Какой у Вас номер в вашем концлагере?

 

Embed or link this publication

Description

Эта книга написана на основании личного опыта знакомства и взаимодействия автора с ключевыми представителями идейно-практических систем в сфере психологии, духовности, бизнеса.

Popular Pages


p. 1

КАКОЙ У ВАС НОМЕР В ВАШЕМ КОНЦЛАГЕРЕ? Опыт взаимодействия с «системами успеха». Эта книга написана на основании личного опыта знакомства и взаимодействия автора с ключевыми представителями идейно-практических систем в сфере психологии, духовности, бизнеса, в рамках которых предлагается повышение душевного комфорта и качества жизни, самосовершенствование, достижение целей, успех. Основное содержание книги посвящено рассмотрению первой в жизни автора системы данного ряда – психоанализа. Ольга Афанасьева Жизнь или отказ от жизни?

[close]

p. 2

2 Ольга Михайловна Афанасьева Какой у Вас номер в вашем концлагере? Контакты E-mail: olga.m.afanaseva@gmail.com Сайт: http://serviceconfid.ru Блог в ЖЖ: http://olga-afanasyeva.livejournal.com Тел.: 8 (499) 125-50-86 Москва, 2016

[close]

p. 3

Оглавление Какой у Вас номер в вашем концлагере? 3 Предисловие автора ........................................................................................................................................................................................................... 4 Что вызывает к жизни эту параллель реальности концлагеря с повседневной привычной реальностью в мирное время? .............................. 5 Первое знакомство с психоанализом ................................................................................................................................................................................... 8 Теоретический курс переходит в личный анализ .............................................................................................................................................................. 10 Что такое - психоанализ? ..................................................................................................................................................................................................... 10 "Переносы" и "контр-переносы" ........................................................................................................................................................................................ 13 От психоанализа - к "свиданиям с психоаналитиком" ...................................................................................................................................................... 14 Завершение "личного анализа", или - как я "кинула" психоаналитика? ......................................................................................................................... 18 "Любовный треугольник" .................................................................................................................................................................................................... 19 Последний сеанс, или - психоаналитик превращается в пациента ................................................................................................................................... 21 Отношение к деньгам .......................................................................................................................................................................................................... 22 Системы и люди ............................................................................................................................................................................................................... 23 Концлагерь для души .......................................................................................................................................................................................................... 24 Могла ли я пойти по другому пути? .................................................................................................................................................................................... 28 Любовь и отказ от любви ..................................................................................................................................................................................................... 31 Гримасы боли или психоаналитик сегодня .......................................................................................................................................................................... 36 Завершающая ....................................................................................................................................................................................................................... 37

[close]

p. 4

4 Предисловие автора Эта книга стоила мне немалых душевных усилий. Пока работала над книгой, не была уверена - удастся ли довести до логического завершения это переосмысление опыта? Хватит ли сил? Уже практически завершив книгу, до последнего момента я сомневалась решусь ли ее опубликовать? Я испытывала искушение поступить подобно тому, как Виктор Франкл планировал - со своей книгой "Сказать жизни "Да!". Он хотел вначале выпустить книгу не под своим именем, а под лагерным номером - "119104", чтобы избежать обнажения своих переживаний публично. Однако издатели убедили Виктора Франкла опубликовать книгу все же под своим именем, потому что анонимность автора снизила бы ее познавательную ценность. Испытывая также страх самораскрытия, я хотела вначале поступить аналогично - опубликовать книгу в интернете под "ником". Но поняла, что анонимность обесценит все ее содержание. Вначале я задумывала написать лишь статью. Но статья переросла в книгу. Когда я осознала, что хочу сказать больше и нечто большее, чем уместилось бы в объем статьи - я начала работать над книгой. Если задуматься, сколько таких же болячек - подобных тем, что будут описаны далее в моей книге, скрывается за позитивными масками, как за колючей проволокой? Причем сказанное относится - я утверждаю это - в первую очередь к многим-многим людям, которых принято считать успешными. Осознание того, на чем, как правило, строится успех или, точнее, то что сейчас называют словом "успех" или "успешность" - возможно, станет для кого-то, также, как и для меня, импульсом к переосмыслению сути тех путей, которые сейчас кажутся заманчивыми. В результате, некоторые люди найдут в себе силы отказаться от успеха подобного сорта. Если таких людей найдется - пусть даже незначительное количество, я буду считать выполненной задачу своей книги. Тот класс ситуаций успеха, о которых пойдет речь в книге, я называю концлагерем для души. Возможно, заключенные концлагерей Второй мировой войны не согласились бы со мной. Однако я все же возьму на себя смелость провести эту параллель. Условия содержания заключенных концлагерей Второй мировой войны - тема достаточно изученная. Виктор Франкл пишет о жизни в концлагере больше - с "внутренней" позиции. О тех чувствах, которые переживал он сам, о своих товарищах, все это, конечно - во взаимосвязи с событиями и фактами лагерной жизни. Хотя, по описанию самого же Виктора Франкла жизнь в концлагере трудно назвать жизнью - в полном смысле этого слова. Скорее, это существование на грани выживания. Отсюда и сосредоточенность заключенного - в первую очередь, на вопросе собственного выживания. "Как выжить?" Особенно, когда постоянно над вами висит страх реальной угрозы смерти. Сотнями, тысячами людей отправляют в газовые камеры, забивают до смерти, либо - заключенные умирают от болезней и истощения. И здесь проявляются не только те стремления, которые трудно осуждать - такие, намерение защитить своих близких и товарищей от попадания в газовую камеру, любыми средствами вычеркнув их номера из списков, тогда как

[close]

p. 5

5 известно, что вместо них уничтожены будут другие. Ведь есть определенный план, в котором должен быть ровный счет. Проявляются и худшие качества людей, становящихся типичными "лагерниками" - например, полное равнодушие и бесчувственность. Некоторые люди проявляли особую жестокость и садизм - таких СС-овцы специально отбирали. Они (эти заключенные) делали своего рода лагерную карьеру - становились "капо", старостами - в результате, получали лучшие условия жизни, избегали "селекции", то есть планового уничтожения ослабевших и нетрудоспособных, и их шансы на выживание увеличивались. Однако существовала и другая сторона жизни заключенных. Жизни - в подлинном смысле этого слова. Можно назвать ее внутренней свободой, или - выбором, или - способностью любить, чувствовать, оставаться человеком, слушать и слышать голос сердца. Такая жизнь оставалась достоянием лишь некоторых заключенных, но она, эта жизнь - то, что не могли отобрать даже СС-овцы, или подавить невыносимо тяжелые условия. Эти люди тоже иногда выживали, но - благодаря цепочке счастливых случайностей или - по милости Божьей. Что вызывает к жизни эту параллель реальности концлагеря с повседневной привычной реальностью в мирное время? Что же общего сказанное о концлагере имеет с обычной мирной жизнью, в которой подобные деяния уже давно осуждены? Я подчеркиваю - речи не идет о войнах, терактах, или о тех ужасных местах, где практикуются современные формы рабства, или ведется

[close]

p. 6

6 торговля человеческими органами. Речь идет о параллели именно с повседневной привычной реальностью. Концлагерь. В чем его суть, каковы были его функции? Там уничтожали людей, предварительно отбирая все их материальные ценности - это золото, деньги, драгоценности и даже - хорошая одежда и обувь. Все, что будущие заключенные везли с собой - отбиралось "на входе" в концлагерь. СС-овцы проводили "селекцию", отбирая пригодных для работы. Далее - использовался весь ресурс трудоспособности тех, кто избежал "селекции" и остался в живых. Сказанное относится к материальному, а также - к телесному, физическому ресурсу. Да, многих ситуация концлагеря уродовала и душевно или - приводила к отчаянию. Однако, в конечном счете, главного даже СС-овцы не могли отнять. Они не могли убить душу. Название книги Виктора Франкла - "Сказать жизни "Да!" - это выбор. Выбор - оставаться человеком. В той мирной реальности, которая теперь стала привычной, последнюю материальную собственность, как правило, ни у кого не отбирают. Наоборот, есть шансы ее приумножить. Даже самые бедные люди находятся в несопоставимо лучших материальных условиях по сравнению с заключенными концлагеря. Обычно у них имеется какая-никакая - одежда, еда, крыша над головой. Когда заходит речь о распространенной сейчас "философии успеха", "успешных людях", самосовершенствовании, саморазвитии для достижения названных целей - предполагается, что материальные потребности будут увеличиваться; либо - человек, став успешным, сможет позволить себе то, в чем вынужденно ограничивал себя раньше. Он не только в состоянии будет покрывать обязательные расходы, и то немногое, что остается - тратить "на жизнь"; но сможет покупать хорошую одежду, еду, путешествовать, приобрести автомобиль, квартиру и т.д. И еще больше - накапливать богатство. Кто бы не захотел таких результатов? Они весьма заманчивы, не правда ли? В тренинговых программах на тему богатства и успеха, как правило, много говорится об "убеждениях бедных" и "убеждениях богатых и успешных" людей. Обычно тренеры предлагают "чистить ум" от убеждений первого разряда, а бессознательное - от "внутренних блоков" , заменяя их на "убеждения богатых". Предлагают правильно ставить цели, действовать... И еще многое другое. Все выглядит очень позитивно и, конечно, вызывает неподдельный интерес. Однако никто из продавцов такого рода успеха через "самосовершенствование", "целеполагание" и подобное не говорит главного. За редким исключением, цена такого рода успеха - смерть души.

[close]

p. 7

7 Я не имею в виду спасение души или, наоборот, ее гибель - в христианском смысле. На эту тему я не берусь судить. Я имею в виду утрату человеческой сути. И я постараюсь раскрыть далее, в этой книге - о чем я говорю. Я не думаю, что найдется человек, который желает быть бедным. Скорее, большинство людей, имеющих низкий материальный уровень и достаток - вынужденно привыкают к бедности. Но это не означает, что они бедными быть - хотят. Плюс к тому, для любого человека естественно стремиться к успеху в том деле, за которое он берется. И естественно желать достойное денежное вознаграждение за то, что он делает хорошо. Однако хотели бы вы большой-большой, головокружительный успех со всеми названными бонусами - в виде автомобилей, квартир, путешествий, и чего угодно еще, что пожелаете, да еще и с излишком денежных средств, которые можно куда-то вложить - такой ценой, когда вы утрачиваете самое главное? То, ради чего все затевалось... И то, без чего весь этот успех теряет смысл, превращаясь в пустышку. Но именно такой успех продают тренеры самосовершенствования, целеполагания и пр. "успешных схем". Проблем не в том, что такого успеха невозможно достичь. Проблема в том, что такой успех, в лучшем случае - пустышка. А кто составляет исключения? Исключения составляют те, чей успех - НЕ ТАКОГО РОДА! По внешним атрибутам - да, все это может выглядеть так же или почти - так. Много денег, известность, достижения в какой-либо сфере... Только эти достижения - совсем другого качества, и на других основаниях строится успех. Да и затеяно все это было изначально - не ради обозначенных бонусов. Возможно, пока это звучит абстрактно; и поэтому я продемонстрирую на реальном примере из жизни, что я имею в виду, когда говорю об "успешности", то есть о том успехе, цена которого - смерть души. Причем душу отдают, в сущности, добровольно. Точнее, да, это результат жестокой внутренней борьбы, насилия над собой. Но все же, в итоге - душу отдают добровольно. Вот чего не смогли сделать даже СС-овцы. Однако именно так поступают в мирной

[close]

p. 8

8 реальности люди ради "успеха". Для живой души создают "концлагерь" - так, что если она и проявляется, то в четко очерченных для нее границах, и постепенно полностью подчиняется какому-нибудь варианту целеполагания, который обеспечит "успешность". В самом деле, это приносит материальные и иные бонусы, причем они кажутся полезными не только "для себя". Однако такого рода способ существования приводит к смерти души. Любой результат, продукт творчества - может создать только живой человек. Труп создавать уже ничего не может. В том числе и в условиях концлагерей второй мировой войны - использовать трудовой ресурс человека можно было лишь до того момента, пока он был жив. Когда человек умирал, его оставалось лишь отвезти в крематорий. С не телесным, не физическим, а с душевным ресурсом так же. Душу можно "использовать", пока она еще жива, способна чувствовать, любить, переживать боль, непосредственно честно реагировать на происходящее. Когда душа умирает, человек превращается в ходячий труд; хотя, возможно - "успешный". Теперь на примере из собственной жизни попробую донести, что я имею в виду, говоря о "концлагере для души". Первое знакомство с психоанализом Психоанализ - это система, подобная другими "системам помощи", которые обычно формируются вокруг какого-нибудь направления в психологии. В таких системах образуются свои критерии оценки уровня компетентности; в них существуют ступени, которые необходимо пройти, чтобы получить право вести практику, консультировать, преподавать и т.д. В общем, эти ступени необходимо пройти, чтобы система в лице какого-нибудь маститого и укоренившегося в ней представителя ратифицировала ваше право делать что-то за деньги в связи с этой "темой". Точнее, вести платную практику можно и вне всяких систем; но обычно люди предпочитают поддержку разного рода корпораций и поэтому стремятся в них "кем-то стать". На момент моего первого знакомства, психоанализ как система еще не была достаточно четко определена. Можно сказать, она была еще довольно демократична. Однако, это была уже система со своими "правилами игры" и, как любят говорить сами психоаналитики конвенциональными ожиданиями. Мое знакомство с психоанализом в реальной жизни было для меня тогда первым знакомством вообще с подобными системами, которые формируются не только в сфере психологической помощи. По своему строению они весьма сходны - вне зависимости от тематики и направления деятельности. Однако, в плане взаимодействия с системами я была тогда еще не искушена и, можно сказать, наивна. В действительности, эти системы присутствовали в моей жизни, и я даже - нередко с ними сталкивалась, но не вникала в их структуру, не придавала им значение, что ли.

[close]

p. 9

9 Для меня люди - тогда еще были просто люди, я обращала лишь минимальное внимание на их "системные роли" - меня этот вопрос, в сущности, почти не интересовал. Я не склонна была воспринимать людей как "часть чего-то более масштабного", с обязательным требованием лояльности к "системе". Меня не интересовало, начальником ли был кто-то, или - подчиненным, сделал карьеру или не сделал, имеет ли какие-то системные регалии и пр. Мне интересовало: "Кто он? Что это за человек?" Встреча с психоаналитиком и наше последующее взаимодействие - в сущности, была первая "системная игра", в которую я - правда, скорее, поневоле сыграла. Я тогда только что окончила ВУЗ (мое первое образование - МАРХИ). Я поняла еще в процессе обучения, что архитектурой заниматься не стану; и возможности искала - в ключе психологии. В сущности, все было очень просто. Я прочитала объявление в какой-то библиотеке, оно начиналось примерно так: "Знаете ли Вы, что такое психоанализ?" И далее - было написано весьма привлекательно - по крайней мере, для меня. Как мне тогда показалось - глубоко осмысленный текст. И я откликнулась на это объявление. Позвонила и услышала звук телефона с определителем - тогда еще относительная редкость. Мне ответил, действительно, особенный, глубокий мужской голос. Как сказали бы, с позиции НЛП - кинестетический. С очень своеобразной непривычной интонацией "протяжный". По телефону мы сразу договорились о встрече. Так я познакомилась с психоаналитиком Станиславом Викторовичем (имя изменено). Мне тогда было 23 года, ему - чуть больше 30 лет. У меня была некоторая сумма денег, подаренных в честь окончания ВУЗа. Часть этой суммы денег, я, как сказала бы сейчас инвестировала в обучение психоанализу. Но тогда, как уже написала, я смотрела и на людей, и на жизнь несколько иначе психоаналитик для меня был, скорее, интересным человеком, который знает и умеет что-то, пока мне неведомое. На первой встрече он попросил представиться и рассказать немного о себе; и далее мы договорились о том, что я у него буду проходить "теоретический курс" по психоанализу. Я нашла тогда работу, которая была далека от приобретенной мною специальности - архитектура жилых и общественных зданий. Работа была связана с многочисленным общением и счетом денег. Впрочем, я не планировала долговременных перспектив ни в той организации, где работала, ни - сфере деятельности, в целом. Работа интересовала меня, в основном, в плане денег и - человеческих страстей. Так и получилось, в итоге, я оставалась в той сфере весьма недолговременно; но период жизни - та работа и одновременное "изучение психоанализа" был, хотя и кратким, но - довольно ярким.

[close]

p. 10

10 Теоретический курс переходит в личный анализ Станислав Викторович оказался весьма талантливым человеком. Мне, надо сказать, сразу понравилась та особенная "психическая реальность", которую он так хорошо умел создавать. Наше общение, в сущности, мало чем отличалось от общения с кем-то из моих друзей, когда оно становится особенно искренним и доверительным. Разница была лишь в том, что, откровенно говоря, мало кто из моих друзей мог соревноваться с психоаналитиком в способности, казалось бы, так тонко, чувствительно откликаться на потребности и чуть ли ни каждое движение моей души. Так, что создавалось ощущение, а точнее, иллюзия, полного обоюдного понимания. Однако сказанное о моих друзьях - ни в коем случае не критика, и не минус их способностей в общении. Наоборот, это плюс - их искренности и честности. "Теоретический курс" у психоаналитика был индивидуальным. Мы встречались со Станиславом Викторовичем у него дома, и он вводил меня - в мир психоанализа, фрейдовскую теорию и свою практику. Я планировала пройти лишь "теоретический курс". Однако по окончании курса Станиславу Викторовичу удалось меня убедить проходить у него личный психоанализ. Он именно - убедил. Причем он очень старательно убеждал, почти что - уговаривал. В сущности, его "теоретический курс" был своего рода маркетинговым ходом; или, по-другому - "развел на личный анализ". Я, действительно, не планировала продолжение, при том, что мне тогда понравилась "его реальность". Так, уговорил. И начался "личный анализ". С того момента "психоаналитическая реальность" - да, действительно, постепенно становилась важной частью моей жизни. Что такое - психоанализ?

[close]

p. 11

11 Кто не знает правил психоанализа? Тех я сейчас "посвящу в тему". Это душевно-действо осуществляется так. "Пациент", на время сеанса, ложится на "кушетку" (у психоаналитика это был просто какой-то старый диван) и "свободно ассоциирует", то есть озвучивает все, что ему приходит в голову. В действительности, люди говорят о том, с чем пришли, то есть - что у них болит (это стало очевидным еще из "теоретического курса" самого же психоаналитика); однако "свободное ассоциирование", а, в сущности - разговоры о ерунде, значительно растягивают весь процесс "анализа", соответственно, увеличивая его оплату. Пока "пациент", как дурак, лежит на кушетке и "свободно ассоциирует", психоаналитик находится в той же комнате, но - вне поля зрения "пациента". И это важное условие! Психоаналитик должен находиться вне поля зрения; но, понятно, он так или иначе словесно реагирует на то, что говорит "пациент". Еще одним условием является частота встреч с психоаналитиком. Желательно, чтобы встречи происходили каждый день; но если на такой подвиг "пациент" не решается (или у него просто не хватает денег), тогда - хотя бы три раза в неделю.

[close]

p. 12

12 Желательно, чтобы "пациент" о психоаналитике ничего не знал; в любом случае - личное знакомство сводится к минимуму. В смысле, о жизни, о семье (если она есть), о дружеских отношениях, хобби, каких бы то ни было вкусовых предпочтениях психоаналитика в любой сфере - в общем, обо всем, что можно отнести к разряду частного, личного и даже - делового, "пациент" не должен знать. Желательно, чтобы "пациент" даже не пересекался с психоаналитиком в социальном и публичном пространстве! Встречи только - во время сеансов психоанализа. К чему весь этот маразм? В нем скрыта важная идея психоанализа! По замыслу Зигмунда Фрейда, психоаналитик должен оставаться для "пациента" чем-то вроде чистого экрана, на который "анализируемый" психологически проецирует все свои фантазии, иллюзии, в общем, все, что угодно... До таких столпов творения надо, конечно, додуматься! Не зря все-таки Фрейда относят к разряду величайших новаторов. Жаль только, что Зигмунд Фрейд не учел такой простой жизненный факт - ведь психоаналитик, при всех этих маразматических правилах, неизбежно проявляет себя как личность здесь и сейчас, то есть прямо в общении с "пациентом"! Что существенно мешает ему (психоаналитику) быть "чистым листом" или "экраном". Если бы Зигмунд учел эту очевидную жизненную реальность, он бы, наверное, обязал психоаналитика, плюс к названному, носить что-нибудь вроде паранджи или, например, длинный белый халат с медицинской маской. А вне сеансов - изъясняться не словами, а только с помощью специальных знаков. Вот тогда, действительно, получился бы "чистый экран"! Но Зигмунд Фрейд, видимо, всего этого не продумал. В результате, в "чистом экране" получается много дыр. И хочет- не хочет психоаналитик, а проявляет себя таким, какой он есть, а отнюдь не "чистым листом", как это полагается по замыслу Фрейда. Не буду вдаваться в подробности описания "техник психоанализа", скажу лишь о ключевых моментах. Главное в этих "техниках" анализ "переносов", и так называемые "интерпретации" и "конфронтации". "Интерпретация" - это, по сути, выявление неосознанного мотива, который, предположительно, стоит за неким поведением. Однако, на мой взгляд, "выявление" довольно хаотичное, беспардонное и, к тому же, тенденциозное. Смысл поведения сводится, в основном, к двум мотивам - либо сексуальным, либо - связанным со смертью (беспомощность состояния и подобное). Это соответствует теории Фрейда, который выделял два основных инстинкта - "эрос" и "тонатос". Назначение "интерпретаций" - якобы осознание, скажем так, реальных мотивов собственного поведения; но на деле - получается иначе. В действительности, человек просто учится "жить" и понимать себя в контексте психоаналитической теории. Причем "жить" именно в кавычках, поскольку, если уж говорить об иллюзиях, то наибольшая из них - отнюдь не какие-то фантазии "пациентов", а сама

[close]

p. 13

13 теория Зигмунда Фрейда. Назначение "конфронтаций" можно определить как попытку разрушить что-то, с точки зрения психоаналитика, нежелательное для "пациента". Это может быть приверженность какой-нибудь философской системе, религии, или некое увлечение, или - не вполне удачное поведение; или, например, если психоаналитик поймет, что его "пациент" скрывает явно что-нибудь важное, то может "конфронтировать" обозначенную сферу его внутреннего мира. И еще одно правило психоанализа! Личные отношения психоаналитика и пациентов запрещены. Включая и сексуальные. Аналитик, согласно правилам психоанализа, не может начать встречаться с женщиной, которая ему понравилась, если она является его пациенткой. Насколько я знаю, в западной практике нарушение этого правила чревато серьезными санкциями - вплоть до запрещения деятельности с отбиранием лицензии. У нас - как будто бы все помягче, но правило все равно действует. Причем оно не отменяется, даже если прекратить "личный анализ". Только спустя значительный отрезок времени - полгода или год (я не помню уже таких нюансов - кому интересно, могут уточнить в специализированных конвенциональных документах психоаналитиков) с момента окончания личного психоанализа снимается данный запрет. "Переносы" и "контр-переносы" Особенное уродство психоанализа - в этой теоретической разработке о "переносах" и "контр-переносах", которая применяется в "клинической практике". Предполагается, что "пациент", впрочем, как и любой человек, "переносит" свои чувства или аффекты (сильные эмоции) к значимым лицам из прошлого (например, своим родителям - в детстве) на других людей. Когда такое душевное действие осуществляет "пациент" по отношению к "чистому" (но дырявому) "экрану" в лице аналитика, это называется переносом. Когда психоаналитик - по отношению к пациенту, то - контр-переносом. Прежде всего, то, что составляет основной предмет психоанализа (а это именно анализ "переносов пациента") - это то, чего нет. Эта разработка Фрейда, которая, к сожалению, получила распространение и вне пределов "кушетко-места" - то, чего в реальности не существует. Нет никаких ни "переносов", ни "контр-переносов". Хотя, безусловно, бывают аномальные реакции на аномальные ситуации, к числу которых можно отнести и "ситуацию личного анализа". Бывает - да, в душе человека "кладезь любви" или, наоборот - скопление злобы и ненависти, или - других чувств, или - эмоций. Да, действительно, бывает, что эти чувства не вполне заслуженно, или - при определенных условиях, не вполне адекватно, по ошибке, или (гораздо хуже) в результате сознательного решения - изливаются на кого-то, кто совсем не создал для них причину. Говорят, "срывать злобу" на ком-то. То же происходит и с желанием любви. Человек может влюбиться в кого-то, кто совершенно чужд.

[close]

p. 14

14 Однако, если вы в здравом уме и твердой памяти... (К слову, у меня возникали сомнения на основании рассказов самого психоаналитика о примерах из своей "клинической практики" - а не сходят ли эти люди с ума уже в процессе психоанализа? Ведь психически больных людей на психоанализ не берут.) Так вот, если вы сохраняете здравый ум и твердую память, вы даже в аномально-уродливой ситуации "личного анализа", психоаналитика ни со своими мамой и папой, ни со своей бабушкой, не перепутаете. А именно такая путаница, по существу, и предполагается в рамках психоанализа. Более того, это основной предмет "работы" психоаналитика. Анализ того, чего нет. Но если бы это было только лишь безобидной иллюзией, рожденной не вполне здоровым мозгом фантазера! Даже для того, чтобы выдвинуть подобную гипотезу о психической реальности человека - ведь надо быть сильно больным на голову. Увы, гипотеза не только выдвинута и хранится где-нибудь в записях пылящихся на полках диссертаций, а она воплощена в жизнь. Если, конечно, сеансы психоанализа можно обозначить этим словом - жизнь. И этот "анализ", построенный не только на ложной, но, я считаю - по сути, человеконенавистнической некрофильской гипотезе о "переносах", наносит вред. Человек не превращается в кинопроектор, а другой человек - в дырявый экран... Однако сама попытка осуществить такую метаморфозу одинаково вредна и тому, и другому. Вот угарный газ психоанализа. Некоторое время я им дышала, и признаюсь сейчас не без сожаления - начала постепенно к нему привыкать. Однако в эту камеру с угарным газом удалось все-таки пропустить глоток свежего воздуха (что, наверное, и помогло мне тогда остаться в живых). Я говорю о живой душе... Потому что физическому выживанию там ничто не угрожало. Этим глотком свежего воздуха было собственно общение со Станиславом Викторовичем. Таким, какой он есть. От психоанализа - к "свиданиям с психоаналитиком"

[close]

p. 15

15 Мое отношение к психоанализу тогда было двойственным. Мне и претила эта психоаналитическая реальность, я ее отторгала; но, в то же время - я оставалась. Мое неприятие происходящего выразилось в том, что я, в нарушение правил личного анализа, отказалась лежать на кушетке. Через пень колоду, но договорились мы все-таки с психоаналитиком, что дальнейшие сеансы будем проводить сидя за столом - как было во время "теоретического курса", пусть даже жертвуя глубиной анализа.

[close]

Comments

no comments yet