Research for Internet

 
no ad

Embed or link this publication

Description

broshure A4 for site

Popular Pages


p. 1



[close]

p. 2

ББК 60.56 Ф 21 Фандрайзинг и коммуникации российских правозащитных организаций: результаты исследования – СПб. 2016. 104 стр. Настоящее издание содержит результаты исследования практик российских правозащитных некоммерческих организаций в области привлечение средств. Пособие предназначено для руководителей правозащитных организаций, менеджеров проектов, фандрайзеров и PR-менеджеров с разным опытом работы, а также других специалистов, заинтересованных в повышении доверия к деятельности правозащитных организаций, усилении и расширении ресурсной поддержки правозащитной деятельности. Тираж 500 экземпляров Распространяется бесплатно

[close]

p. 3

Правозащитная организация «Гражданский контроль» и Российская ЛГБТ-сеть при участии Центра развития некоммерческих организаций при поддержке Датского Министерства иностранных дел НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ Результаты исследования среди российских правозащитников и активистов, журналистов, представителей фондов и бизнес-компаний, а также обычных граждан ОТЧЕТ ПОДГОТОВИЛА: Анна Яковлева, канд. социолог. наук, Социологический институт РАН и инициативный проект «Мастерская прикладной социологии для НКО» anna.yakovleva@hotmail.com

[close]

p. 4

ОГЛАВЛЕНИЕ 4– – – – – – – – – – – – – Благодарности 5– – – – – – – – – – – – – Термины и аббревиатуры МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ 9– – – – – – – – – – – – – Гипотезы исследования 10 – – – – – – – – – – – – Общая схема исследования 11 – – – – – – – – – – – – Фокус 1: Правозащитники 12 – – – – – – – – – – – – Фокус 2: Журналисты 13 – – – – – – – – – – – – Фокус 3: Доноры 14 – – – – – – – – – – – – Фокус 4: Обычные люди 14 – – – – – – – – – – – – Анализ и структура представления данных I. ВЗГЛЯД ПРАВОЗАЩИТНИКА 15 – – – – – – – – 1.1. Фандрайзинговые практики 15 – – – – – – – – – – – – Работа с фондами 18 – – – – – – – – – – – – Государственные гранты и субсидии 19 – – – – – – – – – – – – Привлечение частных пожертвований 20 – – – – – – – – – – – – Привлечение пожертвований бизнес- компаний 20 – – – – – – – – – – – – Коммерческая деятельность 21 – – – – – – – – – – – – Членские взносы – напрямую или опосредованно 22 – – – – – – – – 1.2. Коммуникационные практики 22 – – – – – – – – – – – – Взаимодействие со СМИ 24 – – – – – – – – – – – – Онлайн-коммуникации 33 – – – – – – – – – – – – Прочие практики 34 – – – – – – – – – – – – Организация коммуникационной деятельности 36 – – – – – – – – 1.3. Вызовы, связанные с фандрайзингом и коммуникациями 36 – – – – – – – – – – – – Социально-политический контекст 38 – – – – – – – – – – – – Общественно-культурный контекст 39 – – – – – – – – – – – – Специфика правозащитной деятельности 40 – – – – – – – – – – – – Этика правозащитной деятельности 42 – – – – – – – – – – – – Внешние ресурсы 45 – – – – – – – – – – – – Внутренние ресурсы 46 – – – – – – – – – – – – Правовой контекст 48 – – – – – – – – 1.4. Возможности для развития фандрайзинга и коммуникаций II. ВЗГЛЯД ЖУРНАЛИСТА 50 – – – – – – – – 2.1. Взаимодействие с правозащитными организациями 50 – – – – – – – – – – – – «Язык правозащиты» 51 – – – – – – – – – – – – СМИ о случаях нарушения прав 52 – – – – – – – – – – – – Диалог СМИ с правозащитными организациями 53 – – – – – – – – 2.2. Конкурентоспособность правозащитной тематики в медийном пространстве 55 – – – – – – – – 2.3. Правила игры: СМИ vs Правозащитные организации 55 – – – – – – – – – – – – Работа с информацией 56 – – – – – – – – – – – – Редакционная политика 2 НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

[close]

p. 5

III. ВЗГЛЯД ДОНОРА 60 – – – – – – – – 3.1. Кто поддерживает правозащитные организации 79 – – – – – – – – – – – – Сюжет о работе Комитета «Гражданское содействие» 81 – – – – – – – – – – – – Ролик «Общественного вердикта» «Мы против пыток в полиции» 63 – – – – – – – – 3.2. Почему и как поддерживают правозащитные организации 82 – – – – – – – – – – – – Ролик «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» о проблемах в армии 63 – – – – – – – – – – – – Частные фонды 64 – – – – – – – – – – – – Правительственные структуры 82 – – – – – – – – – – – – Ролик Комитета против пыток «Правоохранитель, помни о присяге» 66 – – – – – – – – – – – – Бизнес-организации 83 – – – – – – – – – – – – Краудфандинговый ролик «Трансперенси 68 – – – – – – – – 3.3. Правила игры: Доноры vs Правозащитные организации Интернешнл – Россия» «Издадим вместе Антикоррупционную азбуку» 68 – – – – – – – – – – – – Общие подходы к формированию тематики и принципов взаимодействия 70 – – – – – – – – – – – – Правила на этапе подготовки проектов 72 – – – – – – – – – – – – Правила на этапе реализации 84 – – – – – – – – 4.3. Почему я бы обратился в правозащитную организацию и почему поддержал бы ее деятельность 85 – – – – – – – – – – – – А что говорят волонтеры-активисты? и завершения совместных проектов 88 – – – – – – – – 4.4. Правила игры: Обычные люди vs Правозащитные организации IV. ВЗГЛЯД ОБЫЧНОГО ЧЕЛОВЕКА 73 – – – – – – – – 4.1. Кто такие правозащитные организации и чем они занимаются 73 – – – – – – – – – – – – Правозащитная, благотворительная, некоммерческая… 76 – – – – – – – – – – – – «Иностранные агенты» 79 – – – – – – – – 4.2. «Я так вижу!»: что понятно и что непонятно в видеороликах правозащитных организаций ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ 90 – – – – – – – – – – – – 96 – – – – – – – – – – – – 99 – – – – – – – – – – – – 102 – – – – – – – – – – – Основные выводы исследования Проверка гипотез исследования Вопросы без ответов Правозащитные организации – участницы исследования НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ 3

[close]

p. 6

БЛАГОДАРНОСТИ Команда проекта благодарит представителей российских правозащитных организаций, которые в сложное для них время нашли возможность и силы обсуждать новые возможности фандрайзинга и коммуникаций. Одна из трех правозащитных организаций, которые приняли участие в исследовании, на данный момент носит ярлык т.н. «иностранного агента», а четыре были вынуждены самоликвидироваться. Мы надеемся, что полученные результаты исследования позволят консолидировать правозащитное сообщество, аккумулировать силы и найти новые пути развития. Мы благодарим Форум доноров за предоставленную информацию о лидерах корпоративной благотворительности, а также представителей правительственных и частных фондов за отклик принять участие в исследовании. Мы благодарим представителей журналистского сообщества Санкт-Петербурга за непростой, но очень откровенный разговор о том, как нужно и как не нужно писать на правозащитную тематику. Мы благодарим активистов-правозащитников и просто обычных граждан, которые нашли время и возможность высказать свое мнение. 4 НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

[close]

p. 7

ТЕРМИНЫ И АББРЕВИАТУРЫ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА ПРАВА ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ ПРАВА ВТОРОГО ПОКОЛЕНИЯ ПРАВА ТРЕТЬЕГО ПОКОЛЕНИЯ ПРАВОЗАЩИТА ПРАВОЗАЩИТНИКИ НКО (аббрев.) СО НКО (аббрев.) принадлежат человеку от рождения, являются неотъемлемыми. Некоторые права могут быть ограничены, но только законом (например, право на свободу и личную неприкосновенность), и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, законных прав и интересов других людей в демократическом обществе. личные и политические права (напр., право на жизнь, право на свободу и безопасность, право на неприкосновенность личности, свободу слова, свободу вероисповедания и другие). социально-экономические и культурные права (право на труд, право на отдых, право на социальное обеспечение, право на жилище, право на достойный уровень жизни, право на охрану здоровья и др.). коллективные права (право на мир, право на разоружение, право на здоровую окружающую среду, право на развитие и др.). защита и продвижение прав человека. люди, занимающиеся общественной деятельностью, заключающейся в защите прав человека мирными средствами, как правило, от  произвола государственных структур или должностных лиц. некоммерческая организация, созданная в целях достижения общественных благ и не имеющая в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли. социально ориентированная некоммерческая организация; вид некоммерческих организаций, деятельность которых направлена на решение социальных проблем, развитие гражданского общества (социальная защита, защита прав и свобод человека, здравоохранение, образование, культура, экология, молодежная политика) (подробнее – Федеральный закон № 40-ФЗ от 5 апреля 2010 года). НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ 5

[close]

p. 8

ПРАВОЗАЩИТНАЯ НКО ФАНДРАЙЗИНГ ЧАСТНЫЕ ДОНОРЫ ЧАСТНЫЕ ПОЖЕРТВОВАНИЯ КОРПОРАТИВНЫЕ ДОНОРЫ КСО (аббрев.) ЭНДАУМЕНТ (англ.) некоммерческая организация, которая систематически занимается продвижением прав человека, борется за гражданские, политические и социально-экономические права, работает с отвергаемыми (социально исключенными) и уязвимыми группами, такими как мигранты, ЛГБТ-люди и т.д.; в своей деятельности использует такие механизмы, как независимые доклады, создание судебных прецедентов, оказание правовой помощи жертвам нарушений прав человека, взаимодействие с Европейским Судом по правам человека и др. от англ. fund (средства, финансирование) и англ. raise (нахождение, сбор); процесс привлечения внешних, сторонних для организации ресурсов, необходимых для реализации какой-либо задачи, выполнения проекта или с целью деятельности в целом. люди, которые жертвуют личные или семейные средства или ресурсы на некоммерческие цели. любые пожертвования, начиная от сбора средств на акциях и заканчивая сбором средств через интернет, в т.ч. краудфандинг; по видам они могут быть денежными, натуральными и т.д. компании, которые напрямую или через созданные ими фонды жертвуют средства или ресурсы на некоммерческие цели (прежде всего – на проекты по защите прав различных социальных групп). корпоративная социальная ответственность – это концепция, в соответствии с которой организации учитывают интересы общества, возлагая на себя ответственность за влияние их деятельности на заказчиков, поставщиков, работников, акционеров, местные сообщества и прочие заинтересованные стороны общественной сферы; это обязательство предполагает, что организации добровольно принимают дополнительные меры для повышения качества жизни работников и их семей, а также местного сообщества и общества в целом. целевой капитал НКО – сформированная за счет пожертвований часть имущества НКО, переданная в доверительное управление управляющей компании для получения дохода, используемого для финансирования уставной деятельности НКО. 6 НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

[close]

p. 9

КОММУНИКАЦИИ СМИ, СМК (аббрев.) PR (англ.) ДОВЕРИЕ К НКО ЛГБТ (аббрев.) КСЕНОФОБИЯ ЯЗЫК ВРАЖДЫ сообщение информации, общение, контакт; в данном случае – общение НКО с общественностью (в т. ч. с отдельными группами), а также посредством СМИ, с целью информирования о деятельности, формирования отношения к отдельным проблемам, целевым группам и т.д. средства массовой информации/коммуникации; система органов публичной передачи информации с помощью технических средств – печатных, телевизионных, радио, онлайн; средства повседневной практики сбора, обработки и распространения сообщений массовым аудиториям. от англ. public relations (связи с общественностью); целенаправленная деятельность организации по формированию позитивного общественного мнения о ней, ориентированная на СМИ, клиентов и партнеров организации, широкую аудиторию. Такая деятельность может включать в себя подготовку пресс-релизов, теле- и радиоматериалы, проведение пресс-конференций и брифингов, изготовление пресс-пакетов, подготовку имиджевых презентаций и видеороликов, рекламной и сувенирной продукции, публикацию годовых отчетов. основанная на объективном знании уверенность в добросовестности и правильности действий организации. Доверие проявляется в готовности помочь организации, оказав денежную и/или волонтерскую помощь, в публичном положительном отзыве как о конкретной деятельности/акции организации, так и об идеологии прав человека, в готовности поручить правозащитной НКО те или иные действия в защиту собственных прав/интересов. аббревиатура, возникшая в английском языке для обозначения лесбиянок (Lesbian), геев (Gay), бисексуалов (Bisexual) и трансгендеров (Transgender). страх или ненависть к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному; восприятие чужого как непонятного, непостижимого и поэтому опасного и враждебного; возведенная в ранг мировоззрения, она может стать причиной вражды по принципу национального, религиозного или социального деления людей. по-другому – риторика ненависти, обобщенное обозначение языковых средств выражения резко отрицательного отношения к «оппонентам» – носителям иной системы религиозных, национальных, культурных или же более специфических, субкультурных ценностей; выступает как форма проявления расизма, ксенофобии, межнациональной вражды и нетерпимости, гомофобии, сексизма. НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ 7

[close]

p. 10

ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ Идея проекта «Новые вызовы – новые возможности» возникла в 2013 году и принадлежит Елене Шаховой («Гражданский контроль») и Игорю Кочеткову (ЛГБТ-сеть). Основная идея проекта – это поиск путей улучшения положения неправительственных правозащитных организаций в России через разработку новых стратегий фандрайзинга и коммуникаций. По итогам обсуждения была подготовлена концепция Проекта, который получил поддержку в начале 2014 года. Так случилось, что начало активной исследовательской фазы проекта пришлось на конец весны – начало лета 2014 года. Как раз прошла вторая, наиболее репрессивная волна проверок правозащитных организаций, реестр «иностранных агентов» стал динамично пополняться, появились первые самоликвидировавшиеся организации. В целом для всех правозащитников это было время поиска того, как сохранить организацию и как продолжать делать то, что важно. Конечно же, в силу такого сложного момента сбор информации был затруднен. С одной стороны, оказалось, что правозащитных организаций в России очень мало (об этом мы подробнее говорим в последующих главах отчета). С другой стороны, очень сложно было рассуждать о стратегии и развитии, когда речь шла о физическом выживании. Мы также столкнулись с тем, что корпоративной поддержки правозащитной тематики фактически нет: например, активные члены Форума доноров в оценке КСО фактически приравнивают «права сотрудников» к «правам человека», что, конечно же, неверно. А еще мы очень боялись сложностей с привлечением к исследованию обычных людей: ведь «широко известно», что они «негативно относятся к правоза- щитникам». Но это оказалось самой, пожалуй, легкой задачей: люди охотно откликались на просьбу об участии в  исследовании и заинтересованно обсуждали предложенные вопросы. Мы собрали и проанализировали достаточно большой пласт информации из разных источников (см. Таблицу далее). Результаты исследования представлены в четырех главах данного аналитического отчета в соответствии с различными фокусами (целевыми группами): правозащитники, журналисты, доноры, обычные граждане. Каждая глава (за исключением первой, отражающей Взгляд правозащитников) заканчивается разделом Правила игры. Это результаты сопоставительного анализа: как доноры, представители СМИ и  граждане «предлагают» правозащитникам действовать в общем поле и что на это «отвечают» сами правозащитники. Аналитический отчет завершается главой Заключительные размышления. Первый блок главы – это общие выводы по результатам исследования коммуникационных и фандрайзинговых практик российских правозащитных организаций. Второй – это оценка подтверждения или опровержения гипотез, выдвинутых на стадии планирования исследования. Наконец, третий блок – это некоторые дискуссионные тезисы, которые, по нашему мнению, являются важными для обсуждения в связи с пониманием «старых» и разработкой «новых» коммуникационной и фандрайзинговой стратегий в российской правозащите. Команда проекта читает, что проведенное исследование – это приглашение всех заинтересованных сторон к обстоятельной дискуссии. И точку в нем ставить еще рано. 8 НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

[close]

p. 11

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ ГИПОТЕЗЫ ИССЛЕДОВАНИЯ На этапе подготовки проекта, на основании предшествующего организационного и исследовательского опыта, был выдвинут ряд гипотез, касающихся фандрайзинга и коммуникаций в российских правозащитных организациях: • Гипотеза 1: Барьеры, существующие «в голове» правозащитных НКО по отношению к корпоративному и частному фандрайзингу, гораздо больше, чем фактически существующие. • Гипотеза 2: Множество корпоративных доноров, поддерживающих правозащитные НКО, являются пустыми (т.е. фактически не существуют) в отличие от множества корпоративных доноров, поддерживающих правозащитные проекты НКО. • Гипотеза 3: У доноров существуют свои ограничения и барьеры в поддержке правозащитных НКО, но есть кластер частных и корпоративных доноров, которые сознательно готовы оказывать такую поддержку. • Гипотеза 4: Существуют успешные российские и европейские практики привлечения частных и корпоративных средств на правозащитную деятельность. • Гипотеза 5: В современной России есть успешные примеры и практики привлечения частных и корпоративных пожертвований на правозащитную тематику со стороны социальных НКО, инициативных групп, частных лиц. Часть этих практик могут быть заимствованы правозащитными НКО, и часть доноров, поддерживающих такую деятельность, потенциально могут поддерживать также правозащитные НКО. • Гипотеза 6: Частные и корпоративные доноры ориентируются не только на тематику («правозащита» или «не правозащита»), но и на качество фандрайзинга, особенности самопрезентации и коммуникаций НКО с донорами. • Гипотеза 7: Условия внешней среды не являются однозначными барьерами для фандрайзинга правозащитных НКО (и это можно показать на примерах успешных практик). • Гипотеза 8: Главное поле для разработки стратегии фандрайзинга правозащитных НКО находится на стыке барьеров, существующих «в голове» у представителей правозащитных НКО, их организационных особенностей и внешних условий. • Гипотеза 9: Сознательное перераспределение части финансовых, человеческих, организационных ресурсов правозащитной организации в пользу деятельности по связям с общественностью позволяет значимо повысить осведомленность и доверие к ней со стороны целевых аудиторий. • Гипотеза 10: Язык, которым написаны тексты сайтов и изданий многих правозащитных НПО, непонятен обществу и неинтересен СМИ. Путем создания точных и понятных целевым аудиториям посланий и использования разных каналов распространения информации правозащитные организации могут сделать свою деятельность интересной для общества и «обойти» политические барьеры при установлении контактов с целевыми аудиториями. • Гипотеза 11: Аморфность понятия «права человека», присутствующая у большей части населе- НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ 9

[close]

p. 12

ОБЩАЯ СХЕМА ИССЛЕДОВАНИЯ ния и у журналистов (как его части), являющаяся проявлением низкой правовой культуры, представляет серьезное препятствие в получении общественной поддержки деятельности правозащитных организаций. Проверка этих гипотез была отдельной задачей исследования. Исследование коммуникативных и фандрайзинговых практик (и перспектив) российских правозащитных организаций проводилось по достаточно сложной схеме, которая суммирована в Таблице 1. Исследование представляет собой, по сути, комплекс из четырех мини-исследований, позволяющих взглянуть на коммуникативные и фандрайзинговые практики российских правозащитных организаций с различных фокусов: • Фокус 1: Представители правозащитных организаций, • Фокус 2: Представители СМИ – корреспонденты и редакторы, • Фокус 3: Представители донорского сообщества – фондов и бизнес-организаций, • Фокус 4: Представители широких групп населения – обычные граждане. ЦЕЛЕВАЯ ГРУППА Правозащитные организации Лидеры и ключевые сотрудники правозащитных организаций Молодые сотрудники правозащитных организаций* Волонтеры правозащитных организаций Анализ кейсов Таблица 1. Целевые группы и источники данных исследования ИСТОЧНИКИ ДАННЫХ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ОХВАТ Интервью – очно, скайп (29) Москва, Санкт-Петербург, Архангельск, Воронеж, Екатеринбург, Казань, Нижний Новгород, Нижний Тагил, Новосибирск, Пермь, Рязань, Сыктывкар Дискуссия о вызовах и возможностях правозащитных организаций на современном этапе (1) Москва, Санкт-Петербург, Воронеж, Новосибирск, Пермь, Рязань Дискуссия о взаимодействии правозащитных организаций со СМИ (1) Санкт-Петербург Фокус-группа (1) Санкт-Петербург (с опытом в других регионах) Фокус-группа (1) Санкт-Петербург (с опытом в других регионах) Интервью (очно, скайп), фокус-группы, открытые источники, вторичные источники Россия, страны Европы (Швеция, Литва, Польша) 10 НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

[close]

p. 13

ЦЕЛЕВАЯ ГРУППА СМИ Журналисты – сотрудники печатных и электронных изданий, радио Доноры Представители фондов – частных и государственных, российских и зарубежных Представители бизнесорганизаций – как российских, так и представительств иностранных компаний Обычные граждане (представители широких групп населения) ФОКУС 1: ИСТОЧНИКИ ДАННЫХ Дискуссия о взаимодействии правозащитных организаций со СМИ (1) ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ОХВАТ Санкт-Петербург Интервью – очно, скайп (6) Россия, Европейский Союз, США, Швеция Интервью – очно, скайп, письменно (3) Москва, Санкт-Петербург Фокус-группа (3) Санкт-Петербург * Официально работают в правозащитной организации год или менее. ПРАВОЗАЩИТНИКИ Основной блок данных исследования касается непосредственно российских правозащитных организаций. В период с мая 2014 по январь 2015 гг. было проведено 29 полуструктурированных интервью с представителями российских правозащитных организаций из Москвы, Санкт-Петербурга, Архангельска, Воронежа, Екатеринбурга, Казани, Нижнего Новгорода, Нижнего Тагила, Новосибирска, Перми, Рязани, Сыктывкара. Интервью проводили либо очно («лицом к лицу»), либо по скайпу. Выборка правозащитных организаций формировалась в несколько этапов: • на первом этапе по открытым источникам (списки участников ключевых правозащитных мероприятий, списки получателей грантов по правозащите, открытый поиск в сети Интернет) был сформирован длинный лист из 80 российских правозащитных организаций; • на втором этапе путем экспертного отбора (при участии представителей рабочей группы проекта) из этого длинного листа были исключены т.н. псевдоправозащитные организации, связанные с органами государственной власти; полученный короткий лист включал 60 российских правозащитных организаций; • по короткому листу была сделана рассылка с приглашением принять участие в исследовании руководителя или ключевого сотрудника организации, владеющего информацией о коммуникационной и фандрайзинговой политике; все откликнувшиеся были проинтервьюированы. Ртфркс1ли«пПавчаовфнУини(9прКз ечзр такк2ыдпа8аодллвтоаа с0ел вероа0еооирив–зра0амлср-втыроаио1ынсте0игеиунз чхти9.аенфя-крнеане(речн9иаоб.томщылараеие0ыдгс«вонвеожсеизояи-калвркднтсхатеднололиеосэоернцныгасииемкрдсаиыиоодос.асй»сожпйлВодиесбьКисвгиизмпинсопекйЗоооирисечнррвоеннснрниГиериоеа.нгкенбцггдчЛсов-зиИвтсоыаотеуекеоуакхосрЯхнвппплиснлогтзеиырриткпсеотьДолиатуи зара»сетьтсющьпаакввавалакиИипеоолцрлоивитомрргькеипеитаозчСу)оояоан.инрнадхсиздСдгАклоычлепащито«виетЛееод еочщеоирниисннсвлсексЕнжсокатиоиктаьонлслиниДмвтуеяаркнчуолеонюонивкгчапаоеОд(ыга«гиофларлняроооомннехйяВеааииуфвоиоеодтявен1оиАавосзтвидво.ондрх9лноарТопиерАзтсагии6бцидгажлиоамЕамяяеое0ичеь»рщбнелЛю)нениа-я..уоинте1пиннт,сттЯюизийн9иототтиеапяын:нтаьр8ясслвацасытлтовь0ваин»ия ьоьвинхж-кзайцхнчалон–о–ноенныирлнасгмырлэииотсиуаемопйтгьикхдбс) ао.думроьеомяннавм.жвяваииав,релзркакяаакиюецтериитвйс-я НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ 11

[close]

p. 14

ФОКУС 2: ЖУРНАЛИСТЫ Среди опрошенных правозащитников оказались представители как т.н. «классических» правозащитных организаций, являющихся продолжением диссидентского движения (такие как, например, Московская Хельсинкская группа или организации – участники движения «Мемориал»), так и правозащитных организаций условно «нового типа», появившихся в 2000-2010 годах. Некоторые опрошенные правозащитники имели значительный опыт участия в деятельности различных правозащитных организаций, а также в общественных движениях и инициативных проектах правозащитной направленности. Основные вопросы интервью касались базового фокуса всего исследования, а именно: какие коммуникативные и фандрайзинговые практики используют правозащитные организации, с какими вызовами по данным направлениям они сталкиваются на современном этапе и какие перспективы развития видят. Дополнительно фиксировались кейсы, отражающие удачный и/или провальный опыт в коммуникативно-фандрайзинговом поле. Кроме этого, для анализа были использованы стенограммы мероприятий, в которых принимали участие лидеры и ключевые сотрудники российских правозащитных организаций: • дискуссия о вызовах и возможностях правозащитных организаций на современном этапе (30  мая 2014 года, «Гражданский контроль»), в которой приняли участие представители из Москвы, Санкт-Петербурга, Воронежа, Новосибирска, Перми, Рязани; • дискуссия о взаимодействии правозащитных организаций со СМИ (8 ноября 2014 года, Институт региональной прессы), в которой приняли участие представители из Санкт-Петербурга. Можно предположить, что видение некоторых групп внутри правозащитного движения на фандрайзинг, и особенно на коммуникацию, существенно отличается от видения лидеров и ключевых сотрудников правозащитных организаций. Поэтому весной 2015 года исследование было дополнено двумя фокус-группами: • фокус-группа с молодыми (работающими год или менее) сотрудниками правозащитных организаций; • фокус-группа с волонтерами – активистами правозащитных организаций. И хотя формально на момент исследования и молодые сотрудники, и волонтеры представляли Санкт-Петербург, большинство из них имели опыт правозащитного активизма как в регионах России (Воронеж, Мурманск, Краснодар), так и в зарубежных странах (Беларусь, страны Азии). На фокус-группах с молодыми сотрудниками и волонтерами изучались не только их взгляды на фандрайзинговые и PR практики, но и мотивация, «точки входа» в правозащитное движение. Дополнительно были проведены четыре интервью с  представителями правозащитных организаций из  Швеции, Литвы и Польши для выявления интересных подходов и практик фандрайзинга и коммуникаций. Источником информации по данному разделу является стенограмма дискуссии о взаимодействии правозащитных организаций со СМИ (8 ноября 2014 года, Институт региональной прессы, Санкт-Петербург). В дискуссии продолжительностью 4 часа приняли участие корреспонденты, обозреватели и редакторы (всего 8 человек) таких СМИ, как: • «Эхо Москвы» в Петербурге, • «Новая газета», 12 НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

[close]

p. 15

ФОКУС 3: ДОНОРЫ • «Радио Свобода» в Санкт-Петербурге, • Радио России ВГТРК, • Deutsche Welle, • Лениздат.ру, • «Русская Европа». Для ведения дискуссии был приглашен специалист из медиа-среды, и почти все участники были давно знакомы друг с другом. Это позволило создать атмосферу доверия и обсудить сложности и возможности взаимодействия СМИ и правозащитных организаций достаточно глубоко и откровенно. Привлечение к исследованию доноров – корпоративных и частных, российских и зарубежных – проводилось по нескольким направлениям: • с использованием контактов руководства правозащитной организации «Гражданский контроль» и Центра развития некоммерческих организаций были проведены скайп-интервью с представителями российского (1) и зарубежных (3) частных фондов, а также правительственных грантодающих структур (2) из Европы; • через Форум доноров были определены корпоративные доноры, которые в своих отчетах по КСО за 2013 год отметили пункт «защита прав»; всего таких корпоративных донора было три, и им были направлены приглашения принять участие в  интервью; в результате откликнулись два  – один на интервью по скайпу, другой – на письменное интервью; • через правозащитные организации, участвовавшие в исследовании (по результатам интервью с руководителем), были установлены контакты и проведено интервью с партнерской бизнес-организацией (1). Основной фокус интервью касался особенностей работы доноров по правозащитной тематике: разработки стратегии поддержки правозащитных НКО, процедур подачи и рассмотрения заявок, принципов принятия решений по совместным проектам. Несмотря на небольшое количество донорских организаций, которые приняли участие в данном исследовании, они оказались достаточно разнообразными как по типу, так и по опыту работы по правозащитной тематике. Среди них, в том числе, были: • крупная бизнес-организация, у которой активная деятельность в плане КСО, но которая никогда не работала по правозащитной тематике; • крупная бизнес-организация (российское представительство крупной зарубежной компании); единая программа КСО которой включает один из аспектов защиты прав человека; • частный российский фонд, который не работает по правозащитной тематике; • крупная межправительственная структура, поддерживающая правозащитную деятельность и  частично скорректировавшая свои программы в ответ на ситуацию, в которой вынуждены работать российские правозащитные организации последние несколько лет; • правительственная структура, которая уже многие годы поддерживает партнерские проекты с участием российских правозащитных организаций; • крупный частный зарубежный фонд, который многие годы поддерживал и продолжает поддерживать российские правозащитные организации; • небольшой частный зарубежный фонд, который закрыл свои программы прямой поддержки российских правозащитных организаций; НОВЫЕ ВЫЗОВЫ – НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ КОММУНИКАЦИОННАЯ И ФАНДРАЙЗИНГОВАЯ СТРАТЕГИИ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ПРАВОЗАЩИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ 13

[close]

Comments

no comments yet