастерство. Я воспитал не один десяток профессиональных звонарей. Это и Рагин, о котором я уже говорил, в Камышине в музыкальном училище преподает Кузнецов, которого знает вся Россия. Или вот, например, два звонаря есть – муж и жена, они уехали в Бельгию, стали там лауреатами Всемирного конкурса игры на карильоне. Их оставили в Бельгии преподавать там в школе звонарей. Но там, правда, другая система: карильоны – музыка на колоколах, а не колокольная музыка, как у нас. Наши саратовские Светлана Павловна Маркина (Пьянкова) и ее сестра Татьяна Решетникова (Пьянкова) – прекрасные звонари, постоянно участвовали в конкурсах. И наш Саратов уже звучит, есть звоны хороших звонарей, которые держат традицию – вот это самое главное. – Значит, впервые школа звонарей начала возрождаться именно в Саратове? – Да, можно так сказать. А потом они стали появляться и в других городах. Стало много последователей-ученых, так как колокольный звон является самым сложным музыкальным звуком и требует серьезного изучения. И сами традиции еще далеко не все изучены, нам предстоит эта работа, пока они еще не утрачены. Мы знаем традиции великих звонниц – Ростова Великого, Сергиевого Посада, Псково-Печерской лавры. В Киеве Лавра тоже уже зазвучала, мы дружили и были в контакте, пока они не были разрушены. А с Минском у нас уже много лет очень тесные контакты – я организовывал там школу, она сейчас существует, выпускает множество звонарей. От владыки Филарета у меня множество благодарностей. В Чебоксарах я собирал курсы, и там мы заложили основу православного звона. И так по России мы распространили свои знания и умения. Но появляются новые веяния, например, электронные звоны. Казалось бы, есть уже и школа, и традиции, а неожиданно возникают вот такие подводные камни. Поэтому наша ассоциация и сегодня очень нужна, чтобы вместе обсуждать, изучать всё, что происходит с православными звонами, противостоять негативным явлениям. – Скажите, а нужно ли восстановление колокольных заводов на том уровне, как это было в дореволюционной России? – Если будут строиться храмы, будет расти и потребность в колокольном производстве. Сейчас еще много церквей, где стоят небольшие звонницы. Но раньше в России каждая сельская церковь имела большой колокол, и звон разносился по всей округе. – Что бы Вы пожелали сегодняшним ученикам и выпускникам школ колокольного звона? – Продолжения работы на своих местах, в своих церквях. Беседовала Елена ГААЗЕ

[close]

p. 10

10 КРАЕВЕДЕНИЕ •Троицкий листок• Колокололитейное ремесло, по общему мнению исследователей, одно из самых сложных ремесел. Не случайно еще в Древней Руси колокололитейное искусство ставили выше зодчества. Литье больших колоколов даже при современном уровне литейного производства – сложная техническая задача, требующая больших предварительных исследований, трудоемкой подготовки и длительного процесса изготовления литейной формы. Колокольные заводы Саратова. Из истории России колокололитейное Вискусство начинает развиваться уже с середины 13 в. Необъятные просторы России, удаленность селений друг от друга породили необходимость отливать большие колокола. С 16 в. начинают отливаться гигантские колокола. Уже в 17 в. русская литейная традиция достигает своей наивысшей точки и окончательно формируется. Складывается устойчивая и эффективная система обучения литейному делу. Всё это обусловило возможность отлить в 1735 г. самый большой в мире колокол весом в 202 тонны – Царь-колокол, история которого хорошо известна. Он был поврежден при пожаре 1737 г., поднят из ямы и окончательно установлен на постаменте в 1836 г., где он находится и поныне. Первоначально отливкой колоколов занимались отдельные мастера, некоторые из которых оставили значительный след в истории. Начиная с правления Михаила Федоровича Романова (1613–1645) отливкой колоколов занимался Московский Пушечный двор. Он же являлся главной школой, готовящей русских литейщиков, находящихся в ведении пушкарского приказа. В 1686 г. один из непревзойденных мастеров-литейщиков Федор Моторин стал основателем и владельцем первого частного колокольного завода в Москве. К началу 19 в. в России существовало уже 30 колокололитейных заводов. Свои заводы по отливке колоколов имелись и в Саратове. До революции в городе было два колокольных завода, основанных в одном и том же 1816 г. и располагавшихся рядом – у начала улицы Веселой, как она стала официально именоваться с 1889 г., на стыке улиц Вознесенской и Кирпичной. Саратов. Колокольный завод. Открытка начала XX века Один из них – колокольный завод купчихи Олимпиады Ивановны Медведевой. Он производил отливку церковных колоколов различного веса из красной штыковой меди и английского олова. Кроме того, на заводе практиковалась переливка старых и разбитых колоколов. В основном изготовление и сбыт колоколов осуществлялся по заказу. В 1916 г. завод выполнял заказы для Вознесенского собора в городе Николаевске Самарской губернии (колокол на 600 пудов), и для Тихвинской соборной церкви города Данкова Рязанской губернии (колокол на 425 пудов), а также на определенное число колоколов весом от 100 до 200 пудов. Кроме изготовляемых по заказу, при заводе, как отмечалось в издании «Церковные ведомости» за 1900 г., имелся большой выбор готовых колоколов «приятного и сильного звука», торговля которыми носила постоянный характер. Также заводом практиковалась торговля готовыми колоколами на периодически проводимых ярмарках в городах Самаре и Симбирске. При заказе и продаже готовых колоколов допускалось использование кредитования, сроки и выплаты по которому устанавливались взаимным согласием конторы завода с покупателями, что, несомненно, способствовало повышению спроса на изготовляемые колокола. Не случайно в указанном выше издании отмечается, что «несмотря на дороговизну металлов, завод имеет много заказов в настоящем 1900 г.». Второй колокольный завод был основан купцом Вакулой Ефремовичем Гудковым. После смерти Вакулы Ефремовича он назывался заводом братьев Гудковых, т.к им одновременно владели сыновья покойного – Василий Викулович, Михаил Викулович и Петр Викулович Гудковы. В 1872 г. на заводе было три плавильных печи и точильная машина для колоколов на конном приводе. Все операции – формовка, плавка, отливка, производились в длинном, до 40 метров, деревянном сарае, ширина которого доходила до 20 метров. Работало восемь рабочих по 13 часов в день. Мастера получали жалования до 20 руб. в месяц, чернорабочие – до девяти рублей. Ученики в первый год имели годовое жалование 10 рублей, второй год – 15, третий год – 20, четвертый – 25 и пятый год – 30 рублей. После такого обучения они считались мастерами. Жили рабочие со своими семьями в квартирах или домах на собственном содержании. Управляющим на заводе был купец второй гильдии Василий Матвеевич

[close]

p. 11

•№6(80) •октябрь 2017 года КРАЕВЕДЕНИЕ 11 Кеменев, сын сестры братьев Гудко- вых, Соломонии Викуловны, в заму- жестве Кеменевой. Именно этому племяннику В.В. Гудков завещал свою часть колокольного завода. В последние годы владения колокольным заводом братьями Гудковыми на нем числилось 16 рабочих, усилиями которых было отлито колоколов общим весом две тысячи пудов (32 тонны) на сумму 112 тыс. руб. В 1893 г. умирает Михаил Викуло- вич, через год Петр Викулович. По- сле смерти братьев весь завод стал принадлежать В.М. Кеменеву. Но владеть заводом Василию Матвее- вичу пришлось недолго. Он вскоре ушел из жизни и владельцем завода стал его сын Николай Васильевич, которому было всего лишь 22 года, но он уже пять лет помогал старе- ющему отцу вести дела завода. Ко- локольный завод В.М. Кеменева от- ливал новые и переплавлял старые колокола разного веса, осуществляя также их доставку по суше и воде, поднятие на колокольню. Завод да- вал гарантию, как тогда говорили «ручательство», в прочности коло- колов. Здесь отливались колокола боль- шого и среднего калибра, именные и дарственные. В 1895 г. был изго- товлен колокол-благовестник с над- писью «Дар городу пожертвован усердием саратовского купца Васи- лия Федоровича и жены его Екате- рины Филипповны Любимовых». На колоколе купца Любимова есть барельефные изображения двух икон – Господа Вседержителя с дер- жавой в левой руке и особо чтимой в России иконы Казанской Божией Матери, также слова «Благовествуй миру радость». Благовестник купца Любимова стал одним из лучших ко- локолов Старого Саратова. В роли благовестника выступает он и сей- час на колокольне Свято-Троицкого собора (с 1992 г., до того он 55 лет провисел под сценой Саратовского театра оперы и балета). На заводе всегда имелись для продажи готовые колокола весом от 150 пудов (2,4 тонны) до десяти фунтов (четыре килограмма). Для привлечения заказчиков, покупателей предоставлялась рассрочка по платежам, устанавливался разный, удобный покупателю срок изготовления и оплаты. На Нижегородкой ярмарке завод Кеменева имел собственную лавку. На всероссийской выставке 1896 г. саратовские колокола были удостоены серебряной медали, на саратовской выставке 1899 г. – большой серебряной. Самый большой колокол на заводе Кеменева был отлит для кафедрального собора Казани. Он весил 1575 пудов (больше 25 тонн). Для Александро-Невского собора, Старо-Никольской церк- ви, Троицкого собора в Саратове были изготовлены колокола весом более 500 пудов, а для Сретенской, Духошественноской, Михаило-Ар- хангелькой и Крестовоздвижен- ской церквей – более 400 пудов. Для церквей Саратовской губернии вылили более 145 колоколов весом более 500 пудов. География распространения саратовских колоколов очень велика: губернии Европейской части России, Кавказ и Закавказье, Урал, Средняя Азия, Поволжье и Область Войска Донского. 195 ко- локолов (весом более 50 пудов) звонили по церквям и монасты- рям этих регионов. Из многих городов и местечек присылали Кеменеву благодарственные отзывы. Прихожане села Курдюм Саратовской губернии на сходе 10 декабря 1907 г. единогласно постановили: «Принести искреннюю сердечную благодарность саратовскому купцу Н.В. Кеменеву за отливку большого колокола, отличающегося сильным, густым и приятным звуком, необыкновенною чистотою и опрятностью, за скорость и добросовестность при исполнении заказа и сравнительно недорогую плату…» Викарий Самарской епархии, епископ Николаевский Тихон в своем письме Н.В. Кеменеву от 2 февраля 1902 г. отмечал: «При не- однократных заказах колокола, от- литые на Вашем заводе, всегда от- личались превосходным звоном». Крестьяне села Разъезжее Енисейской губернии, говоря о полученном колоколе, отмечали его внешнюю красоту: форму и безукоризненную чистоту работы. Великолепен был и звон колокола: приятный, сильный, чистый, что доказывало изготовление его из доброкачественного материала. В 1914–1916 г. из-за неудовлет- ворительного финансового поло- жения пришлось завод передать Анне Васильевне Чирихиной, кото- рая была дочерью Василия Викуло- вича Гудкова. Как бы предчувствуя недоброе Чирихина в июле 1917 г. продает завод вместе с дворовым местом крестьянам Рыхлову С.В. и Прохорову П.П. Порой рассказывают про третий колокольный завод Кутина, затем Чирихиной. Однако третьего завода не было. Путаница вышла из-за того, что Анна Васильевна Гудкова, выйдя замуж в первый раз стала Кутиной, а во втором браке взяла фамилию Чирихиной. В пользу данной версии свидетельствует и тот факт, что в «Указателе фабрик и заводов» 1887 г. есть только два саратовских колокольных производства – купцов Гудковых, Михаила и Петра Викуловичей, основано в 1816 г., и купчихи Олимпиады Ивановны Медведевой, основано тогда же. В заключение можно сделать вывод: в дореволюционный период Саратов, будучи одним из крупнейших городов Поволжья, становится также одним из ведущих центров колокольного производства в регионе. Колокольные заводы в городе были основаны и функционировали прежде всего как предприятия, обслуживающие торговые интересы саратовского купечества. Иногда они могли выступать как посредники между благотворителями (спонсорами), за счет средств которых колокола изготовлялись и дарились церкви. Можно даже допустить отдельные случаи дарения колоколов от лица купцов – владельцев завода, хотя у нас таких свидетельств не имеется. Но в целом они функционировали как производственноторговые предприятия, использующие все современные и доступные на тот момент экономические средства обмена – торговлю в кредит, постоянную торговлю со складов и на ярмарках, изготовление на заказ. Сила традиции русского общества предъявляла высокий спрос на такой, ставший неотъемлемой частью русского православия атрибут, как колокол. Изготовляемые на саратовских заводах колокола отличались высоким качеством, о чем свидетельствуют используемые при их изготовлении материалы и приведенные выше положительные отзывы. Юрий Владимирович ИЩЕНКО, директор музея истории СГМУ им. В.И. Разумовского, выпускник школы звонарей Свято-Троицкого собора

[close]

p. 12

12 СОБЫТИЕ •Троицкий листок• Праздник Собора Саратовских святых. Фестиваль колокольного звона «Голос Церкви» День празднования Собора Саратовских святых. Божественная литургия в Свято-Троицком кафедральном соборе г. Саратова Малая звонница. Мастер-класс проводит Илья Дроздихин Участники фестиваля На Троицкой ярмарке Каждый – и слушатель, и исполнитель Народные традиции Будущие звонари Информационное издание выпущено на средства грантового конкурса «Православная инициатива». Средства выделены Фондом поддержки грантовых и просветительских инициатив «соработничество» по договору № 64-000076. Редактор, верстка: Ольга УРЯДОВА Телефон: 23-62-27, сайт: http://trsobor.ru/ Корректор: Людмила КУЗНЕЦОВА Отпечатано в ООО «Полиграфинтер», 410003, Саратов, Адрес:410031,Саратов,ул.Московская,6 ул. Б.Горная,157. Цена свободная. Тираж 999 экз. Заказ № 791 Учредитель: Местная религиозная организация православный приход Свято-Троицкого кафедрального собора г. Саратова Саратовской епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат).

[close]

Comments

no comments yet