Иркутские Кулуары 38

 

Embed or link this publication

Description

Иркутские Кулуары 38

Popular Pages


p. 1

№2 (38), 2016 г. Иркутские кулуары, № 2(38) /1/

[close]

p. 2

содержание: Светлана Глушко Углублённая кинезиология+ ароматерапия стр. 6 Что это было – с выборами? Вопросец дня, однако! стр. 12 стр. 19 Наше вам …хокку! С кисточкой! Такой непростой год… Прожили мы и новый губернатор стр. 22 Четыре источника и три составные части политической критики: стр. 28 иркутский вариант Наши элиты. Особенности поведения… стр. 42 Записки обывателя о Лесном кодексе, лесном форуме и не только стр. 33 В десяточку! Топ лучших афоризмов Переименовать нельзя оставить, или Нонсенс и оксюморон в одном флаконе стр. 56 стр. 48 На чужбине Олег Жилкино своём опыте жизни в Штатах стр. 54 Игорь Кокоуров: Хочу больше свободы! /2/ стр. 66 Золото или смерть! Расследование Павла Мигалёва стр. 78 «ИРКУТСКИЕ КУЛУАРЫ» № 2 (38), сентябрь-октябрь, 2016 Г. стр. 70 Бег с препятствиями Валентина Рекунова о прошлом Иркутска стр. 86 Вспомним деньки молодые! И порассматриваем! стр. 100 Холст как бубен Художник Георгий Инешин стр. 118 Иркутские кулуары, № 2 (38) Вода: революция взглядов Мнение профессора Юрия Диденкова стр. 92 Иркутская крамола, или Как это делалось 110 лет назад «Жизнь,из которой вырезано всё скучное» стр. 112 В нашей стране идёт Год кино стр. 124 Красное это… Правильно! Судите сами! Дата выхода 14.10.2016 Учредитель, издатель «Продюсерский центр «Город», г. Иркутск, ул. 4-я Железнодорожная, 59-61 Главный редактор Андрей Алексеевич Фомин Директор Светлана Владимировна Фомина Над выпуском работали: Артём Световостоков, Оксана Богданова, Юлия Котышева, Вячеслав Шляхов, Владимир Ходий, Константин Дынин, Валентина Рекунова, Михаил Ермаков, Виктор Шамин, Сергей Шмидт, Владимир Скращук, Михаил Юровский, Александр Скальд, Олег Жилкин, Павел Мигалёв и другие Фото: Евгений Черницкий и студия «Френды», Андрей Фёдоров, Виталий Семёнов, Николай Тарханов и другие Обложка: Картина «Сотворение Ольхона» Георгия Инешина Вёрстка: Татьяна Жевлакова Корректор: Галина Костина Наш сайт: kuluars.info Адрес редакции: г. Иркутск, ул. Подгорная, 60-14 Тел.: (3952) 651-900 e-mail: irk-kuluary@yandex.ru Отпечатано в ООО «Восточно-Сибирская типография», г. Иркутск, ул. Советская, 109/3, тел.: (3952) 93-22-94 Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС 38-0284Р от 28 апреля 2008 года выдано Управлением Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охране культурного наследия по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому округу Тираж 5000 экз. Цена свободная. Перепечатка текстов допускается только по согласованию с редакцией. Редакция не несёт ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях, а также информации о мероприятиях, предоставленной их организаторами. Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции. /3/

[close]

p. 3

Здравствуйте! Не хочется быть банальным… Вы не поверите – не хочется! Нет, я понимаю, что всё вокруг, вся жизнь по сути своей банальность. Всё когда-то уже, как известно, было. И всё, как это ни грустно, – кончится. И у всех. И поэтому разум говорит: сиди и не дёргайся. Прижми пятую точку и нишкни. Вот напиши в этой колонке то, что обычно пишут все редакторы журналов (а гламурных – так поголовно), – и не пыли. Опиши, например, что самым важным и интересным в номере считаешь: – блок о политике, потому что «если не ты займёшься политикой, то она (сволочь такая. – Прим. ред.) займётся тобой», а значит вы, уважаемые читатели, должны обязательно прочитать поствыборные материалы; – статьи об элитах и конфликтах, связанных с дележом власти, славы и имущества, – такого рода статьи совсем не часто появляются в иркутских СМИ, несмотря на то, что проблема приобретает всё более острый характер; – мнение иркутян, прочно обосновавшихся за рубежом, но не только вспоминающих Родину, родной город, но и чувствующих нашу жизнь как свою; – материалы об истории нашего края, которые, как я считаю, стали фирменным стилем «Иркутских кулуаров», а тот, кто с этим не согласен, пусть ждёт – к нему приедут парни; – зарисовки, заметки, реплики, акции и так далее, так далее, так далее… У нас славный нынче подобрался номер. Славный! Но вот не хочется писать об этом. Смайл. Хочется иногда помолчать и отдаться воле волн. Читатель сам рассудит, что у нас получилось, а что нет. Слова чаще всего лишь обрамляют вход в пещеру, но никогда не являются тем, что эту пещеру наполняет. Да, именно так! И пусть эту мудрость изрёк (осознал, озвучил, сочинил) не апостол Павел когда-то, не Октавиан Август, не Джон Локк и даже не Цинь Шихуанди, а всего лишь я и сейчас, она не становится от этого глупее. Правда же? Слова – лишь конфетная обёртка смыслов, которые в ней таятся… Хорошего вам чтения, друзья! /4/ Ваш Андрей Фомин Иркутские кулуары, № 2(38) /5/

[close]

p. 4

Необычно! С в е т л а н а Г л у ш к оУагрлоумбалтёенрнаапяи к я и н е з и о л о г и я + С МОЕЙ ГЕРОИНЕЙ: ЕЁ БИОГРАФИЕЙ, МИРОВОЗЗРЕНИЕМ, ПОДХОДАМИ К РАБОТЕ – МОЖНО ПОЗНАКОМИТЬСЯ НА АВТОРСКИХ САЙТАХ VIDO.SU И MAMAVIDO.RU, ТАМ МНОГО ИНТЕРЕСНОГО. КНИГИ, СТАТЬИ, ЧУДЕСНЫЕ ИСТОРИИ ИЗБАВЛЕНИЯ САМЫХ РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ ОТ ВСЕВОЗМОЖНЫХ НЕПОНЯТНЫХ МЕДИЦИНЕ БОЛЯЧЕК И СОСТОЯНИЙ, СОВЕТЫ, РЕКОМЕНДАЦИИ, ДАЖЕ ОБУЧЕНИЕ ONLINE. СЛОВОМ, ВСЁ, ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, – К НЕЙ ВАМ НУЖНО ОБРАЩАТЬСЯ ЗА ПОМОЩЬЮ ИЛИ НЕТ. ВАШ ЭТО ЦЕЛИТЕЛЬ ИЛИ НЕТ. БЛИЗОК ЛИ ОН ВАМ. ТОЧНЕЕ, ОНА. НАШ ЖЕ РАЗГОВОР – МНЕ ХОТЕЛОСЬ, ЧТОБ БЫЛ СПОНТАННЫМ, ИМПУЛЬСИВНЫМ, ОТКРОВЕННЫМ… ТАКИМ ОН И ПОЛУЧИЛСЯ! /6/ О кинезиологии мир узнал в середине прошлого века, хотя восходит она к культуре индейцев майя. Сегодня кинезиология насчитывает более 100 направлений, работающих с нарушениями здоровья. Основа кинезиологии – мышечный тест, это через него наше тело сигнализирует о том, о чём мы и не догадывались, но что является для нас очень-очень важным. А когда проблема диагностирована, кинезиолог помогает клиенту её решить. В Иркутске есть своя кинезиологическая школа, чрезвычайно мощная, позволяющая анализировать глубинные пласты нашего сознания, той его части, которую Фрейд именовал подсознанием. Светлана Глушко является представителем этой школы. Она в своих исследованиях, в своей практике пошла дальше, проникла ещё глубже. И, конечно, прежде всего мне интересно было узнать, от чего она сама избавилась, а что приобрела с помощью кинезиологии? – Я иду путём глубоких изменений к своей гармонии. Углублённая кинезиология, которую я практикую, эффективно и достаточно быстро преобразовывает на всех планах: телесном, душевном и духовном. Плюс ароматерапия. У меня исчезла депрессия, я восстановила взаимоотношения с мужем и детьми, значительно улучшила здоровье: ушли боли в позвоночнике, женские болячки, болезни почек, аллергии. Я стала верить в себя, пошла своим путём, было много страхов на пути реализации. Опыт личной трансформации помогает мне при коррекции состояний моих клиентов. Каким образом помогает? – Помочь другому можно только тогда, когда ты сам прошёл этот путь дальше. Человек, перед которым стоит неразрешимая, как ему кажется, проблема, мечется уже много лет и жизней, ищет выход – и он его не видит. В коррекции перед нами стоит несколько задач: восполнить пробелы в знаниях о мире и его взаимосвязях; показать человеку, какие переживания и чувства стоят за его болью; показать путь выборов, которые он делал в жизни и который привёл его в это состояние; увидеть выход, почувствовать его и наводящими вопросами вывести к нему клиента, поделиться нужным состоянием. Если бы я не прошла собственной трансформации, то было бы сложно увидеть глубину проблемы и выход. Но не обязательно же иметь опыт во всех состояниях, в которых пребывают клиенты? – У человека есть несколько базовых потребностей, главная из которых – в любви (родителей, близких людей), в том, чтоб быть принятым, в чувстве общности, в поддержке. Дефицит в этой сфере выражается в виде разного рода зависимостей или нарушений в отношениях, фобиях, неумением чувствовать границы ответственности, отсюда тяжело складываются взаимоотношения (с родителями, тёщей/свекровью, сослуживцами, друзьями, мужем/ женой). Проявлений этих проблем может быть множество, но в основе лежат детские травмы, когда мы не ощутили любовь родителей в той мере, в какой хотели, мы обиделись, мы разорвали связи, мы от них отошли. И в итоге: не складываются отношения, нет сил быть успешным, не получается забеременеть, «сыплется» здоровье. А прошлые жизни, по сравнению с детством, какое имеют значение? – Мы приходим в эту жизнь с определённым опытом. И, по идее, в зачатии и в родах мы можем всё «обнулить», тела ещё нет, а душа уже чувствует и страдает, делает свой выбор, который мы потом неосознанно повторяем во взрослой жизни. Зачатие, рождение, смерть – три очень важных этапа, эмоциональных перехода, где закладываются самые сильные матрицы. И в эти моменты мы выбираем, каким путём пойти. Например, в зачатии мы можем взять и – принять родителей такими, какие они есть, посмотреть на свою будущую жизнь, пойти своим путём в состоянии гармонии. Мы это можем! Но редко у кого так получается. В основном, в каком состоянии мы ушли из предыдущей жизни, в таком приходим и в эту. Мы выберем тот род, тех родителей, те ситуации, которые нас чему-то научат, приведут в более гармоничное состояние. Иркутские кулуары, № 2(38) /7/

[close]

p. 5

Мы что, сами всё это выбираем? Серьёзно? – Душа так выбирает, чтобы снова получить возможность посмотреть на знакомые обстоятельства под другим углом. Иначе мы будем ходить, наступая на те же грабли, пока по-другому не посмотрим, не захотим измениться. Это же и в жизни видно: если мы от одного супруга ушли, ничего не поняли и никак не изменились – можно хоть десять мужей перебрать, но все они будут похожи, потому что мы остались прежними. Проводились такие исследования: перед женщинами, которые несколько раз выходили замуж за алкоголиков, поставили около десяти мужчин, по которым не видно было, что они пьют. И только один из них был алкоголик. Женщины из всех мужчин выбирали именно мужчину с зависимостью от алкоголя. Мы так выбираем! Мы выберем такого, который соответствует нашей внутренней картине мира. То же самое и в эти периоды переходов. А почему ребёнок, ещё не пожив, может принять решение умереть, не родившись? – Дело в том, что в перинатальном периоде ребёнок считывает все чувства родителей и видит, насколько его любят, насколько гармоничны отношения между родителями, он видит то, что глубоко в сознании родителей, их страхи, которые они сами не осознают. Бывает, что душа, выбрав родителей, разочаровывается… И на это можно повлиять, кинезиология – это единственный метод, который позволяет понять состояние ребенка, договориться с ним, исправить то, на что он так реагирует, что способно значительно сократить количество патологий в перинатальный период. То есть не только его личный опыт играет роль, но и отношения родителей – к нему и между собой? – Он же приходит в тот род, где его картина мира повторится. Человек может в каждую секунду жизни сделать другой выбор. И дети делают разные выборы: кто-то продолжает жить, говорит: «ну, ладно, хоть они такие – придётся жить» (состояние депрессии); кто-то решает уйти (тогда это выкидыш); кто-то обижается на родителей и говорит: «не надо мне от вас ничего, я сам» (часто – стремительные роды, отказ от груди, слишком большая самостоятельность и обида на родителей, что ни сделаешь для ребенка – ему все мало). Это не осознаётся во взрослом состоянии, мы видим только итог, а при помощи кинезиологии мы можем не только посмотреть, как это сформировалось, но и изменить! Кто к вам чаще всего приходит? – У каждого кинезиолога свой круг клиентов. Здесь не от направления зависит, а от тех вибраций, которые от специалиста идут. С чем мне нравится работать, что я больше чувствую, что мне приносит больше удовлетворения – одним словом, с теми проблемами, которые мне лучше всего удаётся решать, люди и притягиваются ко мне. Мне нравится работать с женщинами – они чувствительные, интуитивные, гибкие, хотят меняться. А чего хотят женщины? – Запросы очень разные. Приходят с психосоматикой – с сильными болями непонятного происхождения. Приходят те, кто предпочитает естественные методы лечения, и они понимают, что прежде всего надо работать с психосоматикой. Приходят с бесплодием, аллергиями, нежеланием жить, депрессиями, паническими атаками, с плохим настроением, страхами, зависимостями. Детские проблемы часто являются стимулами для мам, чтобы начать работать, когда у ребёнка что-то не так: заикание, косоглазие, физические проблемы, постоянные болезни, задержка развития, сложности в школе. С ребёнком вы работаете через маму? – Да. Это прекрасно работает, у ребёнка очень быстро идут изменения. В последнее время меня очень увлекла коррекция совсем маленьких детей – годовасиков, грудных, до года. Настолько они быстро откликаются на коррекции, такое у них насыщенное время на эмоции, на /8/ впечатления, на ощущение жизни, быстро идёт и реакция на стресс  – прямо мгновенная динамика, точно так же и в обратную сторону. Там такая открытость, стремление сделать мир счастливым, ради мамы с папой ребёнок готов на всё, на любые жертвы! Недавно произошёл случай. Ребятёнок у меня был, 8 месяцев, мама в панике: съел лаваш и пошла такая мощная аллергия, что дыхание перехватило, отёк, дышать не может, всё тело покрылось сыпью. Продиагностировали через маму ребёнка, оказалось, совмещение аллергии с фобией. Аллергия – это всегда психосоматика, болезнь связана с негативной эмоцией, которую ребёнок переживал в процессе знакомства с этим продуктом. Она у него записывается в такой реакции тела. Когда стали разбираться, вышли на то, что ребёнка иногда привозят к бабушке, которая находится в коме. Вся семья приезжает навестить бабушку периодически, и грудной ребёнок с ними. В первый раз ему дали попробовать лаваш именно в тот день, когда он увидел бабушку в коме. Проснулся мощный страх смерти – фобия, когда он увидел бабушку, и страх перед своей смертью и потерять родителей, остаться одному – жуткая паника. Образовалась телесная связь с этим продуктом. Когда он в следующий раз поел лаваш через месяц уже дома – у него всё отекло. После коррекции состояние пришло в норму. Теперь ребёнок ест лаваш без осложнений. А как вы справляетесь с бесплодием? Женщина ходит по врачам, у неё ничего не получается. А к вам приходит – и получается что-то? – Приход души в этот мир – очень большая тайна. Сейчас много случаев, когда со здоровьем у женщины всё хорошо, но беременность не наступает – это чистая психосоматика. Почему ребёнок, душа не хочет прийти именно к этим родителям? И чаще всего почему? – Каждый случай индивидуален. Обычно это не одна причина, они накручиваются слоями: страхи, связанные с детьми (может умереть в родах или от несчастного случая, родиться больным), с материнством (а смогу ли я стать хорошей мамой, это такая ответственность, у меня не получится, у меня больше не будет времени на себя), с отношениями (у меня не будет времени на мужа, и он начнет изменять или уйдет, я стану зависимой от мужа) и еще множество индивидуальных страхов и стрессов. И каждая такая мысль даёт свою часть негатива, и не знаешь, после расставания с какой установкой наступит беременность. У каждой свой предел накопления. Кому-то 1–2 коррекций достаточно, чтобы забеременеть, – обычно молоденьким девочкам. У них быстро изменения происходят, потому что с 16 до 30 лет всё в женском теле стремится к беременности. Но чем старше, тем, соответственно, больше накоплено негатива. И тем больше нужно работать. Но это с любой, наверное, проблемой – чем моложе, тем легче справиться? – Да. А насколько велико влияние предков на нас? – Очень велико! Родители с рождения для нас боги, которым мы верим беспрекословно. А получается, что их установки идут от их родителей, так оно и передаётся, этим оно и живо. А передаются они из уст в уста и очень часто настолько сильны, что мы их не пересматриваем. Много поколений их не пересматривают – мы просто передаём эту информацию дальше как закон и часто усиливаем – потому что мы же свою жизнь прожили, свой опыт приобрели, подтвердили, усилили какой-то страх, социальную установку. И передали через много поколений. Ребёнок до трёх лет понимает не только сказанное словами – он просто считывает состояния родителей, даже те страхи, о которых они не говорят, – и будет делать так же, как родители! Так же будет думать о жизни, вести себя в определённых условиях. Такие же у него будут установки, и мы ещё плюс к тому находимся в поле страны, в поле религии, и все религиозные установки тоже живы в наших головах. Иркутские кулуары, № 2(38) /9/

[close]

p. 6

Получается, через простой вроде бы мышечный тест мы разговариваем с нашим духом? – Мышечный тест даёт комплексный ответ всех уровней – духа, души, тела. Тело у нас тоже на своём простом телесном уровне записывает информацию в клетках. Кроме коррекций вы же ещё проводите обучение? – Да, обучение кинезиологии онлайн, ароматерапии, подготовке к родам. Подготовке к родам вы уделяете особое внимание. Почему? – Роды всё усиливают, мощные переживания мамы, папы и ребенка, поднимаются и усиливаются все неосознаваемые страхи, негативные установки, напряжения в отношениях. Поэтому у одних пар после родов все становится еще лучше, у других совсем разваливается. В момент родов закладывается «перинатальная матрица» ребёнка, всё, что чувствовал ребенок в момент родов (да, ребенок чувствует в родах!), что переживала его мама, как он двигался, как происходил процесс родов, закладывает его будущее поведение и стратегии в жизни (подробнее разбираем на семинаре). В подготовке к родам мы прорабатываем те страхи и негативные установки, которые могут помешать гармоничному рождению, мы готовим ребенка к родам (да, у него тоже могут быть стрессы в «животике», результат которых он выдаст вам куда позже). Роды могут быть без боли, в радости и наслаждении, и этому можно научиться! Родами можно и нужно научиться управлять самой маме! Намного легче ребенку прийти в этот мир в радости и быть здоровым и счастливым по жизни, чем потом долго исправлять на коррекциях последствия негативных родов. Какие ещё подходы вы используете в вашей углублённой кинезиологии? – Психотерапевтическую кинезиологию, перинатальную психологию, славянское мировоззрение, ароматерапию, расстановки по Хеллингеру очень хорошо дополняют друг друга на разных планах. Кинезиология больше о стремлении духа, о выборе души. А расстановки, например, показывают семейную динамику, которая бывает очень затягивающей. Если есть в роду какие-то сильные непрожитые эмоции, то нам трудно делать подругому, мы будто прикованы  – и смотрим на эту боль и не живём своей жизнью: разворачиваемся, смотрим туда, переживаем, как там было больно, даже если ничего не знаем об этом предке. Я так понимаю, ароматерапия – это ваша «фишка». Для чего нужно ароматерапию добавлять к коррекциям? – Мы работаем с психосоматикой на уровне чувств, переживаний. В чувствах перемены происходят мгновенно. Мы сделали коррекцию  – за час убрали причину заболевания. А тело более медленное, более инертное. Способности организма на изменения зависят от возраста – в молодом возрасте трансформация идёт быстро: много сил, энергии, желания жить. В более пожилом возрасте накоплено много негативных чувств, а сил мало – и трансформация, изменения в теле часто идут медленно, заболевание, возможно, остановится в росте, но чтобы окончательно вылечиться, телу нужна помощь. И ароматерапия даёт помощь? Кажется, что такого – подумаешь, запах? – Ароматерапия – это не только запах, это химические вещества большой силы и проникновения. Сильнее, чем антибиотик? – Они проникают внутрь клетки, что может редко какой антибиотик. Проникают в кору головного мозга, куда тоже нет доступа многим антибиотикам и лекарствам. Через ароматерапию мы можем очищать тело, устранять паразитов: ментальных, физических – любых, они просто не выносят этих запахов, этих вибраций. У эфирных масел очень высокие вибрации – это, по сути, душа растения, выраженная в химических веществах. Как можно при помощи масел вывести паразитов, есть какойто рецепт? – Большинство масел противопаразитарные. Гвоздика, фенхель, /10/ тмин, укроп, тимьян можжевельник, чайное дерево, мята, лимон и другие. Когда мы подбираем человеку смесь эфирных масел для очищения от паразитов, то учитываем при этом состояние организма и другие нарушения здоровья. Поэтому всегда нужен индивидуальный подбор. Для всех не может быть одного рецепта. Кому-то может быть рано какое-то масло применять именно сейчас. Когда я проходила своё лечение в самом начале пути, 8 лет я в ароматерапии, так же, как и в кинезиологии, то увидела, что все масла, которые у меня есть, а их около 60, я поэтапно использовала. Но очень важен порядок. А также важна сочетаемость и постоянство в применении. Это длительный процесс? – Желательно, чтобы это был образ жизни. Масла раньше окружали человека постоянно. Мы жили на природе, вдыхали ароматы пыльцы, разнотравья, хвои сосны, кедра. Они на нас воздействовали, ароматы того места, где жил человек, мы всё это впитывали и с весны по зиму пассивно лечились. Плюс ели дикоросы и другие травы в салатах, напитываясь всё лето естественными витаминами и микроэлементами. А сейчас в городе очень мало растений, которые дают запахи, нет насыщенности эфирами – воздух вокруг нас, в домах мёртвый. Проводили опыты на крысах. Взяли три контрольных группы, которые жили изолированно, вдыхая воздух разного качества. Первая группа вдыхала стерильный, вторая – естественный запах с улицы и третья – с подачей разных эфирных масел. Через год посмотрели изменения внутренних органов: у группы крыс, дышавших стерильным воздухом, наблюдались нарушения работы кровеносной системы, перерождение клеток и снижение иммунитета. Ничего не напоминает? Какие у нас сейчас заболевания современности на первом месте? Один из способов человека сонастроиться с окружающим миром, пространством – через запахи, эфиры. Это необходимый элемент для хорошей работы иммунной системы. Получается, запах – такой естественный оздоравливающий фактор, которого мы лишены, находясь в городе. И, постоянно пользуясь маслами, мы это восполняем. Я, например, за последние 8 лет ни разу не болела простудными заболеваниями. И дети мои тоже. Периодически делаю цикл ванн, например, или захотелось чего-то понюхать – подошла с утра к полочке, смотрю на масла: что тебе сейчас хочется использовать? Капнула каплю в аромамедальон. Вечером захотелось другого масла  – капнула другого. Если постоянно ненавязчиво взаимодействовать с маслами  – это увеличивает энергетику, силу, укрепляет иммунную систему, мягко восстанавливает благоприятные процессы в теле. С годами пищеварительная способность нашего тела падает, в большом количестве образуются токсины, мы много употребляем химии с едой, вдыхаем выхлопные газы, дым труб. А масла  – мощные растворители, связывают всё, что мы поглощаем, и выводят – песок, камни, холестериновые бляшки. И так потихоньку очищают тело, омолаживают кожу. Самое первое, что люди замечают, когда начинают пользоваться ароматерапией, – это как раз кожа. И цвет меняется – вместо землистосерого появляется румянец, и сама структура кожи меняется, человек начинает моложе выглядеть. Да? Очень интересно! А чем, скажите, кинезиолог отличается от полиграфа? – Что касается полиграфа, детектора лжи, этот прибор измеряет разные параметры – ритм сердцебиения, влажность кожи, частоту дыхания. И повышенное волнение может быть истолковано как ложь. А если это не ложь, а сильные негативные эмоции? В кинезиологии смотрят реакцию мышц на стресс, изменение их тонуса – и получают комплексный ответ всех уровней человека, что даёт стопроцентную достоверность. Вот такая интересная у нас состоялась беседа! Глупые вопросы задавала Светлана Фомина Фото Евгения Черницкого Сокращённая версия. Полный вариант читайте на kuluars.info Иркутские кулуары, № 2(38) /11/

[close]

p. 7

Вопросец дня ДА-ДА! НЕСМОТРЯ НА ОФИЦИАЛЬНОСТЬ, А ЗНАЧИТ ПРИЗНАННОСТЬ, А ТАКЖЕ ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ, И ЗНАЧИТ ПРИОРИТЕТНОСТЬ, ЭТО СОБЫТИЕ ЕЩЁ ДОЛГО БУДЕТ ВЫЗЫВАТЬ МНОГО ВОПРОСОВ У САМЫХ РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ. И ПЕРВЫЙ В СПИСКЕ ЗВУЧИТ ТАК: «ЧТО ЭТО БЫЛО?». НЕДОУМЕНИЕ НЕ ПРОХОДИТ НИ У ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ, НИ У СПЕЦИАЛИСТОВ. ПЕРЕСУДЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ… А ДЕЙСТВИТЕЛЬНО: ЧТО ЭТО ЗА ШТУКА ТАКАЯ СЛУЧИЛАСЬ НЫНЧЕ – ПОД НАЗВАНИЕМ «ВЫБОРЫ В ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»? Шутливый баннер Сергея Беспалова, созданный его друзьями и получивший хождение в Интернете Что это было – с выборами? Политологи на этот счет дают много ответов, и вот это многообразие лишний раз подтверждает, что у них ум на раскоряку. Поэтому мы обратились за ответом к самим участникам предвыборной гонки. Точнее, к некоторым из них – по одному от основных политических сил, задействованных в процессе, так сказать. А были эти вопросы такими: 1. Насколько Вы удовлетворены или недовольны результатом прошедших выборов? И почему, естественно. 2. Какими, на Ваш взгляд, были ключевые особенности этой кампании? 3. Было ли что-то такое, что стало для Вас открытием? Пусть, быть может, даже неприятным, но заставляющим менять какие-то личные взгляды и подходы в публичной (партийной) работе? /12/ Сергей Беспалов, баллотировался по одномандатному округу №93 (Иркутский), был выдвинут ПАРНАС: 1. Результатом выборов недоволен. Думал набрать от пяти до десяти процентов. Понятно, что с миллионом рублей, который был у меня, трудно побеждать соперников со ста миллионами, но всё-таки очень хотелось научиться набирать больше голосов на вложенный рубль. Не получилось. Более того, все кандидаты типа меня по всей стране набрали примерно столько же: от 3500 до 4000 голосов. Значит, все попали в какую-то одну ловушку. А какую – еще предстоит проанализировать. Правые идеи, видимо, понятны избирателям, но большая часть людей надеются, что для них не время ещё, что они должны получить своё развитие когда-нибудь позднее. Для меня лично очевидно одно: ошибочной была надежда на то, что я в принципе попаду в выбор людей. 2. Необычным на нынешних выборах было то, что упала явка избирателей. Последние лет пятнадцать на федеральные выборы ходили процентов 50. Может быть, сработали усилия ЕР на понижение явки, может быть, сыграли роль настроения на то, что ничего в стране изменить нельзя. Но то, что люди не пришли, безусловно свидетельствует о неких изменениях в политической системе. Хотя в природе этих изменений тоже еще предстоит разбираться. 3. Что делать дальше, будем думать в узком кругу моих сторонников. Личных планов у меня пока нет – в том числе связанных с политикой. Люди вокруг говорят, что надо идти на следующие выборы. Не знаю. Есть варианты, связанные с переездами и эмиграцией. И дело не в том, что чувствую свою ненужность. Нет. Но вот не вижу пока возможности конвертировать эту нужность, не вижу механизма, как это сделать на выборах. Повторюсь: наступила новая реальность, и вряд ли кто-то вообще отчетливо представляет себе, что происходит. Иван Грачёв, баллотировался по одномандатному округу №95 (Шелеховский), был выдвинут «Партией Роста»: 1. Я думаю, что объявленные результаты выборов не отражают реально существующее настроение людей. Уверен в этом прежде всего потому, что результаты полностью не соответствуют опросам, которые проводились разными людьми в последние недели. И соцопросы эти подтверждаются объективными данными, полученными в день голосования. На участках, где с помощью оперативников железно были пресечены покупки голосов, там у меня выигрыш довольно приличный. Просто я не мог набрать столько оперативников на всю территорию соответственно. Теоретически говоря, нужно подавать в суд. И мы такой вариант рассматриваем. Но тоже надо понимать, насколько это реально. Вот сейчас Оксана Дмитриева судится в похожей ситуации в Петербурге. Там, по опросам, у нее было 5:1 в её пользу, тем не менее, результаты «перерисовали» – и она проиграла. Посмотрим, как председатель Центризбиркома Элла Памфилова отработает ту, питерскую, во многом очевидную и более доказуемую ситуацию, а потом буду определяться сам, что делать. Кроме того, не исключаю, что были в значительных масштабах люди, которые голосовали за Тена. Бездумно. Не понимая того, что ждёт их после этого. А ждёт их практически сразу повышение штрафов для тех, кто не будет платить за капитальный ремонт или просрочил оплату. Дальше совершенно точно повысят сначала штрафы, а потом и плату за проезд большегрузов. Скорее всего, повысят пенсионный возраст. Правда, после Иркутские кулуары, № 2(38) /13/

[close]

p. 8

президентских выборов повысят, но то, что повысят, я теперь в этом даже не сомневаюсь. Ну и налоги повысят в части недвижимости. По-моему, там уже на эту тему шаги предприняли. 2. Главной особенностью нынешней предвыборной кампании я бы назвал широкое применение так называемых подвозов, организованные сети по покупке голосов. Их чрезвычайно сложно пресечь. Мы же обращались до голосования по разным каналам в силовые структуры. И я задавал вопрос: если мы, допустим, вычислим, где осуществляется сетевой закуп голосов, – будет полиция на местах пресекать или нет? Ответ был такой: без команды сверху не будет! Вот мы и получили соответствующие масштабы этого явления. Иркутск в этом смысле (или, по крайней мере, мой округ) отличался от многих российских регионов по этому показателю. В худшую сторону. Конечно, есть регионы, где в принципе перерисовывают протоколы. Иркутская область не такая. Сказать, что это какой-то там уж совсем одиозный субъект федерации, было бы неправдой. Но масштабы фальсификаций всё равно поражают. 3. Я убедился в том, что если демократическая оппозиция не сформирует единый блок, то шансов как-то существенно изменить политику в стране у нее нет. Это мысль, которую я с 96го года старался провести в жизнь, но неуспешно. Мне никогда не удавалось ни «Яблоко», ни другие демократические команды заставить сесть за стол переговоров. А это, на мой взгляд, все равно надо делать, опираясь на 15–20 процентов твердых демократических голосов в стране. Собрать в кулак всё, что есть в части твердо настроенных демократически людей. Я выслушал то, что по результатам выборов говорили представители парламентских фракций в Госдуме и президент страны. Как я понял, президент задумывается о том, что с правой стороны политического спектра надо что-то организовывать для людей. Посмотрим, во что это дальше выльется. Один из сигналов – назначение на место Володина кого-то. Если будет человек, который понимает, что нельзя в федеральном парламенте концентрировать 343 человека от одной партии, то… Для меня да и для многих в стране вообще перебор очевиден. Алексей Пономарёв, баллотировался по одномандатному округу №95 (Шелеховский), выдвигался партией «Справедливая Россия»: 1. Я выборами полностью удовлетворен. Участвовать впервые и получить 5 место из 12 при полном отсутствии бюджета на пиар-кампанию – это хорошо. Это стартовая база: можно, если понадобится, идти дальше. Другой вопрос: участвовать ли дальше? Это /14/ вопрос открытый. Я во многом не согласен с позицией своей партии по ряду моментов и не хочу делать то, что не по душе. 2. Особенности кампании: я почувствовал, что все устали от происходящего. Во-первых, агитация была плохой, стереотипной, и я уверен, что причина в засилье приезжих политтехнологов и кандидатовварягов. Интересная, продвинутая кампания была разве что у Михаила Щапова. А во-вторых, было слишком много «чернухи». Меня особенно возмутили газеты против Сергея Тена и против Александра Битарова, который, напомню, в выборах-то вообще не участвовал. Но в целом народ уже не реагирует на черный пиар так, как реагировал раньше и как рассчитывают политтехнологи. На мой взгляд, это здорово, это позитивный момент – у многих начала работать голова. 3. Открытие: как можно так неэффективно тратить деньги. В бизнесе такого не прощают. Надо общаться с людьми – и не обещать, а рассказывать. И еще открытие – новые люди в политике. Поколение, которое чего-то добилось в жизни, не применяя административный ресурс, не используя исполнительную и законодательную власть и силовиков, имеет знания, умение и волю отстаивать свои интересы, интересы простых людей. Подчеркиваю: отстаивать интересы, по большому счету, общества, а НЕ финансовых групп. Выборы доказали: деньги всё-таки решают многое, но не все. Андрей Чернышёв, победил по одномандатному округу №96 (Братский), выдвигался «Единой Россией» 1. Как говорил один человек, даже если победу принес перевес в один голос, то этим уже можно удовлетвориться. Меня это совершенно не устраивает, потому что несколько голосов могут быть подсчитаны ошибочно. Было очень важно, чтобы как можно больше избирателей услышали и поверили мне. И результаты голосования как раз и показали, что меня услышали, со мной согласились и – поддержали. Итоги голосования – это совместная работа кандидата, его команды и самих избирателей. Да-да, я считаю, что избиратели должны быть активными участниками избирательного процесса. К сожалению, сегодня они остаются всего лишь наблюдателями до дня голосования. Во время выборов они не могут высказать свое согласие или возразить, потому что все материалы в СМИ должны оплачиваться из избирательных фондов. Поэтому я считаю, что избирателям надо давать возможность высказываться между выборами. У них должна быть своя площадка для высказывания пожеланий, предложений, советов. Именно этим мы займемся в ближайшее время в газете «Сибирский характер». 2. Возможно, это покажется странным, но самое большое напряжение я испытывал при проведении партийных праймериз (состоялись весной. – Прим. ред.). По сути это Иркутские кулуары, № 2(38) /15/

[close]

p. 9

ведь была презентация меня, как политика, – и для руководства, для генерального совета партии, и для жителей тех территорий, которые не входили в мой, как депутата Законодательного Собрания Иркутской области, избирательный округ. Волновался ужасно. Тем не менее, на всех площадках отработал ровно и победил. Почувствовал мощную поддержку людей – даже там, где раньше не бывал. В результате прошел сквозь сито так называемого первичного отбора: партия поддержала мою кандидатуру для выдвижения кандидатом. Дальше было, с одной стороны, тяжелее, с другой – проще. Я понимал, что предстоит сделать ещё массу чего, но уже было соответствующее настроение, понимание и даже уверенность, если хотите. И сложилась команда. Вообще, к выборам нельзя подходить шаблонно и представлять себе это как-то утилитарно: вот период агитации, где все действия расписаны и понятны, и вот день голосования. Это на самом деле многоступенчатое передвижение от одного этапа к другому, и на каждом этапе свои особенности, свои сюрпризы. Да-да! Каждый день, по большому счету, преподносит проблемы – и чаще всего из разряда тех, с которыми раньше не сталкивался или считал их малозначимыми. Было много, очень много встреч с избирателями и… людьми, которые вроде бы тоже избиратели, но для которых кандидат интересен не как их делегат в представительный орган власти, а как помощник в решении конкретных проблем. Так сложилось у нас: жители области, чего уж греха таить, часто пытаются во время выборов решить одновременно какие-то свои, очень личные, проблемы. И осуждать их за это трудно. Жизнь, особенно в глубинке, довольно суровая. Поэтому все годы своей депутатской работы в Законодательном Собрании я постоянно ездил по деревням, поселкам и заимкам и принимал посильное участие в оказании помощи. Где-то приходилось решать проблемы, связанные с приобретением лекарств, с оплатой лечения или поездок на соревнования, а в некоторых особых случаях – холодильника или телевизора для бабушек… На выборах в Госдуму ничего этого не было, такая помощь запрещена законодательством, но я понимал, что, как федеральный депутат, буду обязан сделать чтото такое, что позволит улучшить жизнь людей, то есть не просто принимать законы, но и участвовать в конкретных проектах на территории региона и своего избирательного округа, пытаться «завести» сюда федеральные деньги, производства, инвестиции. Я чувствовал и чувствую свою ответственность. 3. Для меня на каждых выборах открытием становятся люди. Совершенно незнакомые люди, много людей, которые приходят и предлагают свою бескорыстную помощь. Мы можем писать какие угодно правильные и красивые программы, но главными остаются люди, ради которых эти программы и пишутся. И ради которых должны работать. Люди, которые критикуют власть, но и… голосуют за нее, верят в нее. Конфуцию приписывают изречение: «Не дай вам Бог жить в эпоху перемен». Так вот я убедился, что многие мужики у нас нутром чувствуют: не будет позитивных перемен в их жизни от смены /16/ и слома действующей власти. Но что-то менять, улучшать, развивать, совершенствовать надо. Безусловно надо! Конечно, были неприятные моменты на этих выборах, хоть открытиями их вряд ли назовешь: вброс «чернухи». Это такие ситуации, когда видишь откровенную ложь и не знаешь, как с этим бороться, потому что «чернуха», как правило, анонимна. И эффективного механизма борьбы с ней пока нет. Это очевидно. Как законодателю, мне предстоит понять, как создать такой механизм. Хотя основной пласт работы будет связан с другим законотворческим направлением. Вашему журналу я первому из СМИ сообщаю, что буду работать в комитете по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям. Убежден, что смогу быть полезным для региона в решении острых проблем в этой сфере. И ещё хотел бы подчеркнуть, пользуясь случаем… Каждая политическая кампания – это огромный опыт, который позволяет сверять свои действия с народными ожиданиями и возможностями государства. Тем, что мы видим и слышим от избирателей, конечно же делимся с товарищами по партии, чтобы вносить коррективы в партийную работу. И не надо бояться отказываться от личных взглядов, если они устарели. Жизнь динамична и все время ставит новые задачи, которые иногда можно решать, только взглянув на них под другим углом, с другого ракурса. Тем не менее, у каждого человека есть своя шкала ценностей, которую он соотносит со шкалой других людей, организаций, партий. Главное, чтобы убеждения не стали гибкими, резиновыми, флюгерными, – а для этого надо быть честным перед собой и перед людьми. Ольга Носенко, председатель комитета по собственности и экономической политике ЗС Иркутской области, баллотировалась под третьим номером в партийном списке КПРФ: 1. В городе Иркутске мы удовлетворены итогами выборов. Не могу сказать об этом в целом по стране. У нас есть отдельные успехи, в частности победа М.В. Щапова в одномандатном избирательном округе №93. В двух округах Иркутска – Октябрьском и Свердловском – одержали победу. Выиграли выборы мэров в Тайшетском и Ольхонском районах. В Иркутской области уже пять красных районов! Самая главная проблема этих выборов заключается в том, что ГД, на мой взгляд, не является достаточно легитимной. Прежде всего из-за самой низкой явки в новейшей истории России. Это очень тревожный звонок для нынешней власти. Две трети избирателей не пришли на избирательные участки, продемонстрировав таким образом свое отношение к высшему законодательному органу страны.

[close]

p. 10

Высокого рейтинга Путина, как вы понимаете, нет. Выборы повсеместно проходили под лозунгом «ЕР  – партия президента». Цитаты на баннерах были не лидера партии Медведева «денег нет, но вы держитесь» и так далее, а президента Путина. В Иркутской области этот рейтинг 38 процентов. Медведев – единственный из лидеров политических партий, кто отказался принимать участие в дебатах. Было несколько факторов для получения результата «Единой России». Первое — это максимальное понижение явки. Для этого выборы в Государственную Думу были перенесены на сентябрь. В крупных городах явка упала до 30 процентов. Особенно, конечно, показательны в этом смысле Москва и Санкт-Петербург, которые дали 29 и совсем уже смешные 16 с небольшим процентов соответственно. А ведь реальная политика делается именно в столицах, в крупнейших городах! Итоговую явку в 47 процентов по РФ «натягивали» за счет национальных регионов. И результат – тоже. 2. Второе — «лепестковая нарезка». Чтобы кандидаты не от «Единой России» не победили в одномандатных округах, сконструировали «лепестковую нарезку» округов. Это было сделано для того, чтобы компенсировать неуправляемое голосование в городах управляемым голосованием подконтрольного электората в сельской местности. Плюс еще прикрепление избирателей из других республик. Как вы помните, нам приписали Молдавию с большим количеством голосов – 42700 и стопроцентной вероятностью выбора партии власти, их кандидата. Перед подсчетом удаляли наших наблюдателей. В одном из округов, и они очень многочисленные – по 6–7 тысяч избирателей, людям выдали бюллетени, где фамилия Щапова была вычеркнута якобы по ошибке вместо снявшегося с выборов Хугаева. Такого рода нарушения несопоставимы ни с какой логикой. 3. Третье — переформатирование партийной системы. Из специально созданных под эти выборы 74 партий на выборы были запущены 14. Это в 2 раза больше, чем на выборах в Госдуму в 2011 году. Задача 10 из этих партий — размывание оппозиционного электората, чтобы потом слить их голоса в мандаты партии власти. Теперь о партиях-спойлерах КПРФ. Главную роль в этой грязной технологии сыграли «Коммунисты России» и их кандидаты. Ничего не делая, не имея структурных подразделений, депутатского корпуса всех уровней – и набрать 3 процента! Это очень много. В целом эта спецоперация по удержанию власти меньшинством принесла свои плоды. Две трети избирателей проголосовали ногами против нынешней системы, не придя на выборы. Нынешняя Госдума легитимна только в глазах 15 процентов населения страны. Уверена, что не раз ещё всплывёт цитата Путина: «Трудно, тяжело, а люди всё равно за «Единую Россию» проголосовали...». Это и есть констатация того, что нынешний курс может быть не только продолжен, но и усилен. Поборы – «Платон», взнос на капремонт. Почти наверняка будет увеличен пенсионный возраст, урезаны расходы на медицину, образование, культуру, науку. Будут продолжать задерживать зарплаты, обирать, хамить, казнить и миловать. 77 процентов – это полная, абсолютная власть, а абсолютная власть, тем более в нашей нынешней системе, развращает абсолютно. Наша партия не утратила ни воли к борьбе, ни цельности, из неё никто не побежал и не начал экстренной перекраски, наша идея по-прежнему актуальна, никем не опровергнута, близка миллионам. Мы по-прежнему не отдали и не отдадим звание второй, после правящей, партии по силе в стране. Конечно же есть и в самой партии проблемы, которые необходимо срочно решать. Для этого нам надо ещё больше сплотиться и мобилизовать наши силы. На этих выборах победили деньги олигархов. Но мы обладаем гораздо большим ресурсом — ресурсом правды! /18/ Наше рукотворное НАС НИКТО НЕ ПРОСИЛ, НО ВЫ ЖЕ НАС ЗНАЕТЕ? ХОЧЕТСЯ ЧЕГО-НИБУДЬ ЭДАКОГО. НЕ БАНАЛЬНОГО. НЕОБЫЧНОГО. ТЕМ БОЛЕЕ В ПЕРИОД ОБОСТРЁННОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ВОСПРИЯТИЯ МИРА, КАКОВЫМ, КАК ПРАВИЛО, БЫВАЕТ ПЕРИОД НАКАНУНЕ И СРАЗУ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ. ОН ТАКОЙ СЕЙЧАС И ЕСТЬ. И МЫ ПОПРОСИЛИ ПОЭТА АЛЕКСАНДРА СКАЛЬДА В ПРИСУЩЕМ ЕМУ ФОРМАТЕ РАССКАЗАТЬ О СВОИХ ВПЕЧАТЛЕНИЯХ ОТ ПОСЛЕДНИХ МЕСЯЦЕВ ЖИЗНИ. ПОНИМАЛИ МЫ, ЧТО ПОЭТ – ОН ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ НЕБАНАЛЕН. ДАЖЕ ЕСЛИ ПОЭТ РАССКАЗЫВАЕТ О МАШЕ, КОТОРАЯ ЕЛА КАШУ, ИЛИ О МАМЕ, КОТОРАЯ НИЧТОЖЕ СУМНЯШЕСЯ МЫЛА РАМУ, ТО… ЭТО УЖЕ ВЕСЕЛЕЕ, ЗАДОРНЕЕ РАССКАЗА ОБЫЧНОГО ГРАЖДАНИНА, НЕ ПРАВДА ЛИ?! ТАК ВОТ АЛЕКСАНДР ВЫСЛУШАЛ НАШУ ПРОСЬБУ ВНИМАТЕЛЬНО И ОТВЕЧАЛ ТАК: Наше вам… Хокку! Хокку – в том их виде, в каком они сейчас распространены в Интернете  – при всей своей простоте и незамысловатости, ломают каноническое последовательное логическое мышление неожиданным, но при этом остающимся в смысловом поле завершением, придающим строкам особое звучание. И – что важно отметить – обеспечивая созвучие тем парадоксальным мыслям автора, что бродят в его беспокойной голове. Это форма парадокса и образности. Это интересно. Это всегда инсайты и тем они, собственно, и дороги! Впрочем, побродить по полям, перепаханным Великими, – уже сплошное удовольствие! В разные годы открывал для себя разных философов и их учения, с детства с удовольствием слушал наших замечательных Андроникова и Капицу, юмористов Райкина, Жванецкого, Карцева, Ильченко, Хазанова и, как-то, само по себе, сложилось, что авторитет вежливого собеседника и рассказчика, в совокупности с развитым чувством юмора и меры, представляется незыблемым и актуальным для любого строя и для любого общества и потому непререкаем и желанен. Это некие сияющие высоты сознания, к которым стремишься всю жизнь... Я – в самом начале этого пути, но всё-таки в пути, и меня это радует! А хокку – это еще и смех над собой и над окружающими нас нелепостями, несуразностями, нестыковками. Смейтесь чаще, друзья! Александр Скальд Иркутские кулуары, № 2(38) /19/

[close]

p. 11

Настала осень. Спасибо партии за это многократно! Отдать ей почку? Но кому конкретно? Оставь сомнения, мудрец. В Кремле уже решили, как ты голосуешь. Будь скромным! Это украшает. А как красиво 10 лет назад Нам обещали дивиденды с нефти! Наверное, еще везут. Не заблудились бы... В цветущей сакуре увижу я весну. Родную власть узнаю по откатам. Жаль, что не тонет. Ем каждый день, а иногда, Бывает, даже дважды. Вот «нано» и меня коснулось... Роднее депутата зверя нет, Он все наказы твои помнит и блюдет, И все равно – собака лучше! Мир так отчаянно тосклив, Что силу воли нужно экономить… Курить не брошу, хотя пить не перестану! /20/ На паперти всё те же самураи, А власть по-своему трактует Бусидо. Верните логику! Без сыра с плесенью уж как-то проживем... С вершины Фудзи я смотрю на яму, В которой демократию содержат. Ничем не помогу, однако... Плюну сверху. Я раньше замечал всех милых дам вокруг! И отмечал достоинства их стати... Прозекторский мой гений умер, не родившись. Так хочется хоть раз казнить подонка, Хотя бы посмотреть через окно. А в жизни нет гарантий – кто кого... Взмах крыльев бабочки в улыбке идиота. А мы за них голосовали! Политики! В семье не без урода. У мудреца спросил я: О, мудрейший! Как жить в стране, где воровство в почете? Очнулся я – ни денег, ни часов… Иркутские кулуары, № 2(38) /21/

[close]

p. 12

КТО-ТО НАВЕРНЯКА ПЕРЕСПРОСИТ, ПРОЧИТАВ ЗАГОЛОВОК: А ГДЕ ВЫ ВИДЕЛИ ПРОСТЫЕ ГОДЫ? И ВОТ ТОЧНО. НЕ БЫЛО ТАКИХ. НО… ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО И ДРУГИХ НЕ БУДЕТ. И ЧТО НЕ НАДО ПЫТАТЬСЯ ДЕЛАТЬ ВЫВОДЫ – В ПРЕДДВЕРИЕ ЭТИХ ИЛИ КАКИХ-НИБУДЬ ЕЩЁ ДРУГИХ… Такой непростой год Нет, лично мне никогда не нравились даты. Ни круглые, ни квадратные, ни вообще какие бы то ни было. Даты – это такая формальность! И когда кто-то, например, закатывает пир горой с оповещением всех окрестностей о том, что четыре с половиной года назад ОНА поцеловала ЕГО в макушку или наоборот, ничего кроме тошноты у меня это не вызывает. Два дня пьянок изза чего? Ну поцеловала! Мир вокруг как-то стал иначе дышать? Сами целовавшиеся после такого события концептуально изменили своё отношение к жизни? Наверняка нет. Скорее всего. О поцелуях. Всерьез Годовщина губернаторства – дело, безусловно, посерьёзнее поцелуев, но и тут отмечать дату мне кажется занятием очень сомнительным. Условным. И бесконечно банальным – до боли в зубах. Я понимаю, что Иркутск во многих своих проявлениях, в ментальности  – это по сути сплошная банальность: здесь страшно любят хвалить не за результат, а по дружбе, гордиться приготовленным бутербродом как /22/ верхом кулинарного искусства, получать грамоты, значки и прочие чмоки-чмоки. Но… Очевидно же, что не в датах фишка. За датами (и поцелуями) должно стоять что-то предельно масштабное, значимое, мировоззренческое, если хотите. Поэтому для меня лично годовщина губернаторства Сергея Левченко интересна совсем не перечнем случившихся или не случившихся побед. У предыдущего губернатора особых побед вон за три с лишним года не наскреблось. Единственную реальную победу  – закрытие БЦБК – он и его «подопечные» умудрились профукать, потому что ничего не сделали для людей, оставшихся без комбината-кормильца. И что? Это всё не мешает его обожателям спокойно (и даже порой не спокойно) его обожать. Факты для них ничего не значат. Годовщина победы нынешнего губернатора для меня интересна только потому, что ряд экспертов наговорили, на мой взгляд, полной ерунды о событии, подогревая фон всё той же войны элит, которая идёт в нашем регионе многие годы. И надо бы расставить точки, прояснить ситуацию. А еще всё это интересно тем, что позволяет ответить на несколько важных вопросов. В том числе – из разряда таких, которые существуют, что называется, вне времени. О нашем отношении к власти. О наших взаимоотношениях с властью. Както так. Как-то вот об этом… Ну если и не ответить даже в полной мере, то хотя бы задать их, эти вопросы. Опять. Что тоже, на мой взгляд, чрезвычайно важно. Мы часто задаём себе и друг другу совершенно пустячные вопросы, и ответы на них не могут ничего изменить в принципе: ни в нашем сознании, ни в жизни. А хотелось бы, чтобы менялось, правда? Год в этом смысле получился занятным, много- и разновопросным. Не помню я больше такого года. Разве что тогда, когда губернатором стал Александр Тишанин. Так же, как и в случае с Сергеем Левченко, наши элиты разделились полярно: одни начали считать дни, когда «проклятого варяга» (а для иркутян любой иногородний  – варяг) свергнут, а другие – попытались увидеть новые возможности для себя и для региона. И – ведь увидели, чертяки! И идея строительства нового аэропорта неподалеку от областного центра получила практическое развитие. И создание агломерации начало представляться делом реальным, а она, как мы знаем, еще более тесно связала бы жизнь миллиона людей и позволила бы решить массу проблем, которые сегодня по сути не решаемы. В шутку и всерьёз заговорили о фантастических для прежнего (да и нынешнего пока) Приангарья проектах – таких, как скоростной трамвай. И так далее. Народ встрепенулся. Часть народа. Но значительная часть элит запузырилась против. И в этом пузырении как-то растворяться стала сама мысль – а зачем вообще нужен новый губернатор? Может, пузырители и добивались этой цели, а может, и нет, но мы, простые граждане, в какой-то момент действительно перестали соображать. А правда? Варяг же, матьего. Чужой. А чужие плохие! Априори. Почти как сейчас… Вопрос №1: Зачем мы вообще сменили власть? Напомню. Мы, жители Иркутской области, сменили плохого губернатора на… нет, не на гарантированно хорошего. Сергей Георгиевич губернатором-то до этого не был, если кто не помнит. Поэтому мы не знали и знать не могли, каким он будет губернатором. Так, знаете ли, заведено. Смайл. Но мы выбирали личность, которая давно занимается политикой, давно в курсе всех региональных проблем и не замечена в каких-то откровенных (да и неоткровенных) глупостях. Мы выбирали достойного претендента на то, чтобы быть хорошим губернатором. Претендента! Иркутские кулуары, № 2(38) /23/

[close]

p. 13

И когда сегодня кто-то вопит: «КОГО вы избрали?»  – и начинает перечислять проблемы, которые, по его мнению, новая региональная власть должна была уже решить, то… Вот для нормальных, не истеричных и не отрабатывающих заказ по компрометации губернатора Левченко, людей тут всё ясно: у них изначально не было завышенных ожиданий по поводу смены губернатора. Они понимали, что Сергей Георгиевич до сих пор не имел практического опыта решения этих проблем. Знания имел, а вот опыта – объективно нет. И для наработки такого опыта должно пройти время. Время, друзья! Двенадцать месяцев, 365 дней в этом смысле смешны по определению. Это не время для того, чтобы решить проблему, скажем, лесных пожаров, которая создавалась и усугублялась уже не одно десятилетие и корни которой – в столице. У предыдущего главы региона, не ко сну опять же будь помянут он, на всё это был трёхлетний гандикап, а вдобавок помощь главной партии власти и, как считалось, могущественных госкорпораций и всяких олигархов – и что? Решил он что-нибудь? Изменил? Улучшил? Вот то-то и оно! У нового же помимо дефицита времени, наоборот, есть такое неприятное брёвнышко на плечах, как противодействие «Единой России» и других партий на федеральном уровне, плюс пакости местных «последователей святого СВЕ», но ЭТОТ губернатор как раз очевидно в отличие от ТОГО пытается изменить что-то, улучшить, и… Дай Бог ему сил и удачи! И, в общем, если уж говорить по большому, по гамбургскому счёту, надо честно спросить себя и окружающих: «А что, собственно, у нас за этот год рухнуло? Провалилось? Ну, или хотя бы просто не срослось  – из того, что вроде срасталось в касание?». Что? /24/ Прекратила существование особая экономическая зона в районе Большого Голоустного? Так ее там и не было по факту, и ясно это стало еще весной или летом ПРОШЛОГО года, когда Счетная палата РФ провела проверку. То же самое произошло и с Корпорацией регионального развития. Предыдущие эффективные менеджеры провалили работу начисто – и что? Будем теперь результаты их «подвигов» сваливать на нынешнее правительство региона? В СМИ и Интернете многие эксперты и «эксперды» нас пугали, что рухнет скоро всё – и пора, как говорится, запасаться пшёнкой, но региональный бюджет сверстали без опозданий и едва ли не лучший за последние годы, зиму прошли нормально, в рабочем режиме, спорт и культура финансируются, и всё действует, функционирует, вводится в эксплуатацию в плановом режиме. А кое-где, в каких-то сферах ситуация и вовсе улучшилась. Показательным выглядит тот факт, например, что за семь месяцев 2016 года заболеваемость туберкулёзом в Иркутской области снизилась на 7,4 процента в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, а смертность снизилась на 14,2 процента. И если кто-то скажет: это, мол, наработки предыдущей администрации области – может быть, оно и так. В том числе. Но не только. Нынешняя тоже не оплошала, хотя нам именно это обещали «доброжелатели». А то, что часть наработок реализуется «наследниками» во власти, так это ВСЕГДА происходит и со всеми. В мэрии Иркутска Виктор Кондрашов воспользовался некоторыми наработками администрации Владимира Якубовского, Дмитрий Бердников – наработками Виктора Кондрашова, и похожим образом всё будет происходить и дальше. Да и сам Сергей Ерощенко получил значительные, весьма значительные дивиденды как правопреемник Дмитрия Мезенцева. Это обычное дело. Другое дело, что нынешний губернатор сумел пойти дальше предшественника. Приангарье наращивает количество федеральных целевых программ и госпрограмм, в которых примет участие. Сейчас регион рассчитывает на федеральную поддержку по 19 направлениям, а в прошлом году их было лишь 15. Вопросы, как говорится, есть по этому поводу? Вопрос №2: Чего мы ждём и к чему готовы? «Каждый народ имеет то правительство, – писал франкоязычный философ, основоположник политического консерватизма Жозеф де Местр, – которое он заслуживает». Известное изречение. Затасканное даже. Но оттого, согласитесь, не менее верное?! Применительно к нашей ситуации это выражение можно перефразировать так: «Региональное сообщество получает тот результат, которого заслуживает, к которому готово». Если сообщество настроено на войну, на постоянную смену власти в регионе (или областном центре), значит, чего оно может ждать? Оно получит войну и все сопутствующие военным действиям обстоятельства, контекст: разруху, смерть (политическую, экономическую, моральную) или унижение наиболее воинственных и рвущихся в бой персонажей. И так далее. Не буду спорить, новая региональная власть уже насовершала массу ошибок различного свойства. В том числе связанных с кадрами. Есть весьма спорные кандидатуры среди министров, есть весьма спорные решения, связанные со снятием отдельных чиновников. Того же, допустим, Александра Гимельштейна – с должности директора Художественного музея. На мой взгляд, он был на своём месте, и, главное, место было «под него». Музей при нём зажил, я бы сказал, веселее, ярче, достойнее. Иркутские кулуары, № 2(38) /25/

[close]

p. 14

И я сейчас не оправдываю «ответки» в адрес региональной власти со стороны Гимельштейна  – она с учётом председательства последнего в Союзе журналистов Иркутской области не может быть оправдана, – но если исходить из интересов дела, то вопрос с ним наверняка можно было решить как-то иначе. Это приходится признать. Но основная часть ошибок, приписываемых Левченко и его команде, – всё-таки нарочита. Высосана из пальца. Притянута за уши. И является подтверждением той самой войны. И того самого нежелания прикормленных Ерощенко групп влиятельных людей мириться с тем, что… Кормушкуто от них отодвинули. Или подтверждением отъявленного снобизма – нежелания представителей иркутской элиты признавать за равного себе «какого-то коммуняку», да ещё представителя ангарчан, которые до сих пор НИКОГДА не находились у руля в регионе, не входили в число культурных «героев» Приангарья и властителей ума регионального сообщества. Вот возьмём отставку заместителя губернатора Виктора Игнатенко… Ряд экспертов, живущих по преимуществу в Москве, уже заявили, что с уходом Виктора Васильевича всё пойдет хуже. Ещё хуже – потому что до этого эти же эксперты трактовали происходящее исключительно как плохое. И… В общем, никто не удосуживается привести объяснения, а почему, собственно, станет хуже-то? Рассказывают, что иркутянин Игнатенко был неким связующим звеном с элитами, и предполагается, видимо, что – с элитами областного центра. И именно тем был особенно ценен. А чем же ещё? Но вот нам, сторонним наблюдателям всех этих – подковёрных, кулуарных – процессов хотелось бы как раз знать, а чем он был ценен ещё? Конкретно? Какими своими уникальными способностями, талантами, воплотившимися в потрясающий управленческий результат, Виктор Васильевич /26/ осиротит региональную власть? Как обескровит её? Как заставит плакать и умолять вернуться? Нет, я всегда ровно относился к бывшему председателю облизбиркома и помню, что при нём случился только ОДИН по-настоящему большой косяк: когда в 2001 году внезапно зависла система – ГАС «Выборы», а после ее отвисания чудесным образом победил не лидировавший кандидат в губернаторы Сергей Левченко, а проигрывавший до того момента кандидат в губернаторы (и действующий тогда губернатор) Борис Говорин. Косяк это приличный, но единичный. А один раз, как говорят в суровых мальчишеских компаниях, несчитово. Но ведь хотелось бы, кроме косяков-то, и подвигов! Или хотя бы подтверждения того, что он указывал Путь. Иначе не верится, что без него команда Левченко сразу отправится в кювет. Иначе придёт на ум, что грядущий апокалипсис власти в связи с его отставкой инспирирован, вчистую выдуман – как и многое другое. В Сети и у массмедиа можно найти много утверждений о том, что Левченко, Битаров и Ко совершают сплошные управленческие ошибки, но… В 2016 году по итогам первого этапа оценки субъектов РФ Иркутская область по уровню открытости бюджетных данных заняла второе место в стране. А аналитики международного рейтингового агентства Standard & Poor’s пересмотрели кредитный рейтинг Иркутской области с «Негативного» – с негативного, Карл, добытого в предыдущие годы!  – на «Стабильный». И это в разгар экономического и, само собой, инвестиционного кризиса в стране! Что за ошибки такие нереальные, космические совершает региональная власть, что рейтинг региона, а значит его возможности для выживания и развития, неуклонно повышается? Чудо чудное просто. Диво дивное. Для меня лично совершенно очевидно, что эта власть, как минимум, открыта для разговора. И подтверждением служит тот абсолютно неоспоримый факт, что в регионе стало… Больше демократии. Да-да, при коммуняке – демократии. Появилась свобода слова, благодаря которой каждый желающий теперь может рассказать о региональной власти всё, что хочет, а иногда даже – всё, что хочет сочинить. Попробовал бы кто при предыдущем-то главе региона вякнуть что-нибудь – на каком-то телеканале! Сразу по ушам-то получил бы. А сейчас – ничего. Можно. И можно рассчитывать на то, что на выборах не будут плющить и снимать, – как плющили всех неугодных региональной власти кандидатов в 2013 году на выборах в Законодательное Собрание Иркутской области и как снимали в 2014 году на выборах в Думу Иркутска. На прошедших выборах в Государственную Думу РФ не сняли НИКОГО из тех, кто имел маломальские шансы на достойный результат. И это вам не свидетельство кардинальных изменений в стилистике управления регионом, нет? Полученное всего за год. За тот самый год… Андрей Старовер Иркутские кулуары, № 2(38) /27/

[close]

p. 15

Начистоту! Четыре источника и три составные части политической критики: иркутский вариант НЕОБХОДИМОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ Автор считает, что критика власти полезна – как самой власти, так и тому, кто критикует. Если критикующий разумен и внятно формулирует свои претензии, он добьется сначала массовой поддержки, а потом и решения проблемы. Если власть достаточно умна, она прислушивается к любой критике, включая самую оголтелую, и использует озвученное, чтобы улучшать собственную работу. Горе, если власть глупа, – она игнорирует критику и продолжает переть в том же направлении, что и раньше, увлекая в конце концов под откос и сторонников, и оппонентов. /28/ Разумеется, всему есть пределы: едва ли рядовой гражданин может охватить одним взглядом картину жизни во всей стране в целом, но в пределах своего района, города, области – чем любой из нас хуже любого из тех, кто сидит в «сером доме»? Да ничем. Мы точно такие же. Сегодня вопрос не в гласности – социальные сети ничем не уступают СМИ по количеству читателей и уж точно превосходят по количеству авторов. Вопрос в слышимости: нужно очень точно сформулировать свое послание, чтобы оно дошло до адресата, было прочитано и усвоено. А вот с этим как раз проблема… ТОЧКА ОТСЧЕТА Действующий губернатор Ир- кутской области Сергей Левченко оказался в уникальной ситуации: он единственный глава региона за последние 10 лет, кого критиковали до избрания, во время избирательной кампании и сразу после неё. Есть издания, которые вообще склоняют его с утра до ночи каждый день. Не верите? Загибайте пальцы. Александр Тишанин в 2005 году был назначен с поста начальника ВСЖД – подавляющее большинство жителей области впервые услышали его фамилию ровно в тот день, когда президент внёс его кандидатуру на рассмотрение Законодательного Собрания. И почти сразу после этого дал понять, что не видит в области никого, чьё мнение было бы для него значимо, потому что привез на должность первого заместителя откровенного «варяга» Юрия Параничева – и назначил его на этот ключевой пост вопреки всем возражениям и откровенному саботажу в Законодательном Собрании. Сменивший его в 2008 году Игорь Есиповской был известен ещё менее – он, кажется, до назначения даже не бывал в области. А вел себя точно так же, как Тишанин: оставил в должности Параничева и привез в качестве второго зама Сергея Сокола из Красноярска. Дмитрий Мезенцев наступил на грабли с гравировкой «я начальник – значит, всегда прав» несколько раз, и особенно сильно в тот момент, когда пытался протащить Сергея Серебренникова на пост мэра Иркутска. Сергей Ерощенко сумел выделиться даже на этом неблагополучном фоне: когда сам президент в мае 2015 года спросил его «Зачем вам эти выборы, у вас же еще два года полномочий?»  – он сделал вид, что не понял намека, содержавшегося в этом вопросе, реализовал свой замысел до конца – и с треском проиграл выборы. После этой вакханалии губернаторской «самостийности» и авторитаризма Левченко, связанный по рукам и ногам мыслями о следующих выборах – а они, в Государственную Думу, начались менее чем через год – должен был пройти по узкой тропиночке между избирателями и оппонентами. При этом нужно было не дать первым повод сказать «Мы полностью ошиблись», а вторым – «Мы были полностью правы». Его предшественникам, из которых лишь Игорь Есиповский был членом «Единой России», по большому счету, не было никакого дела до итогов выборов – они оставались при своей должности при любом раскладе, а вот авторитет Левченко от поражения КПРФ может и пошатнуться. СВЕРХУ ДОНИЗУ Если говорить о том, кто критикует любого губернатора в стране, то можно выделить четыре источника критики: федеральные власти – президент, председатель правительства, министры, руководство Совета Федерации и Государственной Думы; соседи по региональному уровню – то есть региональный парламент, как бы он ни назывался; муниципальные власти и население региона; межрегиональные структуры – Общественные палаты, Общероссийский народный фронт, политические партии, различные антикоррупционные группы вроде Навального и его компании. Эффективность критики разная, Иркутские кулуары, № 2(38) /29/

[close]

Comments

no comments yet