ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ. НАУКА. №15 от 14.11.2016

 

Embed or link this publication

Description

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ. НАУКА. №15 от 14.11.2016

Popular Pages


p. 1

1

[close]

p. 2

СОДЕРЖАНИЕ Варварина О. Н. Одарённые дети и как с ними работать в начальной школе………………………….4 Пятайкина Н.Н. Методическое сопровождение образовательного процесса в учреждении дополнительного образования - одно из условий его успеха……………………………………………7 Храмцов В. В. Возможности использования гипноза и внушения при онкологии…………………...10 Храмцов В. В. Формирование профессиональной компетентности педагога в информационнообразовательном процессе………………………………………………………………………………...19 Лепперт Т.В. Развитие наглядно-образного мышления учащихся с ОВЗ, в условиях коррекционной школы-интерната…………………………………………………………………………………………..22 Манаева Л. С. Профориентационная работа через экскурсии, как средство социализации учащихся с ОВЗ ……………………………………………………………………………………………………….25 Кузьмина С.Г. Формирование навыков здорового образа жизни воспитанников с ОВЗ…………….28 Кучумова Н. В. Применение ИКТ – технологий при изучении этнокультурного материала в начальной школе…………………………………………………………………………………………..31 Архипова Н. И. Развитие мотивации учебно-профессиональной деятельности студентов на основе кейс-технологии…………………………………………………………………………………………...33 Кузьмина С. А. Приоритеты и программа развития воспитательного пространства школыинтерната…………………………………………………………………………………………………..36 Чапус Е.С. Возможности инклюзивного образования детей с задержкой психического развития…41 Есина О. А. Особенности оценки метапредметных и личностных результатов учащихся 5 классов………………………………………………………………………………………..48 Нигматуллина Р.Р. Итоговое занятие по НОД «Знакомство с окружающим (экологическое)». Тема: «Деревья – наши друзья»…………………………………………………………………………..50 Вокуленко З. И. Особенности содержания программы по направлениям воспитательной деятельности для учащихся ОВЗ(ДЦП) старшего школьного возраста……………………………….54 Лапоногова М.В. Внеурочная деятельность в 5-6 классах. Виртуальный школьный музей…………58 Саетова А.П., Сметанина И. М. Открытое занятие на тему: «Превращения Земли»…………………60 Рыжова Л. М. К проблеме безопасности жизнедеятельности дошкольника………………………….65 Дремова Н. Г. Сценарий мероприятия, посвящённого празднованию Рождества Христова «Рождество в каждом из нас»…………………………………………………………………………….68 Гильманова С. З. Роль сенсорного восприятия в математическом развитии детей…………………..72 Гнидко Н.В. Совершенствование системы внутришкольного мониторинга с помощью Microsoft Excel……………………………………………………………………………………………………………..74 Гнидко Н.В. Управление мотивацией педагогов……………………………………………………….84 Игнатьева В. А. Роль и место сказкотерапии эколого-валеологической направленности в формировании полоролевых стереотипов у детей………………………………………………………92 Сметанина И. М. Итоговое комплексное занятие с использованием ИКТ на тему: «Фея и ее помощники помогли Золушке попасть на бал»…………………………………………………………96 Вострикова Н. А. Психолого-педагогические аспекты на уроках истории…………………………100 Оруджева Н. В. Сценарий урока «Питание животных»……………………………………………….103 Илюшина Ж.В. Переход на новые образовательные стандарты……………………………………...107 Замогильная М. С. Консультация для родителей по мелкой моторике………………………………109 Алтабасова Е.В. Обучение младших школьников работе в паре на занятиях бальными танцами на уроках хореографии…………………………………………………………………………………112 2

[close]

p. 3

Рыжова Л. М. Дидактические игры в сенсорном развитии дошкольников…………………………..136 Газимова И. И. Активизация познавательной деятельности учащихся младшего школьного возраста на уроках татарского языка……………………………………………………………………………...180 Ткачёва М. В. Интегрированное занятие во второй младшей группе на тему: «Поговорим о войне. Дню Победы посвящается»……………………………………………………………………………...182 Киселева М. Г. Сценарий праздника "День матери" в средней группе………………………………184 3

[close]

p. 4

ОДАРЁННЫЕ ДЕТИ И КАК С НИМИ РАБОТАТЬ В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ Варварина Оксана Николаевна учитель начальных классов МБОУ гимназия №1 г. Липецк Какими же должны быть основания, чтобы ребенок считался одаренным? Ответ не так прост, как кажется. В психологии до сих пор нет общего представления о природе одаренности, а есть альтернативные подходы к решению проблемы. Первый подход понимает, что все дети талантливы. Каждый человек по-своему одарен. Этот подход отражает гуманистические тенденции в науке и является идеологической базой всеобщего образования и права каждого ребенка на развитие своих способностей. Второй подход понимает одаренность как дар «свыше» (Богом, родителями и т. п.), которым наделены единицы, избранные. На рубеже веков в нашем обществе возник интерес к одаренным детям как к будущей интеллектуальной и творческой элите, от которой будет зависеть «коридор возможностей» дальнейшего развития страны. Это делает необходимым широкое обсуждение проблем, связанных с выявлением и развитием одаренных детей; с возможностью построения грамотных прогнозов и эффективных способов коррекции проблем, которые возможны у одаренных детей. А это связано с тем, что одарённость может проявляться: как одаренность явная (проявленная), которая «у всех на виду». Обычно в этом случае подразумевается высокая одаренность. Специалисты утверждают, что число таких явно одаренных детей составляет примерно 1-3% процента от общего числа детей; как одаренность возрастная, т.е. в одном возрасте ребенок показывает явную одаренность, а потом, по истечении нескольких лет эта одаренность куда-то исчезает; как одаренность скрытая (потенциальная, непроявленная), т.е. одаренность, которая по каким-то причинам не проявила себя в учебной или иной деятельности данного ребенка, но существует как потенциальная перспектива развития его способностей. Детей со скрытой одаренностью примерно 20-25% от общего числа учащихся. Заметить таких детей на начальном этапе обучения, дать толчок их творческому развитию - задача учителя, ведь неслучайно одно из условий развития одаренных детей - это креативность (творческость)., К творчеству наиболее подготовлены те дети, которые отвечают критериям одаренности: ускорение умственного развития: познавательные интересы, наблюдательность, речь, сообразительность, оригинальные (нестандартные) решения задач; ранняя специализация интересов: увлечение математикой, музыкой, изобразительной деятельностью, иностранными яыками; активность, инициативность, стремление к лидерству, настойчивость в достижении цели; хорошая память, развитые познавательные умения; готовность и способность к исполнительским видам деятельности. Ценность одарённых детей в том, что они практически всегда могут быть замечены не только практическими психологами, но и воспитателями детских садов, школьными учителями, родителями. Понятия «детская одаренность» и «одаренные дети» определяют неоднозначные подходы в организации педагогической деятельности. С одной стороны , каждый ребёнок «одарён», и задача педагогов состоит в раскрытии интеллектуально - творческого потенциала каждого ребенка. С другой стороны, существует категория детей, качественно отличающихся от своих сверстников, и, соответственно, требующих организации особого обучения, развития и воспитания. Этих детей , как правило, не нужно заставлять учиться, они сами ищут себе работу, чаще сложную, творческую. На уроке же потенциал этих детей используется не полностью, больше внимания учителями уделяется первой группе учащихся (работа на всех), а нераскрытые возможности одаренных детей постепенно угасают вследствие невостребованности. С точки зрения психологов, в 4

[close]

p. 5

десятилетнем возрасте процент одаренных детей составляет 60 - 70 % , к четырнадцати годам - 30 40 % , а к семнадцати – только 1 5 - 2 0 % . Всю работу учителей начальных классов с одарёнными детьми можно рассмотреть по следующим направлениям: урочная деятельность, предметные олимпиады, проектные и реферативные работы, интеллектуальные конкурсы. Важнейшим направлением решения проблемы работы с одарёнными детьми является реализация специальных программ обучения, которые соответствовали бы потребностям и возможностям этой категории учащихся и могли бы обеспечить дальнейшее развитие их одаренности. На своих уроках учителя формируют у учащихся словесно – логическое мышление, которое предполагает развитие умения оперировать словами, понимать логику рассуждений и на основе этого самостоятельно делать выводы, сопоставлять, сравнивать, анализировать, находить частное и общее, устанавливать простые закономерности. Это, конечно, доступно не всем детям (3-30%), а остальные работают по алгоритму. Учителя проводят нестандартные уроки, уроки с ИКТ, (викторины, марафоны, конкурсы знатоков, предметные КВН), начиная с первого класса, используют деятельностный подход в обучении, индивидуальный и дифференцированный подход на уроках (разноуровневые и творческие задания, работа с дополнительной литературой, разнообразные творческие работы). Так, например, уже в 1 классе учащиеся делают свои книжки – малышки: «Азбука всезнайки», «Азбука автомобилей» и др., а на математике из геометрических фигур составляют разнообразные сюжеты, зашифровывают имена сказочных персонажей. На уроках русского языка и литературного чтения второклассники сочиняют сказки, загадки, а к урокам окружающего мира пишут мини – сообщения и доклады о животных и растениях. Как же правильно на начальном этапе обучения выявить одарённых и предметноуспешных детей. Для решения этой проблемы необходимо не только психолого – педагогическое исследование первоклассников, но и системное наблюдение за детьми при переходе из класса в класс. Такая система урочной деятельности поможет сформировать у одарённых детей беглость мышления, гибкость ума, любознательность, умение выдвигать и разрабатывать гипотезы. Большую роль в развитии интереса к предметам играют олимпиады. Предметные олимпиады – это состязание школьников в разных областях знаний, которое направлено на выявление интеллектуального потенциала детей, определение их творческих способностей и склонностей к отдельным предметам. Так в гимназическом этапе по русскому языку и математике участвует достаточно большое количество учащихся начальной школы. В муниципальных олимпиадах есть победители по математике и информатике. На протяжении нескольких лет учащиеся начальных классов участвуют в олимпиадах для младших школьников «Умка», «Уникум»; включаются, наряду со старшим и средним звеном, в проектную и реферативную деятельность. Они выполняют учебные проекты, проекты социально – значимой и познавательной направленности. Младшие гимназисты ежегодно участвуют в интеллектуальных конкурсах - это «Русский медвежонок», «Кенгуру», «Золотое руно», «Инфознайка», «Человек и природа»; в международных проектах «Эрудиты планеты», научно – практической конференции «Философия детям», российском конкурсе «Познание и творчество». Сегодня каждый учитель может самостоятельно находить интересные проекты, конкурсы, чтобы заинтересовать детей и родителей, поскольку их результаты помогают ученику поднять свою самооценку, пополнить копилку личных достижений. Детская одарённость – родом из детства! Яркие проявления возрастной одарённости – та почва, на которой могут вырастать выдающиеся способности. И уже задача учителя начальных классов выявить эти способности и развить их. Список литературы: 1. Выгодский Л. С. Воображение и творчество в детском возрасте. Психологический очерк: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 2012. 5

[close]

p. 6

2. Гильбух Ю. З. Внимание: одаренные дети. М.: Знание, 2011. 3. Психология одаренности: от теории к практике/ Под ред. Д. В. Ушакова. М.: ИП РАН, 2008. 4. Юркевич В. С. Одаренный ребенок: иллюзии и реальность: Книга для учителей и родителей. – М.: Просвещение, Учебная литература, 2014. 6

[close]

p. 7

МЕТОДИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В УЧРЕЖДЕНИИ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ - ОДНО ИЗ УСЛОВИЙ ЕГО УСПЕХА Пятайкина Наталья Николаевна, методист МБУ ДО "ДШИ № 3 "Младость" г.о. Самара г. Самара Мудрые слова древних гласят: «Что бы ты ни делал, делай разумно и предусматривай результат». Хотелось бы, что бы вся наша управленческая деятельность была выстроена именно в этой логике. Сегодня этот подход дает маркетинговая наука. В ситуации стремительно меняющихся социальноэкономических и социокультурных условий мониторинг происходящих в системе дополнительного образования процессов приобретает первостепенное значение. Он дает основу деятельности для руководителя как маркетолога. Выявление социально-профессиональных характеристик указанной социальной группы позволит нам ответить на вопрос: каким должен быть педагог обновленной системы дополнительного образования, какими социально-желательными и личностными характеристиками он должен обладать, чтобы оставаться востребованным на рынке образовательных услуг. Диагностика социального самочувствия специалиста дополнительного образования, уровня его социальной защищенности позволяет выявить основные меры его социальной поддержки. Методическое сопровождение по своей сути может быть отнесено к одной из функций управления, так как по логике и содержанию обеспечивает научные, информационные и экспертные подходы в деятельности педагога. Особенность ситуации еще и в том, что современные педагогические услуги дополнительного образования направлены как никогда на реализацию интересов и потребностей населения с высочайшей долей их дифференциации и индивидуализации. Выстраивание системы предоставления этих услуг становится стержнем маркетингового управления Постоянное изменение этого социального заказа заставляет учреждения дополнительного образования быть в режиме мобильного функционирования и развития по всем известным основаниям. Таким образом, динамика развития методической работы в УДО находится в прямой зависимости от социально-педагогических условий. Основными направлениями методического обеспечения работы являются:  разработка системы мероприятий по развитию творческого потенциала личности;  помощь педагогам в разработке авторских программ;  проведение смотров и конкурсов по развитию творческого потенциала педагогов и воспитанников;  осуществление повышения квалификации и педагогического мастерства педагогов, готовых к развитию инновационных процессов;  стимулирование педагогического и детского труда;  систематический процесс учета динамики результатов развития учреждения. Данные опроса педагогов показали, что в своей деятельности педагоги сталкиваются с серьезными трудностями, которые условно можно объединить в четыре группы: 7

[close]

p. 8

 психолого-педагогические трудности;  трудности дидактического характера;  трудности организации воспитательной работы;  трудности, связанные с анализом и оценкой собственной образовательной деятельности. На основании данного анализа был определен круг проблем для занятий педагогов дополнительного образования в ДШИ № 3 «Младость», где в большей степени делается упор на психологию общения. Одним из управленческих решений в рамках повышения творческого потенциала педагогов учреждений дополнительного образования является целесообразность, четкость формулировки функциональных, квалификационных обязанностей. 70% педагогов считают, что они сегодня выполняют современные важные функции, 50% хотели бы проконсультироваться по своим новым функциям, 20% их знают, но 30% лишь имеют представления. Говоря о потенциале учреждений дополнительного образования, следует отметить, что экспертные оценки в деталях разные, но они ярко демонстрируют закономерность: педагог, вышедший на авторскую программу, нестандартно мыслит, видит в основе своей деятельности ребенка, его природу, личность во всех ее проявлениях. Эти люди умело отбирают приемы, методы и средства воздействия в процессе субъектно-субъектных отношений, в основе их деятельности лежит педагогика сотрудничества. Каждый педагог видит предполагаемый результат своей программы для ребенка и себя. Достаточно четко педагоги формулируют цели и задачи своей деятельности. Таким образом, эта группа педагогов – 15 человек, 8% работающих сегодня является «группой опережающего развития», своеобразным активом по совершенствованию всей системы. Приняв целевую установку на формирование профессиональной компетентности, коммуникабельности, креативности специалистов учреждений дополнительного образования, мы вышли на необходимость создания системы этой работы. Полученные данные заставляют задуматься об увеличении эффективности процессов повышения квалификации, что должно являться одним из приоритетов осуществления грамотной кадровой политики в системе дополнительного образования. Анализ мотивации участия специалистов ДО в процессе повышения квалификации показывает, что основным мотивом прохождения курсов является осознанная потребность в приобретении новых знаний в той предметной области, в которой специалист работает (32,8% от опрошенных). Каждый шестой специалист хотел бы завязать контакты, обменяться опытом с коллегами. Количество специалистов ДО, которые в качестве основного мотива прохождения курсов повышения квалификации указали написание своей учебной программы, составило 12,2%. 9,4% респондентов считают, что курсы повышения квалификации помогут им при прохождении аттестации. Отсюда могут быть сформулированы задачи организации методического сопровождения в перспективной модели: 1. Разработка организационной структуры методической службы. 2. Усиление логического и дидактического единства учебно-воспита-тельного процесса, устранение дублирования учебно-программного материала, обеспечение его преемственности и непрерывности с позиций формирования у обучающихся компетентностей, их творческого развития. 3. Совершенствование методического руководства учебными занятиями, разработка рациональных форм планирования, организации и контроля полученных результатов, подготовка 8

[close]

p. 9

методических рекомендаций по организации учебно-воспитательного процесса, деятельности детских объединений, по составлению сценариев конкурсов, викторин, массовых мероприятий. 4. Укрепление связи с наукой и практикой, организация совместной работы с научными и методическими центрами, научно-исследовательскими институтами и высшими учебными заведениями для организации опытно-экспериментальной работы по внедрению новых технологий обучения. 5. Обеспечение учебного процесса оборудованием, техническими средствами обучения, учебно-методической литературой, дидактическими средствами обучения. 6. Разработка системы диагностики и мониторинга для определения стартового уровня и дальнейшего отслеживания развития обучающихся. 7. Организация и управление деятельностью психологической службы по вопросам психологопедагогического обеспечения образовательного процесса, тестирования и психологопедагогической диагностики обучающихся. 8. Внедрение в практику деятельности учреждения и методической службы программноцелевого подхода в управлении образовательным процессом на основе проведения проблемноориентированного анализа. Каковы же педагогические условия результативности работы, которые мы вычленяем в ходе реализации управленческих функций, важных для совершенствования методического сопровождения в системе дополнительного образования? 1. Оценить реально свои возможности с учетом современной ситуации. 2. Определить концепцию, модель, программу своего развития. 3. В системе согласно разработанной программе добиваться реализации функций внешкольного учреждения. 4. Всеми формами и методами выходить на социализацию среды. 5. Самосовершенствование развития педагога и системы на всех ее этапах развития. 6. Важным компонентом будет и поэтапное наблюдение за ходом работы, систематический анализ с целью определения перспективы развития процесса. 7. Одним из важных компонентов управления в разделе программирования следует считать подбор единомышленников, что должно способствовать результативности деятельности. 8. В ходе всей работы должна идти апробация современных педагогических технологий развития личности ребенка и самого педагога. Эти параметры должны стать основой системы работы с руководителями УДО. На их основе спланированы встречи с педагогами школ и УДО по проблемам дополнительного образования. Определение места и роли УДО в социуме приводит к выводу о том, что само дополнительное образование своим содержанием обеспечивает специфическое образовательное, социальное, культурное пространство. Его особенность в том, что оно дает возможность каждому ребенку и взрослому на практике, в непосредственной деятельности реализовать свои личностные потенциальные возможности. 9

[close]

p. 10

ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ГИПНОЗА И ВНУШЕНИЯ ПРИ ОНКОЛОГИИ Храмцов Виталий Вениаминович, Клинический психолог-консультант -психотерапевт, учитель -биологии, действительный член профессиональной психотерапевтической лиги, Лектор областного звена в секции психология и педагогика Центр "Флебологии" г. Владивосток Аннотация. Проведен контент-анализ современного применения гипносуггестивных методик в медицине. Отмечены возможности гипнотерапии в качестве терапевтического и психомоделирующего (экспериментально направленного) инструментария. Перечислены психологически-опосредованные и физиологические факторы положительного воздействия гипнотерапии при онкологии. Ключевые слова: гипносуггестивная терапия, гипноз, психотерапия, соматоформные расстройства, психосоматические расстройства. В последние десятилетия отмечается снижение частоты применения гипнотерапии в клинике, а также сужение сферы ее использования исключительно до ряда нозологий, не поддающихся лечению иными методами, либо ее использование как вспомогательного, в значении «второстепенного», терапевтического инструмента [1—8]. Среди причин отмеченной тенденции можно выделить следующие. 1. Снижение интереса к гипнотерапии (после волны исследований классического гипноза и его модификаций в 50—60-х гг. XX века) в силу отождествления данного направления психотерапии с авторитаризмом в социально-политической плоскости. Ассоциирующаяся с советским периодом гипнотерапия в сознании общества попала в разряд «устаревших» методик, время которых прошло с завершением эпохи, обеспечившей ее популяризацию. 2. Тенденция к «гуманизации» и «гуманитаризации» психодисциплин и обращение к методам психотерапии «новой волны» как альтернативе и даже антитезе «директивности». Произошедшие сдвиги в самосознании общества стали толчком к поиску новых методов психотерапии, не связанных с «насилием над личностью», что в контексте неизменно доминирующей и в какой-то мере патерналистической роли врача в системе «врач — пациент» в рамках гипнотерапии делает этот метод лечения менее привлекательным для ряда пациентов, не готовых терять лидирующую позицию в психотерапевтическом процессе. 3. Не последнюю роль, в основном в странах, где медицина платная, в снижении востребованности гипнотерапии играют экономические факторы. Так, многие клинические случаи требуют индивидуальной работы с пациентом, что-либо очевидно экономически невыгодно для врача по сравнению с групповой психотерапией, либо непомерно увеличивает стоимость сеанса гипноза. 4. Законодательное закрепление гипносуггестивной психотерапии за медицинской сферой, и, следовательно, невозможность официально заниматься гипнозом в немедицинских формах, а также следующая из этого необходимость продолжительной специализации через психиатрию и в 10

[close]

p. 11

дальнейшем психотерапию для лиц, желающих практиковать гипноз. Спровоцированный этим отток из сферы реализации гипнотических практик лиц, не имеющих врачебного образования, создал видимость сужения спроса на гипноз за счет как его локализации в сугубо медицинской плоскости, так и нивелирования гипнотерапевтического дискурса вообще. 5. Отсутствие «предложения» при наличии «спроса». Владение гипнотическими техниками остается не самым распространенным профессиональным навыком. Только сравнительно небольшое число врачей профильных специальностей практикуют гипнотерапию и, следовательно, могут предлагать ее пациентам в качестве метода выбора. Возможно, определенную роль в этом играют ожидаемые трудности в освоении гипнотических методик, бытующее недоверие населения к гипнотерапии, а соответственно, и к лицам, ее практикующим, страх выглядеть непрофессионалом в случае, если больной окажется малогипнабельным. Отсутствие специалистов, предоставляющих услуги по проведению сеансов гипнотерапии, закономерно приводит к сокращению роли гипнотерапии в клинике. 6. Укоренившаяся убежденность в том, что успех гипнотерапии напрямую зависит от личности врача, тогда как для иных психотерапевтических техник изначально было сформировано мнение, что ими может овладеть каждый, демотивирует современных медиков даже в самом приобретении навыков терапевтического гипноза. Несмотря на доказанную последними исследованиями неспецифичность личности врача по отношению к гипнотерапевтическим методикам, многих врачей в освоении методик гипноза продолжает останавливать призрачный риск потратить время впустую, не достигнув необходимого для практики уровня профессионализма. 8. Проблема специфической гипнабельности пациентов — способности человека входить в состояние гипноза. На сегодня показано, что гипнозу подвержены в среднем 50 % населения, тогда как для оставшейся половины этот метод терапии оказывается заведомо неэффективным (тем не менее, сторонники гипносуггестивной терапии настаивают на возможности преодоления низкой гипнабельности с помощью высокопотентных модификаций суггестивных техник). В этом контексте многие врачи задаются вопросом: зачем осваивать то, что гарантированно неприменимо для части населения, тогда как иные психотерапевтические методики не имеют сколько-нибудь очерченных ограничений. Более того, определение врачом индивида как негипнабельного несет в себе риск необоснованной идентификации этим индивидом врача, проводящего сеанс, как непрофессионала. Поэтому не каждый врач готов рисковать своей репутацией, практикуя методику, способную привести к подобным имиджевым потерям. 9. Гипноз как один из наиболее зрелищных и малообъяснимых феноменов клинической медицины закономерно не избежал околонаучных и даже мистических трактовок. Как следствие, в общественном сознании понимание гипноза было искажено вплоть до обесценивания его истинной научной и медицинской сути. В связи с этим среди части населения, в том числе и некоторых врачей, прочно укрепилась ложное мнение о том, что гипноз в его медицинской ипостаси является по своей сути обманом, действенность которого сравнима с плацебо. Контингент лиц, не владеющих техниками гипноза, но активно практикующих «гипнотерапию»; вынесение гипнотических методик в развлекательную сферу (так называемый «эстрадный гипноз»), определенный процент пациентов, не подверженных феномену гипноза; неспособность современной науки объяснить многие механизмы и аспекты действия психотерапии, а также одно время модные псевдонаучные «раскрытия истинной сути» гипноза, уравнивающие этот феномен с цирковыми фокусами, привели к неоправданному снижению доверия к этому классическому направлению психотерапии. Данные умозаключения выступают еще одним весомым, но, 11

[close]

p. 12

несомненно, ошибочным аргументом против гипнотерапии, способствующим, однако, ее вытеснению из клиники. 10. Немаловажную роль играет отождествление в определенных кругах гипнотерапии с техниками, используемыми в тоталитарных сектах, что закономерно является демотивирующим фактором для пациентов ввиду опасений утраты самоконтроля. Естественно, вопрос доверия к врачу, проводящему гипнотерапию, в этом контексте приобретает важное значение. 11. Еще одним значимым, если не ключевым фактором утраты гипнотерапией ключевых позиций в терапевтической клинике, являются маркетинговые линии фармакологических компаний, позиционирующие лекарственные препараты терапией первого выбора в ущерб психотерапевтическим методам. Утвердившись в сознании врачей, они предопределяют изначальный выбор терапевтического пути; отправной точкой в нем является применение фармакологических препаратов и только затем, в случае их недееспособности, — поиск иных терапевтических тактик. В результате гипнотерапия сегодня нередко бывает выведена на уровень «терапии последней надежды» в «малой» психиатрии. Применяемая же рутинно, преимущественно в групповом варианте, она много теряет в своей эффективности, в силу чего «терапевтический статус» ее в общественном мнении невысок. Подобные деформации, естественно, неоправданно сужают сферу использования гипноза, тогда как согласно более ранним наблюдениям его методы успешно зарекомендовали себя в соматической и психопатологии. Тем не менее, уже сам факт действенности гипнотерапии в случаях, когда иные методы лечения оказываются нерезультативными, свидетельствует в пользу ее исключительной эффективности [1, 7]. Данное обстоятельство предопределило неутихающий интерес к феномену гипноза и гипнотерапии в научных и медицинских кругах, несмотря на отмеченную тенденцию к сужению круга ее клинического применения. Цель данной работы — осветить существующие на сегодняшний день научно доказанные факты медицинского понимания гипноза и «реабилитировать» гипнотерапию перед медицинским сообществом. В качестве методов исследования были использованы контент-анализ, науковедческий, клиникопсихофеноменологический [2, 9, 10]. Феномен гипноза до сих пор остается не до конца раскрытым, однако последние исследования демонстрируют, что его результаты столь же материальны, как и при иных терапевтических манипуляциях. Современное использование гипноза в сфере медицины претерпело значительные качественные изменения и в дополнение к терапевтическому приложению приобрело свойства психомоделирующего (экспериментально направленного) инструментария для индуцирования ряда психопатологических состояний. В большинстве случаев симптомы психических расстройств носят сочетанный характер, при этом нередко встречается совмещение разно регистровой психопатологии, а порой даже на нозологическом уровне, что существенно затрудняет изучение психопатологических «элементов» в разных психических сферах и тем паче более «тонких» персонологических характеристик и поведенческих актов индивида. В свете данной проблемы ряд исследователей отметили возможность искусственного привнесения, временного внушения интересующих исследователя психопатологических проявлений здоровым лицам посредством гипноза, что обеспечивало формирование нужной клинической картины, без дополнительных психопатологической и патопсихологической аранжировок, обычно присущих 12

[close]

p. 13

этим нарушениям. Привнесение изолированных клинически выраженных патологических феноменов в интактную психику позволяет не только проследить и изучить «чистую» психопатологическую и патопсихологическую симптоматику, в том числе в ее динамическом аспекте, но и оценить сопутствующие исключительно ей [психо]физиологические корреляты. Так, в передовых исследованиях по экспериментальной психопатологии и нейропсихологическому моделированию были изучены особенности бреда, сенсорно-моторные и когнитивные нарушения, тревожные и навязчивые состояния, а также ряд других типичных клинических семиотических знаков и синдромов на основании гипнотически- индуцированных психопатологических состояний [11]. Это предопределило использование гипноза для моделирования психической и персонологической патологии с целью улучшения понимания генеза различных психопатологических состояний, реакций и процессов. Тем не менее, несмотря на новые, достаточно смелые взгляды на применение гипноза в медицине, ведущим направлением его использования остается терапевтическое [1, 2—7]. С момента своего открытия гипноз нашел широкое применение в купировании различных форм психопатологии, в том числе и как самостоятельный метод, и как метод для потенцирования иных психотерапевтических методик, в частности когнитивно-поведенческой терапии [12]. Клиническая эффективность гипнотерапии как самостоятельного терапевтического метода доказана в лечении невротических, в особенности конверсионных, психосоматических, соматопсихических заболеваний [1, 2—7]. Отмечены положительные результаты в терапии и профилактике нарушений эмоциональной сферы, таких, как тревога, депрессия, панические атаки; а также в купировании различных видов навязчивых состояний [1, 13—15]. Некоторые исследователи отмечают улучшение академической производительности вследствие применения гипнотерапии, что может говорить о ее благотворном влиянии на когнитивные свойства [15]. V. Vickers, Z. Zelman [16] отмечают, что применение гипноза, в частности для достижения релаксации, положительно влияет на продолжительность жизни. Доказано положительное влияние гипнотерапии на обеспечение гигиены сна, а также ее выраженный терапевтический эффект у пациентов с бессонницей. Отмечено снижение воспаления в тканях вследствие применения гипнотерапии [17]. H. Jones et al. [17] провели контролируемое исследование по применению гипнотерапии для лечения некардиальной боли, которая в обычных условиях крайне трудно поддается терапии, демонстрирующее позитивные результаты в виде значительного снижения интенсивности боли О. (р = 0,046). В отмеченном исследовании пациенты группы исследования проходили 12 сеансов гипнотерапии, тогда как пациенты группы контроля — поддерживающую терапию совместно с плацебо. В западных странах гипноз получил широкое применение в терапии болевого синдрома (острых и хронических алгических состояний различного генеза) и его профилактике, а также как дополнительная мера при оперативных и инструментальных вмешательствах. Обращает на себя внимание доказанная в последние годы эффективность гипноза в терапии не только невротических, но и соматических расстройств. Так, ряд исследователей отмечают [18—20] действенность гипнотерапии в лечении больных, перенесших инсульт. Задокументированные клинические случаи использования гипноза в сочетании с восстановительной терапией в лечении больных, перенесших инсульт, встречаются в 1950-х гг. При этом гипнотерапия демонстрирует положительные клинические результаты как в раннем периоде инсульта, так и в отдаленном, в том 13

[close]

p. 14

числе в восстановлении нарушенных двигательных функций. Для достижения последнего директивные установки обычно включают в себя формулы, содержащие императив к совершению двигательных актов пораженной конечностью. В случаях большой продолжительности заболевания гипнотерапия также позволяет преодолеть подсознательную установку самих пациентов на невозможность восстановления движений в поражённых конечностях. Так, в пилотном исследовании S. G. Diamond et al. [19] у пациентов, длительное время страдающих парезом верхних конечностей вследствие инсульта, применение гипнотерапии позволило достичь увеличения диапазона движений в пораженной конечности, повышения силы и уменьшения признаков спастичности, снижения усилий для выполнения движений в паретичных конечностях. Вопреки возникшему в конце XX в. утверждению о сугубо плацебо-эффекте гипнотерапии, лежащем в генезе ее клинической эффективности, обусловленному неспособностью объяснить и главное — «материально» доказать терапевтический эффект гипноза, современные исследования доказывают ошибочность таких суждений. Психологически-опосредованное влияние гипнотерапии на физиологические, а через них и на морфологические компоненты наглядно доказано на примерах терапии новообразований и синдрома раздраженного кишечника (СРК). Так, гипнотерапия доказала свою эффективность в качестве дополнительной поддерживающей терапии при тяжелых и неизлечимых соматических заболеваниях, в том числе злокачественных опухолях. Результаты ряда проспективных рандомизированных контролированных исследований показали, что качество жизни и выживаемость пациентов с диагнозом «болезнь Ходжкина» (лимфогранулематоз), получающих гипнотерапию с целью релаксации в дополнение к химиотерапии, были выше, чем у пациентов, получающих исключительно химиотерапию. У пациентов увеличивалась продолжительность жизни, уменьшались тревога и депрессия, а также существенно снижались побочные эффекты химиотерапии, в частности тошнота, что способствовало достижению комплаенса к химиотерапии [21]. Имеются данные о влиянии гипноза на модулирование иммунного ответа при злокачественных новообразованиях [22]. У пациентов, получающих гипнотерапию с целью релаксации в качестве дополнительного метода терапии при злокачественных новообразованиях, были отмечены более высокие абсолютные числа и более высокий процент активированных Т-клеток (CD25), более низкий уровень фактора-альфа некроза опухоли и выше уровень лимфокин-активированных клетоккиллеров, что способствует более эффективному лизису опухолевых клеток [23]. Этот факт неоспоримо доказывает влияние гипнотерапии не только на психологическое состояние пациента, но и на морфофункциональные показатели организма. Первое упоминание в литературе об успешном применении гипнотерапии для лечения пациентов с СРК относится к 1984 г., хотя еще в 1927 г. было отмечено благотворное влияние аутосуггестивных вмешательств на больных с СРК [24, 25]. С тех пор гипнотерапия зарекомендовала себя как действенный инструмент в терапии больных с соматоформными и психосоматическими расстройствами в гастроэнтерологии, которые устойчивы к иным методам терапии [26]. Положительное воздействие гипнотерапии при заболеваниях желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), согласно современным представлениям, объясняется следующим рядом психологическиопосредованных и физиологических факторов [27]. Снижение фазовых сокращений перистальтики кишечника, сопровождающихся клиническим уменьшением боли, что отмечается во время гипноза, позволяет говорить о роли снижения порога болевой чувствительности при перистальтических сокращениях кишечника в генезе рассматриваемой патологии; поскольку важное значение имеет 14

[close]

p. 15

тот факт, что даже нормальная перистальтика индивидом с СРК воспринимается как болезненная [28]. Влияние ряда эмоциональных реакций, таких как гнев, тревога и в меньшей степени ощущение счастья, доказательно приводят к увеличению моторики кишечника. При этом изменения перистальтики в основном связаны с изменениями скорости, а не амплитуды сокращений. Гипнотические воздействия достоверно снижают как скорость перистальтических сокращений, так и частоту дыхания и пульса, увеличивающихся в ответ на отмеченные эмоциональные реакции, что предположительно лежит в основе одного из механизмов терапевтических влияний гипнотерапии при ряде гастроэнтерологической патологии [28]. Существуют экспериментально подтверждённые основания для предположения роли аномального ответа ЖКТ на поступление в пищеварительную систему жиров в генезе рассматриваемой патологии и провоцируемое ими чрезмерное образование кишечных газов. Применение гипнотерапии в этом случае доказательно приводит к уменьшению как объемов кишечных газов, так и болевого синдрома. Висцеральная гиперчувствительность, в том числе на растяжение кишечника содержимым, предположительно также лежит в основе болевых ощущений при ряде гастроэнтерологической патологии [29]. Гипнотерапия ведет к устойчивому снижению подобной гиперчувствительности, подтверждённому рядом исследований [30]. При этом у пациентов с нормальной чувствительностью она не приводит к ее снижению, что дает основания говорить именно о «нормализации» нарушенных висцеральных ощущений в результате гипнотерапевтического вмешательства [27]. Не последнюю роль в генезе рассматриваемого ряда гастроэнтерологической патологии играет чрезмерная активация передней поясной извилины в ответ на болевой раздражитель. Современные исследования головного мозга показывают, что именно в ней обрабатывается эмоциональное восприятие боли, тогда как обработка сугубо соматических болевых ощущений происходит в соматосенсорной коре [27]. Возможность снижения активности коры передней поясной извилины и уменьшение ответных нисходящих стимулов к висцеральным органам являются еще одним преимуществом гипнотерапии по сравнению с иными методами терапевтических вмешательств [27, 31]. Предполагают, что сниженное настроение влияет на самоощущения больных, заставляя фиксировать внимание на висцеральных ощущениях. Множественные рандомизированные контролируемые исследования по применению гипнотерапии в этой сфере показывают высокий процент излечения пациентов с симптомами поражения ЖКТ, в генезе которых играют не последнюю роль психофизиологические факторы. Так, отмечена роль гипнотерапии в лечении функциональной диспепсии. В плацебо-контролируемом исследовании с участием 126 больных, страдающих функциональной диспепсией, в краткосрочном периоде отмечено достоверное уменьшение выраженности симптомов диспепсии у 59 % пациентов, получающих гипнотерапию, по сравнению с 41 % обследованных, которым назначалась поддерживающая терапия в комплексе с плацебо, и с 33 % в группе фармакотерапии. При этом в долгосрочном периоде у больных, прошедших курс гипнотерапии, в 73 % отмечалось стойкое улучшение, тогда как обе группы сравнения демонстрировали достоверно худшие результаты: 34 % для группы с плацебо и 43 % — для группы фармакотерапии [32]. Согласно двойному рандомизированному контролируемому исследованию [33, 34] после применения гипнотерапии (12 сеансов, 1 ч в неделю) отмечено значительное клиническое улучшение у больных с СРК (138 пациентов), резистентным к другой терапии. При этом 15

[close]

Comments

no comments yet