Nauchnyj almanah «Afonskoe nasledie» №3-4, 2016

 

Embed or link this publication

Description

Во второй выпуск альманаха вошли материалы проведенных Международным институтом афонского наследия в Украине научных конференций в Киеве (2015 г.) и Чернигове (2014 г.)

Popular Pages


p. 1

По благословению Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины ОНУФРИЯ

[close]

p. 2

International Institute of the Athonite Legacy in Ukraine Russian Athos Institute Friends of Mount Athos (International Society) The Taras Shevchenko Chernihiv Collegium State University The Center of Research into Religious and Ecclesiastical History THE ATHONITE HERITAGE A SCHOLAR’S ANTHOLOGY Edited by the International Institute of the Athonite Legacy in Ukraine Volume 3–4 / 2016 Kyiv — Chernihiv 2016 2

[close]

p. 3

Международный институт афонского наследия в Украине Институт Русского Афона Международное общество «Friends of Mount Athos» Национальный университет «Черниговский коллегиум» им. Т. Г. Шевченко Центр исследования истории религии и Церкви АФОНСКОЕ НАСЛЕДИЕ НАУЧНЫЙ АЛЬМАНАХ Издание Международного института афонского наследия в Украине Выпуск 3–4 / 2016 Киев — Чернигов 2016 3

[close]

p. 4

Рекомендовано к печати рецензионной комиссией Украинской Православной Церкви. ВВ 01-16-06-06. Рекомендовано к печати ученым советом Национального университета «Черниговский коллегиум» им. Т. Г. Шевченко, протокол № 11 от 25 мая 2016 г. Редакционная коллегия: Митрополит Антоний (Паканич) Бориспольский и Броварской, ректор Киевской духовной академии и семинарии, профессор (Киев); Митрополит Каллист (Уэр) Диоклийский, председатель Международного общества «Friends of Mount Athos», профессор Оксфордского университета (Оксфорд); Епископ Иона (Черепанов) Обуховский, наместник Свято-Троицкого Ионинского монастыря (Киев); П.П. Толочко, директор Института археологии НАН Украины, д.и.н., академик НАНУ (Киев); Антонио-Эмилио Тахиаос, член-корреспондент Афинской академии, почетный председатель Международного института афонского наследия в Украине, д.и.н., профессор (Салоники); Грэхем Спик, ответственный секретарь Международного общества «Friends of Mount Athos», ст. науч. сотр. Оксфордского центра византийских исследований, д-р филос. (Оксфорд); В.И. Пирогов, директор Института Русского Афона (Москва); В.Г. Ченцова, Центр византийской истории и цивилизации, Коллеж де Франс (Centre d’histoire et civilisation de Byzance, UMR 8167 Orient et Méditerranée / Monde byzantin — Paris) (Париж); В.А. Дятлов, проректор Национального университета «Черниговский коллегиум» им. Т. Г. Шевченко, д.и.н., профессор (Чернигов); А.Б. Коваленко, директор Института истории, этнологии и права им. А. М. Лазаревского Национального университета «Черниговский коллегиум» им. Т. Г. Шевченко, к.и.н., профессор (Чернигов); Н.И. Феннелл, Университет Уинчестера (Research Fellow, University of Winchester), д-р филос. (Уинчестер); Ю.В. Данилец, Ужгородский национальный университет, к.и.н., д-р филос., доцент (Ужгород); С.М. Шумило, Национальный университет «Черниговский коллегиум» им. Т. Г. Шевченко, к.филол.н., доцент (Чернигов); С.В. Шумило, директор Международного института афонского наследия в Украине (Киев). Главный редактор: Сергей Шумило Ответственный редактор: Светлана Шумило Издание осуществлено при поддержке Пирогова Валерия Ивановича Афонское наследие: Научный альманах («The Athonite Heritage», a Scholar’s Anthology). Вып. 3–4. — Киев – Чернигов: Издание Международного института афонского наследия в Украине, 2016. — 360 с., илл. © Научный альманах «Афонское наследие», 2016 © Международный институт афонского наследия в Украине (МИАНУ), 2016 © Авторы статей, 2016 4

[close]

p. 5

ОФИЦИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО ректора Киевской духовной академии и семинарии, Управляющего делами Украинской Православной Церкви Митрополита Бориспольского и Броварского Антония Рождение самобытной древнерусской монашеской традиции и культуры было важным плодом Крещения Киевской Руси. Эта традиция насчитывает уже особую тысячелетнюю историю. Ее начало было положено преподобным Антонием Печерским, который со Святой Горы перенес на Киевские горы огонь афонского подвижничества и духовного опыта. Его трудами и молитвенными подвигами была создана Киево-Печерская Лавра. Именно здесь получили продолжение и развитие древние святогорские традиции. Не случайно Киевскую Лавру нередко называли «Русским Афоном». Знаменательно, что первая древнерусская обитель на Афоне, известная больше под названием «Ксилургу» (что в переводе с греческого означает «Древодел»), тоже была освящена в честь Успения Божией Матери. Согласно монастырскому преданию, именно в этой обители на Афоне какое-то время подвизался преподобный Антоний. Приехав на Святую Гору, он обнаружил здесь полностью сформировавшийся древнерусский монастырь. И уже отсюда он принес на Русь опыт монашеского делания, основав на Киевских горах обитель в честь Успения Божией Матери, как бы в подражание материнскому древнерусскому монастырю на Святой Горе. В 2016 году православный мир отмечает 1000-летие как древнерусского монашества на Афоне, так и этой древнейшей отечественной святыни на Святой Горе. Одновременно, это и 1000-летний юбилей духовно-культурных связей нашей Киево-Печерской обители и всей Киевской Руси с центром православного монашества на Афоне. Святогорское наследие решающим образом повлияло на формирование отечественной монашеской традиции и обогатило нашу культуру в целом. Изучение и возрождение этого тысячелетнего наследия является важной задачей, стоящей как перед Церковью, так и перед научным сообществом, чему призван содействовать альманах «Афонское наследие». 5

[close]

p. 6

ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО игумена Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря схиархимандрита Иеримии (Алехина) История всех народов, исторически являющихся православными, тесно связана с Афоном. Именно здесь, на Святой Горе, сформировался образ православной духовности, отличающий православных христиан в семье других христианских конфессий. Наши представления о духовной жизни, о молитве, о борьбе со страстями, о стяжании благодати были восприняты от Святой Горы Афон. Православное учение о духовной жизни преломилось в культуре православных народов, отложило отпечаток на их нравственные идеалы. Святая Гора сформировалась как центр православной духовности в период с VII по X век. В VII веке по причине арабского нашествия перестали существовать древние монашеские центры: великие и прославленные Лавры Египта, Палестины и Сирии. Уцелевшие иноки бежали в Византию. Решением императора Константина Пагоната им была предоставлена для жительства Гора Афон, которую покинули мирские жители во время греко-арабской войны. Переселившись на Афон, иноки-беженцы принесли туда традиции и уставы монастырей, в которых были воспитаны. Святая Гора Афон вобрала в себя духовный опыт всех древних прославленных восточных Лавр. В X веке преп. Афанасий Афонский и император Никифор Фока решили превратить Афон в полноценный центр монашества, общий для всех народов, исповедующих православие. По их замыслу, Афон должен был объединять и сплачивать народы на основе общей православной духовности. Уже в XI веке накопленный богатый духовный опыт афонских монастырей понесли иноки-миссионеры в разные уголки православной вселенной, основывая монастыри по образцу Святогорских обителей. Особое значение афонское наследие имело для духовности и культуры Киевской Руси. Уже вскоре после Крещения, при св. равноапостольном Киевском князе Владимире, на Афоне основывается самостоятельный древнерусский монастырь в честь Успения Богородицы, известный как «Ксилургу». В этом году мы празднуем 1000-летие первого письменного упоминания о нем. Эта обитель уже в 1048 году имела на Афоне статус Лавры. Именно здесь подвизался прп. Антоний Печерский, здесь он принимал монашеский постриг, проходил духовное становление. Здесь он принял и благословение от ксилургийского игумена Герасима возвратиться на Русь и утвердить там православное монашество по святогорскому образцу и уставу. Так возникла знаменитая Свято-Успенская 6

[close]

p. 7

Киево-Печерская Лавра, ставшая центром древнерусского православного монашества. Ее наименование в честь Успения Богородицы подтверждает, что она основана была в подражание «материнской» Свято-Успенской Русской Лавре «Ксилургу» на Афоне. Позже русскими святогорцами были основаны также две другие Свято-Успенские Лавры на Руси – Почаевская и Святогорская. Эти и другие духовно-исторические нити свидетельствуют о неразрывной связи Святой Горы и Святой Руси. Обращение к традициям Афона говорит о том, что афонское духовное наследие не утратило своей значимости и в наше время. От имени Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря приветствую выход очередного выпуска альманаха «Афонское наследие» в надежде, что изучение и приобщение к бесценной сокровищнице Афона поможет каждому из нас обрести подлинные духовные ориентиры. Молитвенный покров Святой Горы да пребывает со всеми нами. 7

[close]

p. 8

ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО генерального директора Института Русского Афона В.И. Пирогова В 2016 году отмечается 1000-летие присутствия русского монашества на Святой Горе Афон. Это знаменательный юбилей, ведь становление и развитие древнерусской литературы, изобразительного искусства, архитектуры, богословия – все это происходило при непосредственном участии и влиянии афонского монашества. Так что справедливо мнение, что духовная традиция Руси изначально своими корнями уходит на Святую Гору. Поэтому крайне важно изучение этих святогорских первоистоков. Масштаб исследований, проводимых российскими, украинскими, греческими, сербскими, болгарскими и другими специалистами в связи с 1000-летием первого письменного упоминания пребывания на Афоне русских монахов впечатляет! Альманах «Афонское наследие», выпускаемый Международным институтом афонского наследия в Украине, является заметным событием в научной жизни и важным информационным источником по истории и традициям Афона как международного православного духовно-культурного центра, сыгравшего ключевую роль в истории Руси. Приятно наблюдать, что в настоящее время в систему общественных знаний прочно входит история Православной Церкви, включая и историю афонского монашества, давшего жизнь и русскому монашеству. Надеюсь, статьи данного альманаха будут широко использованы в научном сообществе наших стран! 8

[close]

p. 9

СЛОВО РЕДАКТОРА Уважаемые читатели! Поздравляю всех нас с выходом очередного выпуска альманаха «Афонское наследие». Выходит он в знаменательный год 1000-летия древнерусского монашества на Святой Горе. Афон и его наследие занимают особое место в истории не только Греции и Византии, но и всей православной ойкумены. Важную роль Афон сыграл как в развитии духовности и культуры Киевской Руси, так и в последующие времена в истории нашего отечества. Начало этих благотворных духовных связей со Святой Горой совпадает на Руси с эпохой принятия христианства во времена св. равноапостольного Великого князя Владимира Киевского. Православная духовная традиция Киевской Руси неразрывно связана с древнерусскими монастырями, ведущими свою преемственность от Афона как всеправославного центра монашества и аскетизма. Установленные со времен «отца русского монашества» святого афонита прп. Антония Печерского, эти тесные духовные связи на протяжении всей тысячелетней истории непрестанно развивались и крепли, глубоко отразившись на формировании отечественной самобытной и глубоко духовной культуры. Цель издаваемого нами альманаха – содействовать изучению и возрождению этого бесценного афонского наследия, столь важного для нашей истории, культуры и духовности. В очередной выпуск альманаха вошли материалы проведенных нашим Международным институтом афонского наследия в Украине научных конференций в Киеве (2015 г.) и Чернигове (2014 г.). В сборнике, приуроченном к 1000-летию духовно-культурных связей Киевской Руси и Афона, особое внимание уделяется зарождению древнерусского монашества на Святой Горе, его связям со славянским миром. Будем надеяться, что изучение и возрождение этих связей будет содействовать и возрождению нашего общества, столь нуждающегося в духовных ориентирах. С.В. Шумило, главный редактор альманаха «Афонское наследие», директор Международного института афонского наследия в Украине 9

[close]

p. 10

ИСТОРИЯ АФОНА: СРЕДНЕВЕКОВЬЕ Антоний-Эмиль Тахиаос (Салоники) НАЧАЛО ДУХОВНЫХ СВЯЗЕЙ РУСИ С АФОНОМ: тысяча лет Начало духовных связей Руси с Афоном практически полностью совпадает с эпохой принятия христианства и заложения основ монашества на Руси во времена равноапостольного князя Владимира Киевского, то есть, относится к Χ веку. Святая Гора приобрела особую духовную притягательность для новообращенных в православную веру славян в эпоху святого Афанасия Афонского, в 963 г. основавшего общежительный монастырь Великой Лавры. Среди учеников святого Афанасия были иберы (грузины); неподалеку же от Великой Лавры подвизались итальянские монахи из Амальфи, обустроившие свою собственную обитель. Вполне вероятно, что в числе последователей святого Афанасия были и балканские славяне. Эта гипотеза подкрепляется тем фактом, что славяне упоминаются в Житии святого Афанасия. Кроме того, в древнейших афонских документах упоминаются болгары. В золотой булле императора Романа от 960 г. говорится о сорока получивших свободу парѝках (зависимых крестьянах) монастыря Иоанна Колова, которые происходили из «славян болгар», «поселившихся» в области Иериссоса. Более того, в одном из документов Иверского монастыря от 982 г. существует подпись иерея Георгия, сделанная глаголическим письмом, то есть при помощи древнейшего славянского алфавита. Вполне возможно, что некоторые из болгар, упомянутые в золотой булле Романа, стали монахами на Афоне, и, таким образом, существует некая доля исторической правды в Рассказе о Зографских мучениках, согласно которому основание этой обители восходит к Χ веку. Свидетельства о присутствии славянских монахов на Святой Горе в эту эпоху дополняются, помимо прочего, важными памятниками древней славянской церковной литературы, созданными на Афоне. Это два древнейших глаголических Евангелия. Кроме них, до нас дошел древний славянский перевод «Больших монашеских правил» Ва- 10

[close]

p. 11

силия Великого. Языковые особенности этого труда свидетельствуют о том, что автором перевода был болгарский монах из восточной части Болгарии. Эти письменные памятники ясно говорят не только о появлении славян и болгар на Афоне, но и о существовании там славянского монашеского центра, в котором продолжалось дело первых славянских учеников Кирилла и Мефодия, то есть выполнение переводов греческих церковных книг, обогащавших славянскую духовную литературу, находившуюся еще только в самом начале своего становления. Со времени принятия христианства у русского народа были вполне определенные причины уважать монашескую жизнь и восхищаться ею. Русские люди знали, что апостолы и просветители славян святые Кирилл и Мефодий приняли монашеский постриг; им было известно также и то, что монахи были среди клириков, приехавших из Византии по приглашению князя Владимира, который и побудил русский народ к принятию крещения. Слава Афона как величайшего монашеского центра Восточной Церкви не заставила ждать себя на Руси и создала там атмосферу, крайне благоприятную для путешествий русских на Афон и их поселения в святогорских монастырях. Уже в X веке тесные связи Руси с Византийской империей и Болгарией позволяли установить духовное общение с византийскими монастырями, особенно же – с обителями Святой Горы. Недавно принявшие христианскую веру русские, чтобы обеспечить себя церковной литературой на славянском языке, обращались в первую очередь к Болгарии, находившейся в постоянной связи с Византией и уже успевшей создать первые образцы славянской литературы. Информация о том, что на Афоне болгары выполняют ценные переводы, несомненно, усиливала славу монашеского государства в пределах новообращенной Руси. О точной дате появления первых русских на Святой Горе невозможно говорить с абсолютной уверенностью. Ясное историческое свидетельство, связанное с пребыванием русского иночества на Святой Горе, мы находим в древнейшей русской летописи, Повести временных лет, под 1051 годом. Там рассказывается о том, как некий мирянин, происходивший из города Любеча, решил совершить путешествие за пределами русских княжеств и оказался на Афоне. Посетив несколько святогорских монастырей, он остановился в одном из них и попросил игумена постричь его в монахи. Игумен выполнил его просьбу и при постриге нарек его Антонием. Научив его всему необ- 11

[close]

p. 12

ходимому касательно монашеской жизни, игумен напутствовал его словами: «Иди на Русь обратно, и да будет на тебе благословение Святой Горы, ибо от тебя пойдет много чернецов». По возвращении в Киев Антоний задумался о месте своего дальнейшего поселения, потому что существующие монастыри не удовлетворяли его представлениям. После скитаний он остановился у холма, где некогда вырыл пещеру и подвизался монах Иларион, впоследствии ставший митрополитом Киевским и всея Руси. Эта пещера понравилась Антонию, и он устроился в ней, обращаясь к Богу с такой молитвой: «Господи! Устрой меня на месте этом, и да будет на нем благословение Святой Горы и моего игумена, постригшего меня». С тех пор Антоний жил в пещере, и к нему присоединились еще двенадцать монахов, с помощью которых он расширил пещеру и выстроил храм. Своим сподвижникам Антоний говорил: «Это Бог вас, братия, собрал, и вы здесь по благословению Святой Горы, по которому меня постриг игумен ее, а я вас постриг – да будет благословение на вас, первое от Бога, а второе от Святой Горы». Благословив братию, Антоний избрал игуменом одного монаха, по имени Варлаам, а сам удалился в пустыню, где провел в аскетических упражнениях целых сорок лет. Вскоре после ухода Антония из пещеры к нему пришли монахи, прося благословения на строительство нового, более просторного, храма рядом с пещерой. Позже они попросили благословения на основание монастыря. Антоний с особой радостью выслушал их решение основать монастырь и благословил их, говоря: «Благословен Бог во всем, и молитва святой Богородицы и святогорских отцов да будет с вами». В дальнейшем Антоний попросил помощи у киевского князя Изяслава, который любезно ее предоставил, и была основана знаменитая КиевоПечерская Лавра, о которой летописец замечает: «Пошел же монастырь Печерский от благословения Святой Горы». Сколь бы ясными ни казались при первом прочтении свидетельства летописи о преподобном Антонии и его поездке на Святую Гору, при внимательном и строгом изучении оказывается, что они изрядно запутаны. Это обусловлено несколькими причинами: и анахронизмами, встречающимися у летописца, и тем фактом, что его основной целью при описании путешествия Антония на Святую Гору было не повествование о первых связях Руси с Афонским полуостровом, но изложение обстоятельств, при которых была основана Киево-Печерская Лавра, и, наконец, тем, что русское монашество всегда особенно 12

[close]

p. 13

подчеркивало свое происхождение от Афона. Мы знаем, что Антоний прожил в пещере сорок лет и скончался в 1073 г. Но, если учесть, что он умер в возрасте 90 лет, получится, что в 1051 г., когда он решил поехать на Святую Гору, ему шел уже шестьдесят восьмой год, что выглядит невероятным и вызывает подозрения относительно точности хронологических данных. Из рассмотренного рассказа русской летописи явственно видно, что ее автор, желая рассказать об основании Киево-Печерской Лавры, начал повествование с путешествия Антония на Афон и связал основание знаменитого монастыря с афонским монашеским государством. Благодаря этой связи русский монастырь получал особую значимость как имеющий благословение Святой Горы, непосредственно связанный с крупнейшим в то время монашеским центром православного мира. Хронологические неувязки, присутствующие в летописи, пытается некоторым образом разрешить русский монах Нестор, чье повествование об Антонии включено в Киево-Печерский патерик. Он сообщает о двух поездках Антония на Святую Гору, одна из которых состоялась в эпоху правления князя Владимира (978-1015), а другая – при князе Изяславе (1054-1073, 1076-1078). Версия о двух поездках кажется маловероятной, хотя она находила немало сторонников. Как бы то ни было, 1051 год, который летопись предлагает в качестве даты отправления Антония на Святую Гору, должен быть отвергнут в любом случае, поскольку все данные убеждают нас в том, что Антоний оказался на Афоне гораздо раньше. Кроме того, из филологического анализа текста видно, что путешествие (одно из них?) Антония было связано с 1051 г. потому, что именно в этом году первый насельник киевской пещеры, монах Иларион, был избран митрополитом Киевским, и эту пещеру занял просиявший в лике святых Антоний Печерский. В планы нашего очерка не входит строгая критика упомянутых исторических источников, но, напротив, мы хотели бы подчеркнуть здесь два важных факта, почерпнутых из них. Во-первых, основатель знаменитой Киево-Печерской Лавры, святой Антоний, принял монашеский постриг на Святой Горе. Во-вторых, само основание этого великого русского монастыря непосредственно связано с монашеством Афонского полуострова. И то, и другое придает основополагающую и непреходящую значимость истокам русского монашества, берущим 13

[close]

p. 14

начало в святом месте, ставшем центром монашеской жизни всего православного мира. О связях русского народа со Святой Горой существуют косвенные свидетельства, благодаря которым можно датировать начало этих взаимоотношений временем более ранним, чем поездка святого Антония. В Житии святого Моисея Угрина говорится, что после 1019 г., когда тот был пленником в Польше и претерпел мучения за веру, равно как и немало искушений от одной знатной женщины, «Приехал из Святой Горы некий монах, саном иерей, присланный Богом, и пришел к блаженному и облек его ангельским чином». В дальнейшем он научил его многому о духовной чистоте и о том, что нельзя поддаваться врагу. Независимо от того, насколько верны в историческом отношении эти свидетельства, исключительно важно то, что автор, повествующий о жизни святого Моисея, в самый тяжелый момент претерпеваемых им страданий изображает афонского инока, посланного Богом, чтобы через монашеский постриг избавить его от искушения и духовного порабощения. Кроме этого рассказа, существует и одно сообщение, происходящее из позднейшей русской летописи, согласно которому русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Святой Горе был построен князем Владимиром, крестителем русского народа. Это сообщение восходит к древней славянской традиции, возродившейся в XVI веке. 2. Создание русского монастыря на Афоне На подмогу рассмотренным выше традициям о присутствии русских на Афоне или связях русского народа с этим местом приходят более ясные свидетельства святогорских документов. Они не позволяют сомневаться в том факте, что уже с начала XI в. русские не только бывали на Святой Горе, но и имели там свой собственный монастырь. Разумеется, отдельные и спорадические эпизоды пребывания русских на Афонском полуострове имели место задолго до основания монастыря, которое состоялось примерно в конце X в. В одном из актов Великой Лавры святого Афанасия зафиксирована подпись настоятеля первого русского монастыря на Афоне. Этот документ датируется 1016 г. и является соглашением монахов Николая и Симеона по вопросам управления монастырем Предтечи. Среди прочих подписей, подтверждающих соглашение, мы читаем: «Герасим монах, милостию Божией пресвитер и игумен обители Роса, свидетельствуя, собст- 14

[close]

p. 15

венноручно подписал». Никак нельзя усомниться в том, что здесь перед нами находится свидетельство о существовании русского монастыря на Святой Горе. В ту эпоху русский народ и его страна обозначались на греческом языке несклоняемым именем собственным «Рос» (῾Ρῶς), в первый раз упомянутым в документе патриарха Константинопольского Фотия в 867 г. Конечно, трудно определить, где именно располагался этот монастырь, по той простой причине, что больше в акте о нем ничего не сказано. Русская афонская обитель снова упоминается в святогорских документах в 1030 г., но на этот раз с названием «Пресвятой Богородицы Ксилургу (Древодела)». Возможно, кто-то из русских монахов, живших там, прославился как замечательный плотник, и обитель получила название благодаря его таланту. Какими были связи этой обители с Русью, остается неизвестным, но, в любом случае, не лишена оснований гипотеза о том, что там подвизалось много русских монахов, и что ее развитию содействовал киевский князь Ярослав Мудрый (1019-1054), чей интерес к разнообразным церковным вопросам был широко известен в ту эпоху. В 1030 г. монастырь Ксилургу купил келлию Димитрия Халкейского, что говорит о его экономической состоятельности. По этой причине представляется возможным, что русский монастырь на Святой Горе к тому времени уже начал получать экономическую помощь от русских властей. Весной 1043 г., после убийства одного знатного русского в Константинополе, связи между Русью и Византийской империей были расторгнуты. Русские напали на Константинополь с моря, и так начались военные действия между двумя государствами. Русские корабли вошли в Босфор с целью захвата столицы империи, но были разбиты византийцами. В конечном итоге дипломатические отношения Византии и Руси были восстановлены около 1047 г. подписанием мирного договора, и стали очень тесными после заключения брака князя Всеволода Ярославича и дочери византийского императора Константина Мономаха. Русско-византийская война неизбежно повлияла на жизнь русского монастыря на Святой Горе. Появление русского флота в византийском водном пространстве могло вызвать у святогорцев мысль о том, что русские захватчики собираются использовать в качестве своего опорного пункта русскую обитель, которая, как, впрочем, и все монастыри того времени, была выстроена наподобие крепости с каменными стенами и башнями. Афонский акт, составленный 15

[close]

Comments

no comments yet