Пять углов №4 (7004), сентябрь 2013

 

Embed or link this publication

Description

Тема номера: "А балыы где?!"

Popular Pages


p. 1

УМНИКИ, УМНИЦЫ И «БОЛЬШАЯ ТУСОВКА» Сергей Грачев, руководитель проекта «Пять углов» Содержание АБИТУР Список олимпиад Стр. 2–5 Знакомая девушка, окончив 9-й класс сильной московской школы, решила продолжить обучение в Англии. Года через полтора приехала в гости на каникулы и пошла навестить родную школу, поболтать с подругами, посидеть за старой партой, короче, с удовольствием и пользой провести время. Провела. Но в первый же день, вернувшись с уроков, задала маме вопрос: «А почему они здесь не учатся?» Можно, конечно, улыбнуться по поводу «здесь» и внезапного прозрения, но сам-то вопрос — на злобу дня. И ответ на него сейчас ищут педагоги, родители и психологи, потому что, оказывается, без этого ответа любая реформа образования — косметический ремонт. Нынешним летом уже пятый набор в вузы шел по результатам ЕГЭ. Наши умники и умницы, в том числе и из регионов, получили дополнительный шанс. Да, с многочисленными скандалами, лазейками, попытками «отыграть» все назад, но реформа движется, и уже очевидно: система отбора становится прозрачнее и справедливее. И на ее фоне все очевиднее самое слабое звено — мы сами, наша извечная мечта о «халяве», легких путях. Отсюда шпаргалки и гаджеты, взятки и маленькие хитрости вроде «можно выйти на минуточку». И откровения почти трети школьников: при случае всем этим можно воспользоваться… А почему, собственно? Оказывается, потому, что учебные заведения сегодня многими воспринимаются как «тусовка», место приятного времяпрепровождения. Пару лет назад о ней уже говорил министр, а недавно один из лучших педагогов страны уточнил диагноз столь массового заболевания: «неумение напрягаться», работать, вера, что по жизни надо шагать легко. И как шагается? В прошлом году, например, обществознание сдавали 60% выпускников, большей частью люди, как говорят, «гуманитарного склада ума» (это когда к экзамену можно подготовиться за ночь или, в крайнем случае, за неделю). Сдавали, очевидно, понимая, что в других сферах знания поезд, что называется, уже ушел. Между тем на «гуманитариев» сегодня в вузах отводится всего 3% бюджетных мест, а на инженеров — 48%. Вот еще любопытная цифра: в нашем городе уже 26 факультетов готовят специалистов по связям с общественностью и журналистов, и число желающих «налаживать» эти самые связи, в том числе и на коммерческой основе, растет и растет. И это притом, что, по данным HeadHunter, количество резюме «связистов» вдвое превышает число вакансий, да и по профилю впоследствии работает только треть, если не меньше. И какие из этого выводы? Выводы у каждого свои, и этот номер «Пяти углов» — всего лишь тема для размышлений. О новом учебном годе, о вечных «кем быть?», куда поступать?» и «как готовиться?» Об ответах, которые не списать и не погуглить. Думайте сами, решайте сами! КУЛЬТПРОСВЕТ Поэты жгут! Стр. 6–7 УВЛЕЧЕНИЯ Загляни в волшебное Стр. 8–11 зеркало ЖУРФАК Как мы делали снимок на обложку Стр. 12–13 Стена Жить без вузовского диплома Стр. 14–15 «И вошёл Иисус в храм Божий, и выгнал всех продающих...» Стр. 15 Над номером работали студенты факультета журналистики СПбГУ, СПбГУКиТ, СПбГПУ, СПбГЭТУ «ЛЭТИ», ИТиД, КубГУ, ФМЛ № 30, юнкоры «Пяти углов» Юлия Грызлова, Максим Жабко, Татьяна Иванова, Анна Иванова, Лидия Калоева, Анна Наумова, Алина Сапранкова, Валерия Сергиенко, Екатерина Смирнова, Татьяна Филиппова, Карина Шарапова, Светлана Шестакова. Фото на обложке: Денис Алексеев Одежда предоставлена салоном «Красивая жизнь» +7 (911) 841 65 57

[close]

p. 2

Абитур На все 100: подтянуть знания можно за год Текст: Наталья Александрикова О цене высоких баллов, способах подготовки к ЕГЭ и справедливости корреспондент «Пяти углов» побеседовал с директором физикоматематического лицея № 239 Максимом Яковлевичем Пратусевичем. Каждый год не утихают скандалы с ЕГЭ: смартфоны, глушилки, стобалльники по русскому языку из Дагестана Неужели это самое главное? Обсуждение ситуации с ЕГЭ — это отвлечение от более важного вопроса: чему учить и как учить? Хорошо подготовленный школьник справляется с ЕГЭ без проблем, и посвящать подготовке к экзамену несколько лет школы — вредно. Поэтому основной вопрос: как сделать знания учеников неформальными, достичь понимания сути вещей, создания целостной картины мира? Идея профильной школы в том виде, в котором она провозглашена, а также идеи, заложенные в стандарты второго поколения (новые образовательные стандарты — прим. ред.), не приближают нас к этой цели, а скорее, наоборот, удаляют от нее, делая образование фрагментарным и легковесным. Я остаюсь сторонником ЕГЭ как формы аттестации, но проводить экзамен нужно так, чтобы не было сомнений в его объективности. Летом шел шквал обращений от абитуриентов, которые честно сдавали ЕГЭ, но столкнулись с повышением проходных баллов. В чем причина? Трудно сказать, какова доля влияния публикации заданий в Сети на повышение проходных баллов. Но, например, по математике экзамен 2013 года проще, чем в 2012 году. За счет этого его написали лучше. Кроме того, количество не сдавших основные предметы увеличилось по сравнению с предыдущим годом. То есть у нас выпускаются дети, которым даже списать лень. С другой стороны, если «Первый канал» накануне экзамена в программе «Время» показывает сайт, на котором выложены подлинные экзаменационные варианты, то в голову приходят мысли, что самому государству эта ситуация может быть выгодна. Большинство выпускников, как и прежде, сдавали гуманитарные предметы. Можно ли за последний год подготовиться к ЕГЭ по математике и физике? В занятиях математикой и физикой нужно делать «слоеный пирог»: сначала понять, потом заучить наизусть, а затем, закрыв все источники, решить несколько задач, используя понятое и выученное. И решать, решать, решать задачи. К ЕГЭ подготовиться нетрудно, в том числе и за год. Полагаю, впрочем, что выпускники стремятся на теплые места в среде «офисного планктона», а устроиться в офис проще с гуманитарным дипломом. Плохой инженер виден сразу, плохой офис-менеджер может оставаться таким всю жизнь. Но сейчас ситуация меняется, и наступает насыщение рынка труда полуграмотными юристами и экономистами. 2 Как готовиться к ЕГЭ: Елена Хачиянц, 95 по химии Окончила: Лицей № 48 имени Суворова (г. Краснодар) Поступила: Кубанский государственный медицинский университет К старшим классам химию я просто ненавидела. Но прекрасный репетитор всё изменил: я начала понимать предмет, появилась спор- тивная злость. Всё было и истерики, и порванные учебники, и бессонные «зубрёжные» ночи, и тысячи прорешанных тестов. Конечно, я хотела больше развлекаться, как многие мои знакомые, но, глядя на их достижения сегодня, понимаю, что сделала правильный выбор. Всеволод Золотарев, 96 по биологии Окончил: Гуманитарно-педагогический лицей (г. Ухта) Поступил: Уральская государственная медицинская академия Да, основные знания закладываются в школе, но поначалу я не представлял, какой внушительный объём предстоит освоить самостоятельно. И увильнуть не получится: если на уроках вы только тусуетесь, то готовьтесь к долгим ве- черам у репетитора или на курсах. И ещё учтите — обязательной частью подготовки к ЕГЭ должна стать тренировка психики, а то можно сорваться на финишной прямой или прямо перед ленточкой. А вот шпаргалки не рекомендую: лучше не получить пару баллов, чем потерять всё. И не стоит застревать долго на сложном вопросе, лучше потом вернуться к нему, авось озарит! Татьяна Филиппова, 93 по истории Окончила: Державинский лицей (г. Петрозаводск) Поступила: Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов Учитывая изменения в экзамене, я готовилась к истории усерднее всего: занималась не у простого репетитора, а в центре, где вместо конспектов были диалоги и дискуссии — так всё усваивается гораздо лучше. Но и изучение литературы это не отменяет, обязательно надо работать с книгами разных авторов. Я рекомендую пособие Кириллова и учебник под редакцией Сахарова. А ещё в Сети выложено много видеолекций и документальных фильмов — по ним хорошо погружаться в XX век. Светлана Бондаренко, 92 по физике Окончила: Гимназия имени Пржевальского (г. Смоленск) Поступила: Московский физико-технический институт Я училась в простой школе, поэтому, чтобы подтянуть физику, пришлось заниматься с репетитором. И тесты, много тестов: даже с подругой поссорилась из-за того, что не пошла гулять на 9 мая. Но ещё полезнее оказалось участие в олимпиадах: я научилась справляться с нервами, что очень пригодилось на экзаменах. Да и после тоже: увидев, что мои результаты ниже, чем у тех, кто точно знал меньше, я разозлилась, подала на апелляцию и вырвала целых три первичных балла! Дарья Полудина, 95 баллов по английскому языку Окончила: Школа № 19 (г. Энгельс) Поступила: Санкт-Петербургский государственный университет Мой успех сложился из трёх компонентов: учебник Афанасьевой и Михеевой, фильмы и сериалы на языке оригинала и регулярное общение с носителем языка (если такого под рукой нет, то подойдёт и хороший репетитор). Чьи желания станут реальностью? Куда поступают российские абитуриенты Минобрнауки РФ представило официальную статистику наиболее востребованных абитуриентами специальностей по итогам приемной кампании. Экономическая безопасность 41,2 чел/место Управление персоналом 37,4 чел/место Торговое дело 31,4 чел/место Государственное и муниципальное управление 27,6 чел/место Медицинская биохимия 25,9 чел/место Менеджмент 24,4 чел/место Товароведение 24 чел/место Международные отношения 21,3 чел/место Реклама и связи с общественностью 21,1 чел/место Экономика 21 чел/место

[close]

p. 3

Абитур советы высокобалльников Виктория Бегаева, 98 по русскому языку Окончила: Физико-математический лицей № 30 (г. Санкт-Петербург) Поступила: Санкт-Петербургский государственный политехнический университет Залог успеха только в стабильном графике подготовки. Никаких пропусков и послаблений. Минимум один вариант в неделю с изучением в свободное время «подводных камней» в заданиях прошлых лет. Главное, что хочу посоветовать: проверяйте себя! Очень много баллов сгорает из-за невнимательности, спешки и переживаний. Хотите, скажу за что мне сняли два балла? Десять раз перечитала сочинение на чистовике. Сдала. Жду результат. Девяносто восемь. «Неотъемлимая (часть жизни)». Илья Качальский, 94 по математике Окончил: Физико-математический лицей № 239 (г. Санкт-Петербург) Поступил: Санкт-Петербургский государственный университет информационных технологий, механики и оптики К экзамену самостоятельно я почти не готовился, потому что учитель по математике исполь- зовал самый эффективный способ тренировки: давал вариант ЕГЭ на неделю, а потом на уроке мы прорешивали часть В. Нет ошибок — «отлично», одна ошибка и больше — «неуд». Ещё отличный метод — тренинги, когда два урока все решают только С1, в другой день — С2 и т. д. Заниматься в таком формате мы начали в третьей четверти, так что 60+ баллов гарантировались каждому, кто не филонил. Ну а на самом ЕГЭ пригодились классические советы: не знаешь, как решать, — пропусти, потом вернёшься, всё равно не знаешь, как решать — постарайся выбить хоть один из четырёх баллов. Антон Калашников, 98 по русскому языку Окончил: Школа № 74 (г. Ярославль) Поступил: Санкт-Петербургский государственный университет Мне не нужны были ни курсы, ни учебники. Грамматические схемы всё равно никто не зубрит, уровень подготовки вытекает из количества прочитанных книг. А если это ещё и книги из спи- ска по литературе, то и с частью С проблем не будет. Я год решал по два-три варианта КИМов в неделю и полгода писал по сочинению еженедельно. А репетитор нужен, чтобы не вверять свою судьбу школе: там никто не был заинтересован в моём успехе. Большинство школ — это комбинаты, штампующие середнячков на радость региональным вузам и платным отделениям. Карина Осипова, 93 по обществознанию Окончила: Гуманитарно-педагогический лицей (г. Ухта) Поступила: Санкт-Петербургский государственный университет К ЕГЭ готовилась только в выпускном классе и по большей части в Сети: каждый день решала тесты в Яндекс.ЕГЭ, на порталах reshuege.ru и 4ege.ru и была подписана на один из тематических пабликов «Вконтакте»: там постоянно выкладывали полезные видеоуро- ки по разбору заданий разного уровня, таблицы, схемы и теорию. Ещё занималась с репетитором и прошла дистанционный курс на базе РГПУ имени Герцена, ну а настольной книгой была «Обществознание в таблицах» — существует несколько вариантов, можно выбрать любой. Анна Сазонова, 96 баллов по литературе Окончила: Школа № 59 (г. Чебоксары) Поступила: Санкт-Петербургский государственный университет В основном готовилась сама, начиная с десятого класса: сначала на пабликах ВК, потом с помощью тестов в Сети и пособия Цыбулько. Попробовала курсы в местном университете, но разочаровалась: там одно произведение могли разбирать аж три недели! Самая большая проблема в ЕГЭ по литературе — нехватка времени, так что я начала с того, что писала тексты по таймеру. Адрес: Новочеркасский пр., д.47/1 (2 минуты от метро “Новочеркасская”) Телефон: 930-59-65 Консультации по предметам школьного курса Подготовка к ЕГЭ и ГИА Занятия с логопедом Иностранные языки Фотография Изостудия Предпочтения абитуриентов идут вразрез с запросами работодателей. Как оценивают перспективы на рынке труда учащиеся? Исследовательский центр Career.ru выяснил, какие профессии считают сейчас наиболее востребованными сами студенты. Информационные системы и технологии 18,1 % Инженерные направления подготовки 15,6 % Управление персоналом 10,5 % Юриспруденция 8,5 % Экономика 8 % Бухгалтерский учет и аудит 7,1 % Маркетинг 6,5 % Бизнес-информатика 4,5 % Дизайн  4,5 % Торговое дело 3,4 % Эксперты Superjob выяснили у работодателей, выпускники каких специальностей понадобятся им в ближайшие 3–5 лет. Можно было указать до 30 разных направлений подготовки. Какие специалисты понадобятся в скором будущем? Сервис 77 % Геодезия 72 % Социальная работа 70 % Информационные системы и технологии 63 % Дизайн 60 % Химическая технология органических веществ 55 % Автоматизация и управление 52 % Автомобили и автомобильное хозяйство 51 % Лечебное дело 50 % Промышленное и гражданское строительство 50 % 3

[close]

p. 4

Абитур Таланты и поклонники Текст: Михаил Шубин, студент 4 курса КубГУ, Фото: Анна Гусева, студентка 3 курса факультета журналистики СПбГУ Первое впечатление от областного Центра талантов — словно попал в парк: здание с колоннами утопает в зелени, к нему ведет аллея с высоченными елями. В светлых, просторных классах и лабораториях школьники что-то обсуждают, пишут на досках, проводят опыты. Все как в обычной школе, но атмосфера другая — никто не шушукается, не мучает айфоны, не смотрит в окно, ожидая звонка. «Почему так?» — спрашиваю у директора Центра Ростислава Самсонова.  — «А им учиться интересно, за этим и приехали». Началось все в 1998 году, когда возникла идея создать уникальное учреждение для способных детей из области, которым найти свое призвание и реализовывать себя куда сложнее, чем сверстникам из Москвы или Петербурга. О том, как превратить учение в увлечение, Ростислав Викторович рассказал «Пяти углам». Как все начиналось и для чего? Задача состояла в том, чтобы наиболее способных ребят, отличившихся на олимпиадах, вести дальше, не дать угаснуть их дарованию. А так как область большая и часто ездить в Петербург из Приозерска или Старой Ладоги сложно, то весь курс — 216 часов обучения — мы разделили на шесть недельных сессий, по три в год. Сессии проводили по разным предметам: химии, математике, информатике, истории, биологии, филологии. Потом к их числу добавили, учтя пожелания ребят, еще экологию 10 лет назад в Лисьем Носу, в Центре для одаренных школьников «Интеллект», началась первая учебная сессия. С тех пор эту школу талантов прошли тысячи ребят — победителей и призеров различных олимпиад. и изо. Пригласили вести занятия лучших учителей Ленобласти и преподавателей крупнейших вузов: СПбГУ, ИТМО, РГПУ, «ЛЭТИ». Каждая сессия — это не только уроки, но и лекции, семинары, лабораторные, экскурсии. Мы хотели обеспечить «олимпиадникам» интенсивное погружение в новую и необычную среду, где сегодня они могли бы поговорить с известным ученым, завтра — познакомиться с ребятами из соседнего района, а послезавтра — задать вопрос студентам, чемпионам мира по программированию. И сегодня, после попадания в Центр, самооценка, мотивация ребят растут. Потому что они видят перспективу, шанс для роста, будущей карьеры. Учение с увлечением — только для избранных, или это качество можно воспитать? Конечно, можно. Каждый ребенок рождается любознательным, малышам всегда интересно что-то узнавать, чему-то учиться. Так что если в школе или вузе молодому человеку учиться становится неинтересно, значит, мы, взрослые, что-то сделали не так: не поддержали, не развили эти качества, и человек не раскрылся. У выпускников Центра нет проблем с выбором профессии или вуза? Да у них и с поступлением никаких проблем. Уж свой предмет они знают куда глубже, чем обычные абитуриенты. 80% воспитанников Центра поступают именно туда, куда и собирались. Сейчас столько споров и скандалов, связанных с ЕГЭ. Чего ждать на следующий год? Я не понимаю, зачем нужен ЕГЭ. Больше абитуриентов из провинции получили возможность поступать в сильные вузы? Но они и раньше стремились туда. А вот насколько справедлива система отбора? И тут мы имеем парадоксальную картину: баллы у поступающих все выше, а качество знаний, увы, не растет. Это означает только то, что высокие баллы далеко не всегда добыты честным путем. В России давно создан и проверен свой эффективный инструмент отбора — олимпиады. На них честное соперничество, все прозрачно, как в спорте. Вузы могут отобрать самых достойных, а ребята получают возможность проверить свои силы и выбрать именно ту область знаний, к которой более всего склонны. Но олимпийские вершины — не для всех. В из- вестном смысле ваш Центр — элитарное заведе- ние. Что посоветовать остальным? А каков главный девиз олимпиад, помните? «Главное не победа, а участие». Именно в нем смысл движения и ответ на вопрос, что делать остальным. Надо работать над собой и не надеяться на «халяву». Давайте откровенно: в школе большую часть времени ученики не работают и только в выпускном классе, да и то под давлением родителей, начинают судорожно искать, чем бы заняться далее. Листают справочники, носятся по вузовским открытым дверям, а затем — все равно шпоры, гаджеты, беготня в туалет. Какая уж тут осознанная профориентация! Что-то выбирали и куда-то поступали, но курсу к третьему выясняется: не то и не туда. А потом все виноваты: и родители, и учителя, и ЕГЭ, и система! Но сами-то в школе чем были заняты? Во «Вконтакте» просиживали, тусовались, приятно проводили время? Так это и называется — пустая трата времени. Совет может быть только один: пока не поздно, всерьез браться за учебу, чтобы иметь интересную работу, хорошую зарплату, в конце концов, чтобы самих себя уважать. И еще — готовиться к конкуренции. Рано или поздно, но справедливые критерии будут найдены, а лазейки — прикрыты. А вот будут ли выпускники соответствовать этим критериям, зависит только от них. Так что пусть начинают с самого простого — участия в олимпиадах. И помнят: важна не победа, важно участие! Вячеслав Моклев Призер заключительного этапа всероссийской олимпиады школьников по физике; Гатчинский район, Коммунарская СОШ № 1. Главное для меня при участии в олимпиадах — невероятный интерес, который я испытываю к решению всевозможных необычных задач. Вторая причина — это стремление победить в соревновании и показать себе и другим, чего я стою. А поступление в вуз без экзаменов — просто приятный бонус. 4 Даниил Мамаев Призёр заключительного этапа всероссийской олимпиады школьников по астрономии; победитель регионального этапа всероссийской олимпиады по математике, информатике и астрономии; Сосновый Бор, лицей № 8. Все сессии совершенно уникальны, но объединяет их атмосфера товарищества и понимания. И сейчас «Интеллект» для меня — не просто центр, где я чему-то учился. Для меня он стал местом, куда приятно возвращаться. Я всегда могу встретить там старых друзей и познакомиться с новыми. Алиса Дунькина Призёр регионального этапа всероссийской олимпиады школьников по русскому языку; Кингисепп, Кингисеппская гимназия. Участие в олимпиадах — способ самоутвердиться. В этом году я ездила на олимпиаду всероссийского уровня по русскому языку и испытала восторг от царившей там атмосферы одновременно дружеских и сопернических отношений. Но самое главное, там меня окружали люди, занимающиеся тем же, чем я, люди, которые понимают меня, ценят, поддерживают. Потому что они, как у Киплинга, «братья по крови».

[close]

p. 5

Абитур Олимпиады нового учебного года Название Всероссийская интернет-олимпиада «Нанотехнологии — прорыв в будущее» Всероссийский конкурс научных работ школьников «Юниор» Всероссийский турнир юных физиков Городская открытая олимпиада школьников по физике Международная Менделеевская олимпиада школьников по химии Межрегиональная олимпиада школьников «Высшая проба» Межрегиональная ведомственная олимпиада школьников Объединенная межвузовская математическая олимпиада Олимпиада школьников «Государственный аудит» Олимпиада школьников «Ломоносов» Олимпиада школьников «Надежда энергетики» Олимпиада школьников «Покори Воробьевы горы!» Олимпиада школьников «Шаг в будущее» Олимпиада школьников по информатике и программированию Олимпиада школьников СПбГУ Санкт-Петербургская астрономическая олимпиада Санкт-Петербургская олимпиада школьников по математике Санкт-Петербургская олимпиада школьников по химии Телевизионная гуманитарная олимпиада школьников «Умники и умницы» Физико-математические олимпиады «Физтех» Подробнее Предметы 5uglov.ru/SBR биология, математика, физика, химия 5uglov.ru/VKC 5uglov.ru/QXW 5uglov.ru/MKU 5uglov.ru/UFX 5uglov.ru/XRL 5uglov.ru/KLY 5uglov.ru/GRL 5uglov.ru/YEI 5uglov.ru/KRP 5uglov.ru/IDH 5uglov.ru/NYA 5uglov.ru/FPT 5uglov.ru/ZKA 5uglov.ru/WXR 5uglov.ru/HAH 5uglov.ru/BMO 5uglov.ru/JLO 5uglov.ru/NNM 5uglov.ru/EUS информатика, физика физика физика химия история, литература, математика, обществознание, экономика иностранные языки, информатика, математика математика обществознание биология, география, иностранные языки, информатика, история, литература, математика, обществознание, русский язык, физика, экология физика биология, иностранные языки, история, литература, математика, обществознание, физика, химия физика информатика биология, география, иностранные языки, история, литература, математика, обществознание, русский язык, физика, химия физика математика химия история, обществознание математика, физика Сквозь сито Как поступают в вузы наши сверстники за рубежом Единый государственный экзамен в нашей стране многие не любят: нет «индивидуального подхода», сдать на 100 баллов, не занимаясь дополнительно, очень сложно, а на кону — будущее. Но давайте представим, что вам предстоит окончить школу в любой другой стране… Текст: Наталья Александрикова Чтобы иметь право хотя бы начать подготовку к вузу, британские школьники должны сдать тестовый экзамен GCSE по математике, информатике, английскому языку и предметам по специализации только на хорошие оценки. А через два года учебы их ждут сложные экзамены A-level, по которым вузы принимают абитуриентов, обращая пристальное внимание на полученные баллы. В престижные учебные заведения поступить, имея ниже максимума по A-level, практически невозможно. В Германии детей уже после начальной школы начинают делить «по способностям». Самые слабые ученики отправляются в «главную школу» и могут рассчитывать лишь на профессии низкой квалификации. Середнячков распределяют в «реальную школу», откуда еще можно «замахнуться» на гимназию (11–13 классы) и университет. Ученики-гимназисты изучают программу на уровне второкурсников российских вузов, а затем сдают выпускные экзамены, средняя оценка которых имеет серьезное значение для получения места в вузе. Слабые претенденты остаются за бортом на целый год. Американским абитуриентам тоже приходится сдавать «единый государственный экзамен» — SAT — потому что оценка «отлично» в разных школах может существенно различаться. Впрочем, к тестам им не привыкать: ежегодному тестированию подлежат все учащиеся с 3 класса. Помимо высоких баллов претенденты должны отправить в университет целый пакет документов, чтобы показать все свои достижения, награды и увлечения. Тут-то и начинается настоящая конкуренция: в вузе внимательно смотрят на интересы абитуриента и могут предпочесть не очень умного трубача лишь по той причине, что он требуется местному оркестру. В школах Южной Кореи регулярно составляются рейтинги учащихся, и оказаться на вершине списка — главная задача каждого ученика. Чтобы поступить в престижный вуз, без диплома которого в стране можно не рассчитывать на достойную карьеру, молодые корейцы проводят за учебой более 11 часов в день! Почти 90% учеников сразу после школы бегут на курсы и частные уроки с репетиторами. Последние четыре года учебы в Южной Корее называют «экзаменационным адом» — старшеклассники готовятся к государственному тесту «сунын», сдавать который им предстоит под полицейским оцеплением. На фоне этих ужасов финская система образования кажется чудом: экзаменов практически нет, огромных домашних заданий — тоже. Но и двоечникам поблажки не дают: главный принцип финской школы — дать всем знания на одном уровне, поэтому тем, кто плохо справляется с программой, место в школе, а не в вузе. Так что процент выпускников, поступающих в университеты, в Финляндии один из самых низких — две трети спокойно идут получать профессию. РЕЗЮМЕ. У столь разных экзаменационных систем есть общие черты. Во-первых, большая часть иностранцев предпочитает не получать высшее образование. Взвесив свои силы и оценив тягу к учебе, они часто делают выбор в пользу реальной профессии. Во-вторых, те, кто все-таки решился поступать в университет, тратят на подготовку к экзаменам несколько лет, а не три последних месяца на «экспресс-курсах». Именно поэтому в этих странах высшее образование до сих пор имеет немалую ценность: ведь в первую очередь его получают упорным трудом, а не изворотливостью. 5

[close]

p. 6

к ул ьт п р о с в е т Этот фильм не о войне, а о нашей памяти Текст: Оля Шадрина Считает режиссер ленты «Иди и смотри», студентка Берлинской академии кино и телевидения, обладательница премии «Открытие» Каннского в Каннах досталась именно ей. Это очень престижная награда, а жюри «Недели критики» считается в кругах кинематографистов самым дотошным и искушенным. Тем приятнее, что среди других фильмов-номинантов фестиваля–2013 Дарья Белова «Иди и играй» выделен был не как учебная постановка (это же Дашина курсовая работа), а как настоящее авторское кино с оригинальным языком режиссера. С Дарьей мы встретились в одном из бесчисленных кафе на Большой Морской. Мимо бесконечно текли ручейки туристов, совсем рядом высвечивала в белесой мгле громадина собора, и я почему-то подумала, что она неслучайно выбрала это место, хотя прожила в Питере почти всю сознательную жизнь, прекрасно знает центр города и уютные места. Наверное, потому, что здесь — самый центр, сама история. Потому что на стенах Исаакия еще можно разглядеть незажившие шрамы — следы от снарядов, точно такие же, как на стенах берлинских домов. И что все это — свидетельства, вещественные доказательства, материальная память о той страшной войне, которой она и посвятила свой фильм. Почему оказались так важны эти свидетельства? Потому что живые свидетели, наши деды, бабушки и прабабушки, к сожалению, уходят, а вместе с ними уходит и что-то важное. Да и сама Великая отечественная превращается постепенно в одну из глав учебника истории, которую можно выучить получше, а можно — похуже, потому что болел или по другой уважительной причине… «Разве не так?» — спрашиваю я ее. «Понимаешь, — осторожно начинает Даша, — это фильм не совсем о войне, а о нашей памяти. О том, что Вот Гриша идет по улице и водит прутиком по стенам из старого выщербленного кирпича. Обычный день на обычной улице оживленного европейского города: кафе, современные автомобили, туристы, увлеченно изучающие карты. Вот мальчик садится в автобус, его попутчиком становится старик в тельняшке и кирзовых сапогах с мрачным лицом. Мужчина выходит из транспорта, идет мимо наполовину разрушенных строений, берет кусок мела и пишет на остатках стены русскими буквами: «Квартал просмотрен. Мин нет». И это уже совсем другой Берлин. Гриша играет в парке, стреляет из своего прутика-ружья по спящим загорающим людям, кидает воображаемые гранаты. Но вдруг одна из них взрывается по-настоящему, а зритель оказывается в кошмарном сне города. Кстати, все военные кадры в фильме — не постановочные, они взяты из хроники военных лет. И чтобы вживить их в ткань «Мы очень много говорили о войне во время съе- мочного процесса. Ведь группа у нас была русско-не- мецкая. Русские делились воспоминаниями своих близких о том времени, немцы в основном молчали. У современного поколения, конечно, уже нет того ком- плекса вины, от которого страдали их родители и деды, но отношение всё равно болезненное. Наш ассистент продюсера, немец, однажды поделился своими впечат- лениями от съемок на семейном ужине. И тогда его дед впервые за всю свою жизнь рассказал, где он был и что делал на войне». «У фильма открытая концовка, — продолжаю я, — и финал зритель может додумать сам. Но он точно знает, что никакого хэппи-энда не будет. История закончится или просто печально, или трагично. Тем не менее фильм называется «Иди и играй», и зритель вслед за Гришей начинает играть в эту игру, достаточ- но страшную и неприглядную. Равнодушным после фильма остаться невозможно, но впечатление лично у меня очень тяжелое. За эти полчаса можно многое внутри себя пережить, пересмотреть, содрогнуться. Так зачем все-таки играть в эту игру, которая точно ничем хорошим не закончится?» время не исчезает и прошлое никуда не уходит, а остается в пространстве, и его можно почувствовать. Очень «Зачем в нее играть, если хэппи-энда не будет? Затем, чтобы важно его почувствовать…» И Даша смотрит на меня оценивающе, словно хочет убедиться, поняла ли. Я ее прекрасно понимаю, потому что живу в Питере и помню надпись помнить. Можно не играть и не вспоминать. Но мы же все прекрасно знаем, к чему это может привести». «Во время артобстрела эта сторона наиболее опасна» в начале Невского проспекта и на нескольких других улицах. Да и просто гуляя по городу, причем не по парадному, а по улочкам и подворотням где-нибудь на Петроградке, представляю, как страшно было здесь в блокаду. В общем, Питер тоже помнит, и ему есть о чем рассказать. И я спрашиваю у Даши, не было ли у нее идеи снять про память места здесь, в Петербурге. «У меня режиссерское образование — второе. Сначала я окончила филфак СПбГУ, и поэтому режиссура для меня автоматически становилась платной. А Гер- фильма, Даше пришлось снимать на такую же шестнадцатимиллиметровую пленку. На нее была потрачена половина бюджета фильма (актеры, между прочим, работали бесплатно). Когда я смотрела фильм, была поражена точностью, скрупулезностью режиссера, полному погружению в созданное Дарьей пространство. Наверное, и поэтому премия «Открытие» На одной из остановок старик в тельняшке выходит из автобуса. Как будто уходит последний свидетель и участник. Остаемся только мы, поколение, которое может судить о самом кровавом событии прошлого века лишь по документам, фильмам или книгам. Но достаточно один раз по-настоящему поиграть в войну, чтобы понять: есть вещи, которые нельзя забывать. Чтобы не настал день, когда настоящий мальчик Гриша будет кричать: «Этого ничего нет! Войны нет! Я не хочу умирать! Кто вы? Что вам надо? Война давно прошла! Вас нет. Войны нет». мания — одна из немногих стран, в которых второе образование бесплатное. Поэтому я и поехала учиться в Берлин. Я бы сказала, что Петербург и Берлин — это два города, в которых память места присутствует всё время. Но если бы мы поехали снимать фильм в Пи- Сам себе режиссер тер, начали перевозить всю технику, операторов, всю команду сюда, бюджет сразу вырос бы раз в пять. Ког- Смешная сценка, снятая на мобильник, неожиданное происшествие или встреча. Во- да я переехала в Берлин, мне поначалу было тяжело круг нас ежедневно рождается масса любопытных и увлекательных сюжетов, которые там находиться. Он полностью переломан войной, наполовину уничтожен. Там остались какие-то кусочки старого города, но они все как-то вразнобой. Представь себе, ты сидишь в какой-нибудь кафешке, пьешь чай, а напротив тебя стена, полностью изрешеченная пулями. И вот такие приметы войны на каждом шагу». увидеть лучше, чем услышать. Попробуйте себя в новом амплуа, примите участие в конкурсе «Сам себе режиссер» и выложите свой сюжет (15–30 секунд) на сайте 5uglov.ru. Возможно, он станет вашим первым шагом к профессии режиссера или оператора, а сам конкурс поможет вам найти новых друзей и поклонников, научит смотреть на окружающий мир более взыскательным и заинтересованным взглядом. Когда смотришь фильм, через некоторое время понимаешь, что главный герой в нём — совсем режиссер Анастасия Матвеева не Гриша, важнее сам город. Мы видим его разным. 6

[close]

p. 7

Поэты жгут! Текст: Оля Шадрина Маленькая сцена Новой Голландии, вечер пятницы, концерт. Сегодня выступают молодые поэты. А у меня еще со школьной скамьи неизгладимый образ поэта-ботаника из параллельного класса на сцене, с мятым листком бумаги и пропадающим от волнения голосом. Тяжко было на таких «выступлениях» присутствовать. Был бы пульт от телевизора — переключила бы. …Оглядываюсь по сторонам. Харизматичный ведущий приглашает обитателей острова к сцене. Публика пёстрая. Газон по соседству усеян загорающими, кто-то с увлечением рассматривает прилавки книжных развалов (сегодня здесь еще и книжная ярмарка), другие изучают арт-объекты. К сцене подтягивается народ: на скамейку уселись две девушки с микрособачкой, поближе к микрофону прикатила коляску молодая мамочка, с площадки для тренировок пришли парни со скейтами. На сцену поднимаются поэты из братства «Идешь, идешь и ХОП!», представляют друг друга, и хоп — начинаются стихи: … На кого я стал похож — посмотри: До черта снаружи — ни черта внутри. Сколько лишних звуков, сколько суеты, Вместо вечных истин — вечные понты… Читает Иван Пинженин под аккомпанемент диджея. Равнодушных становится всё меньше, новых слушателей — больше. Поэты сменяют друг друга, читают громко, завораживающе, в их словах такая убедительная сила, мощная энергетика — и ничего общего с ботаником из моих воспоминаний! (Да простят меня представители уважаемой профессии.) «Жгут, да?» — поворачивается ко мне соседка Лена, с которой мы успели познакомиться. «Еще как!» — думаю я. Будто в подтверждение два поэта замутили на сцене настоящий рэп-баттл! Час пролетел незаметно. А после, неспешно двигаясь вдоль набережной Адмиралтейского канала, мы устроили дружеский спор на тему «Поэты и поэзия». Я говорила Лене о веке интернета, о том, что всё меньше людей читают книги и уж тем более — стихи. Она — о том, что поэзия никуда не делась, а только изменила свой формат. «На какой, интересно?» — иронично вопрошала я, но Лена не сдавалась: «А что такое песни Цоя или Макаревича? А Высоцкий или Земфира? Разве они не поэты?» Да, действительно. Просто лирика, слова с глубоким смыслом, выстраданные поэтами образы кладутся на музыку, и в таком виде стихи слышат и переживают миллионы людей. Когда мы расстались у метро, я вспомнила Ленино «жгут», и вдруг пришло в голову, что это не первой свежести интернет-словечко придумал использовать по отношению к поэзии человек, который жил пару столетий назад. Звали его Александр Сергеевич Пушкин, и интернета тогда не было. Нинила Викторова, 11 класс, гимназия № 41 — На луне растут одуванчики? — Всё что угодно, мой мальчик, Будет расти на луне, Если ты веришь мне. — Поверю, не трудно нисколько. Но что в этой вере толку, Если проверить никак? — Ты мне поверь просто так. Напишу стихотворение, Не по-взрослому наивное, И по-детски неуклюжее, И про что-нибудь красивое. Про жука большого майского Или про кота соседского, Занавески в моей комнате Или тюбик крема детского. Пребывая в экзальтации, Возложу в него эпитеты, И литоты, и гиперболы, А затем цемент строительный. Я начну со строк воинственных: «Жили-были, бед не ведали» Совы, гномы, аллигаторы Или, может, бабы с дедами. Глупо как-то получается… Я пишу стихотворение, Мне оно совсем не нравится, Хулиганит вдохновение. Олеся Горбатенко, 10 класс, гимназия № 524 Начинающих поэтов и любителей поиграть рифмами ждут в литературном клубе «Дерзание» при Дворце творчества юных. Невский пр., 39, лит. А +7 (812) 310 01 06 к ул ьт п р о с в е т Книжки в листопад от магазина «Свои книги» Кэрол Доннер «Тайны анатомии» Близнецы Бакстер и Молли, листая анатомический атлас, попадают в квест по макромиру человеческого тела. Полезно узнать, что же там внутри нас и как это работает. Умка (Анна Герасимова) «Стишки для детей и дураков» Стихи известного филолога, переводчика, рок-музыканта (и, конечно, «большого поэта XX–XXI веков») Ани Герасимовой с рисунками Кристины Радовой. Не осилите сами — отдадите папе с мамой, они-то уж точно повеселятся. Феликс Шайнбергер «Альбом ваших идей. Учимся делать эскизы в дороге» Очень много дельных советов и наглядных примеров для тех, кто еще помнит, что можно не только картинки в инстаграм вешать, но и рисовать на бумаге. Особо рекомендуем тем, кто ни разу не пробовал. Джарон Ланир «Вы не гаджет. Манифест» Человек и цифровая культура — кто кем пользуется, а главное, как это происходит? Если вас не заинтересовала предыдущая книга (напрасно, кстати) — очень советуем эту. Возможно, станет понятно почему. Максим Кронгауз «Самоучитель олбанского» Что, как и почему происходит с современным русским языком в Сети и что нам об этом могут сказать лингвисты? Хорошая возможность привстать на цыпочки и взглянуть поверх виртуальных говорящих голов — как минимум весело. Жан-Клод Мурлева «Зимняя битва» Известный французский писатель Жан-Клод Мурлева неожиданно качественно освежил жанр антиутопии. Получилась приключенческая беллетристика для подростков без морализаторства, но с весьма полезными идеями. Может внезапно пригодиться. 7

[close]

p. 8

Увлечения Волшебное зеркало Материал подготовила Светлана Кожара Новый учебный год, новые планы, надежды, увлечения… Как не потеряться в океане возможностей, найти верных друзей, примерить возможное будущее — обо всем этом рассказывает бывшая воспитанница Санкт-Петербургского городского Дворца творчества юных, а сегодня его директор — Мария Рейнгольдовна Катунова. ресурсами. Стране эти специалисты очень нужны, но остались единичные клубы, которые занимаются геологией. А мы свой сохраним, как и клуб археологии — чуть ли не единственный коллектив в городе. И в этом наша особая миссия. Мы должны предлагать во Дворце то, что по ряду обстоятельств другие учреждения осуществлять не могут. В каждом районе города есть Дома детского творчества: там занимаются эстрадой, изобразительным искусством, там много театрально-художественных направлений, и можно недалеко от дома найти коллективы очень высокого уровня. А городской Дворец творчества юных идет по пути собирания глубоких и редких интересов ребят. Это помогает привлечь даже тех школьников, которые пока еще не вполне понимают, что конкретно им нравится и поможет раскрыть свои дарования. Можно сказать, что Дворец постоянно находится в состоянии подстройки к новому поколению, а новое поколение — к Дворцу. ет надолго, потому что привычки учиться нет, и желания себя к этому стимулировать — тоже нет. Насколько я знаю, у наших ребят такой проблемы не существует. Аничков дворец как раз и есть то место, где мотивации «научаются». Ребята, придя сюда в 6–8 классе и прозанимавшись несколько лет, привыкают к совершенно другому образу жизни. Сюда приходят не на 2–3 часа, «зашел-вышел», а надолго. Взять, скажем, наш загородный центр «Зеркальный», наши летние сборы, учебно-тренировочные поездки — они дают подростку возможность выйти за стены своего коллектива, лаборатории, класса, реализовать свои умения и навыки в совершенно новом пространстве и в новых формах. И еще мы обязательно учим работать в коллективе: учим ставить и разделять задачи, проектировать свою деятельность. Вот почему вузы заинтересованы в наших выпускниках: они знают, что девушка или юноша, которые умеют учиться, и студентами будут успешными, и успешными профессионалами. Притирка по времени Такие места, как наш Дворец, всегда гибко реагировали на то, что происходит вокруг. В 60–80-е годы в стране происходит всплеск интереса к космосу, к романтической профессии космонавта; их боготворят, они становятся кумирами. Когда в космос полетел Юрий Гагарин, стали организовываться клубы космонавтики — и это было совершенно понятно! В 90-х — начале 2000-х интерес к профессии резко упал, и из клубов, которые тогда появились, остались единицы. И если сравнить Дворец с неким зеркалом интересов, то в нем уже отражалась не огромная масса детворы, увлеченная космосом, а лишь несколько человечков с еще горящими глазами… Тогда Клуб космонавтики пошел по оригинальному пути: опираясь на стремление ребят к компьютерной технике, включил в основу обучения наукоемкие информационные технологии. Привлеченные современными темами дети осваивают новые технологии, и их сиюминутный интерес обретает некую научную глубину, новый ракурс развития. Сегодня аналогичный Клуб космонавтики сложно повторить где-то еще не только с точки зрения оборудования, но в первую очередь из-за уникальных кадров. Или, например, профессия геолога, о которой в 60-е годы все пели: «Крепись, геолог, держись, геолог…» Она сегодня тоже не в моде, хотя все понимают: Россия по-прежнему богата природными Где найти мотивацию Сегодня это возможно во многих местах. Например, в торгово-развлекательных центрах сейчас появляются трансфорсы, космические и автомобильные тренажеры, профессионально ориентированные компании для детей с великолепным современным оборудованием, которому можно только позавидовать. Мы за этими тенденциями внимательно следим. Нам кажется, что такие центры тоже выполняют свое предназначение: «заражают» детей интересом к какой-то неизвестной для них отрасли знаний. В этом смысле мы соратники. Но одно дело — развлечение, а другое — увлечение. Если ребенок и родитель поймут, что именно это ему интересно, тогда они придут к нам для дальнейшего развития, когда обязательно надо уже самим потрудиться. Эту черту особенно ценят наши друзья-соратники — вузы. Все они ищут сейчас умного и мотивированного студента. Говорят, приходят сильные ребята, победители всероссийских олимпиад, но когда начинается ежедневная учеба, многие занимаются без желания. Их пытаются убедить: «Ты строишь свою карьеру, чтобы стать успешным, уже на 3–4 курсе будешь востребован в престижных компаниях»,  — но это не срабатывает… Появился даже термин «синдром поступления». Это ситуация, когда вокруг выпускника, в семье и в школе, нагнеталось напряжение, все напоминали: «Не поступишь, а что дальше?» Это сильный стресс, но после зачисления страх исчезает и наступает расслабление, наступа- Трамплин Я часто говорю родителям: «Дворец для ваших детей — это трамплин». С него можно просто плюхнуться, а можно взлететь — все зависит от того, какую цель перед собой ставишь. Главное — это понять, что важен не сиюминутный результат, а сам процесс. Сегодня во Дворце более ста направлений для занятий наукой и техникой, творчеством и спортом; 1300 учебных групп — огромное разнообразие. Здесь занимаются 16 тысяч детей. Есть краткосрочные программы, есть варианты, когда одна программа плавно перетекает в другую. Некоторые ребята проходят два или три кружка, они выбирают — и это нормально. Но важно отследить ситуацию, чтобы обязательно выйти на какой-то результат, а уже после этого сказать: «Все, я больше не хочу, буду заниматься другим!» Потому что если бросать на полпути занятия, дальше в жизни ситуация может повторяться, и человек начнет метаться, разбрасываться… Нам всегда важно и интересно, каких результатов достигнут наши выпускники. Чтобы стали они врачами, инженерами, менеджерами. Вообще-то, список выпускников Дворца — звезд первой величины в разных областях — гигантский. Так что приходите! Здесь вас ждут! До свиданья, лето! Фоторепортаж Анастасии Ратокли, студентки 3 курса факультета журналистики СПбГУ, из лагеря «Зеркальный» 8

[close]

p. 9

Увлечения Увлечения на всю жизнь Мы продолжаем публиковать истории тех, кто живет ярко и интересно Подготовила Анастасия Бехтерева Дарья Кружкова, мастер спорта по теннису, член сборной России, трёхкратный призер чемпионата России, 15 лет Теннис — это эмоции. Когда выходишь на корт, хочется выигрывать, хочется быть лучше, совершенствовать свою игру. К тому же это очень красивый вид спорта. Для занятий теннисом, безусловно, нужно много времени и сил, терпения и упорства. Важны спортивный характер, постоянная воля к победе и умение никогда не сдаваться. Самое сложное — держать мяч в течение всей игры, а она иногда сильно затягивается. gloria-tennis.ru, vk.com/club18952059 Кузнецовская ул., 25 +7 (812) 388 34 10 Эмиль Хуснутдинов, археолог, 22 года Наверное, это всё пошло из детства, когда играют в кладоискателей: бесконечные загадки, тайны и приключения. С возрастом интерес к таким хобби не спадает, меняются лишь приоритеты: вместо сундука с золотом мечтаешь найти горшочек, кувшинчик или ложечку, вместо затопленных пиратских кораблей — скромную избушку. Самое удивительное для меня то, что из маленьких деталей, найденных в разных концах света, создается полноценная мозаика прошлого. На раскопках тебе предоставляется шанс своими руками, как это говорилось в каком-то фильме, «отбирать у земли её тайны». archeoclub.narod.ru, vk.com/club14813293 Ленинский пр., 71, +7 (812) 745 77 45 Полина Туголукова, дизайнер одежды, серебряный призер конкурса молодых модельеров «Дыхание весны», создатель одной из лучших коллекций конкурса «Палитра моды», 21 год Дизайн для меня — огромная возможность для реализации, хобби, ставшее любимой профессией. Я рано начала рисо- вать, занималась в разных школах и кружках по рисованию, посещала студию «Изделия из кожи» — все эти занятия очень сильно помогали мне творчески развиваться. Благодаря уче- бе и работе (она связана с интерьерами) я занимаюсь не толь- ко созданием одежды для себя и на заказ, но и разработкой и изготовлением штор, покрывал, подушек и других предме- spb.designschool.ru, тов домашнего декора. Для меня очень важно прочувствовать vk.com/club12252747, человека, понять, чего он хочет, и воплотить это в жизнь. Нарвский пр., 22, +7 (812) 326 05 52 Алексей Пономарев, участник моделей ООН, 22 года Когда мне предложили поучаствовать в модели ООН, я представления не имел, что это такое, — думал, что мы будем надевать национальные костюмы и демонстрировать их. На самом деле модель — масштабная ролевая игра-конференция, где каждый участник представляет свое государство, он способен защитить его интересы в международной политике, пусть и «понарошку». К тому же модель дает возможность пообщаться со многими интересными людьми, обменяться опытом, увидеть новые города. В первый раз я принял участие в Четвертой Забайкальской международной модели ООН, а на сегодня в моем резюме более 10 различных ролей. Начинал я с делегации маленькой страны Анголы, а на последней модели был генеральным секретарем президиума. modelun.spb.ru, vk.com/modelunspb, ул. Смольного, 1/3, +7 (812) 777 65 05 Геннадий Козлов, шахматист, чемпион Новгородской области, бронзовый призер чемпионата России, 23 года Впервые я сел за шахматную доску в 5 лет — папа особо не спрашивал, нравится мне или нет. Поначалу занятия с тренером разбавлялись борьбой (насколько может бороться 5-летний мальчик с 50-летним мужчиной). Такое развлечение помогало отвлечься и передохнуть, а также сохранить заинтересованность в тренировках. Дома по воскресеньям родители устраивали «сладкие» турниры по шашкам и шахматами — всегда приятно получить честно выигранную у старших коробочку леденцов. Потом я и сам втянулся и вот уже 18 лет не расстаюсь с этой игрой. Мне всегда нравилось, что в шахматах не важно, сколько тебе лет, — ты можешь играть наравне со взрослыми, главное — умение. totalchess.spb.ru, vk.com/chessgames, Малый пр. П. С., 84/86, +7 (812) 346 49 90 Лариса Валентинова, кинолог, 24 года Я с детства поняла, что кинология у меня в крови! В 10 лет родители подарили мне первого щенка, и совсем скоро я научила его находить запрятанные по всей квартире игрушки. Получилось это легко и неожиданно — на помощь пришли фильмы о собаках и видео с собачьих конкурсов. Но самым удивительным оказалось то, что мои методы были такими же, как у профессиональных кинологов! Но это я узнала уже потом, когда начала учиться на кинолога. kinolog-school.ucoz.ru, vk.com/club7654875 17 линия В. О., 38, +7 (812) 321 81 55 9

[close]

p. 10

Увлечения Флештрэш: «Пришел, увидел, станцевал» Текст: Анастасия Гавриэлова Автор флешмоба «12.12.12» на Дворцовой площади Дима Мун приехал в Петербург из Ташкента пять лет назад. Сейчас ему 21 год. Он научился танцевать, создал свою танцевальную студию, школу единоборств, проекты «Миллениум» и «МОБ» и… до сих пор еще не вылетел из СПбГЭУ. Дима Мун — парень, который легко подходит под описание ‘self-made man’. Лучезарный и обаятельный, он не знает слова «невозможно». Когда-то он и не мечтал о Петербурге. В Узбекистане у него была своя музыкальная группа, девушка, учеба и даже приличный заработок. Когда родители спросили: «Хочешь в Петербург?» — не раздумывая ответил: «Конечно», — и уехал на следующий день. С тех пор домой не возвращался. А родителей перетащил к себе. СТАРТ. Его увлечение на всю жизнь определилось, когда он наткнулся на видео с флешмоба на кон- церте Black Eyed Peas в Чикаго в 2009 году. 22 тысячи человек, получившие за две недели до события инструкции по танцам через MySpase, устроили на концерте феерическое представление. Музыканты были в шоке. «Вот тогда я загорелся и мечтаю повторить это у нас, — рассказывает Дима. — Но сначала я понял, что хочу научиться танцевать». Поступив на экономический факультет ИНЖЭКОНа, который потом превратился в СПбГЭУ, он параллельно начал заниматься танцами. За год выучился и стал работать хореографом. В 2011 году руководство вуза предложило ему провести флешмоб на 105-летие учебного заведения в ТРК «Галерея» 22 октября. «Это был один из самых крутых флешмобов — около 300 тысяч просмотров на YouTube. Я скажу так: у меня не было кома. Говорят, первый блин комом, но у меня не было, я сразу выстрелил — «пришел, увидел, станцевал». На вопрос, как готовился, Дима отвечает: читал книги (Дмитрий Кот, Джим Коллинз) и смотрел видео флешмобов в августе. А в сентябре уже создал группу, в которой зарегистрировались 600 человек, и начал отбирать из них 105 лучших. Они-то и станцевали 22 октября. Бесплатно не получилось — Дмитрий потратил на все около 90 тысяч (аренда в ТРК «Галерея», залы для репетиций, видео, усилители-колонки). Но уже сейчас удивляется, как дешево ему это вышло: «Это копейки! Сейчас уже таки-и-ие цены!» ТВОРЧЕСТВО + БИЗНЕС. После удачного старта родилась идея о создании двух организаций, которые Дмитрий планирует зарегистрировать как бизнес: «Миллениум Проджект» и «МОБ». «Миллениум» — это event-агентство: вечеринки, коммерческие заказы, тусовки и прочее. «МОБ» — это только флешмобы. 10 У Димы появилось и новое увлечение — «трезво-party», американские тусовки и так называемые «баттлы». Трезвые вечеринки на всю ночь с батутами, джамперами, едой, вкусными безалкогольными напитками, мафией, танцами, диджеями, конкурсами — это новый формат отдыха для молодежи, который, как надеется Дмитрий, станет трендом. Кроме того, по заказу клубов или частных лиц Дмитрий проводит танцевальные битвы. «Тусовки, клубы, вечеринки, баттлы, конкурсы — все, что касается танцев и движухи, — все ко мне. Еще учиться успеваю: два года учился отлично, сейчас уже ну-у-у… так, не очень», — признается пятикурсник Мун. Дмитрий гордится, что сумел совместить творчество и бизнес. «Экономист — это скучно, но я нашел выход: начал творчество объединять с деньгами, сделал бизнес», — говорит он. КРУТО. Самую крутую флешмоб-акцию — «12.12.12» — Дима запланировал еще в ноябре 2011 года. И весь следующий год к ней готовился. Акция прошла на Дворцовой площади, когда тысяча человек выстроилась в 30-градусный мороз перед веб-камерой, вещающей на весь мир в 12 часов 12  минут 12 декабря 2012 года в виде цифр «12.12.12». Сложности были с самого начала. Первая команда, которую собрал Дима, распалась, но зато вторая, созданная в августе–2012, помогает ему и по сей день. Другая сложность заключалась в том, что была среда, рабочее время и жуткий холод. Тем не менее план удался. Сначала на Дворцовой прошла массовая зарядка, потом состоялся танцевальный флешмоб, а потом арт-флешмоб с цифрами. «Это было круто. Люди репетировали по обучающим видео, выложенным в соцсетях, затем пришли и сделали это. Там собрались журналисты, телекамеры, и ко мне подходили корреспонденты и говорили: «Мальчик-мальчик, а ты не знаешь, кто организатор?» «Это я», — отвечал я». Потом посыпались заказы: были флешмобы перед концертами Muse, Мадонны, Стинга, Linkin Park, на День города от магазина «Зенит», для Piterland, OpenSpace, на День молодежи для Невского района, на день рождения Московского района, на объединение ИНЖЭКОНа с ФИНЭКом, ко Дню борьбы со СПИДом в образе «Людей в черном». Всего он сделал 28 флешмобов. «Когда я начинал, у меня было десять конкурентов, теперь их сто». Сейчас Дмитрий, кроме всего прочего, пишет книгу о флешмобинге в России. Планирует вести бизнес-тренинги на эту тему. На вопрос, почему он выбрал именно флешмобы, Дима без раздумывания отвечает: потому что они заставляют людей улыбаться. «Наши акции придают городу счастливый акцент. Я собираюсь продвигать в Россию новую субкультуру». В следующем году в Петербурге появится Ассоциация флешмоба России. Угадайте, кто станет ее президентом? Сезон флешмобов: Сентябрь–ноябрь и март–май. Это связано с тем, что основные участники флешмобов — студенты. Как собрать людей на танцевальный флешмоб: · Дать рекламу в пабликах соответствующей направленности · Найти помещение для репетиции · Назначить удобное время · Собрать со всех деньги на аренду зала · Объяснить, зачем они пришли · Самое главное — придумать крутое «музло» · Пригласить хореографа · Найти трёх–четырёх помощников · Добавить всех пришедших в друзья, сохранять отношения ТРЕНД. «Сейчас есть культ флешмобов. Культ «флештрэш». Когда люди собираются для того, чтобы просто собраться. В Штатах это очень распространено — они хотят показать, что они семья, они вместе — там проходят многочисленные артмобы, замирания на секунду, огромное количество людей в этом участвует. Этот культ год назад появился у нас в России. В большей степени в Петербурге и в Казани», — объясняет Дима. По его словам, если в Петербурге проходит два флешмоба в месяц, то в Казани — пять. медиаскоп Бывший защитник «Ливерпуля» Джейми Каррагер, который завершил карьеру футболиста в прошедшем сезоне, отныне будет трудиться в сфере журналистики. Каррагеру доверили вести целую колонку, выходящую по субботам в таблоиде Daily Mail. Новоиспеченный колумнист займется аналитикой футбольных событий, произошедших за неделю.

[close]

p. 11

Увлечения В будни и праздники Молодые петербуржцы пробуют себя в добрых делах и увлекательных мероприятиях Волонтерское движение в Петербурге набирает обороты: и волонтеров, и дел для них становится все больше. Молодые люди хотят сделать мир вокруг счастливее и добрее, быть в стороне от социальных проблем сегодня просто не модно. О возможностях добровольчества и новых проектах для молодёжи «Пяти углам» рассказали Владимир Соколов, начальник сектора массовых мероприятий комитета по молодежной политике Петербурга, и Андрей Ярош, специалист сектора по развитию молодежного добровольчества в городе. Молодежь интересуется волонтерством? Андрей Ярош: Согласно опросу, 6% молодёжи в Петербурге занимаются добровольческой деятельно- стью. 36% — время от времени становятся волонтерами или думают пойти в добровольцы. По данным Петростата, в городе живёт 1 190 000 молодых людей от 14 до 30 лет, то есть около 400 тысяч из них готовы помогать другим. Люди хотят делать добрые дела. Есть те, которые просто ставят себе галочку «я хороший, я сделал доброе дело». Другие же осознанно идут к ветерану, к трудному подростку, благоустраивают территорию. Таких сейчас 6%, если возвращаться к статистике. Но их может быть 36, если мы выстроим понятную систему: как делать, что делать, зачем делать. Какие есть направления добровольчества? Андрей Ярош: Социальное добровольчество — помощь пожилым, помощь детям, работа с молодыми правонарушителями, работа с интернатами и детскими домами. Работа экологического характера: охрана окружающей среды и урбанистика — уличное благоустройство. В прошлом году мы поддержали порядка 70 мероприятий. В следующем году, если у нас всё сложится с бюджетным планированием, их будет несколько сотен. Это не фантастическая цифра. Просто мы с вами не знаем о том до- Текст: Михаил Шубин бровольчестве, которое происходит в городе. Люди не занимаются самопиаром. Они пришли, сделали доброе дело — ушли. Нужно ли прививать добровольчество? Андрей Ярош: Я считаю, что добровольчество нужно прививать, им нужно заниматься лет с четырнадцати-шестнадцати. Можно по-разному оценивать Советский Союз, но тимуровское движение начиналось лет с одиннадцати. Это были добровольцы, которые понимали значимость своего труда и своей жизни в этой стране. Они понимали, что есть такое понятие как долг перед страной. К сожалению, сейчас это утрачено. Молодёжь должна понимать, зачем она живёт в этой стране. Иначе мы скатимся к «а зачем она вообще нужна, эта страна». К сожалению, это такая деструктивная тенденция, которую нужно переламывать. Переламывать её можно одним способом — привитием понятия социальной значимости тебя в обществе, в котором ты живёшь. Всег- да есть конкретный человек на земле, которому нужно помочь. Как можно привлекать к волонтерству? Владимир Соколов: Необходимо создать систему уведомления о мероприятиях, которые проходят в конкретном районе, микрорайоне, вузе или по тому направлению, которое тебе интересно. Ведь не секрет, что хотели и могли бы заниматься добровольчеством намного больше людей, чем сейчас. Мы не заставляем ребят, мы предлагаем им возможные мероприятия, а выбор они делают сами. Кроме того, добровольчество направлено ещё и на поиск новых друзей, нового общения. Ты общаешься с людьми, у которых такие же интересы, как и у тебя. Главное, чего мы хотим достичь, — так это чтобы добровольцы не бравировали своими поступками. Просто бывает так: «Я ездил в Крымск, я настоящий доброволец, а вы бабушке помыли окна, какие же вы до- бровольцы?» Кто-то начинает себя ставить выше других, забывая, что необязательно быть добровольцем, чтобы быть хорошим человеком, и наоборот. У каждого свои способы самореализации. А добровольчество — это внутренняя потребность человека. И заставить кого-то что-то делать в данном направлении — нельзя. Какие еще есть возможности самореализации у молодежи в Петербурге? Владимир Соколов: Один из новых проектов — фестиваль «Открытая площадка». Любой желающий заходит в группу «Вконтакте» и оставляет заявку, а город предоставляет ему площадку для творческого выступления в «проходимых» местах, таких как Малая Садовая, у метро или в крупных торговых центрах. Мы оснащаем всем необходимым: ставим звук, свет, обеспечиваем звукорежиссёром,  — и среди ребят проходит соревнование. В жюри обычно сидят победители прошлых конкурсов. Фестиваль запущен два месяца назад, но мы надеемся, что к концу года всей молодёжи Петербурга станет известно о возможности выступить и получить народную славу. Планируется ли что-то новое? Владимир Соколов: Мы всегда стараемся придумать нечто большее, чем обыкновенные мероприятия. Хотя мы их даже не выдумываем, сама жизнь предлагает нам новые форматы. Главное — уловить это и услышать. Например, паркур лет десять назад казался всем чем-то таким страшно травмоопасным. А сейчас проходят чемпионаты России, Европы и мира. Все признали, что это красиво и здорово, а самое главное — развивает ребят. А ведь когда-то считалось иначе. В следующем году мы планируем собрать на международный фестиваль победителей творческих конкурсов из разных городов России и других стран, чтобы познакомить наших ребят с новыми течениями, веяниями, которых у нас пока нет. С чего начинается музыка? Сентябрь — отличное время для начала нового увлечения! «Пять углов» и музыкальный магазин PopMusic решили помочь тем, кто хочет попробовать себя в музыкальной карьере и выбрать первый инструмент. Наши герои — гитары и ударные установки! Почти все гитары делятся на четыре вида: классические, акустические, электро и бас. Для того чтобы научиться владеть инструментом и понять, твоё это или нет, хватит и самой простой, классической гитары. Фанерный корпус, негромкий бренд (Cort, Aria, Hohner), три-четыре тысячи рублей — на первой стадии нет смысла гнаться за качеством звучания, гораздо важнее научиться «ставить пальцы». Чуть дешевле обойдётся акустическая гитара марок Stagg, Martinez или Aria, которой за глаза хватит как для домашнего обучения, так и для первых двух классов музыкальной школы. Кстати, невысокая цена никак не отражается на внешнем виде инструмента: трендовый чёрный цвет и качественная сборка есть даже у самой простой модели. Например, Hohner HC02. Следующий этап: охота за звуком. Тут уже цена ги- тары начинается от восьми тысяч рублей, так что надо быть твёрдо уверенным в том, что через пару месяцев инструмент не окажется за шкафом. Продвинутые ги- тары обеспечивают резонанс между струной и декой, выдавая густой и полный звук. Хороший вариант: Aria AK-20. Ты готов выйти на сцену, пусть даже для начала сцену твоей школы? Тогда переходи на электрогитару! Даже самая доступная модель — Aria STG004 — уже отшлифована и настроена, ты запросто покажешь разницу между хамбакером и синглом. И в этом сегменте, пожалуй, нет конкуренции элек- трогитарам Aria: при цене от трёх до пяти тысяч рублей все модели проявляют отличное качество. Если уж заговорили о сцене, то, пожалуй, де- вять из десяти начинающих команд играют рок. А какой рок без ритм-группы и ударной установки? Самые популярные марки акустических бара- банов начального уровня — Pearl и Stagg. Цена полной ударной установки начинается от 14 ты- сяч, что очень недорого (один только професси- ональный барабан может стоить больше). При этом качество сборки и материалов настолько высоко, что такие установки (например, Stagg TIM122WR) часто используются в репетиционных точках, работающих круглосуточно. Примерно столько же будет стоить электронная барабанная установка, которая даёт музыканту богатые возможности для экспериментов. Вот, например, MEDELI DD501: хочешь сэмулировать малый барабан Pearl — пожалуйста, надо, чтобы в определённом месте звучал четырнадцатидюймовый TAMA, — запросто! При этом вся установка занимает пятнадцать минут и полтора квадратных метра. 11

[close]

p. 12

Журфак Осторожно, иллюзии! Текст: Надежда Куликова Владимир Касютин, секретарь Союза журналистов России, главный редактор журнала «Журналистика и медиарынок» — о том, куда движется наша профессия и не отомрет ли она в скором будущем. Что меняется в журналистике, кто такие сегодня журналисты, чем занимаются? Я бы разделил армию журналистов на две части. Первая, самая большая,  — это посредники. Они собирают новости, работают с ньюсмейкерами, с экспертами, с аудиторией, то есть помогают как экспертам, так и читателям выразить себя. Меньшая часть — это колумнисты. Люди, которые интересны своей позицией, опытом, они умеют писать авторские колонки, красочные репортажи, делать яркие интервью. Если говорить о том, что меняется: в 1980–90-х годах СМИ транслировали очень много мнений самих журналистов, сегодня же мы приходим к работе с мнениями и контентом аудитории. Люди больше не желают односторонней коммуникации, они сами хотят высказываться. Куда же будет двигаться профессия? Не отом- рет ли? Печать, что бы ни говорили поборники интернета, все еще нужна. Но газеты сегодня могут быть успешными только в малых городах, а в городах-миллионниках прессе крайне сложно — аудитория переходит в интернет. Самый сильный сегмент в системе печатных СМИ России сегодня — это региональная пресса. Она каждый день смотрит в глаза читателям, помогает решать их проблемы. Да, сегодня невероятное количество блогеров. Но журналист с именем, которому верят, предпочтительней сотни дилетантов-блогеров. И только журналист способен готовить материалы, вкусные для аудитории. Талант и владение ремеслом — то, что будет цениться у журналиста всегда. Сенсации создают Сноуден, Навальный, Wikileaks. А что остается на долю журналиста? Многие люди, которые ведут расследования, — не журналисты. Они не владеют профессионально словом, но у них есть знания, способность находить информацию, анализировать. Жанр расследования сейчас находится в кризисе, потому что это очень дорогостоящее занятие. Им надо заниматься несколько месяцев, а в это время другие журналисты в редакции должны забивать материалами газету. Но есть масса чего другого: например, научиться писать классные репортажи, с которыми у нас туго. Можно заниматься аналитикой. Гигантское поле деятельности — деловая журналистика. Необязательно расследовать экономические преступления, можно разобраться в том или ином виде бизнеса, например, выгодно ли продавать арбузы? Беда нашей журналистики еще и в том, что все топчутся на одной поляне — общественно-политической. Мало кто хочет вникнуть в более узкие сегменты. А это как раз путь в будущее. По отзывам сотрудников редакций, выпускники журфаков не знают элементарных вещей. Почему? Мои знакомые в других сферах говорят то же самое: молодые специалисты ничего не умеют, но хотят большие зарплаты. Это новое поколение, которое, видимо, было воспитано в такой парадигме. Что касается журналистики, то интернет размывает наше ремесло. Когда я начинал работать, мне приходилось переписывать заметку в пять строк по несколько раз, придумывать к ней варианты заголовков, иначе у меня ее не принимали. А интернет позволяет быстро транслировать некачественные, незрелые, сырые вещи. Степень профессионализма упала не только у молодых. Люди думают, как заработать больше денег, а углубляться в профессию никто не хочет — это факт, и тут никакой журфак не поможет. Сегодня никто, кроме самих редакций, не вылепит хорошего специалиста. Не упало ли качество образования из-за распло- дившихся журфаков при каждом втором вузе? В стране около 200 отделений и факультетов журналистики. Есть прекрасные факультеты с сильны- ми коллективами, и есть совершенно пустые, где только собираются деньги со студентов. То же самое и с другими профессиями. Система высшего образования в России никак не придет к чему-то более или менее осмысленному. Я часто спрашиваю студентов: почему вы пошли в журналистику? Может быть, потому что невероятное количество сериалов снимают, где журналисты — сплошь герои, которые занимаются расследованиями? Все это мало похоже на реальную журналистскую работу. У нас в стране расследований почти не проводят. Многие идут в журналистику в поисках героизма, а потом оказывается, что это такая тяжелая пахота, которая не похожа на кино. Но журфаки по крайней мере делают большое дело: дают гуманитарное образование, знакомят с культурой. А вот с преподаванием прикладных программ, ремеслом — хуже. Беда журфаков в стране — малое количество людей, которые профессионально работали, многие преподаватели на вкус даже не пробовали профессию. Нужны связи между профессионалами и журфаками. И чтобы классный журналист не просто провел один мастер-класс, а как на кинофакультетах — набирал свой курс. Плодятся и платные курсы по журналистике, на рынке труда высокая конкуренция, многие вы- пускники не работают по специальности. Количество тех, кто занимается журналистикой, будет сокращаться, потому что денег на всех не хватит. Это плюс, потому что такое количество людей, которые хлынули в профессию в последние годы и абсолютно не владеют словом, не желают проверять информацию, не способны даже качественно передать то, что услышали, никому не нужно. Но рынок на образовательных услугах — это тоже рынок. Даже если закрыть 150 факультетов журналистики, это не помешает предприимчивым людям открывать курсы, сулящие работу на телевидении. Это как в любом бизнесе — если есть спрос, будут предложения. Студенты смотрят телевизор и видят 5–7 известных людей, которые построили карьеру, но они не видят сотни тысяч журналистов, которые ежедневно тяжело работают за копейки. Привлекательность профессии основывается на иллюзии. медиаскоп Юнкоры «Пяти углов» опросили 200 выпускников 2012–2013 годов по направлениям «Журналистика» и «Связи с общественностью» из шести петербургских вузов (СПбГУ, СПбГУП, НГУ им. П. Ф. Лесгафта, СПбГУСЭ, СПбГЭТУ «ЛЭТИ», ЛГУ им. А. С. Пушкина). Каждому был задан один вопрос: «Работаете ли вы по специальности, указанной в дипломе?» 26,5 % опрошенных выпускников ответили утвердительно; 53,5 % участников признались, что работают не по специальности; 20 % вообще отказались отвечать на этот вопрос. нается от 270 баллов. Поступить туда крайне непросто. Например, этим летом школу № 309 окончил первый выпуск класса журналистики при журфаке СПбГУ. Из 26 учеников на бюджет дневного отделения факультета журналистики СПбГУ не поступил ни один. *** По данным ежемесячного дайджеста рекрутингового портала Superjob, в августе 2013 года на одну вакансию в СМИ и издательствах приходилось более 16 резюме от ищущих работу журналистов. Это вторая по напряженности сфера трудовой деятельности: сложнее всего найти работу только топ-менеджерам. *** Конкурс на крупнейший факультет журналистики в Петербурге составляет в среднем 13 человек на место, а проходная планка на бюджетные места начи- *** Все чаще в медиасообществе звучат предложения перевести подготовку журналистов на уровень среднего образования. В данный момент эксперты предлагают обсудить в Общественной палате РФ создание образовательных центров, так как в высшем образовании для многих представителей профессии нет необходимости. «То, что эта проблема из каких-то частных инициатив выходит на уровень обсуждения, уже свидетельствует о том, что ситуация назрела и нужно в вузах готовить почву для создания вот таких прикладных образовательных структур», — заявила завкафедрой журналистики МГГУ Ирина Жилавская на форуме «Интерра», прошедшем в начале сентября. «Практика в редакции говорит, что те идеалы, которые описаны в книжках, о которых пытаются рассказать на факультетах, чаще всего не востребованы в жизни», — поддержала коллегу доцент факультета медиакоммуникаций НИУ ВШЭ Оксана Силантьева. 12

[close]

p. 13

Журфак Снимок на обложку: как это делалось Фотографии: Наталья Александрикова, Денис Алексеев Человека встречают по одежке, журнал — по обложке. Чтобы максимально точно выразить тему нашего сентябрьского номера, редакционная команда отправилась в фотостудию. Там главреду портала пришлось примерить на себя амплуа разъяренного учителя, директору — поработать психологом и координатором съемочного процесса, а редактору «Абитура» — взять в руки камеру и заснять все, что происходило в тот день под осветительными приборами. Смотрим, как это было. Нчиокконлуатйовгхоопдриотфве сосборрааз Огслваевщн«еонДеиаве бс —утдуеедтдивйсанвоелтйи !сн»ъеесмакмеое Готов? Поехали! «АВочтт,отуе птеербьятглоачзатсомнеаюдто!с»я? «Ну и как я?» В ненпемринвоыгочнсмойущроалеитгсеярой Бэкстейдж бэкстейджа Ну гднееПсжкоеоллттьокыро,асеочдтаиснеаснтссъвнееимнмонккыо,йв.кадр? Хочешь стать фотокором «Пяти углов»? Присылай свои лучшие снимки на photo@5uglov.ru 13

[close]

p. 14

Стена: письма о том, что вас волнует Вам диплом «в рамочке» или зарплату? Автор: Лида Калоева, школа № 307 Вот и собрались мы — выпускной класс. Первое ощущение странное — вроде все вокруг знакомо: и учителя, и подруги, и школа. Но в то же время тревожно: что там, в таком близком и туманном будущем? И разговоры о том, кто и куда, о ЕГЭ и шансах, бюджетных местах и конкур- сах. Так получилось, что на эти темы я говорила со своими знакомыми сверстниками и в Питере, и во Владикавказе, куда ездила на каникулы. Казалось бы — частные истории, но мои знакомые — обычные люди, без большого достатка в семьях, не учились в элитных школах, и то, что они говорили, показалось мне убедительным и важным. Так вот несколько записей. Моя знакомая Анна Смирнова окончила, к примеру, соцфак СПбГУ. Когда поступала, ни о чем особо не думала. Главное было — в Петербург, в Универ, а социология — это что-то, связанное с людьми. И теперь безумно жалеет, потому что в практическом плане приобрела очень мало, грузили в основном так и не пригодившейся теорией. «Единственная работа, которую потом смогла найти, — в молодежной организации AIESEC, которая дала мне в сто раз больше навыков, чем факультет. Через нее связалась с Гринписом, где сейчас и работаю. А на вручение диплома даже не поехала — нашлись дела поважнее». Другая моя знакомая — Акина Карменбаева, окончила факультет японской филологии Казахского университета. Во время учебы занимала первые места на конкурсах, писала сочинения на японском. У нее и мама, и бабушка — филологи. Акина думала, что это так здорово — обучать людей. А сейчас с дипломом филолога ее не берут даже на перевод, и потому она работает аниматором на детских утренниках. А вот Тимур Кулиев окончил профессиональное училище во Владикавказе. Сперва поступил в универ на «финансы и кредит», но экономика не понрави- лась, и тогда Тимур решил освоить специальность повара-кондитера. Начинал, правда, с выпечки хлеба в тандыре (такая специальная жаровня). Теперь работает в цехе по производству тортов и мечтает в будущем открыть сеть кофеен. Ещё один пример: его приятель Бат Мукагов, тоже окончивший профучилище, даже не задумывался о высшем, потому что понимал: устроится с дипломом вуза в городе очень трудно. Сейчас уже старший механик в автомастерской и доволен, потому что знает: всегда найдет работу. Я еще не решила, кем быть и куда поступать. Но перед началом занятий поинтересовалась в интернете ситуацией в Петербурге. Она меня просто огорошила: оказывается, в городе ищут работу больше тысячи социологов, а вакансий всего 18. Примерно так же дела обстоят у журналистов: на каждую открытую вакансию претендует 53 человека. И совсем всё грустно у филологов: сто (!) резюме на одну вакансию. При этом в рабочих профессиях конкуренции практически нет: чтобы получить работу, повару или кондитеру надо обойти всего лишь двоих-троих коллег. Ну и у кого впереди, спрашивается, «сладкая» жизнь? Ухожу и возвращаюсь Автор: Алексей Гусев, Осло До восьми лет я жил в Архангельске. Папа был чемпионом России по хоккею, потом ему поступило предложение играть за одну из команд в Норвегии, и мы переехали в Осло. Сейчас мне семнадцать лет, и в России бываю раз в год или два года — билеты дорогие. Но когда, наконец, прилетаешь, то ощущение — как будто прибыл домой после долгого отсутствия. Конечно, видно, что не всё гладко и в стране много проблем, но это не мешает любить её. К примеру, когда приезжаю в деревню под Архангельском, то вижу старые дома, в которых живут в основном пожилые люди. У многих нет не то что телевизора и холодильника, а даже воды и света. Но в этой деревеньке, как и в любом другом месте, есть главное, то, чего мне не хватает в Норвегии,  — особые отношения, доброжелательность, открытость. Это не значит, что в Норвегии люди плохие: они просто другие — безэмоциональные, немного чопорные, часто поверхностные. Молодёжь ничего не интересует, кроме мотоциклов, музыки и работы. Они ни о чём не беспокоятся, им не приходится выживать, в отличие от русских, у которых постоянно какие-то проблемы, и они не очень озабочены прошлым или будущим. Взять хотя бы историю. В школе как-то завязался спор с одноклассником Оле. Он вообще считает, что Вторую Мировую войну выиграли американцы и именно они всех спасли. Мне пришлось ему долго объяснять, что и как было на самом деле, но Оле мне, похоже, не верил. Вообще, к русским в Норвегии относятся предосудительно, считают, что они лодыри и ничего не хотят менять. Согласитесь, обидно, если всю нацию и страну судят лишь по каким-то отдельным примерам, людям. Я пытаюсь объяснить, что Россия — это не то, что они видят на телеэкранах, не то, о чём они читают в своих газетах, она совсем другая, большинство людей, живущих в огромной стране, вовсе не такие, какими их себе представляют. Но объяснить это очень трудно. К тому же темперамент и культура обеих стран очень разные: норвежцы более флегматичны, русские более эмоциональны. Но разве это значит, что в России живут люди второго сорта? Что дальше, не знаю. В Осло я живу уже почти десять лет, но до сих пор не стал гражданином этой страны. Чтобы получить норвежский паспорт, нужно обязательно сдать российский, потому что в Норвегии запрещено иметь двойное гражданство. Раз я и родители живем там, значит, придётся сдавать, но скрепя сердце. В будущем при возможности очень хотел бы всё-таки связать свою жизнь с Россией, вернуться навсегда. Да, есть перспектива работать и в Америке, и в Европе, зарабатывать больше, чем мои знакомые в том же Архангельске, но где мои корни, там, наверное, и мой дом. Это мы власть? Автор: Светлана Шестакова, Сестрорецк, школа № 556 Узнав о том, что сегодня на Малой Садовой состоится акция протеста против приговора Алексею Навальному, я взяла курс прямо в гущу событий. «Наверняка,  — думала,  — кроме кучки студентов, которым заплатили по 500 рублей за явку, там никого не будет». Подойдя к месту сбора, я приметила аккуратно одетого молодого человека с газетой «За Навального» в руке. Попросила полистать, спросила, как здесь оказался, зачем. Ответ: «За свободу. Навального посадили ни за что, и мне не хочется завтра оказаться 14 на его месте. И надоело, что иностранные компании не хотят иметь дело с нашими предпринимателями. Я бизнесмен. Вот, звоню на днях своим зарубежным партнерам, а мне говорят: «Извините, сделка не состоится, в России бизнес вести небезопасно…» «Позор! Позор! Позор!» — наш разговор прерывает оглушительный рев толпы. Так она реагирует на действия омоновцев, которые скрутили нескольких человек и повели в автобус. Уже позже узнаю, что в автозаке оказалась и депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Ольга Галкина. Я окидываю взглядом толпу и натыкаюсь на плакат «Митболам никто не угрожает, никто не стоит у вас с пистолетом у виска». Что автор хотел этим сказать, я так и не поняла и решила, не теряя времени, выяснить, кто же все-таки собрался поддерживать Навального. Приметила нескольких солидных дяденек в темных костюмах. Они спокойно (наверное, уж им-то ничего не угрожает) наблюдали толпу и омоновцев, а потом повернулись к действу спинами и пошли в соседний кафетерий. А я пристаю к соседям все с тем же вопросом из старого детского фильма: «Ребята, а что это вы здесь делаете?» «А что, на диване надо лежать и делать вид, что ничего не происходит?» — парень в черной бейсболке отвечает вопросом на вопрос и смотрит на меня оце- нивающе, дескать, ты кто, дура или провокатор? Потом, решив, видно, что я человек невредный и просто малограмотный, добавляет: «Законы должны соблюдаться. Для всех — одни, и наказание справедливое. И я готов за это бороться…» Как раз в этот момент начали грузить вторую партию, и мы оба наблюдали очередную сцену, и мысли у нас, наверное, были похожие. «Вы думаете, этот митинг что-то решит?» — наконец я озвучила свою. Он помолчал, провожая взглядом каких-то отчаянных туристов, явно случайную публику, а потом коротко бросил: «Я в этой стране жить хочу. И что могу — делаю. И на работе, я вообще-то врач, и здесь… Есть еще вопросы?» Вопросов больше не было. Более того, я поняла, что первоначальное мое представление о причинах, по которым все эти люди сюда пришли, мягко говоря, не совсем верное. «Свободу политзаключенным!» — начала раскручивать толпа новую тему, но вдруг чей-то озорной голос, перекрикивая хор голосов, закричал: «Свободу полиции! Свободу полиции! Скажите «нет» вашим окладам! Любите людей, делайте добро!» Народ вокруг сперва залился хохотом, потом раздались аплодисменты. Нет, думаю я, с чем с чем, а с юмором в этой стране всё в порядке. Значит, не все потеряно…

[close]

p. 15

стена Почему они не учатся? Автор: Анна Грачева, Москва Недавно моя подруга была буквально поставлена в тупик вопросом своей старшей дочери. Год назад она переехала в Лондон, чтобы продолжить там среднее образование своих троих детей. В Москве ребята учились в одном из лучших математических лицеев, поэтому, переехав в Англию, через полгода дополнительных занятий с репетиторами смогли поступить в хорошие частные школы. Прошло время, и на каникулы вся семья в очередной раз приехала на родину. Дети давно не видели своих старых друзей. И так как каникулы в России не совпадают с каникулами в Англии, было решено направить их на недельку опять в русскую школу, просто пообщаться с друзьями и посидеть за «давно забытыми» партами. В первый же день после занятий в русской школе старшая дочь, которой уже исполнилось 14 лет, с порога задала маме вопрос, который ее буквально ошеломил: «Мама, а почему они в школе не учатся?» Одной фразой девочка смогла описать всю суть происходящего сейчас в российских школах. Прошел всего год, а ребенок, попав в другую среду, ощутил и другое отношение к учебе. Здесь, в Москве, в математическом лицее тоже казалось, что все учатся. Но, как говорится, все познается в сравнении, и то, с каким рвением и желанием учиться столкнулась она в Англии, совсем не было похоже на то, что происходит у нас в России. Так почему же это так? Ведь давно известно, что образование в российских школах хорошее, однако почему-то учиться не престижно, особенно в старших классах. Гораздо престижнее прогулять уроки, не сделать домашнее задание или просто сидеть на задней парте и хихикать. Откуда же корни такого отношения? Наверное, вопрос в разнице менталитетов. В Англии с раннего детства ребенок понимает важность обучения, важность попадания в хорошую школу, так как это открывает дорогу в будущее. Поэтому он изначально старается по максимуму. Родители по возможности нанимают репетиторов, чтобы подтянуть те или иные предметы. Почему же у нас при наличии хорошего бесплатного образования дети просто не хотят учиться, надеясь на «авось пронесет» или «как-нибудь сдам»? И это относится, к сожалению, к обучению не только в школе, но и университетах. Где же найти ответ на данный вопрос? Двуликая Лавра Когда от храма остаётся только внешняя красота, а внутри — пустота Автор: Аня Иванова, школа № 606 — Девушки, ну в каком же вы виде?! Вас не пустят ни в какие пещеры! Обязательно надо купить платок покрыть голову! — уверяла продавщица-послушница. Девушка в шляпке попыталась возразить, мол, ейто зачем? Но безуспешно: очередные 70 гривен (почти 300 рублей) пожертвования монастырю. У меня был выбор между темно-сиреневым и светло-фиолетовым. С платка, который я больше никогда не надену, началось мое знакомство с Киево-Печерской лаврой. Успенский собор своей величественной архитектурой завершает большой круг площади верхней Лавры. Многолюдно. Но в толпе туристов и местных паломников выделяются белые и черные фигуры. Это музыканты и певцы. Женщины облачены в белые платья, как у монашек в американских фильмах. Приближаясь к сцене в центре площади, слышу: «Ну и срамье же эта простыня». Неуместно, но честно: не каждый бы радовался, оказавшись в синтетической тряпке в середине июня. Совсем скоро начнется концерт, и между рядов стульев пробирается важная публика. — Па, смотри, как экономно одета девушка: ткани еле-еле хватило задницу прикрыть. Она тоже пришла молиться богу? Странно наблюдать в таком месте столпотворение длинноногих красоток, сошедших с обложек модных журналов, в сопровождении лысых мужичков в дорогих перстнях и с не менее дорогими телефонами. Наверное, это был благотворительный концерт. Так и не дождавшись начала пения стилизованных монашек, мы отправились на экскурсию с безразличной и невежливой женщиной-экскурсоводом. — По-українськи говорыти будемо? — Да хоть по-китайски,  — усмехнулась девушка в шляпе и с платком. — Мы же к вам по поводу экскурсии на русском языке обращались. …Очередной пейзаж: панорама, откуда видны вся нижняя Лавра и мост через Днепр, купола, гуща деревьев и опять храмы, соборы, церкви… Перед служебным входом шикарный «лексус» с, извините, блатными номерами, а внутри разговаривает по айфону священнослужитель с густой бородой и лучистыми, добрыми глазами. Наверное, заслужил. Или наслужил, не знаю, как правильно сказать. Странное осталось впечатление от посещения Лавры: с одной стороны живописные пейзажи, красивые храмы и таинственные пещеры. А с другой стороны, перед входом во всё это великолепие, — огромная вешалка с юбками и платками общего пользования. Наверное, если бы те самые челябинцы, несшие на своих спинах чугунные плиты в Лавру 962 года назад, чтобы замолить грехи, увидели, как священное место проглотит коммерция, они бы плюнули, развернулись на полпути и пошли бы обратно. Признаюсь, раньше я не сталкивалась лицом к лицу с проявлением «священной» наглости и отсутствием стыда у людей, связанных с церковью. Беда — это когда от храма остаётся только внешняя красота, а внутри — пустота. Пошёл дождь. И тут я впервые увидела «народное единство», о котором так много слышала, но не встречала воочию. Все, у кого были зонты, раскрыли их таким образом, чтобы защитить от дождя как можно больше людей вокруг себя. Абсолютно незнакомые люди стояли в обнимку. И какая, к чёрту, разница, если «мы с тобой одной крови»! Над зонтами в небо взлетел радиоуправляемый вертолет, оснащённый видеокамерой. Вспомнив про «Большого брата, который следит за тобой», я попыталась протиснуться сквозь зонты в центр улицы, где, похоже, произошла какая-то движуха. И вдруг рядом резанул ухо давно забытый совковый лозунг «Пролетарии всех стран — объединяйтесь!» Это бабуля по соседству всех агитирует взяться за руки и закружить хоровод. Нашлись даже те, кто затею поддержали. Да, пожалуй, Навальный был бы тронут. Тем временем совершенно случайно я оказалась среди активистов, окруженных ОМОНом. И хотя арестовывать нас, похоже, никто не собирался, стало как-то тревожно. Вроде никакой враждебности, никакой агрессии, ни крови, ни фарша, но тридцать человек уже увезли практически ни за что. «Мы не уйдем! Мы не уйдем!» — начинает скандировать рядом девушка в бежевом пиджаке. На лацкане значок «Дело против Навального — это дело против меня». Уловив мой немой вопрос, соседка поясняет: «Пришла, потому что невозможно больше так жить! Ну задолбали, реально!» И снова заводит кричалку: «Мы здесь власть! Мы здесь власть!» Я стою под дождем в центре этой маленькой респектабельной улицы, в двух шагах от Невского, в толпе самых разных людей, чаще всего моих сверстников или людей немного постарше, и неожиданно начинаю понимать, что митинг этот не за Навального и что дело даже не в его персоне, к которой лично я отношусь довольно скептически, а в чем-то неизмеримо более важном. Например, что все эти люди — и девочки, и ОМОН, и бабушка, и врач — не хотят никаких революций, дворцовых переворотов, крови. И уж, конечно, пришли они сюда не за деньги и не из-за происков ЦРУ. Люди просто хотят справедливости, им надоело постоянное вранье, скандалы с высокопоставленными воришками, которые чем больше крадут — тем неуязвимее становятся. Они не принимают принцип верхов «для своих — все, для остальных — закон». И сюда они пришли потому, что, как и тот врач, намерены жить в своей стране — другой у них просто нет. Это патриотично или нет? Между тем толпа снова загудела. Это полицейские повели к автобусу ту самую девушку в бежевом пиджаке, мою недавнюю соседку… ПИШИ! Хочешь стать автором «Пяти углов»? Нет ничего проще! Зарегистрируйся на портале 5uglov.ru, выложи свой текст в раздел «Журфак» и получи одобрение наших читателей! Лучшие сетевые материалы публикуются в каждом номере бумажного журнала! «Пять углов» — журнал-газета № 4 (7004) сентябрь 2013. Издается с 1924 года. В Ленинграде газета называлась «Ленинские искры». Учредитель, издатель — ООО «Пять углов» Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-54961 выдано федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охраны культурного наследия Главный редактор — Сергей Грачев Шеф-редактор — Надежда Куликова Главный редактор портала — Николай Пшеничный Дизайн и верстка — Мария Латынина Корректор — Наталья Александрикова Распространение — Михаил Шубин Реклама — Марианна Акимова Адрес редакции: 191015, Санкт-Петербург, 9-я Советская ул., д. 4, офис 415 Тел. +7 (812) 274-35-25 5uglov.ru, mail@5uglov.ru Отпечатано в ООО «Типографский комплекс «Девиз» (199178, СПб, 17-я линия В. О., 60А) Тираж — 17 000 экз. Фото: Fotolia, photosite.ua, ИНТЕРПРЕСС, архивы героев, Наталья Александрикова, Денис Алексеев, Анна Груздева, Анастасия Ратокля Редакция вступает в электронную переписку с читателями и возвращает все материалы, присланные по электронной почте. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. При использовании материалов газеты ссылка на «Пять углов» обязательна. © «Пять углов» 1924–2013 15

[close]

Comments

no comments yet