Embed or link this publication

Popular Pages


p. 1

Гимназический взвоз№202016год Журнал для семейного чтения № 20 октябрь 2016 года 1

[close]

p. 2

М. НЕСТЕРОВ. «ПОКРОВ БОГОМАТЕРИ», 1914 СОДЕРЖАНИЕ Наш Троицкий Спас / Е. Гаазе 4 Культура Любимый образ / Е. Гаазе 6 Встреча 9 Пушкин-лицеист в рисунках 11 Нади Рушевой / Е. Гаазе Капелька №3 Журнал для самых маленьких 15 Краеведение Мельница и Кудияр /А. Морковина 17 Паломничество Иоанно-Предтеченский монастырь – дом Иоанна 21 Крестителя /О. Урядова Культура Лукоморье на экране /А. Морковина 2 № 20 октябрь 2016 года

[close]

p. 3

ПРАЗДНИЧНОЕ В.Е. Попков. «Осенние дожди» Снова осень. Самое красивое время года, мне кажется. Прошло жаркое, хлопотливое лето, все вернулись из отпусков и с каникул, вошли в привычный ритм, а осень открывает свой бал — нарядный, сытный и, конечно, волшебный. На улицах возле базаров витает аромат спелого винограда, прилавки — это целая палитра красок: золотые дыни, изумрудные арбузы, веселые пестрые перцы и благородно отливающие лиловым баклажаны. А сколько осенних ярких цветов! Пахнут они тревожно, горько, не дают пройти мимо… Хочется украсить этими букетами свой дом, чтобы, любуясь ими, вспоминать любимых — тех, кого нет рядом. У ребятишек своя радость — осенние листья. Ворохи пестрых листьев: их можно собирать в букеты, делать гербарии, а еще — подбрасывать вверх и смотреть, как красиво они падают — задумчиво и медленно. И непременно какой-нибудь малыш стоит в стороне ото всех и, взяв только один яркий лист, смотрит сквозь него в небо… Может, именно в эти мгновения рождаются новые поэтические строки? А еще осень — это всеми любимый праздник Покрова Божией Матери, это воспоминание о преподобном Сергии Радонежском и еще множество памятных дней. И, конечно же, Пушкин! Вы не замечали, какое это звонкое слово? Вопреки фонетическим законам, Пушкин — звучит так звонко и радостно! Хотя всегда рядом с радостью — грусть. Но осенью она особенная — дождливая, с запахом дыма, но светлая, нежная. Осенью, быть может, и рождаются самые искренние, проникновенные слова… Елена Владимировна Гаазе, главный редактор Журнал для семейного чтения Гимназический взвоз№202016год издается по благословению Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина Журнал зарегистрирован Управлением Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культур- ного наследия по Саратовской области. Свидетельство о регистрации средства   массовой информации   ПИ № ФС-64 0761Р от 24 марта 2008 года. № 20 октябрь 2016 года Редакционный совет журнала: Председатель — священник Николай Генсицкий; Д. С. Худяков — писатель, краевед, автор и ведущий телепередачи «Не за тридевять земель»; М. С. Муллин — член Союза журналистов России, член Союза писателей России; О. П. Клюкина — прозаик, член Союза российских писателей; А. А. Боровский — искусствовед, член Совета Ассоциации православных педагогов Саратовской области. Главный редактор Е.В. Гаазе На обложке: Б. Кустодиев. «Осень в провинции»,   Яндекс. Фотки. bosanat «Осень». Адрес редакции: 410002, г. Саратов, ул. Лермонтова 31-5 Тел.: 8 987 319 73 91. E-mail: sarvzvoz@yandex.ru Учредитель: Д.Л. Гаазе Издатель: Свято-Троицкий собор города Саратова Журнал отпечатан в типографии «СП–Принт». Тираж 1000 экземпляров. Материалы журнала размещены на сайтах: www.trsobor.ru и www.pmsar.ru 3

[close]

p. 4

НАШ ТРОИЦКИЙ Спас Д о реставрации лик Спасителя был практически невидим, и существовало предание, что открывается Он лишь чистым сердцам. Сегодня на иконе можно разглядеть черты нашего Господа, но по-прежнему каждый человек видит именно то, что соответствует его внутреннему состоянию. Если ты холоден, суетлив, то глаза Спасителя строги, Лик кажется отчужденным. А если приходишь с покаянными слезами, искренней молитвой, то видишь в Его чертах необыкновенное смирение, кротость. Он отвечает на твои вопросы, жалеет, подает надежду и помощь. 4 № 20 октябрь 2016 года

[close]

p. 5

НАШ ТРОИЦКИЙ В самом сердце нашей епархии, в Свято-Троицком кафедральном соборе, хранится главная святыня города, а может быть, и всего Поволжья. Это образ Спаса Нерукотворного, который находится в нижнем Успенском храме у правого клироса.  Автор книги «Старый собор и Старый Саратов», клирик нашего Свято-Троицкого собора протоиерей Михаил Беликов считает, что образ первоначально был воинским знаменем, принесенным в Саратов новым стрелецким гарнизоном в 1671–1672 годах после усмирения разинского восстания. Не отрицает отец Михаил и вероятность того, что образ Спаса мог быть хоругвью – церковным знаменем, символизирующим «невидимую брань» Христовой Церкви, воинствующей «против духов злобы поднебесной». История почитания этой иконы началась еще в 1812 году, когда рязанский купец Яков Михайлов был чудесно исцелен от опасной болезни и попросил своего приказчика отыскать образ Спаса в саратовском Троицком соборе и сделать ему дорогую ризу. Просьба была выполнена, перед украшенной сребро-позлащенной ризой иконой был отслужен благодарственный молебен, и с тех пор стало благочестивой традицией совершать этому образу молебны как в храме, так и в домах жителей Саратова. Более двухсот лет икона почитается как чудотворная, по молитвам перед ней многие люди получили исцеления и помощь в своих нуждах. А после чудесного избавления Саратова от холеры, бушевавшей в городе в 1847 году, супруга саратовского вице-губернатора Наталья Сырнева пожертвовала нашему собору 400 рублей, чтобы в саратовской Троицкой церкви по средам читался акафист Иисусу Сладчайшему. Проценты с этих денег поступали в пользу собора, и «Истинный образ Божий всегда нерукотворен, — размышляет духовный писатель XIX века. — Отсюда следует, что цель всех наших усилий, занятий, наук должна состоять только в том, чтобы представить Богу наши души как чистый убрус, способный принять Божественное изображение». с тех пор и по сегодняшнее время акафист читается пред образом Нерукотворного Спаса каждую среду во время вечернего богослужения. К чудотворной иконе ехали помолиться люди со всего Поволжья. Интересно, что во время реконструкции собора десять лет назад в нижнем Успенском храме был обнаружен старый каменный пол с протоптанной множеством ног «дорожкой», ведущей прямо к Спасу… Очень впечатляют и вызывают трепет воспоминания о том, как проходила реставрация святыни. Известный художник-реставратор Борис Криницын, который участвовал в реставрации Спаса Нерукотворного, рассказал о ходе работ в статье «Возрождение Спаса», опубликованной в журнале «Православие и современность», 2007, № 4 (20). Он вспоминал: «Поздно вечером, когда жизнь в храме уже замерла, икону бережно достали из киота и перенесли в импровизированную реставрационную мастерскую. Когда с иконы сняли оклад, и она оказалась под ярким светом, все, кто стоял перед ней, пережили чувство, далеко выходящее за границы реального: у всех на глазах Спас преобразился. Темнота иконы стала постепенно растворяться и исчезать, как будто внутри нее появился собственный свет и стал рассеивать тьму. То, что раньше приходилось рассматривать, напрягая зрение, о чем приходилось только догадываться и домысливать, вдруг предстало перед нами ясно и во всей полноте. Всем открылся величественный образ пронзительной силы. Рисунок форм поражал своим совершенством и выверенностью пропорций. В нем была та монументальность и отрешенность от земного мира, которая так характерна для классической русской иконы. В этом проявлении иконы, произошедшем на наших глазах, была неожиданность чуда, и это потрясение надолго осталось в памяти... Когда икону снова вставили в оклад, изображение опять погасло, и мы по-прежнему видели едва различимые очертания внутри темного силуэта. Икона показала нам, какой она может быть, и снова скрылась в тревожной темноте». Борис Криницын также вспоминает, какое впечатление произвела икона на ведущего реставратора музея Андрея Рублева Бориса Петровича Еремина: «Он не мог понять, как при сохранности изображения лика не более чем на 30–40 процентов образ выглядит так мощно и впечатляюще. Даже те многочисленные ожоги, разрывы холста, утраты красочного слоя, записи — всё постепенно притерлось друг к другу, имело свою внутреннюю взаимосвязь и вместе с оставшимся изображением представляло единый целостный образ, вобравший в себя долгую жизнь». Кажется, что вся долгая жизнь нашего города, судьбы наших далеких предков и потомков, все радости и трагедии прошлого и будущего освящены тишиной и величием нашего Спаса. Елена ГААЗЕ № 20 октябрь 2016 года 5

[close]

p. 6

КУЛЬТУРА Любимый образ В «Видении отроку Варфоломею» Нестеров нашел ту свою мечту, что занимала его впоследствии на протяжении двадцати-тридцати лет – жизнь православной Руси, жизнь святых чудотворцев, схимников, монахов, праведников и героев духа. В продолжение этой темы были написаны такие известные картины, как «Пустынник», «Сергий Радонежский», «Великий постриг», «Молчание», «Зимой в скиту», «Лисичка», «Дмитрий, царевич убиенный», «На горах» и ряд других. Своеобразным итогом религиозной темы в творчестве художника становится большая незаконченная картина «На Руси (Душа народа)», ставшая воплощением слов Иисуса Христа: «Будьте как дети. Ибо никто не войдет в Царство небесное, пока не станет, как младенец». В своих хрупких, нежных картинах Нестеров воплощает свою мечту о Святой Небесной Руси. М. Нестеров. «Видение отроку Варфоломею» 6 № 20 октябрь 2016 года

[close]

p. 7

КУЛЬТУРА А.Бенуа: «Видение отрока Варфоломея» (будущего св. Сергия Радонежского) – одна из самых таинственно-поэтичных и прелестных картин последнего десятилетия XIX века. Здесь, что редко бывает у Нестерова, удался ему и тип юного святого, его застывшая в священном трепете фигура, его поглощенное сосредоточенным восторгом лицо с широко открытыми, уставившимися глазами. Чарующий ужас сверхъестественного был редко передан в живописи с такой про- стотой средств и с такой убедительностью. Есть что-то очень тонко угаданное, очень верно найденное в стройной фигуре чернеца, точно в усталости прислонившегося к дереву и совершенно закрывшегося своей мрачной схимой. Но самое чудное в этой картине – пейзаж, донельзя простой, серый, даже тусклый и все же торжественно-праздничный. Кажется, точно воздух заволочен густым воскресным благовестом, точно над этой долиной струится дивное пасхальное пение. Образ преподобного Сергия Радонежского был душевно близок великому русскому художнику Михаилу Нестерову с раннего детства. Он знал его по семейной иконе и лубочной картинке, где Сергий-пустынножитель кормил хлебом медведя. В представлении художника это был глубоко народный святой, «лучший человек древних лет Руси». Житие преподобного оставалось источником вдохновения художника многие годы, но вершиной своего творчества сам Нестеров считал именно «Видение отрока Варфоломея». «Жить буду не я. Жить будет отрок Варфоломей. И если через 30, 50 лет после моей смерти он еще что-то будет говорить людям – значит, он жив, значит, жив и я», – писал М.Нестеров. Детство художника прошло в одном из старейших городов Урала – Уфе, в религиозной, патриархальной купеческой семье. Христианское мироощущение Нестерова, его любовь к России, Православию определились во многом семейной атмосферой, в которой он вырос. По семейной легенде, Нестеров выжил благодаря чудесному вмешательству святого. Младенец был «не жилец». Его лечили суровыми народными средствами: клали в горячую печь, держали в снегу на морозе. Однажды матери, как говорил Нестеров, показалось, что он «отдал Богу душу». Ребенка, по обычаю, обрядили, положили под образа с небольшой финифтяной иконкой Тихона Задонского на груди и поехали на кладбище заказывать могил- ку. «А той порой моя мать приметила, что я снова задышал, а затем и вовсе очнулся. Мать радостно поблагодарила Бога, приписав мое воскресение заступничеству Тихона Задонского, который, как и Сергий Радонежский, пользовался у нас в семье особой любовью и почитанием. Оба угодника были нам близки, входили, так сказать, в обиход нашей духовной жизни». Сегодня хотелось бы заглянуть в «святая святых» художника, в его творческую мастерскую, прикоснуться к тайне рождения великой картины. Из воспоминаний Михаила Нестерова: «…Нанял избу в деревне Комякине, близ Хотькова монастыря, и принялся за этюды к "Варфоломею". № 20 октябрь 2016 года 7

[close]

p. 8

КУЛЬТУРА Окрестности Комякина очень живописны: кругом леса, ель, береза, всюду в прекрасном сочетании. Бродил целыми днями. В трех верстах было и Абрамцево, куда я теперь чаще и чаще заглядывал. Ряд пейзажей и пейзажных деталей были сделаны около Комякина. Нашел подходящий дуб для первого плана, написал самый первый план, и однажды с террасы абрамцевского дома совершенно неожиданно моим глазам представилась такая русская, русская осенняя красота. Слева холмы, под ними вьется речка (аксаковская Воря). Там где-то розоватые осенние дали, поднимается дымок, ближе – капустные малахитовые огороды, справа – золотистая роща. Кое-что изменить, что-то добавить, и фон для моего "Варфоломея" такой, что лучше не выдумать. И я принялся за этюд. Он удался, а главное, я, смотря на этот пейзаж, им любуясь и работая свой этюд, проникся каким-то особым чувством "подлинности", историчности его: именно такой, а не иной, стало мне казаться, должен быть ландшафт. Я уверовал так крепко в то, что увидел, что иного и не хотел уже искать. Оставалось найти голову для отрока, такую же убедительную, как пейзаж. Я всюду приглядывался к детям и пока что писал фигуру мальчика, писал фигуру старца. Писал детали рук с дароносицей и добавочные детали к моему пейзажу – березки, осинки и еще кое-что. Время шло, было начало сентября. Я начал тревожиться – ведь надо было еще написать эскиз. В те дни у меня были лишь альбомные наброски композиции картины, и она готовой жила в моей голове, но этого для меня было мало. И вот однажды, идя по деревне, я заметил девочку лет десяти, стриженую, с большими широко открытыми удивленными голубыми глазами, болезненную. Рот у нее был какой-то скорбный, горячечно дышащий. Я замер, как перед видением. Я действительно нашел то, что грезилось мне: это и был "документ", "подлинник" моих грез. Ни минуты не думая, я остановил девочку, спросил, где она живет, и узнал, что она комякинская, что она дочь Марьи, что изба их вторая с краю, что ее, девочку, зовут так-то, что она долго болела грудью, что вот недавно встала и идет туда-то. На первый раз довольно. Я знал, что надо было делать. Художники в Комякине были не в диковинку, их не боялись, не дичились, от них иногда подрабатывали комякинские ребята на орехи и прочее. Я отправился прямо к тетке Марье, изложил ей все, договорился и о "гонораре" и назав­ тра, если не будет дождя, назначил первый сеанс. На мое счастье, назавтра день был такой, как мне надобно: серенький, ясный, теплый, и я, взяв краски, римскую лимонную дощечку, зашел за моей больнушкой и, устроившись попокойнее, начал работать. Дело пошло ладно. Мне был необходим не столько красочный этюд, как тонкий, точный рисунок с хрупкой, нервной девочки. Работал я напряженно, стараясь увидать больше того, что, быть может, давала мне моя модель. В те дни я жил исключительно картиной, в ней были все мои помыслы, я как бы перевоплотился в ее героев. В те часы, когда я не писал ее, я не существовал и, кончая писать к сумеркам, не знал, что с собой делать до сна, до завтрашнего утра. Проходила длинная ночь, утром снова за дело. А дело двигалось да двигалось. Я пишу "Варфоломея", его голову – самое ответственное место в картине. Удастся голова – удалась картина. Нет – не существует и картины. Слава Богу, голова удалась, картина есть. "Видение отрока Варфоломея" кончено». Напомним читателю, что картина написана на сюжет, взятый Нестеровым из древнейшего «Жития преподобного Сергия», написанного его учеником Епифанием Премудрым. Отроку Варфоломею, будущему Сергию, не давалась грамота, хотя он очень любил читать, и он втайне часто молился Богу, чтобы тот наставил и вразумил его. Однажды отец послал его искать пропавших жеребят. Под дубом на поле отрок увидел некоего черноризца, святого старца, «светолепна и ангеловидна», прилежно со слезами творившего молитву. Старец взглянул на Варфоломея и прозрел внутренними очами, что перед ним сосуд, избранный Святым Духом, и спросил его: «Что ищеши или что хощещи, чадо?» Отрок просил святого отца помолиться за него Богу, чтобы он «умел грамоту». Старец, «сотворя молитву прилежну», достал из карманной «сокровищницы» частицу просфоры и подал ее отроку со словами: «Прими сие и снешь, се тебе дается знамение благодати Божия и разума Святого Писания». А когда отрок съел просфору, старец сказал ему: «О грамоте, чадо, не скорби: отсего дне дарует ти Господь грамоте умети зело добре». Так и случилось. Елена ГААЗЕ 8 № 20 октябрь 2016 года

[close]

p. 9

ВСТРЕЧА Пушкин-лицеист в рисунках Нади Рушевой Автопортрет Нади Рушевой Т алантливейшая художница Надя Рушева (1952-1969) никогда не училась своему ремес- лу, да и школу окончить не успела. Ушла из жизни в неполных 17 лет, оставив людям бо- лее десяти тысяч рисунков, каждый из ко- торых по-своему уникален. Надя никогда не пользовалась ластиком, ничего не исправля- ла. Линия ее рисунка была точна, проста и изящна. Многие считают юную художницу гениальной. Надя проиллюстрировала мно- жество художественных произведений, ска- зок, мифов, рисовала и жизнь, которую виде- ла вокруг себя. Пушкин – это особый мир Нади, особая любовь, с которой возможно, всё и началось. Пушкин разбудил дремавший в маленькой Наде Рушевой жажду творчества. Именно тогда, в пятьдесят девятом году, впервые побывав с родите- лями в Ленинграде, посетив Эрмитаж, Русский музей, последнюю квартиру поэта на Мойке, 12, Надя взяла в руки перо и фломастер. Тогда именно и появились первые тридцать шесть рисунков на темы, навеянные «Сказкой о царе Салтане». Рисунки Нади Рушевой приближают нас к Пушкину. Работая над ними, Надя старалась вжиться не только в образ самого поэта, но и в атмосферу, его окружавшую, в пушкинскую эпоху, увидеть, почувствовать, ощутить ее. № 20 октябрь 2016 года 9

[close]

p. 10

Надя создала более 300 рисунков, связанных с любимым поэтом, более 300 великолепных работ, очень точно передающих пушкинский дух. Во второй половине 60-х годов состоялось знакомство Нади со старейшим пушкинистом Арнольдом Ильичом Гессеном. Из воспоминаний А.И. Гес­ сена: «На 95-м году своей жизни я привык ничему уже не удивляться. Но – Надя Рушева! Откуда у этой девочки такое глубокое и изящное чувство художника? Откуда такое ясновидящее проникновение в дух и настроения Пушкина и его эпохи? Я тогда работал над своей новой книгой "Жизнь поэта", которую задумал иллюстрировать только рисунками самого поэта. Но до двадцати лет Пушкин не рисовал! <…> "Надя, восполните этот его невольный пробел?" И я дал ей почитать в рукописи две свои первые главы "Детство" и "Лицейский Парнас". Надя не сразу ответила. Подумала несколько минут. Потом сказала: "Попытаюсь!" Через месяц мы снова встретились. В папке ее лежало больше семидесяти рисунков. Они были совершеннее прежних, перенесли нас в знакомый пушкинский мир». Надя делала рисунки пушкинского цикла гусиным пером, зачинивала, обжигала в пламени свечи, делала бесчисленные срезы пера на разных от бороздки расположениях, чтобы достичь определенной, нужной для рисунка гибкости оконечья пера. В пушкинском цикле Нади явно ощущается созвучие с манерой пушкинского рисунка – легкого, непринужденного, изящного, как бы летучего… Елена ГААЗЕ 10 ВСТРЕЧА № 20 октябрь 2016 года

[close]

p. 11

КАПЕЛЬКА №3 Капелька № 20 октябрь 2016 года 11

[close]

p. 12

КАПЕЛЬКА №3 *** Чудеса – в каждом слове и взгляде, В каждой мысли открытого сердца, И не в денежной вовсе награде, От которой потом не согреться. Чудо – наше земное рожденье, И рассвет, и закат – год за годом. В каждом деле земном – провиденье, Это чудо подарено Богом! В чистоте наших мыслей – смотрите, День за днем нам является чудо! И об этом себе вы твердите, А не верить – так будет лишь худо… Марина Воеводина 12 № 20 октябрь 2016 года

[close]

p. 13

КАПЕЛЬКА №3 Чудо рядом! Однажды я и моя семья поехали в лес на прогулку. Погода была прекрасная, и все предвещало какое-то чудо… Мы бродили по лесу, собирали грибы, шишки, искали причудливые пеньки. И вот в густых зарослях что-то зашевелилось. Я затаила дыхание, подкралась поближе и увидела маленького олененка! Он так смотрел на меня, словно звал куда-то. Я все дальше отдалялась от родных, мне было страшно. И вдруг я поняла, что вокруг никого нет, только лес и я. Даже олененок куда-то подевался. С ужасом я хотела кричать и бежать без оглядки, но вдруг… Что это? Передо мной заросли будто расступились, и я оказалась на сказочной полянке. Ко мне вышел затерявшийся олененок со своим семейством. Я протянула им корзину с лесными дарами. Звери попробовали угощенье и приглушенно заговорили на своем языке. Я поняла, что все хорошо, успокоилась и улыбнулась. А потом погладила каждого из них, и звери проводили меня к родным. Я рассказала свою историю родителям, и мама воскликнула: – Да это же настоящее чудо – подружиться с оленями! Я согласна, быть со своей семьей, да еще и подружиться с оленями – это большое чудо! Такое не со всеми бывает! Люба Мищенко Притча о добре Добро и зло с далеких пор Ведут свой древний, давний спор… Когда-то давно старик открыл своему внуку одну жизненную истину: – В каждом человеке идет борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло: зависть, эгоизм, ложь, ревность. Другой волк представляет добро: мир, любовь, надежду, истину. Внук, тронутый до глубины души, спросил у деда: – А какой же волк победит? Старик улыбнулся и ответил: – Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь. В каждом человеке борются добро и зло, а что побеждает, зависит от самого человека и его духовной пищи. Люди должны совершать добрые поступки. Дарья Ковалева № 20 октябрь 2016 года Работы четвероклассников предоставила учитель ОПК школы № 32 г.Энгельса Галичкина Ирина Владимировна. Рисунки «Лисичка» и «Олени» – Таня Салахова и Гунель Касумова, учащиеся изостудии села Лох, преподаватель Н.С. Кислина. 13

[close]

p. 14

КАПЕЛЬКА №3 О родителях и детях Для чтения детьми родителям Разговор молодых мам На  детской площадке в  джунглях разговаривают молодые мамы. — Мой малыш, как только родился, сразу пошел! — сказала жирафиха. — И мой, — не захотела отставать слониха, — он у меня очень самостоятельный! А  кенгуру промолчала, потому что еще носила сына в кармане. Затем подумала и сказала: — А мой зато очень хорошо прыгает! —  Ну и что ж, — ответила жирафиха. — Мой сынок здесь самый рослый. — Что-то он у Вас худенький очень, —  заботливо заметила слониха. — А вот мой — какой хороший, малыш-крепыш. А  тем временем слоненок, жирафенок и  кенгуренок весело играли друг с другом, совсем не  замечая своих отличий. Да и какая разница, кто во сколько пошел, кто чего ест и какой у кого нос, главное-то, что вместе так хорошо! Правда? Самая добрая мама «А  моя мама  — самая добрая! —  сказал кенгуренок. — Она всегда носит меня в  кармашке, когда мне страшно. Или грустно». «Нет, моя мама — самая добрая! — спорит жирафенок. — Она всегда достает мне с дерева самые вкусные фрукты!» «Что вы! Моя мама  — самая добрая!  — возмущается слоненок. —  Она никогда не оставляет меня одного. А я, чтобы не отстать от нее, держу ее за хвостик!» Так чья же мама самая-самая добрая? Как папа «Когда я  вырасту, я  буду, как папа! —  восклицает слоненок. —  Большой-большой. Сильный-сильный». «И  я, как папа! —  вторит кенгуренок. —  Я  буду прыгать выше всех!» «И  я, и  я, и  я  буду, как папа! — кричит жирафенок. — Я буду самый высокий, самый красивый, самый-самый!» Так какой же он – папа? Когда краснеют мамы «Как замечательно играют дети! — с умилением восклик- нула слониха. — Так дружно!» Но  тут слоненок поднял свой хоботок и ужасно громко затрубил. Так громко, что сло- ниха покраснела. «Зачем ты так громко тру- бишь, малыш?»  — спросила она у сына. «Потому что жирафенок меня укусил!» — пожаловался слоненок. «Какой стыд! — теперь по- краснела жирафиха. —  Это правда, сынок?» Жирафенок подбежал к  маме и  сказал: «А  почему кенгуренок лягается?» «Эх!»  — покачала головой кенгуру и тоже покраснела. Теперь все три мамы были красные. У  кого не  балуются дети? Мамина гордость Слониха укладывает спать своего сыночка и думает: «Какой он  у  меня красивый! Какие у  него замечательные ушки, а  носик какой! Он  уже весит почти тонну!» Жирафиха, купая сына, улыбается: «Прекрасный малыш. Такая стройная шейка, а пятнышки — один к одному! Загляденье». Кенгуру  же, поглаживая свой кармашек, размышляет: «Мой малыш лучше всех! Он такой тепленький, такой мягкий, а  какой у  него сильный хвост! Как высоко он прыгает!» Чей  же сынок самый красивый и самый лучший? Инна САПЕГА, рисунки Василия Ватагина 14 № 20 октябрь 2016 года

[close]

p. 15

КРАЕВЕДЕНИЕ Мельница и Кудияр Помните песенку: «Старая мельница крутится, вертится, бьется о камни вода…»? Думаю, это о ней – водяной мельнице в селе Лох Новобурасского района, которую воскреси- ли заботливые руки неравно- душной семьи Кислиных. Ме- ленка заскучала было – еще немного, и о ней остались бы одни воспоминания… Но те- перь она является особо при- влекательным объектом туризма в Саратовской об- ласти, как и Кудеярова пе- щера, расположенная в лесу неподалеку. Легенда о раз- бойнике Кудеяре, прятавшем в ней награбленные богатства, издавна интересовала извест- ного фольклориста А.О. Мин- ха, и он не раз бывал в селе с необычно коротким названи- ем. Кстати, почему именно так назвали это большое, спря- танное в густых лесах село? По одной версии, на подъезде к селу растет известный всей округе кустарник лох серебри- стый, или узколистный, – его сладко-терпкими ягодками лакомится в августе не одно поколение детворы, называя его «русскими финиками». По другой версии, сельчане раз- водили в здешних прудах фо- рель, самец которой называет- ся кратко: «лох». Жители сегодняшнего села именуют себя «лоховча- не» и гордятся вниманием туристов и саратовских вла- стей к своей малой родине. Во многом здесь заслуга вы- пускницы филологическо- го факультета Саратовского университета им. Н.Г. Черны- шевского Марии Кислиной. Маша – прирожденный пред- приниматель и культуртре- гер: она выигрывает гранты на возрождение села, в котором ее семья – родители и сестрастаршеклассница Аня – живут третий год. Благодаря Маше в селе поставили новую игровую площадку для малышей, разровняли дороги, чтобы не буксовал транспорт. Ведь сейчас в Лохе бывают и иностранцы – например, приезжали по- томки «тех самых» мельников, ныне преподающие в немецком городе Людвигсбурге. Водить экскурсии на мельницу помогает глава семьи – Сергей Алексеевич Кислин. Нина Сергеевна Кислина – замечательный преподаватель рисования в школе, где учатся местные и приезжие, в основном азербайджанские, дети. № 20 октябрь 2016 года 15

[close]

Comments

no comments yet