Скородумова Л.Г. Монгольская литература XIX – XX веков. Вопросы поэтики.

 

Embed or link this publication

Description

Monograph of L.G. Skorodumova is dedicated to the analysis of historical roots, continuity of traditions, features of the development of Mongols’ narrative prose of XIX-XX centuries.

Popular Pages


p. 1



[close]

p. 2



[close]

p. 3

.OetrCielanstsailciaa

[close]

p. 4

Russian State University for the Humanities .Orientalia et Classica Papers of the Institute of Oriental and Classical Studies Issue LXII L.G. Skorodumova Mongolian literature of XIX-XX centuries. Questions of poetics Moscow 2016

[close]

p. 5

Российский государственный гуманитарный университет .Orientalia et Classica Труды Института восточных культур и античности Выпуск LXII Л.Г. Скородумова Монгольская литература XIX-XX веков. Вопросы поэтики Москва 2016

[close]

p. 6

УДК 82(517.3) ББК 83.3(5Мон) С 44 Orientalia et Classica: Труды Института восточных культур и античности Выпуск LXII Внешнее оформление Михаил Гуров ISBN 978-5-7281-1842-8 © Скородумова Л.Г., 2016 © Российский государственный гуманитарный университет, 2016

[close]

p. 7

ВВЕДЕНИЕ Монголия сберегла обширную литературу с древнейших времен. Национальная литература определяет облик эпохи, оставляет самый заметный след в художественном сознании следующих поколений. Литературные памятники «образуют наиболее устойчивые элементы культурного комплекса, концентрируют его специфику, активно влияют на особенности самосознания общества. Сами по себе они могут сохраниться или могут быть утеряны, но свою роль, благодаря активным связям с культурным окружением, продолжают выполнять в течение многих столетий»1. За два столетия монголоведение проделало стремительный путь от случайного набора обрывочных фактов до особой научной дисциплины, которая мало уступает другим разделам мирового востоковедения. Представляется целесообразным стадиально выделить несколько этапов изучения монгольской литературы. Первый этап. ХVIII-XIX вв. – источниковедение, открытие памятников монгольской письменности. Второй этап – в основном, вторая половина XIX в. Основное внимание исследователей уделяется переводческой деятельности, описанию и введению в научный оборот важнейших литературных памятников. В этот период был найден важнейший историко-литературный памятник XIII в. «Сокровенное сказание монголов»2 («Нууц товчоо»). Третий этап – первая половина ХХ в. – характеризуется филологизацией монголоведных исследований. Происходит специализация и выделение изучения монгольской литературы в самостоятельную отрасль. Четвертый, современный этап – начиная с послевоенного периода (вторая половина ХХ в.) до настоящего времени. 1  Горегляд В.Н. Дневники и эссе в японской литературе X – XIII вв. М.: 1975. С. 4. 2  «Сокровенное сказание» – вариант русского перевода названия памятника, принадлежащий академику С. Козину. Некоторые современные ученые предпочитают другой перевод названия – «Тайная история монголов».

[close]

p. 8

6 Л.Г. Скородумова. Монгольская литература XIX – XX веков Накопление материала и источниковедение – первый этап монголоведения, посвященного литературе, продолжается вплоть до конца XIX в. В целом изучение Монголии, в том числе и научное изучение монгольской литературы, началось с открытия памятников монгольского письма в первой половине ХIХ в. Работа над текстами над текстами рунических надписей и глифов, относящихся к ХII-ХV вв., составила основу монголоведения в тот период. На более раннем этапе исследования монгольской литературы путешественниками были выявлены и систематизированы материалы письменных источников, послужившие основой для изучения древней и средневековой литературы. Есть все основания утверждать, что сами памятники принадлежат художественной литературе и при сравнении с произведениями параллельно развивающихся жанров позволяют произвести наблюдения над спецификой художественного мышления в историческом плане, проследить генезис, взаимосвязь и динамику развития жанров. Вместе с тем, специфика источниковедческого материала в целом отличается единством истории и филологии, в т.ч. литературы, языкознания, культурологии и религиоведения. Занимавшиеся публикацией памятников монгольского письма ученые ХIХ в. не выделяли литературу из филологии. Об этом ярко свидетельствуют работы по дешифровке надписи «Чингисова камня» – самого раннего образца воспринятой монголами уйгурской письменности (от 1219 до 1225 г.)1. Территориальная близость и длительные разносторонние российско-монгольские связи привели к тому, что в ХIX в. общепризнанным центром мирового монголоведения стала Россия. Сбором материала, введением в научный оборот памятников монгольской словесности в ХIХ в. занимались Палладий Кафаров (1817-1878), Н. Бичурин (Иакинф, 17771853). Г.Н. Потанин (1835-1920), Г.Е. Грумм-Гржимайло (1860-1936), Н.М. Пржевальский (1839-1888) и многие другие. Начало подлинно научного, академического монголоведения, связано с именем И.Я. Шмидта (1779-1847) – автора первой грамматики монгольского языка. И.Я. Шмидт опубликовал монгольскую летопись XVII в. 1  Памятник был обнаружен русским исследователем Сибири Г.И. Спасским в 1832 году в Нерчинском округе в Забайкалье и доставлен им в Санкт-Петербург. В надписи на «Чинги- совом камне» прославляется искусная стрельба из лука Исункэ, племянника Чингиса. Пере- воду и прочтению отдельных слов этой надписи были посвящены работы таких ученых, как Р.Н. Ванчиков, И.Я. Шмидт, о. Иакинф (Бичурин), Д. Банзаров, И. Клюкин, Г. Габеленц, Е. Радлов, С. Мураяма, Ц. Дамдинсурэн, Б. Ринчен, Х. Пэрлээ, Л. Амбис, Л. Лигети, И. Рахе- вильц и других.

[close]

p. 9

Введение 7 «Эрдэнийн товч» Саган Сэцэна, семь глав эпоса Гесер вместе с немецким переводом. Первые исследователи монгольской литературы столкнулись с трудностями текстологии, перевода, интерпретации. Ростки академического изучения монгольской словесности укрепились благодаря открытию кафедры монгольского языка в Казанском университете в 1833 г., где работали О. Ковалевский (1800-1878), А. Попов (1812-1865), А. Бобровников (1821-1865), Д. Банзаров (1822-1855). Родоначальник отечественного монголоведения Осип Ковалевский внес неоценимый вклад в науку. Четыре года (1827–1831 гг.) О. Ковалевский провел в Забайкалье, Монголии и Китае, изучая живые языки, литературу и этнографию монгольских народов. Из монгольской экспедиции 1830 г. он привез 1843 тетради, содержащие 189 произведений монгольской литературы, выпустил два тома хрестоматии, куда вошло более 30 сочинений художественной, исторической и религиозной направленности1. Профессор Казанского университета А. Попов в 1836 году подготовил хрестоматию, состоящую из фрагментов средневековых дидактических сочинений «Ключ разума» («Оюун түлхүүр»), «Поучения Чингисхана» («Чингисийн билиг»). К плеяде ученых, вышедших из Казанской школы относится Галсан Гомбоев (1821-1863), непосредственно занимавшийся изучением монгольской классической литературы. В 1858 году он перевел и опубликовал анонимную монгольскую летопись XVII в. «Золотой свод» («Алтан товч»), повесть об Убаши хунтайдже («Убаши хунтайжийн тууж»), серию индийских сказочных сюжетов, получивших широкое распространение в Монголии под названием «Биография Бигирмиджид хана» и сказки Арджи Борджи хана. В 1866 году произошло значительное событие, ускорившее развитие российского монголоведения – выдающийся синолог, знаток истории монгольского народа Палладий Кафаров обнаружил летопись «Сокровенное сказание монголов» («Нууц товчоо») 1240 г., перевел и опубликовал его в учрежденных по его инициативе «Трудах членов Российской духовной миссии в Пекине». Текст был напечатан под названием «Старинное монгольское сказание о Чингисхане» (1866)2. 1  Основные труды О. Ковалевского: «Краткая грамматика монгольского книжного языка» (1835), «Монгольская хрестоматия» (т. 1-2, 1836-37), «Монгольско-русско-французский словарь» (т. 1-3, 1844-49), удостоенный Академией наук премии Демидова. 2  Перу П. Кафарова принадлежат также работы: «Секретная история династии Юань» (1866), а также труды: «Жизнеописание Будды» (1852), «Исторический очерк древнего буддизма» (1853), «Исторический очерк Уссурийского края в связи с историей Маньчжурии» (1879), «Комментарий к путешествию Марко Поло по Северному Китаю» (1902).

[close]

p. 10

8 Л.Г. Скородумова. Монгольская литература XIX – XX веков Серьезное научное открытие перевернуло всю монголистику. Ценнейший источник по сей день питает монголоведение всего мира. «Нууц товчиеведение» превратилось в отдельную самостоятельную отрасль монголистики. «Сокровенное сказание», как историко-литературный памятник, занимает особое место в средневековой литературе монголов. В той же мере его изучение занимает заглавное место в системном исследовании монгольской литературы. К 750-летию «Сокровенного сказания», в 1993 г. из печати вышел сборник статей с подробным анализом изучения памятника в России, Монголии и за рубежом1. Второй этап истории изучения монгольской литературы в России начался в середине ХIХ века, когда стала формироваться «петербургская (ленинградская) школа» отечественного монголоведения на базе открытого 22 октября 1854 г. факультета восточных языков в императорском столичном университете. В России была создана научная организация, которая на многие десятилетия определила лицо российского востоковедения в целом и монголоведения в частности. Открытие в Петербургском университете одновременно с факультетом кафедры монгольской и калмыцкой словесности в 1855 году было бы невозможно без преподавателей, прошедших подготовку в Казанском университете2. Здесь работали такие выдающиеся монголоведы, как К.Ф. Голстунский (1831-1899), А.М. Позднеев (1851-1920), В.Л. Котвич (1872-1944), А.Д. Руднев (18781958), Б.Я. Владимирцов (1884-1931), Н.Н. Поппе (1897-1991), А.В. Бурдуков (1895-1943) и др. Из этой плеяды блестящих ученых особую роль в изучении монгольской литературы сыграл ученик К.Ф. Голстунского, выдающийся монголовед Позднеев Алексей Матвеевич. Ученый отличался широким кругом интересов, в который входили литература, история, религия, этнография монгольских народов. Закончив Санкт-Петербургский университет, он совершил две продолжительные поездки в Монголию, из которых привез обширный этнографический материал, архивные документы, предметы буддийского культа, рукописи и ксилографы, фотографии и эстампажи. Рукописи и ксилографы, приобретенные им, хранятся в рукописном фонде библиотеки восточного факультета СПбГУ3 и Отделе 1  Mongolica: к 750-летию «Сокровенного сказания», РАН, ин-т востоковедения, М.: 1993. 2  Первым преподавателем и заведующим кафедрой был А.В. Попов (1808-1865), орди- нарный профессор монгольской словесности Казанского университета. 3  В фонде библиотеки Восточного факультета СПбГУ содержится более 2000 рукописей и ксилографов, в том числе 12 деяний Будды – сочинение на тибетском языке писателя ХIV в. Чойджи Одсера, рукописи Ганджура, эпических сказаний Хан-Харангуй, Хан Чинке, Бум Эрдэнэ.

[close]

p. 11

Введение 9 рукописей и редких документов СПбФ ИВ РАН1. С 1884 г. А.М. Позднеев состоит профессором монгольской словесности в С.-Петербургском университете, где впервые в России читает курс лекций по истории литературы монгольских наречий2. Заслуги А.М. Позднеева высоко оцениваются современными монголоведами, посвятившими ему немало статей3. 150-летию со дня рождения А.М. Позднеева был приурочен один из выпусков периодического издания петербургского филиала ИВ РАН Mongolica – VI. На втором этапе в сфере собственно научной разработки истории изучения монгольской литературы получили развитие новые, более зрелые методы исследования. В частности, были сформулированы главные принципы научных изданий, предполагавшие использование всего арсенала источниковедческих приемов, накопленных мировым источниковедением в области литературы. Были введены в научный оборот, переведены на русский язык многочисленные памятники, в том числе летописи, эпическое сказание «Гесериада». Особое внимание в этот период отводилось монгольскому фольклору. На третьем этапе, начавшемся в конце ХIХ – начале ХХ в., интерес исследователей привлекает литературно-художественный и лингвистический аспект в памятниках монгольской классики. В центре внимания ученых продолжает оставаться «Сокровенное сказание монголов». Говоря о характерных особенностях развития монголоведения в России в начале XX века, следует заметить, что содержание преподавания и научной деятельности монголоведов в рассматриваемый период приняло новое направление за счет расширения рамок старого, филологического направления. «Появилось новое, сугубо лингвисти- 1  Кульганек И.В. Фонд А.М. Позднеева в Архиве востоковедов при СПбФ ИВ РАН // Кочевая цивилизация великой степи: современный контекст и историческая перспектива. Материалы международной конференции и международного научного форума. Элиста, 2002. 2  Материалы к лекциям были оформлены в виде книг: «Образцы народной поэзии монгольских племен. Вып. 1. Народные песни монголов». СПб., 1880; Монгольская хрестоматия, СПб., 1900; Лекции по истории монгольской литературы, читанные в С.-Петербургском университете в 1895-1896 гг. Том 1-2, СПб., 1896-1897; том 3. Владивосток, 1907. Ученой общественностью были высоко оценены эти сочинения. Особое место среди них занимает хрестоматия (1900), содержащая магталы, стихи из дидактических сборников «Ключ разума», «Поучения попугая», фрагменты летописей «Алтан товч», «Эрдэнийн эрихэ», «Гесериады». 3  Касьяненко З.К. Монголоведение в Санкт-Петербургском университете (1855-1917). // Культура Монголии в средние века и в новое время. – Улан-Удэ, 1986; Улымжиев Д.Б. Монголоведение в России во второй половине ХIХ – начале ХХ вв.: Петербургская школа монголоведов. Улан-Удэ, 1997, с. 76-101; Герасимович Л.К. Монгольская литература XIII - начала ХХ вв. Элиста, 2006, с. 7-12.

[close]

p. 12

10 Л.Г. Скородумова. Монгольская литература XIX – XX веков ческое направление, основанное на изучении, сопоставлении и научном исследовании живых говоров монгольского языка», – пишет З.К. Касьяненко1. Первая четверть ХХ в. освящена плодотворным творчеством уникального ученого-монголиста Б.Я. Владимирцова. Труды академика по монгольской словесности предопределили последующее разделение филологических исследований на лингвистические, текстологические и литературоведческие. Б.Я. Владимирцову принадлежит ряд открытий как в области монгольской литературы, так и книжного монгольского языка. В частности, он сделал вывод о том, что монгольский литературный язык сформировался еще до XIII века. Как пишет К.Н. Яцковская, «Работа Б.Я. Владимирцова «Монгольская литература» свидетельствует об огромном объеме изученных материалов, связанных с монгольской словесностью и почти не введенных в научный оборот: монгольский фольклор со всем разнообразием его жанров, эпическая литература, богатейший эпос, исторические предания, хроники и летописи, тибетские сочинения, дидактические поэмы-сборники народной мудрости»2. И сегодня труды Б.Я. Владимирцова не утратили своей научной ценности для исследователей монгольской литературы. К третьему периоду изучения словесности также относятся значительные по объему и важности для истории монгольской литературы труды таких ученых, как В.Л. Котвич, Н.Н. Поппе, С.А. Козин. Вместе с Б.Я. Владимирцовым основное внимание они уделяли монгольскому фольклору и особенно эпосу. Возможно, это объясняется тем, что эти ученые не располагали образцами авторского литературного творчества. Например, им были неизвестны произведения Дандзанравджи, В. Инджинаша и др. Многие ученые считали, что монгольскую литературу нельзя считать автохтонной в полном смысле этого слова. Н.Н. Поппе так и писал: «…под давлением Китая и Тибета развитие литературы в средневековье остановилось, поэтому преобладает переводная и воспроизводящая литература. В сущности, оригинальная старая монгольская литература исчерпывается историческими сочинениями и устным творчеством, сохранившимися со времен самостоятельного существования и развития Монголии. Подобное же задерживающее влияние оказывала китайская культура вплоть до монгольской революции и образования Монгольской народной республики, когда создались условия для нового 1  Касьяненко З.К. Монголоведение в Санкт-Пегербургском университете (1855-1917) // Культура Монголии в средние века и новое время. Улан – Удэ, 1986. С. 153. 2  Яцковская К.Н. Монгольская литература // Изучение литератур Востока. Россия, ХХ век. М.: 2002. С. 338.

[close]

p. 13

Введение 11 развития монгольской литературы»1. Вместе с тем, как правильно отмечает К.Н. Яцковская, «Н.Н. Поппе имел в виду, что большинство переводов художественных произведений на монгольский язык является не просто переводами, но переработками, своего рода особыми версиями»2. Н.Н. Поппе собрал и ввел в научный оборот большое количество произведений шаманской литературы. В.Л. Котвич был учеником А.М. Позднеева и работал под его научным руководством в самых различных областях монголоведения. С его именем связано новое направление в монголоведении, которое характеризуется как лингвистическое, хотя он интересовался также эпосом, монгольской литературой и историей монголов, русско-монгольских отношений в широком смысле. Д.Б. Улымжиев очень подробно описывает биографию и научные труды В.Л. Котвича в своей книге, посвященной петербургской школе монголоведения3. В.Л. Котвич внес поистине неоценимый вклад в дело собирания, изучения и публикации текстов калмыцкого эпоса «Джангар». Благодаря его усилиям научному миру был представлен полный проверенный текст памятника. Увлечение монгольским эпосом в этот период было столь велико, что даже выдающийся переводчик и исследователь «Сокровенного сказания» С.А. Козин квалифицировал это сочинение как эпическое сказание наравне с Гесером и Джангаром. Нельзя не сказать о разнообразной деятельности одного из видных монголистов ХХ в. Ц. Жамцарано (1880-1937). Книгой «Монгольские летописи» (1936), где он дает описание летописей ХVII в., базируясь на списках «Эрдэнийн товч», «Алтан товчи», «Шара туджи», обильно цитирует монгольский текст4, ученый значительно умножил знания о монгольской литературе. ученый значительно умножил знания о монгольской литературе. Ц. Жамцарано оставил после себя большое количество собранных им самим и частично переведенных на русский язык фольклорных материалов. Следующий этап в изучении монгольских летописей составляют труды Н.П. Шастиной. Ею были исследованы две летописи – анонимная «Шара туджи» и «Алтан товчи Лувсан» Дандзана, хронологически 1  Поппе Н. Монгольская литература // Литературная энциклопедия. Т. 7. М.: 1934. С. 451. 2  Яцковская К.Н. Монгольская литература // Изучение литератур Востока. Россия, ХХ век. М., 2002. С. 343. 3  Улымжиев Д.Б. Монголоведение в России во второй половине ХIХ – начале ХХ вв.: Петербургская школа монголоведов. Улан-Удэ, 1997. С. 126-158. 4  Яцковская К.Н. Монгольская литература // Изучение литератур Востока. Россия, ХХ век. М., 2002. С. 348.

[close]

p. 14

12 Л.Г. Скородумова. Монгольская литература XIX – XX веков написанные в ХVII в. вслед за анонимной Алтан товч (переведена в ХIХ в.). «Шара туджи» представлена сводным текстом, составленным Н.П. Шастиной (1889-1980) на основании трех списков: «Истории Радлова» (по названию экземпляра летописи, найденной В.В. Радловым во время Орхонской экспедиции в 1891 г.), списка из коллекции А.М. Позднеева и списка, находящегося в библиотеке Востфака СПбГУ1. Создание Всемирной ассоциации монголоведов в середине ХХ в. ознаменовало переход изучения монгольской литературы на новый, четвертый этап развития. Литературоведение окончательно выделилось в самостоятельную отрасль монголистики. С конца 50-60-х гг. начали выходить монографические исследования, посвященные монгольской литературе. В послевоенный период большое внимание уделялось изучению, переводу и изданию произведений современной монгольской художественной литературы. В этот период появляются работы, посвященные одному автору или жанру (рассказу, повести, роману). Так, Л.К. Герасимович исследовала творчество монгольского писателя Цэндийн Дамдинсурэна2, К.Н. Яцковская – Дашдоржийн Нацагдоржа3. Начиная с 60-х гг. регулярно в издательствах «Художественная литература», «Прогресс», «Молодая гвардия» выходили на русском языке сборники прозы и поэзии монгольских авторов. В 80-е гг. в Москве вышла в свет 16-томная антология современной художественной литературы Монголии. Крупнейшим специалистом в области изучения прежде всего современной монгольской литературы является Л.К. Герасимович, по научным трудам4 которой можно составить полную картину зарождения, становления и развития монгольской словесности на всем протяжении её развития – с ХIII в. до наших дней. В 1965 г. вышла в свет большая монография Л.К. Герасимович «Литература Монгольской Народной республики 1921-1964 годов» – первое подробное и тщательное исследование в мон- 1  Там же. 2  Герасимович Л.К. Творчество современного монгольского писателя Ц. Дамдинсурэна. Автореферат канд. дисс. Л., 1953. 3  Яцковская К.Н. Дашдоржийн Нацагдорж. Жизнь и творчество. М., 1974. 4  Герасимович Л.К. «Литература Монгольской Народной Республики 1921–1964 годов». Л. 1965; «Литература Монгольской Народной Республики. 1965–1985». Л., 1991; «Основ- ные тенденции развития монгольской литературы на современном этапе // IV Междуна- родный Конгресс монголоведов». Улан-Батор, 1984. С. 407-414; «Монгольская литература: традиции и новаторство // V Международный Конгресс монголоведов. Улан-Батор, 1987. Т. 2. С. 20-28.

[close]

p. 15

Введение 13 головедении, посвященное современной литературе. Автор анализирует основные произведения прозы и поэзии, дает портреты ведущих писателей Монголии первого и второго поколения литературы нового времени. Монография по сей день является незаменимым источником для изучения истории монгольской литературы, как и ее продолжение – «Литература Монгольской Народной Республики: 1965-1985. Очерки прозы» (1991). Главное достоинство этого труда – доминанта традиционализма в анализе произведений новейшей художественной литературы Монголии. Л.К. Герасимович – тонкий знаток монгольской поэзии. В работе «Монгольское стихосложение: опыт экспериментально-фонетического исследования» (1975) был сделан важнейший для монгольской филологии вывод «о квантитативной природе монгольского стихосложения». С опытом многолетней преподавательской деятельности Л.К. Герасимович в С.-Петербургском университете связан ее итоговый труд «Монгольская литература ХIII-начала ХХ вв. Материалы к лекциям» (2006). Выход в свет этой книги стал событием в отечественном монголоведении. Заслуживают особого внимания развернутые биографии отдельных писателей, анализ их творчества, начиная с биографии Халхаского Лувсанпиринлэя (1642-1715) – выдающегося литератора, чье творчество еще мало изучено. С особой симпатией и тщанием в книге представлено творчество авторов ХIX в., уже осознающих себя профессиональными писателями, таких как: Хуульч Сандаг (1825-1860), Агваанхайдав (1779-1838), Н. Данзанванжил (1854-1907), Гэндэн мэйрэн (1820-1882), Б. Гэлэгбалсан (1846-1923), В. Гулранс (1820-1851), Лувсандондов (1854-1909), Р. Хишигбат (1849-1916), В. Инжинаш (1837-1872), Д. Равжаа (1803-1856). Заслуживает высокой оценки сделанное впервые в российском монголоведении замечание Л.К. Герасимович о том, что писатели ХIХ в. проповедовали гуманистические идеалы, призывали к нравственному совершенствованию. Следует согласиться с автором в том, что творчество писателей ХIХ в. составляет качественно новый этап в духовной культуре монгольского народа. Во главе литературоведческого монголоведения московской школы стоят Г.И. Михайлов (1908-1986) и К.Н. Яцковская, труды которых подняли изучение монгольской литературы на современный уровень. Перу Георгия Ивановича Михайлова принадлежит одна из первых работ о монгольской литературе в ХХ в.1 Позже в серии «Литература Востока» вышла монография Михайлова Г.И. и Яцковской К.Н. «Монгольская литература. Краткий очерк», сыгравшая важную роль в популяризации монгольской культуры в России. В 70-е гг. ХХ столетия настольной книгой монголове- 1  Михайлов Г. И. «Очерк истории современной монгольской литературы». М., 1955.

[close]

Comments

no comments yet