REA-05-2017

 

Embed or link this publication

Description

REA-05-2017

Popular Pages


p. 1



[close]

p. 2



[close]

p. 3

Выходит с 2000 г. РЭА – ежемесячный журнал атомной энергетики России ГЛАВНЫЙ КАЛИБР ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА Новые рынки – новые возможности . . . . . . . . . . . . . . . . 4 КРАСНОЙ НИТЬЮ ПАТЭС. Как готовят атомных пионеров . . . . . . . . . . . . 10 Единое окно, глобальное лидерство . . . . . . . . . . . . . . 13 Экспорт ядерной культуры . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 16 И целого мира мало. Программы глобализации . . . . 18 АтомЭнергоСбыт: новые подходы клиентской политики . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 24 ЦОД. Дворец информации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26 Семь футов под килем! . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 28 Экспорт с реакторной составляющей . . . . . . . . . . . . . 30 Мирные изотопы от мирного атома . . . . . . . . . . . . . . . 33 Изотопный бум . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 36 Управление технической документацией . . . . . . . . . . 40 СТАНЦИОННЫЙ СМОТРИТЕЛЬ АТОМПРОМ Дни турбин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44 Хороша кольчужка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 51 АТОМНАЯ СЕМЬЯ СОЦИУМ На главном празднике страны . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 52 Время водного спорта . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 56 Бывших атомщиков не бывает . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 58 Журнал «РЭА» № 05  2017 г. Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство ПИ № ФС77–45230 от 19 мая 2011 г. Учредитель: АО «Российский концерн по производству электрической и тепловой энергии на атомных станциях». Адрес: 109507, г. Москва, ул. Ферганская, д. 25. Издатель: ООО «Ди Кей Студио». Адрес: 117105, Москва, Варшавское шоссе, д. 1, строение 1-2, подвал комната 1. Тираж 3000 экз. Распространяется бесплатно. Редакционная коллегия: Андрей Петров – генеральный директор АО «Концерн Росэнергоатом» Джумбери Ткебучава – первый заместитель генерального директора АО «Концерн Росэнергоатом» Александр Шутиков – первый заместитель генерального директора по эксплуатации АЭС АО «Концерн Росэнергоатом» Андрей Тимонов – директор Департамента информации и общественных связей АО «Концерн Росэнергоатом» Редакция: Андрей Петров – главный редактор Алексей Комольцев – заместитель главного редактора Андрей Волок – редактор-корреспондент Ирина Чуботина – редактор-корреспондент Лариса Волкова – литературный редактор Марина Васильева – информационное обеспечение Никон Степанов – верстка Виталий Кужеватов – интернет-обеспечение Перепечатка допускается только по согласованию с редакцией и со ссылкой на журнал. Мнения авторов не всегда отражают точку зрения редакции. За содержание рекламных публикаций и объявлений редакция ответственности не несет. ®  – м​ атериалы на правах рекламы. Отпечатан в Типографии ООО «Майер Северо-Запад». 190005, Санкт-Петербург, Троицкий проспект, д. 6А. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Формат: 215,9 х 279,4 мм. № заказа ____. Подписано в печать дд.мм.гггг. www.rosenergoatom.info

[close]

p. 4

2 ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • От первого лица НОВЫЕ ПРОДУКТЫ, НОВЫЕ РЫНКИ РЭА – ежемесячный журнал атомной энергетики России • #05 2017 ОАО «Концерн Росэнергоатом»

[close]

p. 5

ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • От первого лица РЭА Колонка главного редактора 3 Уважаемые коллеги! В 2014 году Госкорпорацией «Росатом» сформулированы три стратегические цели: снижение себестоимости продукции и сроков протекания процессов, создание новых продуктов и услуг для российского и зарубежных рынков, и повышение доли на международных рынках. Давайте поговорим сегодня о второй и третьей стратегических целях – и о планах Концерна «Росэнергоатом» по их осуществлению. Несмотря на то, что Энергетический дивизион последние годы демонстрирует устойчивый рост по основным производственным показателям (таким как выработка, КИУМ и т.д), этого явно недостаточно, чтобы стать одним из лидеров на мировом энергетическом рынке. Сегодня надо двигаться в сторону кратного роста финансовых показателей за счет продуктовой и географической диверсификации. Во-первых, это сервисно ориентированная модель ведения бизнеса вокруг основного ядра, оказание полного комплекса услуг на всем жизненном цикле АЭС при реализации международных проектов. Во-вторых, это развитие новых технологий и основанных на них бизнесов, как залог будущего лидерства на российском и международных рынках. Хотел бы подчеркнуть, что одним из факторов успеха деятельности на зарубежных рынках является скоординированное взаимодействие Дивизиона со структурами Росатома, осуществляющими международную деятельность. Итак, только от нас – нашей воли, предприимчивости, настойчивости – зависит, как мы откликнемся на стоящий перед нами стратегический вызов. Известно: кто ставит перед собой большие цели – добивается наилучших результатов. Андрей Петров, генеральный директор АО «Концерн Росэнергоатом» www.rosenergoatom.info ОАО «Концерн Росэнергоатом»

[close]

p. 6

4 ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • От первого лица Новые рынки – новые возможности Первый заместитель генерального директора Госкорпорации «Росатом» – директор блока по развитию и международному бизнесу Кирилл КОМАРОВ на  пленарном заседании NDExpo-2017 рассказал как о стратегии Росатома, так и о практическом опыте следования стратегическим целям РЭА – ежемесячный журнал атомной энергетики России • #05 2017 ОАО «Концерн Росэнергоатом»

[close]

p. 7

ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • От первого лица РЭА Почему Росатом занимается новыми продуктами, если на сегод­ няшний момент Госкорпорация уже является безусловным мировым лидером в области атомной энергетики, строит самое большое количество энергоблоков в России и за рубежом, лидирует на рынке обогащенного урана, входит в тройку лидеров по всем своим технологиям в области ядерного энергетического цикла? Можно было бы сказать, что имеющихся достижений уже достаточно и входить в новые направления незачем. Однако мы понимаем, что, являясь высокотехнологичной компанией в силу основного вида деятельности, Росатом должен активно вкладывать средства в научно-исследовательские разработки. Эту статью расходов можно обозначить привычным словом НИОКР, можно модным – R&D, но какое бы слово мы ни употребили, чтобы сохранить уровень конкурентоспособности в нашем основном направлении деятельности, мы должны тратить не менее 4,5 % от выручки в год. Как говорит мировая статистика, это хороший показатель, он находится на уровне лучших мировых практик. Понятно, что проценты должны считаться от достойного объема выручки, и в этом смысле, изучая опыт ведущих мировых корпораций, нам есть куда развиваться. Когда мы составили прогноз, какими бизнесами мы можем заниматься в горизонте до 2030 года, то поняли: рост есть, но для сохранения высокотехнологичного лидерства в основном направлении деятельности нам необходимо наращивать выручку, поскольку 4,5 % только от традиционных продуктов может оказаться недостаточно для сохранения лидирующих позиций. Подсчитав необходимый объем, сформулировали известный показатель нашей стратегии: на горизонте планирования до 2030 года мы должны научиться получать от новых продуктов не менее 30 % выручки. Под новыми продуктами мы при этом понимаем все направ- ления, которые нам в той или иной степени известны, но которыми мы не занимались системно. У нас имеются разработки, концепции, идеи, но мы не развиваем их как бизнес. Мы понимаем, что в масштабах нашего основного бизнеса обеспечить 30 % прироста от новых продуктов – достаточно непростая задача. Фастфуд или такси? При выборе бизнесов, которые должны стать для нас актуальными и прибыльными продуктами, мы ориентируемся на несколько отсекающих факторов. Во-первых, мы ни при каких условиях не будем инвестировать бизнесы, подобные фастфуду или услугам такси, – хотя у нас есть и столовые на предприятиях, и уже имеется развитая логистика, и люди будут идти в фастфуд или заказывать такси, – но мы не хотим заниматься таким бизнесом, куда невозможно внести собственную, значимую добавленную стоимость. Мы постарались определить рынки, на которых уже работаем и на которые можем выйти с каким-то новым смежным продуктом, либо поискать точки пересечения с похожими рынками, но в нашей зоне внимания – лишь те области, где сможем опираться на свои значимые конкурентные преимущества. Пять лепестков При оценке потенциальных рынков мы выработали для себя «принцип ромашки» из пяти лепестков: прежде чем заняться каким-либо делом, мы определяем, есть ли у нас технологии и готовое производство, на котором можно выпускать данные продукты, обученные люди, которые могли бы это сделать, умеем ли мы работать на таком рынке... И, наконец, еще один фактор, немаловажный в современных условиях: есть ли у нас административный ресурс, на который www.rosenergoatom.info ОАО «Концерн Росэнергоатом» 5

[close]

p. 8

« 6 ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • От первого лица Работа на рынке «новой энергетики» – одна из перспективных ниш для Росатома. Это и возобновляемые источники генерации, и «умные сети», и проекты в сфере энергосбережения мы сможем опереться на начальном этапе нового бизнеса. Если при анализе получается, что в наличии все пять элементов, то можно только удивляться, почему мы уже не занимаемся проектом: не производим, не продаем, не зарабатываем. Но, как правило, каких-то лепестков не хватает. Чаще всего у нас есть производство и люди. Именно человек – самый важный фактор, поскольку любую технологию можно найти, получить по трансферу, приобрести лицензию, создать совместное предприятие. Но если нет людей, которые умеют работать с технологией, вложения будут бессмысленны. Возникает известный вопрос: как научиться соединять возможности больших корпораций, подобных Росатому, и частных предпринимателей с их инициативой? Именно в объединении и находится наша зона возможностей. Даже если какого-то из лепестков у нас не хватает, но мы видим предприимчивого партнера, который может привнести недостающие элементы, то нужно выходить на совместный бизнес. Деньги на пользу Именно по этой причине мы направились в ветроэнергетику, казалось бы, достаточно далекую от атомной энергетики область деятельности. Но на самом деле эта «оторванность» кажущаяся. Прежде всего, это энергорынок, на котором мы умеем работать. Мы понимаем, что такое электроэнергия и как она продается. Второй фактор – мощный «Машиностроительный» дивизион, который входит в состав Росатома, имеет возможность без огромных инвестиций развернуть серийный выпуск электрооборудования для ветроустановок. В-третьих, у нас есть деньги, и мы готовы инвестировать в развитие генерации; если мы делаем это, строя АЭС, можно попробовать и рынок возобновляемых источников. Наконец, у нас есть обученные люди, которые умеют делать вещи и посложнее ветрогенераторов. Но в России нет своей успешной технологии производства ветроустановок. Тем не менее мы не испугались отсутствующего «лепестка» и пошли на сотрудничество с голландской компанией, создали совместное предприятие и, опираясь на четыре имеющихся лепестка, добавили пятый – технологический элемент. Но добавили его в логике переноса всего производства в Россию. Когда мы анализируем возможность входа в новый бизнес, то, принимая решение, частично или полностью базируемся на имеющихся возможностях. Нормальные новые продукты невозможно вырастить в идеальных, «стерильных» условиях. Для этого должна быть создана среда не только инфраструктурная, но и содержательно-технологическая. Но когда мы поняли это и начали совместную работу с федеральными институтами, ответственными за инновационное развитие, такими как Агентство стратегических инициатив или Российская венчурная компания, то обнаружили, что приоритеты у нас во многом сходятся; мы видим одни и те же зоны, в которые верим как в драйверы роста. Это ядерная медицина, аддитивные технологии (3Dпечать изделий), новая энергетика (и ветер, и «умные сети», и распределенная генерация, и накопители электроэнергии) и новые технологии в судостроении, искусственный РЭА – ежемесячный журнал атомной энергетики России • #05 2017 ОАО «Концерн Росэнергоатом»

[close]

p. 9

ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • От первого лица РЭА 7 « Росатом готов развернуть создание центров ядерной медицины, но государство должно гарантировать поступление необходимого числа пациентов либо доплату компенсации интеллект, робототехника. Что дает нам шанс заниматься новыми продуктами не в одиночку, а формируя в своей части национальную инновационную платформу, которая должна стать основой технологического рывка страны. И это дает нашим продуктам гораздо больше шансов на успех. Заграница нам поможет Где развивать наш бизнес – внутри или за пределами страны? Именно по той причине, что мы живем в атомной энергетике как базовой технологии, Росатом будет всегда экспортно ориентированной корпорацией. Атомная энергетика настолько дорогостоящая и глобальная технология, что представить ее замкнутой только в рамках одной страны невозможно: найти источники для развития, роста, даже просто для поддержания в современных условиях просто невозможно. Мы убеждены, что без международной экспансии атомные технологии жить не могут. Поэтому мы с самого начала руководствуемся правилом: при всем патриотизме и приоритетности интересов нашей страны мы понимаем, что российский рынок и его покупательская способность слишком малы, чтобы обеспечить по-настоящему прорывные технологии серьезным заказом. Поэтому все, что мы делаем, изначально ориентировано на экспорт. Мы обязаны сделать референтный образец в России, чтобы мы могли привести иностранцев на ознакомительную экскурсию, а дальше нужно незамедлительно выходить на зарубежные рынки. А это значит, что производство продукта должно быть организовано по западным стандартам, система менеджмента качества должна быть понятна для зарубежных партнеров и т. д., иначе этот продукт никто не купит. Государство – это мы Наконец, чего мы хотим от государства, как видим методологию государственной поддержки новых продуктов, новых рынков? Это вовсе не деньги, они, разумеется, нужны, но вопрос в форме их привлечения, условиях. Мы понимаем, что времена, когда можно было прийти в Минпромторг или Минэкономразвития, сообщить, что у нас Росатом будет всегда экспортно ориентированной корпорацией. Атомная энергетика настолько дорогостоящая и глобальная технология, что представить ее замкнутой только в рамках одной страны невозможно: найти источники для развития, роста, даже просто для поддержания в современных условиях просто невозможно www.rosenergoatom.info ОАО «Концерн Росэнергоатом»

[close]

p. 10

8 ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • От первого лица ОАО «Концерн Росэнергоатом» есть прекрасная идея, и попросить ее профинансировать от стадии НИОКР и маркетинговых исследований до «упаковки» конечного продукта, давно прошли, зато появились другие инструменты поддержки. Среди них первый и главный не связан с деньгами, а связан с новыми стандартами. Например, у нас есть направление по производству углеродного волокна – основы композитных материалов для самых различных сфер применения. Для продвижения этого материала нам нужны не деньги, а изменение стандартов. Все понимают, что они более легкие и более прочные, гораздо более эффективны на полном жизненном цикле изделия, но если мы придем в авиационную промышленность и попробуем убедить их отказаться от титана, конструкторы покажут нам свой ГОСТ, где будет написано о металле. Мы придем на стройку, но проектировщик покажет нам СНиП, где написано о стальном арматурном прутке. И оба они прекрасно знают, что Boeing уже в ближайшее время выведет на рынок модель самолета, в котором углеволокно является преобладающим материалом, и сможет далеко обойти конкурентов по экономичности и дальности полетов. До тех пор пока стандарты не будут переписаны и не сделают применение углеволокна хотя бы «допустимым» (не говорим «обязательным»), мы не сможем продать этот материал в достаточном количестве. Уже построен завод в Алабуге проектной мощностью 1500 т углеволоконной продукции, и мы даже не надеемся продать этот объем в РФ, поскольку общее потребление углеволокна внутри страны составляет 300 т в год. В прошлом году мы загрузили производство на 20 %, в этом планируем освоить 50 %, в следующем – выйти на 100 % исходя из подписанных контрактов. Но вся продукция уходит на экспорт, а для потребностей России хватает возможностей двух имевшихся у нас производств. И это плохо, потому что нам бы хотелось развивать в первую очередь именно Россию. Также от государства нам нужен еще один вид косвенной, неденежной поддержки. Это гарантированный заказ. Хороший пример – ветроэнергетика, мы не попросили у государства денег, чтобы строить ветростанцию, но подписали договор, по которому стороны взяли обязательства: государство готово платить повышенный тариф на мощность, если мы обеспечиваем в каждой «ветробашне» минимум 65 % национальных компонентов. Такая сделка понятна обеим сторонам. Государство, настаивая на локализации, получает рабочие места, налоги с предприятий и зарплат. В сумме это будет намного больше разницы в тарифах на мощность. Поскольку нас это условие тоже РЭА – ежемесячный журнал атомной энергетики России • #05 2017

[close]

p. 11

ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • От первого лица РЭА 9 « Росатом располагает современными технологиями в сфере 3D-печати. Это также перспективная составляющая национальной технологической платформы устроило, мы объявили конкурс на привлечение финансового партнера, и оказалось, что банки готовы «выстроиться в очередь», чего раньше никогда не было. В итоге мы выбрали лучшее предложение  – профинансировали за счет банка 90 % стоимости проекта. Из них 80 % – это кредит, и 10 % – финансирование банка как соинвестора. Другой вариант государственной поддержки: на Дальнем Востоке, на острове Русский, планируется возведение центра ядерной медицины. На этом настаивает Администрация Приморского края, проект зафиксирован в поручениях Правительства и Президента РФ. Мы можем осуществить этот проект, поскольку располагаем великолепными технологиями по изотопам, подходим к производству радиофармпрепаратов; в стране есть оборудование для диагностики и лечения. Но ключевым остается вопрос: сколько будет пациентов? Мы не можем ответить на этот вопрос, поскольку не занимаемся здравоохранением профессионально. Обсудив проблему с краевой администрацией, мы пришли к выводу: для нас комфортный инструмент поддержки – договор концессии, по которому регион (государство) обеспечивает оплату диагностики и лечения по ставкам фондов медицинского страхования и, если обратившихся за помощью оказывается меньше определенного количества, доплачивает нам разницу. Однако, если за медицинской помощью обратится достаточно граждан, мы получаем финансирование согласно расценкам фондов и не получаем дополнительной поддержки. Для нас такая договоренность станет основанием для строительства медицинского центра, поскольку мы увидим гарантированный источник денег, которые мы либо заработаем сами, либо получим от надежного партнера. А через определенное количество лет, вернув свои вложения, мы передадим объект в собственность края. Продолжать диалог Таким образом, в развитии новых продуктов крайне важно вести диалог, сближать позиции и определять те основные драйверы роста, на которых российская экономика сможет от сырьевой модели развития перейти к высокотехнологичной. Тогда и будет понятно, какие новые продукты обеспечат нам лидерство на мировом рынке. Но мы готовы принимать в этой деятельности посильное участие, потому что для нас это не побочный проект, а условие нашего выживания и нашей конкурентоспособности в жесткой среде мирового соперничества. Только с опорой на новые продукты, новые технологии, с правильно выстроенной системой поддержки процессов Росатом сможет рассчитывать на успех. РЭА На Дальнем Востоке, на острове Русский, планируется возведение центра ядерной медицины. На этом настаивает Администрация Приморского края, проект зафиксирован в поручениях Правительства и Президента РФ. Мы можем сделать этот проект, поскольку располагаем великолепными технологиями по изотопам, подходим к производству радиофармпрепаратов; в стране есть оборудование для диагностики и лечения. Но ключевым остается вопрос: сколько будет пациентов? ОАО «Концерн Росэнергоатом» www.rosenergoatom.info

[close]

p. 12

10 ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • Красной нитью ПАТЭС. Как готовят атомных пионеров ЦИПК Росатома – первая учебная организация, которая готовит персонал для управления и обслуживания ПАТЭС «Академик Ломоносов». О том, как выстроена эта работа, нам рассказал Таир ТАИРОВ, проректор, директор Санкт-Петербургского филиала ЦИПК, на базе которого создано специальное учебное направление Текст: Ирина ЧУБОТИНА, Наталия БАЛУЕВА ПАТЭС «Академик Ломоносов» – новый тип АЭС для атомной энергетики, поэтому уникальна и задача подготовки кадров для такого объекта. Каким образом сложилось взаимодействие Росэнергоатома и ЦИПК в отношении подготовки кадров для ПАТЭС? – Мы были не единственной организацией, претендующей на выполнение данной задачи. Вопрос подготовки персонала для ПАТЭС был поднят в 2009 году на уровне руководства Концерна и Ростехнадзора. В качестве приемлемого кандидата рассматривалась Академия им. Макарова  – известное учебное заведение в сфере водного транспорта, где готовятся в том числе инженеры-механики по эксплуатации ядерных энергетических установок на атомных ледоколах. «Макаровка» имеет колоссальный опыт и теоретической, и в определенной степени практической подготовки. А у ЦИПК практики подготовки плавающих экипажей не было, однако мы обладали большим опытом подготовки кадров для АЭС. Вопросов было два: где установить полномасштабный тренажер и кто будет готовить экипаж плавучей станции. Взвешивались все аргументы, в том числе учиты- вался опыт работы в системе Рос­ атома. Решающим в пользу ЦИПК стало требование Концерна создать под направление ПАТЭС собственное учебно-тренировочное подразделение (УТП), подчиняющееся Концерну, к выполнению этого условия в Академии им. Макарова оказались не готовы. А на базе Санкт-Петербургского филиала ЦИПК началось создание полноценного УТП по подготовке экипажа плавучей станции. У нас был опыт обучения специалистов для УТП на АЭС и преподавателей других направлений. – Это был трудоемкий процесс? Как подбирали и готовили педагогов и инструкторов? – По заказу Дирекции по сооружению и эксплуатации ПАТЭС с нами был заключен договор, началась разработка учебно-методических материалов. Это не только учебные пособия (их было разработано 225 единиц общим объ­емом тысячи страниц), но также интера­ ктивные и 3D-модели. На это ушло почти полтора года. Также потребовалось подготовить учебную базу. Обучение инструкторов было самой трудоемкой задачей: они должны были пройти подготовку в Рос­ энергоатоме, получить удостоверение на право обучения тем дисциплинам, которые требовались именно в Концерне. В 2012 году ЦИПК РЭА – ежемесячный журнал атомной энергетики России • #05 2017 ОАО «Концерн Росэнергоатом»

[close]

p. 13

Атомщики всех континентов уже проявляют активный интерес к плавучему энергоблоку. Подготовка персонала таких АЭС – услуга, востребованная в  среднесрочной перспективе. На фото: Таир Таиров знакомит группу зарубежных специалистов с  возможностями нового УТП ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • Красной нитью РЭА 11 « начал обучение группы кандидатов, имеющих за плечами по 30–40 лет опыта эксплуатации реакторных установок на атомном флоте. Наша задача состояла в обучении их работе по правилам, сложившимся в системе учебно-тренировочных подразделений АЭС. В Петербург привлекли преподавателей из Обнинска, с атомных станций. Обучаемые посетили ряд предприятий Концерна, ознакомились с тем, как работают учебные тренажеры на Смоленской, Кольской, Ленинградской, Курской станциях. Вся работа была нацелена на обучение эксплуатационников преподавательской деятельности: бывшие механики с атомных ледоколов обучались методикам преподавания. На это ушло около года. Но в результате кандидаты сдали необходимые экзамены, и наше УТП было сертифицировано для обучения специалистов плавучей атомной станции. – По какому принципу отбирают в экипаж плавучей станции? – Концерн набирает персонал для ПАТЭС поступательно – по мере необходимости на каждом этапе реализации и обслуживания объекта. Первая и вторая группы (29 человек оперативного персонала во главе с главным инженером) готовились к началу швартовых испытаний. Сейчас проходят обу- чение еще 12 человек по разным специализациям – это электромеханики и КИП. Пришли на обучение капитан, начальники смены, начальники служб радиационной безопасности и экологии, начальник общестанционных систем. К концу 2017 года планируется обучить 82 специалиста из числа оперативного персонала. Всего в укомплектованном экипаже должно быть 304 человека, и к началу эксплуатации станции нужно иметь два подготовленных экипажа. – Как проходит обучение самого экипажа? – Все специалисты, которые окажутся на ПАТЭС, должны пройти у нас специальную подготовку. Поскольку объект такого типа будет эксплуатироваться впервые, навыки необходимо отрабатывать заблаговременно, до отплытия к месту назначения. В первую очередь это касается оперативного персонала, который занимается непосредственно реакторно-турбинной частью: они проходят теоретическую подготовку с преподавателями ЦИПК и практическую – в УТП на полномасштабном тренажере. Что касается остального технического персонала и судовой команды, которые не имеют непосредственного отношения к реакторной и турбинной установкам (это почти половина экипажа), на нашей базе они будут обновлять, закреплять и тестировать свои знания по охране труда, промышленной безопасности. Также к моменту отправки ПАТЭС к месту работы мы обучим весь экипаж «борьбе за живучесть»: что делать в случае поступления в отсеки воды, при пожаре, при радиационной опасности. Все действия будут отработаны в том числе с использованием средств индивидуальной защиты. – Что включает подготовка оперативного персонала будущего экипажа ПАТЭС? – Обучение – это прежде всего теоретическая подготовка, начиная с самых базовых знаний по ядерной и радиационной безопасности, пожарной, промышленной безопасности и т.д. Отобранный персонал, который поступил на обучение, проходит входной контроль, где устанавливается уровень знаний каждого, после чего на основе типовой модульной программы готовится индивидуальная программа подготовки, чтобы довести уровень каждого специалиста до требуемого уровня. Кроме того, подготовка ведется и с точки зрения нормативно-технического www.rosenergoatom.info ОАО «Концерн Росэнергоатом»

[close]

p. 14

12 ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • Красной нитью После прохождения теоретического курса слушатели переходят на практическое обучение в учебно-тренировочном предприятии, приступают к  занятиям на полномасштабном тренажере обеспечения, то есть требований нормативных документов к вопросам эксплуатации систем и механизмов. И самый большой блок – подготовка по разным технологическим системам непосредственно по специальности. У каждой специальности своя индивидуальная программа. Основное внимание оборудованию, которое слушатель будет эксплуатировать на ПАТЭС. После прохождения теоретического курса слушатели переходят на практическое обучение в УТП, приступают к занятиям на полномасштабном тренажере. Под руководством инструктора они отрабатывают действия, различные вводные: выход на минимально контролируемую мощность, отключение генератора, аварийные действия и т.д. В целях обеспечения качественной подготовки персонала разработано 27 должностных инструкций персонала ПАТЭС и, соответственно, 27 программ подготовки; по каждой штатной и нештатной ситуации у специалиста должен быть отработан порядок действий. Третий, заключительный этап подготовки – стажировка непосредственно на плавучем энергоблоке, который в настоящее время доукомплектовывается на Балтийском судостроительном заводе в Санкт-Петербурге. Самый длительный этап, до 60 % всего времени обучения, – это теоретическая подготовка. Первая группа прошла курс, включающий более 1000 часов, за 7  месяцев. Также примерно 20 % времени уходит на практическую отработку на тренажере (2–3 месяца) и приблизительно столько же – на стажировку на энергоблоке. Примерно таким же образом распределяется время подготовки ведущего инженера управления блоком. Но все индивидуально, в соответствии с задачами конкретного специалиста. Завершается подготовка выходным контролем знаний в ЦИПК, затем проводится проверка знаний в комиссии дирекции ПАТЭС. Члены этой комиссии тоже проходили обучение у нас и получали допуски и разрешения на право проводить проверку знаний. Завершается этот процесс с получением разрешения Ростехнадзора на право эксплуатации объекта использования атомной энергии. Каждый проходит эту аттестацию по мере освоения своего курса. – Интересуются ли иностранные слушатели тренажером ПАТЭС? – Да, наши преподаватели уже участвуют в обучении иностранных специалистов. В частности, в сентябре 2016 года состоялась школа по менеджменту в области атомной энергии, организованная совместно МАГАТЭ и Госкорпорацией «Росатом», участниками которой стали представители более 20 стран. А в октябре проходила международная школа по культуре безопасности. В рамках таких курсов мы показываем на примере полномасштабного тренажера, как ведется подго- товка персонала, эксплуатирующего ядерные реакторы, в том числе как затрагиваются вопросы культуры безопасности. Наши специалисты проводят лекцию и ознакомительное посещение тренажера. Об одной из наших лекций МАГАТЭ даже размещало новость у себя на сайте, с фотографией иностранных слушателей у тренажера. Большое количество иностранных делегаций специально приезжают посетить и плавучий энергоблок на Балтийском заводе, и наш полномасштабный тренажер. Только за 2016 год приезжало несколько делегаций из Китая, Бангладеш и Индонезии. Это страны, которые заинтересованы и ждут ввода в эксплуатацию плавучего энергоблока. Наибольшую заинтересованность высказывают гости из Индонезии – это островное государство, они рассматривают возможность ставить такие энергоблоки у многочисленных островов своего архипелага. Специалистов по атомной энергии в основном интересуют технические параметры, порядок эксплуатации, система подготовки, воздействие такого энергоблока на окружающую среду, способность противостоять внешним воздействиям – волнам, цунами, ледовой обстановке, терроризму и т.д. Мы все рассказываем, секретов нет. Со стороны средств массовой информации также проявляется интерес – к нам приезжали журналисты и российского, и китайского ТВ. – Готов ли ЦИПК обучать иностранных специалистов работе на ПАТЭС? – Мы готовы обеспечить обучение на полноценных курсах специалистов всех стран, которые будут заказывать такие энергоблоки. Что касается обучения других специалистов, также всегда рады их у себя принять. РЭА РЭА – ежемесячный журнал атомной энергетики России • #05 2017 ОАО «Концерн Росэнергоатом»

[close]

p. 15

ГЛАВНЫЙ КАЛИБР • Красной нитью РЭА 13 Единое окно, глобальное лидерство О грядущих изменениях в образовательной инфраструктуре и создании Технической академии, юридических и ресурсных аспектах этой задачи корреспонденту журнала РЭА Ирине Чуботиной рассказали генеральный директор АО «Русатом Сервис» Евгений САЛЬКОВ и ректор НОУ ДПО «ЦИПК Росатома» Юрий СЕЛЕЗНЕВ Озадачах Технической академии в аспекте внешнеэкономической деятельности Концерна мы беседуем с Евгением Сальковым, директором АО «Рус­ атом Сервис». – Евгений Александрович, каковы причины создания Технической академии? – Таких причин и предпосылок несколько. Во-первых, это объем задач, который стоит перед Госкорпорацией «Росатом» в рамках реализации «дорожной карты» по сооружению новых бло- ков за рубежом. Одна из таких задач – подготовка персонала АЭС. Чтобы соответствовать качеству и срокам, подготовку персонала нужно проводить заблаговременно. Анализ подготовки специалистов для будущих АЭС российского дизайна за рубежом показал, что потребуется большое количество инструкторов, которые должны соответствовать международным требованиям. Особое внимание мы уделяем изменениям, которые должны произойти с самими инструкторами. Им необходимо стать англоязычными, так как обу- чение для инозаказчика в контрактах прописано на этом языке. Необходимо развивать навыки преподавательской деятельности. Учебно-методические материалы должны быть разработаны на английском языке, с учетом требований, которые сформировались на международном рынке образования: электронный формат, понятность, доступность и т.д. Большой объем обучения будет проходить на зарубежных площадках – на УТЦ строящегося блока. Сответственно, инструкторскому персоналу необходима готовность ОАО «Концерн Росэнергоатом» www.rosenergoatom.info

[close]

Comments

no comments yet