Иванов А. В. "Модели шведских призов..."

 
no ad

Embed or link this publication

Description

Научный альманах "Меньшиковские чтения". Выпуск 6 (15), 2015 г.

Popular Pages


p. 1

_____________________________________________________________________________________________________ I. Articles А.В. И в а н о в МОДЕЛИ ШВЕДСКИХ ПРИЗОВ, плененных россиянами во время Северной войны 1700  –  1721 г. Великая Северная война 1700  – 1721 г. неизменно привлекает внимание отечественных и зарубежных историков, является темой многочисленных публикаций и исследований. В качестве иллюстративного сопровождения, оживляющего сухие строчки исторических описаний, выступают современные событиям гравюры, рисунки и картины, всевозможные чертежи и планы, фотографические изображения моделей кораблей из разных собраний, и в частности из коллекции Центрального военно-морского музея в Санкт-Петербурге. Уникальность коллекции Морского музея состоит в том, что в подавляющем ряде случаев именно его модели позволяют ознакомиться с действительным уровнем кораблестроения противоборствовавших сторон, кораблями и судами, непосредственно участвовавшими в боевых действиях на воде. Тем самым модели придают историческим описаниям атмосферу реальности, вызывают ощущение сопричастности славному прошлому Отечества, помогают правильно оценить историческое значение свершений предков и их подвигов. В конечном итоге модели несут ту историческую правду, которую невозможно ни опровергнуть, ни исказить в угоду сиюминутной конъюнктуре. Однако зачастую модели, привлекаемые в качестве иллюстративного материала, в силу неверной атрибуции ведут к искаженному представлению, вызывают массу противоречий и недоумений, создают предпосылки к неправильным выводам. Не избежала этого и хранящаяся в Центральном военно-морском музее коллекция моделей шведских кораблей и судов, взятых русским флотом в ходе Великой Северной войны, рассмотрению которой посвящено настоящее исследование. 1. Мемориал русской морской славы Происхождение моделей призовых кораблей и судов, взятых русским флотом у шведов в Северной войне 1700 – 1721 г., тесно связано с созданием Мемориала русской морской славы в Санкт-Петербурге в первой половине XVIII  в. Так, в отечественной историографии вполне справедливо впервые охарактеризовал попытки россиян по сохранению русских кораблей-первенцев и шведских призов в Кронверкской протоке и на ее берегах у Петропавловской крепости П.А. Кротов1. Отдельными указами Петра I и его 85

[close]

p. 2

_____________________________________________________________________________________________________ I. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ преемников в это место помещались отслужившие русские корабли, с которыми были связаны первые шаги Российского флота на Балтийском море, его первые победы, а также взятые в боях шведские призы. «Для памятствования к славе» первыми призами-памятниками Мемориала следует признать шняву «Астрильд» и бот (галиот) «Гедан», взятые в бою на взморье у Невы 7 мая 1703 г. В составе действующего русского флота эти корабли не значатся, несмотря на периодическое использование их по назначению. 20 мая 1703 г. салютом «со взятого шведцкого карабля, которой стоял близ города» («Астрильд» у Ниеншанца), приветствовалось посольство Великого княжества Литовского2. Только в 1725 г. по устному указу Екатерины I «Астрильд», находившийся в Кронверкской гавани, поставлен на берегу, а «Гедан» приведен в гавань и установлен на берегу рядом с ним3. Одним из первых памятных призов в Мемориале мог бы стать шведский бот «Эсперн», взятый в ходе кровавого и ожесточенного боя 12 октября 1706 г. русским отрядом на пяти лодках, возглавлявшимся сержантом Преображенского полка М.И. Щепотевым. Но упоминаний имени бота среди судов Мемориала не встречается. Вероятно, «Эсперн», приведенный к осаждаемому русскими войсками Выборгу, перед последовавшим за тем отступлением был уничтожен. Здесь бот «Эсперн» упоминается только в связи с наличием модели с этим названием в коллекции Морского музея. Большим пополнением будущего Мемориала ознаменовался 1714 год, когда в Неву были введены шведские фрегат (прам) «Алифант», шесть галер и три шхербота — «Флюндра», «Мортан» и «Симпан», взятые в Гангутском сражении 27 июля 1714 г.4. Эти корабли в списках действующего Российского флота не значатся, вероятно, потому, что они были оставлены в Кронверкской гавани и в последующем установлены для хранения на берегу. Не все шведские призы сразу поступали в Мемориал у Петропавловской крепости. Шнява (по шведским источникам, бригантина) «Рак» («Крефт», «Кревет»), взятая галерной эскадрой И.Ф. Боциса у Красной Горки 20 августа 1712 г., планировалась к использованию в составе флота в кампании 1713 г.5 и указывается в списках действующего флота бароном Я. Де Би в 1714 г.6. Далее сведения о шняве теряются до указания 1731 г. о починке и установке на берегу7. В 1732 г. «Крефт» упоминается в списке Мемориала. Была и модель шнявы «Крефт» с инвентарным номером 179 в коллекции Морского музеума, не обнаруженная в наличии при проверке предметов Музеума в 1826 г., после ареста декабриста Д. Завалишина, бывшего некоторое время директором Модель-камеры Музеума8. Не сразу попала в Мемориал шведская шнява (бригантина) «Полукс», взятая отрядом кораблей капитана Я. Фангофта в Аландских островах в июле 1717 г. В 1723 г. Петр I повелел привести шняву в Санкт-Петербург, к Адмиралтейству9. В 1727 г. корабль числится в починке10. Видимо, в Мемориал «Полукс» введен после 1727 г., и уже в 1731 г. он указывается стоящим на берегу11. Примерно та же судьба у шнявы «Эвва-Элеонора». Прямых указаний, где и когда этот корабль был взят призом, не найдено. Однако известно, что 29 июля 1719 г. галерным отрядом под командованием В.Я. Левашова у острова Данзигерат были взяты вооруженный фрегат и купеческое судно. Фрегат при этом попытался отстреливаться, но затем сдался. Призы были доставлены к русскому корабельному флоту, стоявшему в Аландских островах12. Учитывая, что это был единственный взятый призом военный корабль до первого упоминания шнявы «Эвва-Элеонора» в составе русского флота, которое содержится в письме Ф. Вильбоа от 4 сентября 1719 г. из района Данцига (Гданьск), вполне вероятно, что взятый В.Я. Левашовым фрегат и есть указанная шнява. «Эвва-Элеонора» с русским экипажем из Аландских островов была направлена на усиление отряда Ф. Вильбоа, контролировавшего выходы из 86

[close]

p. 3

_____________________________________________________________________________________________________ I. Articles Данцига в сторону шведского побережья. В дальнейшем шнява некоторое время использовалась в составе действующего флота, весной 1721 г. находилась в Риге, где ее осматривал Петр I, приказавший отправить корабль для ремонта в Санкт-Петербург13. В декабре 1727 г. «Эвва-Элеонора» уже указывается среди мемориальных судов в Кронверкской гавани14. А в январе 1728 г. было решено поставить шняву на берегу под навесом15. Интересна судьба шведских призов 1719 и 1720 годов, взятых в Эзельском и Гренгамском сражениях. Линейный 52-пушечный корабль «Вахтмейстер», флагман капитана-командора Врангеля в бою у острова Эзель 24 мая 1719 г., был включен в состав действующего русского флота. С 1726 г. использовался только в качестве брандвахты в Кронштадте. 15 августа 1728 г. из Верховного Тайного совета поступил указ корабль разломать, но построить новый с тем же именем и размерами16. Во исполнение указа 1 декабря 1729 г. в присутствии президента Адмиралтейской коллегии адмирала П. Сиверса, обер-сарваера генерал-майора И.М. Головина, членов Коллегии адмирала Т. Гордона и капитана 1-го ранга Ф. Вильбоа, специально прервавших по такому случаю заседание, корабельный мастер Р. Козенц заложил новый, 46-пушечный фрегат «Вахтмейстер»17. Логично предположить, что новый корабль сохранил не только размеры шведского приза, но и был украшен резьбой с разломанного предшественника. В 1735 г. по запросу Кронштадской конторы над портом Адмиралтейская коллегия приказала считать новый «Вахтмейстер» за шведский и обязала сообщить в будущем о невозможности его дальнейшей службы18. К 1742 г. «Вахтмейстер» оказался в Архангельске и по осмотру выяснилось, что он требует большой починки. В начале 1743 г. из Санкт-Петербурга было рекомендовано Архангелогородской конторе над портом переделать корабль в обычный 32-пушечный фрегат, для чего снять бак, фальшборт и квартердек либо дополнительно укрепить ниже бархоута 4-дюймовыми досками19. Видимо, выполнить указание не удалось, и корабль был разобран там же. Модели шведского «Вахтмейстера» в коллекции Морского музея не имеется, но нам удалось выявить модель нового «Вахтмейстера», построенного в 1728 – 1732 г. Р. Козенцем, о которой будет изложено в своем месте. Поэтому этот корабль заслуживает упоминания в связи с Мемориалом русской морской славы в Санкт-Петербурге. Фрегат «Карлскруна-Вапен», также участник Эзельского боя 1719 г., отчасти повторил судьбу «Вахтмейстера», до 1734 г. состоя в действительной службе в русском флоте. С 1726 г. он нес брандвахтенную службу в Ревеле (Таллинн)20. В 1734 г. обветшавший корабль решено привести в Кронверкскую гавань21. Однако осенью 1736 г. Адмиралтейская коллегия донесла, что при попытке вытащить фрегат на берег он переломился пополам так, что кормовая часть осталась в воде. Все наличные корабельные мастера — Р. Броун, Г. Рамз, Г.А. Меншиков, Г.А. Окунев и И.С. Рамбурх — подтвердили невозможность восстановить целостность корабля, поэтому было решено оставить на берегу носовую половину, а кормовую разобрать и сложить подле носовой22. Позднее, в октябре 1738 г., это обстоятельство послужило Г. Рамзу основанием для отказа от изготовления модели фрегата «Карлскруна-Вапен»23. Несмотря на настойчивость Адмиралтейской коллегии, модель изготовлена не была и в коллекции Морского музея отсутствует. Вестеншлюп (бригантина, шнява, иногда гукор) «Бернгардус», третий шведский участник Эзельского боя, стал своеобразным рекордсменом среди шведских призов, прослужив в русском флоте до 1747 г. С 1726 г. он служил брандвахтой в Березовых островах24. В 1735 и 1738 годах проходил ремонт в Кронштадте, при этом рассматривался даже вопрос об установке его там же на берегу для памяти, но он продолжал активно использоваться вплоть до назначенного в 1745 г. ремонта25. Наконец весной 1747 г. Адмиралтейская коллегия приказала привести вестеншлюп в Санкт-Петербург и установить на берегу Кронверкской гавани26. Таким образом, вестеншлюп «Бернгардус» стал последним из шведских призов 87

[close]

p. 4

_____________________________________________________________________________________________________ I. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ Ил. 1 . Рамз Г. Фрегат (прам) «Алифант». Полумодель. 1739 – 1740 г. (ЦВММ. КП-677 инв. № 06 М-651) Северной войны, установленным в Мемориале русской морской славы. Подчеркнем, что в решении Адмиралтейской коллегии 12 марта 1747 г. отмечено: корабль «поставить с прочими шведскими судами». Значит, на этот год какие-то шведские призы в Мемориале еще сохранялись. Модель с названием «Бернгардус» имеется в Морском музее, но, как нам удалось установить на основе выявленного чертежа вестеншлюпа, это именование модели ошибочно. Более подробно этот вопрос рассмотрен ниже. Самым загадочным из Гренгамских трофеев является фрегат «Венкер». С трудом введенный в Неву для торжеств 1720 г., этот самый крупный из взятых кораблей так и остался в Кронверкской гавани. В ноябре 1720  г. Петр  I указал А.  Молярову сделать возле Исаакиевской церкви эллинг с воротами для вытаскивания «Венкера» (и «Риги») на берег для починки, но видимо, к моменту окончания строительства планы относительно «Венкера» изменились27. 19 сентября 1725 г. Екатерина I устно указала разломать «Венкер», который, видимо, слишком загромождал гавань28. Никаких указаний выполнить чертежи или модель корабля перед его разломкой не состоялось. Однако в 1862 г. в коллекции Морского музея появляется модель с ошибочной, как представляется, атрибуцией в качестве фрегата «Венкер», чему будет уделено внимание ниже. Тогда же, в 1720 г., оставлен в Кронверкской гавани фрегат «Данск Эрн», еще один гренгамский трофей29. В 1728 г. Адмиралтейская коллегия повелела поставить фрегат на берег под кровлю30. В 1738 г. Г. Рамзу указано выполнить модель с рассыпающегося корабля31. Таковая модель в коллекции Морского музея имеется. Два других гренгамских трофея  — фрегаты «Стор Феникс» и «Кискин»  — были включены в состав русского флота и активно использовались. В 1735 г. их вместе с вестеншлюпом «Бернгардус» планировалось установить в Кронштадте на берегу для памяти32. Подходящего места там не нашлось, и корабли продолжали использовать по возможности. Только в 1738 г. «Кискин» было велено привести в Санкт-Петербург и поставить на берегу уже Кронверкской гавани33. Свидетельств выполнения этого указания Адмиралтейской коллегии пока не обнаружено. Модели фрегата «Кискин» в коллекции Морского музея не имеется. Фрегат «Стор Феникс» было указано привести в Санкт-Петербург и установить на берегу в феврале 1741 г.34. Но это решение выполнено не было и фрегат оставался в Кронштадте, пока 12 марта 1747 г. не было приказано его в ряду других ветхих кораблей разломать до нижней палубы и затопить на мелях, окружающих Кронштадтскую гавань35. В этом же приказании содержится требование перед разломкой изготовить чертеж и модель. Модель с именем «Стор Феникс» в Морском музее имеется, но проведенное исследование показало необоснованность этой атрибуции. 88

[close]

p. 5

_____________________________________________________________________________________________________ I. Articles Ил. 2 . Прам «Алифант». Фрагмент чертежа. 1738 – 1739 г. (РГА ВМФ. Ф. 327. Оп. 1. Д. 5188) Закончить перечисление мемориальных шведских кораблей следует упоминанием шведского капера «Единорог» («Гуриин», «Гуриинген»)36, взятого в бою у Виндавы капитаном П.Х. Бредалем на фрегате «Самсон» 11 апреля 1715 г.37. Об этом корабле известно лишь, что после боя он был отправлен в Ревель. Не встречается его имени и среди судов Мемориала русской морской славы в Санкт-Петербурге. Модель же в собрании Морского музея имеется, что опять же вызывает подозрение в недостоверной атрибуции. Впервые предложение о замене рассыпающихся от времени трофеев моделями прозвучало на заседании Адмиралтейской коллегии 3 августа 1737 г. Это предложение было внесено на рассмотрение в Кабинет Анны Иоанновны38. 5 октября 1737 г. состоялось специальное заседание Коллегии, по итогам которого в Кабинет отправлено уже требование императорского указа39. 1 ноября 1737 г., после получения на своем требовании императорской резолюции: «Учинить по своему рассуждению», Коллегия приказала приступить к ломке судов Мемориала и изготовлению моделей40. По всей видимости, первыми в ломку с изготовлением моделей были назначены «Алифант», «Данск Эрн» и «Карлскруна-Вапен», а изготовление их моделей поручалось Г. Рамзу, который в течение 1738 г. к выполнению задания приступить не смог41. Поэтому имеющиеся в Морском музее модели «Алифанта» и «Данск Эрна» выполнены, возможно, в 1739 – 1740 г., что подтверждается единым стилем и технологией их изготовления. Модель «Карлскруна-Вапен» выполнена не была, как Адмиралтейская коллегия на этом ни настаивала. Других указов по изготовлению моделей шведских трофейных судов не выявлено. В конце XX в. был обнаружен чертеж фрегата «Алифант», подписанный Г. Рамзом, который показал, что для изготовления моделей выполнялась чертежная документация42. Впоследствии могут быть обнаружены модельные чертежи других трофейных судов, что позволит расширить список шведских призов, назначенных Адмиралтейской коллегией к сохранению в виде моделей. Один из таких чертежей, а именно чертеж вестеншлюпа «Бернгардус», удалось найти нам, что позволило правильно идентифицировать имеющуюся в Морском музее модель. Чертеж подписан подмастерьем ластовых судов Кононом Путиловым43, который, вероятно, в эти годы работал на Кронверкской верфи, а в 1752 г. уже мастером ластовых судов строил наплавной мост через Неву. Таким образом, решение Коллегии об изготовлении моделей в отношении «Бернгардуса» было выполнено. Модель 46-пушечного фрегата «Вахтмейстер», выявленная нами в 2011 г., не относится к решению Адмиралтейской коллегии о сохранении шведских призов44. Р. Козенц выполнил эту модель согласно Регламенту об управлении Адмиралтейства и верфи 1722 г. в период строительства фрегата, в 1729 – 1732 г., и после спуска корабля на воду внес ее в Модель-камеру при Адмиралтействе. 89

[close]

p. 6

_____________________________________________________________________________________________________ I. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ Ил. 3 . Рамз Г. Фрегат «Данск Эрн». Полумодель. 1739 – 1740 г. (ЦВММ. КП-830 инв. № 06 М-801) моделей шведских призов в Морской музей 2. Общие сведения о поступлении Музеум Государственного адмиралтейского департамента, как первоначально именовался Центральный военно-морской музей, учрежден императором Александром  I в 1805  г. В течение 1805 – 1809  г. Модель-камера Музеума получила модельные коллекции старой модель-камеры Адмиралтейской коллегии, личных собраний Г.И.  Чернышева, П.В. Чичагова и других лиц, а также различных учреждений флота, Канцелярии директора кораблестроения, Главного гребного порта, Нового Адмиралтейства и прочих. Часть моделей изготавливалась в модельной мастерской Музеума. С 1805 г. по 1825 г. прием и учет моделей осуществлял А.Я. Глотов, при котором были созданы первые музейные описи (1808 и 1810 г.), а чуть позже «Генеральная опись вещам, поступившим в Музеум с 1805 г.» (Опись Глотова). Последняя состояла из двух книг, 1805 – 1822 и 1823 – 1825 годов. Особенностью этих первых описей являлась краткость и обезличенность большого числа записей о поступавших моделях, особенно о моделях первой половины XVIII в. После смерти А.Я. Глотова была образована комиссия во главе с А.Е. Колодкиным для освидетельствования наличия музейных предметов и передачи их новому заведующему, капитан-лейтенанту Н.А. Бестужеву, который, будучи с 1822 г. историографом русского флота, уже работал над своим трудом «Опыт истории Российского флота»45. Принимая модели по Описи Глотова, Н.А. Бестужев дополнял имеющиеся записи датами и именами мастеров, строивших корабли. В том же 1825 г. Н.А. Бестужев арестован по делу декабристов, а на его место назначается лейтенант Д.И. Завалишин, который спустя полтора месяца также подвергся аресту за участие в декабристском движении. В 1827 г. началась раскассация Музеума, закончившаяся к 1834 г. Весь этот период, с 1825 г. по 1833 г., учет музейной коллекции осуществляла комиссия А.Е. Колодкина, а непосредственно с моделями кораблей и их описями работал Е.П. Андреев. Он же вел «Каталог судовым и прочим моделям 1827 – 1833 г.» (Каталог Андреева) и одновременно продолжал до 1833 г. вести Опись Глотова. В Каталоге Андреева во многих случаях моделям даны имена и даты, но описание моделей иногда противоречит прежним описям. Понятно, что ни А.Я. Глотов, ни Н.А. Бестужев, ни тем более чертежник Е.П. Андреев, занося против моделей уточняющие и расширяющие записи, обоснований для них или, как мы сейчас сказали бы, научной атрибуции не производили, часто пользовались случайными и несистематизированными сведениями, подчас личными представлениями. 90

[close]

p. 7

_____________________________________________________________________________________________________ I. Articles В усло  виях, когда, по словам А.Я. Глотова, принимаемая им в 1805 – 1809 г., старая моделькамера Адмиралтейской коллегии «состояла из ветхих, изломанных и никогда не поправлявшихся моделей, коих большая часть имела только названия»46, добавим к этому — названий спорных, неизбежны были ошибки в атрибуции и в первых описях музея. Усугублялось положение еще слабой разработанностью тематики русской морской истории, неразобранными и несистематизированными архивами морского ведомства, практикой ограниченного доступа к архивным документам47. Тематика развития кораблестроительной школы, выявление и уточнение размеров кораблей, их архитектуры, состава артиллерийского вооружения, судя по еще редким публикациям конца XVIII – начала XIX в., вообще не были в поле зрения зарождавшейся отечественной морской истории. Произведенная выборка библиографии этого времени и знакомство с текстами показало, что у первых заведующих Модель-камерой Морского музея научно-исторической опоры для атрибуции моделей просто не было48. Указом Государственного адмиралтейского департамента № 68 от 11 января 1809 г. была закреплена состоявшаяся ранее передача из старой Модель-камеры в Музеум следующих моделей шведских трофейных кораблей (первая цифра является валовым номером предмета по Каталогу Андреева, затем следует каталожное описание модели в современной орфографии): 120. Половинчатая на доске палубного шведского бота, именуемого «Эсперн», взятого в плен под Выборгом в 1706 году, одна. 124. Половинчатая на доске шведской шнявы, именуемой «Полукс», взятой в плен от шведов капитаном Гофтом у Готланда в 1717 году, одна. 142. Половинчатая на доске шведского фрегата «Данск-Эрн», взятого в плен близ острова Грейнгама галерным флотом князя Голицына в 1720 году июля 27 дня, одна. 146. Половинчатая шведского 30-пушечного фрегата «Алифанта», взятого в плен у шведов по западной стороне Гангутского мыса гребным флотом генералом Апраксиным в 1714 году, одна. 150. Половинчатая на доске шведской шнявы о 14-ти пушках, именуемой «Астрель», взятой на абордаж при устье Невы самим Императором Петром I вместе с ботом «Гедоном» 1703 года мая 7 дня, одна. 158. Половинчатая шведского фрегата 34-пушечного, именуемого «Штор-Феникса», взятого в плен у шведов близ острова Грейнгама галерным флотом генерала князя Голицына 1720 года июля 27 дня, одна. 159. Половинчатая гальета «Елеоноры», одна. 178. Шведского бота 10-пушечного «Гедена», взятого на абордаж при устье реки Невы вместе со шнявою «Астрель» поручиком бомбардир Менщиковым 1703 года мая 7 дня, одна. 179. Шведской шнявы, именуемой «Крефт», взятой в плен от шведов в 1712 году в августе месяце эскадрою шаубенахта Боцыса в Биорко-Зунде, одна. После лейтенанта Завалишина в приеме не оказалось49. Таким образом, в 1805 – 1809 г. из старой Модель-камеры в Модель-камеру Музеума поступили, судя по названиям, девять моделей шведских призов, из которых семь были полумодели на доске («половинчатые» модели) и две полные модели. Одна из последних не была обнаружена в Модель-камере Музеума после 1825 г. Итого восемь моделей. Понятно, что представить облик моделей по таким каталожным записям невозможно, за исключением того, что одни были полумоделями на доске, а другие с полными корпусами. Обращает на себя внимание приблизительность и неточность источников, которыми руководствовался Е.П. Андреев, а возможно и его предшественники: прам «Алифант» показан 30-пушеч  ным 91

[close]

p. 8

_____________________________________________________________________________________________________ I. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ Ил. 4 . Спан Х. Фрегат «Маген». Фрагмент чертежа. 1693 г. (Auer Jens. Fregat and snau: small cruisers in the Danich navy 1650 – 1750. Thesis PhD.) фрегатом, шнява «Эвва-Элеонора» — гальотом «Элеонора», Фан  гофт (Фан Гофт) назван просто Гофтом, нет точных дат взятия «Эсперна», «Полукса», «Алифанта», «Крефта». Раскассация Музеума 1827 – 1834  г. нанесла колоссальный вред наличию и учету модельной коллекции. Часть моделей была передана в Морской кадетский корпус, другая часть поступает в Модель-камеру при Главном адмиралтействе с подчинением сразу двум ведомствам — генерал-гидрографа (Гидрографическое депо) и генерал-интенданта. Отдельные модели по распоряжению этих ведомств уходят в Морской рабочий экипаж и другие учреждения. В 1834  г. фактически законсервированную модель-камеру при Главном адмиралтействе возглавляет экзекутор (заведующий хозяйственной частью) и казначей Канцелярии генерал-интенданта флота Е.В. Животов, который принял модели от комиссии А.Е.  Колодкина по Каталогу Андреева. Непосредственный учет поступления различных моделей в модель-камеру при Главном адмиралтействе, несмотря на ее консервацию, ведут два унтер-офицера: до 1841 г. Д. Ручин, а после него до 1848 г. Н. Зыков. Сохранившаяся передаточная опись 1841 г. (Опись Ручина) ничем не отличается от Каталога Андреева, кроме записи моделей, поступивших после 1833 г. В 1848 – 1855 г. смотрителями Модель-камеры являлись коллежский асессор П.П. Зуев, затем до 1864 г. последовательно штабс-капитан Перкин, лейтенанты А.Н. Ладыгин и М.М. Шишмарев, которые продолжали использовать без изменений прежние описи и каталоги. Из различных поступлений моделей этого периода следует отметить коллекцию моделей, принадлежавшую Петру I и хранившуюся в Кабинете Петра Великого в здании Кунсткамеры при Императорской Академии наук. В 1848 г. эту коллекцию приняли и описали корабельные инженеры полковник М.Н. Гринвальд и поручик А.Я. Гезехус, после чего модели были помещены в зал Адмиралтейств-совета. Непосредственно в Модель-камеру при Главном адмиралтействе модели внесены в 1855 г. после их ремонта в Учебном морском рабочем экипаже. Согласно ведомости моделям Кабинета Петра Великого, одна из двенадцати моделей, с инвентарным номером 867 (Кабинета), в Модель-камеру поступила как модель «Фрегата о 40-ка пушках (недокончена). Неоконченная и значительно поврежденная модель, у которой недостает всей верхней палубы. Гальюн и корма не окончены». П.П. Зуев присваивает модели инв. номер 445 (Модель-камеры). Впоследствии она идентифицируется как модель шведского фрегата «Венкер»50. 92

[close]

p. 9

_____________________________________________________________________________________________________ I. Articles Ил. 5 . Путилов К. Вестеншлюп «Бернгардус». Полумодель. 1747 – 1748 г. (ЦВММ. КП-388 инв. № 06 М-374) В 1864 г. Модель-камеру при Главном адмиралтействе принял лейтенант Н.М. Баранов, который сразу же приступил к составлению Каталога Санкт-Петербургской модель-камеры (Каталог Баранова) в хронологическом порядке и на основе, как он сам утверждал в предисловии, материалов архива Морского министерства и уже изданных трудов историков русского флота и кораблестроения51. Согласно выписке из Каталога Баранова52, в Морском музее (так с 1866  г. стала называться Модель-камера) насчитывались следующие модели шведских призов (первая цифра означает инв. № по каталогу, затем помещено название модели и краткая выписка из описания): 17. Модель бота «Гедан». 1703 г. Группа I. 18. Модель шнявы «Астрель». 1703 г. Группа I. Событие датируется Н.М. Барановым как произошедшее 6 мая 1703 г., хотя в действительности суда взяты 7 мая53. Приводится известное письмо Петра I Ф.М. Апраксину, в котором указывается, что «Астрильд» имел 8 пушек, но 14 пушечных портов, а «Гедан» 10 пушек. Сам же Петр I назван «капитаном от бомбардиров, императором Петром Великим». 33. Модель палубного бота «Эсперн». 1706 г. Группа IV. Н.М. Баранов датирует взятие бота 12 октября 1706 г. и достаточно верно приводит описание боя. Сам «Эсперн» он характеризует 4-пушечным ботом с экипажем в 100 человек под командой капитана Грий. 36. Модель гальета «Елеонора». 1712 г. Группа III. Н.М. Баранов впервые называет модель шведским гальетом, взятым в плен и датирует событие 1712 г. 47. Модель фрегата «Олифант». 1714 г. Группа IV. Автор дает общее описание Гангутского сражения с перечислением только числа взятых судов. Архитектура «Алифанта» не раскрывается. Впервые появляется уточнение: «модель фрегата "Олифант" Петр I повелел хранить вечно», что следует признать авторской вольностью. 51. Модель судна «Гуриин». 1715 г. Группа I. Это имя введено Н.М. Барановым впервые в отношении одного из трех шведских каперов, взятых в 1715 г., который назывался в действительности «Единорог». Автором неверно указана дата боя — 23 апреля 1715 г., который в действительности произошел 11 апреля, когда был взят капер «Единорог», а 12 и 16 апреля взяты еще два шведских капе  ра, «Эсперенц» и 93

[close]

p. 10

_____________________________________________________________________________________________________ I. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ Ил. 6 . Путилов К. Вестеншлюп «Бернгардус». Фрагмент чертежа. 1747 – 1748 г. (РГА ВМФ. Ф. 327. Оп. 1. Д. 2648) «Стокгольм-Галей», которые Барановым названы «Ла Бон-Эсперанс» и «Стокгольм». Среди трех русских фрегатов, входивших в отряд капитана П.Х. Бредаля и которые, как неверно указал автор, все участвовали в бою, ошибочно назван «Арондель», а фрегаты «Св. Петр» и «Св. Павел» объединены в один несуществующий фрегат «Св. Павел и Св. Петр». В действительности в отряд П.Х. Бредаля входили три фрегата и шнява, капер «Единорог» взят на абордаж фрегатом «Самсон» (капитан П.Х. Бредаль), «Эсперенц» спустил флаг без боя, «Стокгольм-Галей» сдался после длительной погони и впоследствии из-за повреждений сожжен. 55. Модель шнявы «Полукс». 1717 г. Группа V. Н.М. Баранов показывает, что шведская 14-пушечная шнява находилась в разведке и взята у Готланда капитаном Фон Гофом в августе 1717 г. Однако шнява взята не в августе, а в июле в Аландских островах отрядом капитана Я. Фангофта. 65. Модель бригантины «Бернардус». 1719 г. Группа IV. Никаких сведений о бригантине автором не сообщается, кроме того, что она взята у шведов в бою у о. Готланд в 1719 г. 68. Модель фрегата «Стор Феникс». 1720 г. Группа VI. По Н.М. Баранову, 34-пушечный фрегат с размерами: длина 106.31/2 футов, ширина 28.4 футов. 69. Модель фрегата «Данск Эрн». 1720 г. Группа III. По Н.М. Баранову, 18-пушечный фрегат с размерами: длина 109 футов, ширина 24.2 футов. 70. Модель фрегата «Венкер». 1720 г. Группа I. По Н.М. Баранову, 40-пушечный фрегат с размерами: длина 116 футов, ширина 28 футов. 71. Модель 2-мачтового судна. 1720 г. Группа I. 72. Модель 2-мачтового судна. 1720 г. Группа I. Автор каталога указывает, что оба судна взяты у шведов в 1720 г., не сообщая других подробностей. Итого 13 моделей. Анализ Каталога Баранова и сравнение его с Каталогом Андреева показывают, что Н.М. Баранов расширил прежний список моделей шведских призов, добавив какие-то уже бывшие в музее модели, но переименовав их в «Бернгардус», «Вен  кер», «Гуриин» («Единорог»?), два 2-мачтовых судна и уточнив происхождение галье  та «Елео  нора» как шведское. Существенно расширена историческая справка моделей, но при этом избежать 94

[close]

p. 11

_____________________________________________________________________________________________________ I. Articles массы ошибок автору не удалось. В большинстве случаев отсутствует какое-либо уточнение по архитектуре и размерам кораблей. Источник размеров трех «гренгамских» фрегатов автором не указан. Некоторые сведения заимствованы, как представляется, из Списка судов Балтийского флота, составленного С.И. Елагиным54. Этот Список был издан в 1867 г., позже, чем издан Каталог Баранова, но с черновой работой С.И. Елагина автор каталога мог быть знаком. На связь со списком С.И. Елагина указывают одинаковая ошибка (6 мая 1703 г.) в дате взятия «Астрильда» и «Гедана», указание на шведское происхождение гальета «Элеонора» (1712 г.), примечание С.И. Елагина, что «Единорог» иногда упоминается в документах как «Гуриен-Ген». К сожалению, Каталог Баранова не раскрывает особенностей моделей, которые могут быть признаны атрибутирующими признаками для них. Кроме каталога, при Н.М. Баранове создается первый инвентарь музея — «Инвентарь моделям и вещам, хранящимся в Морском музее. Часть I»55. Этот документ, нумерация которого совпадает с Каталогом Баранова, — единственный дореволюционный, в котором записаны размеры моделей, краткое описание и стоимость. Валовая нумерация инвентаря совпадает с нумерацией Каталога Баранова, поэтому приводимая выписка из него не расшифровывается по именам кораблей (первая цифра является инвентарным номером, затем название вещи, длина и ширина в футах и дюймах, последняя цифра после дефиса является стоимостью вещи в рублях): 17. Модель бота. Полная. 2.3 × 0.31/2 – 45 руб. 18. Модель шнявы. Половинчатая. 1.9 × 0.21/2 – 70 руб. 33. Модель палубного бота. Половинчатая. 2.5 × 0.21/2 – 30 руб. 36. Модель гальета. Половинчатая. 1.2 × 0.2 – 60 руб. 47. Модель фрегата. Половинчатая. 3.10 × 0.4 – 155 руб. 51. Модель судна. Полная. 1.4 × 0.41/2 – 120 руб. 55. Модель шнявы. Половинчатая. 2.0 × 0.3 – 160 руб. 65. Модель бригантины. Половинчатая. 1.11 × 0.21/2 – 180 руб. 68. Модель фрегата. Половинчатая. 2.5 × 0.21/2 – 156 руб. 69. Модель фрегата. Половинчатая. 4.0 × 0.5 – 240 руб. 70. Модель фрегата. Половинчатая. 2.6 × 0.6 – 240 руб. 71. Модель двухмачтового судна. Полная. 1.5 × 0.31/2 – 250 руб. 72. Модель двухмачтового судна. Полная. 1.5 × 0.3 – 230 руб. Обращает на себя внимание, что «Инвентарь. Часть I» содержит описки. В частности, под номерами  65 («Бернгардус») и 70 («Венкер») указаны модели половинчатые, то есть полумодели на доске, тогда как на самом деле это модели с полными корпусами. Размеры, габаритные длина и ширина, которые показаны в футах и дюймах, ни разу не совпали с означенными моделями. Несовпадение весьма ощутимое, потому вызывающее недоумение. Вполне вероятно, что инвентарь создавался в спешке и размеры указаны очень приблизительные. Таким образом, «Инвентарь. Часть I» использовать для идентификации моделей в полной мере невозможно. Еще одна инвентарная книга начала составляться при Н.М. Баранове — «Инвентарь предметов Морского музея 1869 – 1883 г.»56, в котором сохранены те же инвентарные номера моделей, что в Каталоге Баранова и «Инвентаре. Часть I», но вместо их описания даны полные названия, иногда сопровождаемые указанием на источник поступления в музей (первая цифра является инв. №, затем следует именование по инвентарю, орфография сохранена): 17. Полная модель шведского бота «Гедан». 18. Половинчатая модель шведской шнявы «Астрель». 33. Половинчатая модель палубного бота «Эсперн». 95

[close]

p. 12

_____________________________________________________________________________________________________ I. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ Ил. 7 . Козенц Р. Фрегат «Вахтмейстер». Полумодель. 1729 – 1732 г. (ЦВММ. КП-664 инв. № 06 М-640) 36. Половинчатая модель шведского гальета «Элеонора». 47. Половинчатая модель шведского фрегата «Олифант». 51. Полная модель шведского судна «Гуриин». 55. Половинчатая модель шведской шнявы «Полукс». 65. Полная модель шведской бригантины «Бернардус». 68. Половинчатая модель шведского 34-пуш. фрегата «Сторн Феникс». 69. Половинчатая модель шведского 18-пуш. фрегата «Данск Эрн». 70. Полная модель шведского 40-пуш. фрегата «Венкер». 71. Полная модель шведского двухмачтового судна. 72. Полная модель шведского двухмачтового судна. Сравнение инвентарных номеров моделей из Каталога Андреева с вновь присвоенными Н.М. Барановым показывает, что последний заменял их по своему усмотрению. Никаких актов о погашении старых номеров новыми номерами не составлялось. Тем самым образовался разрыв в преемственности учета модельного фонда, который в настоящее время не позволяет достоверно выявить, к примеру, как ранее именовались модели, которым Н.М. Баранов присвоил имена «Бернгардус», «Венкер», «Гуриин» и два «2-мачтовых судна», и насколько обосновано такое переименование. Следует отметить, что на фотографиях экспозиции Морского музея, датируемых 1865 и 1870 годами, хорошо видно, что модели сопровождены пояснительными ярлычками (бирками), а полумодели еще не имеют красочных досок с названиями кораблей57. Вполне возможно, что в распоряжении Н.М.  Баранова не было Каталога Андреева и он, создавая свой каталог и инвентари, руководствовался прежними, оставшимися от предшественников ярлычками на моделях, попутно присваивая имена безымянным и переименовывая те из моделей, которые показались ему противоречивыми. Модели же могли утерять часть своих ярлычков либо перепутать их из-за неудовлетворительных условий хранения и поспешности разбора моделей. Отсутствие каких-либо «научных каталогов» и захламленность помещений Модель-камеры во время ее приема в 1864 г. отмечает сам Н.М. Баранов в предисловии к своему каталогу. В 1872 г. большая часть модельной коллекции Морского музея экспонировалась в Морском отделе Московской политехнической выставки, приуроченной к 200-летию императора Петра I. Из моделей шведских призов на выставке были представлены следующие (первая цифра означает номер модели по Каталогу Морского отдела, затем идет название модели и даны краткие авторские выписки из описания)58: 96

[close]

p. 13

_____________________________________________________________________________________________________ I. Articles Ил. 8 . Най О. Фрегаты «Крейсер» и «Яхт-Хунд». Полумодель. 1721 – 1723 г. (ЦВММ. КП-679 инв. № 06 М-655) 30. Бот «Гедан». По мнению составителя каталога, «Гедан» принадлежал к одномачтовым гальотам, которые россияне называли «бот» из-за своего вооружения и ранга, длиной приблизительно до 50 футов, шириной до 15 футов и имел вид грузового палубного коммерческого судна с 12 орудиями малого калибра, из которых два камнеметных. 31. Модель шнявы «Астрильд». В справке о боте «Гедан» автор каталога разъясняет, что в конце XVII в. в Швеции строились некоторые малые посыльные суда, конструктивно ничем не отличающиеся от коммерческих, кроме прорезанных выше палубы пушечных портов, и проводит следующую классификацию: суда 3-мачтовые, или шнявы; 2-мачтовые, или бригантины; 1-мачтовые, или гальоты, и другие. Противоречие такой классификации в отношении шнявы «Астрильд» осталось незамеченным. 33. Модель палубного бота «Эсперн». Автор каталога поясняет, что «Эсперн» был шведским адмиральским ботом с 4 пушками и 108 человек экипажа. 37. Модель гальота «Елеонора». 41. Модель фрегата «Олифант». 42. Модель судна «Гуриин». Указывается в каталоге, что имел 10 пушек и полное название «Гуриин-ген». 45. Модель шнявы «Полукс». Из каталога: имела 14 пушек и 66 человек команды. Противоречие с предложенной выше классификацией не объясняется. 48. Модель бота, построенного по образцу бота шведского «Гедан». 50. Модели фрегатов: «Стор Феникс», «Данск Эрн» и «Венкер». 51. Две модели 2-мачтовых судов. Взяты в плен у шведов в 1720 г. Таким образом, в выставке участвовали все музейные модели шведских призов, кроме модели бригантины «Бернгардус», что представляется неслучайным. Обращает на себя внимание появление в каталоге некоей модели бота, построенного по образцу «Гедана». А.Л. Ларионов, исследовавший деятельность Н.М. Баранова по подготовке к выставке, выяснил, что к ней в модельной мастерской музея по распоряжению управляющего Морским министерством предполагалось изготовить 16 «дешевых моделей» (так в документе). Среди этих 97

[close]

p. 14

_____________________________________________________________________________________________________ I. НАУЧНЫЕ СТАТЬИ Ил. 9 . Чертеж 32-пушечного фрегата, постройки 1721 – 1723 г («Крейсер»). Фрагмент. (РГА ВМФ. Ф. 327. Оп. 1. Д. 1789) моделей под номером 1 записана модель шведского бота «Гедан» с ассигнованной суммой 75 руб. Видимо, это и есть еще одна модель бота «Гедан». А.Л. Ларионов указывает, что не все музейные модели после выставки вернулись из Москвы. В их числе не вернулась модель бота «Гедан», вместо которой в музей возвратилась выполненная в модельной мастерской моделькопия, которая показывает «бомбардирский бот, вооруженный одной палубной мортирой и шестью пушками... и выдается музеем как модель бота "Гедан", хотя ничего общего с ним не имеет»59. Никаких ссылок на источник этой информации А.Л. Ларионов не оставил, но его мнение, как много лет проработавшего с модельным фондом музея, следует учесть. Подводя итог Барановскому периоду в музее, следует заметить, что, уже традиционно, инвентарные номера никак не закреплялись на моделях. Правда, на некоторых полумоделях на доске, с тыльной стороны, можно сейчас обнаружить нанесенные красным карандашом цифры, совпадающие с номерами Каталога Баранова, но это скорее связано с подготовкой новых красочных досок с названиями кораблей и датами под эти «половинчатые» модели либо с более поздними исследовательскими работами музейных сотрудников. Видимо, подготовка к раскреплению «половинчатых» моделей на красочных досках с названиями началась еще при Н.М. Баранове, а закончилась уже после него, примерно до 1885 г. Во всяком случае, сохранилась Опись, в которой тексты подписей на новых досках совпадают с Кратким каталогом Морского музея 1885  г.60. Выявленные многочисленные случаи несоответствия подписи на досках с прикрепленными к ним «половинчатыми» моделями указывают на поспешность и небрежность проведенной работы. Таким образом, сомнительные атрибуции А.Я. Глотова, Н.А. Бестужева, Е.П. Андреева и Н.М. Баранова были еще раз перемешаны при очередном заведующем Морским музеем — И.Я. Чайковском61. Следующий по времени — Краткий каталог Морского музея, изданный в 1885 г. и повторенный изданием 1887 г. Несмотря на то, что введение к нему подписано заведующим музеем И.Я. Чайковским, непосредственную подготовку и издание осуществили известные историки флота Ф.Ф. Веселаго и Н.А. Коргуев при участии нескольких флотских офицеровспециалистов62. Количество моделей шведских призов по сравнению с Каталогом Баранова осталось прежним, названия моделей также сохранены, но появилось указание напротив полумоделей — «половинчатая», а против полнокорпусных — «полная». Краткий каталог имеет свою, отличную от Каталога Баранова валовую нумерацию предметов, связанную с зальным размещением коллекций. Тем самым произошел еще один разрыв в преемственности учета моделей кораблей. Так как ничего нового в описание рассматриваемых моделей Краткий каталог не добавляет, выписок из него не приводится, а номера будут указаны в сводной таблице. 98

[close]

p. 15

_____________________________________________________________________________________________________ I. Articles Предметы Морского музея впервые получают свои инвентарные номера, непосредственно закрепленные на экспонатах, сначала в виде приклеенных бумажных этикеток, а затем в виде маленьких медных табличек с цифрами, еще до революции. Точное время, когда сами предметы маркируются номерами, пока не установлено. Самое главное, «бумажные» и «медные» номера не согласуются ни с Кратким каталогом 1885 – 1887 г., ни между собой, актов о погашении предыдущих инвентарных номеров не имеется. Бумажные этикетки, введенные поначалу, видимо, плохо держались и портили вид предметов, потому и были заменены медными (латунными) табличками, но прежние, «бумажные» номера с моделей убраны не были. «Бумажные» номера сосредоточены в Инвентарной книге № 1, ориентировочно датируемой 1883 – 1925 г., но в ней отсутствуют записи о номерах 1–78, соответственно ничего нет о моделях шведских призов63. «Медные» номера сосредоточены в Инвентарной книге № 2, последние записи которой датируются 1915 г.64. Сами наименования моделей шведских призов в Инвентарной книге № 2 мало отличаются от Краткого каталога 1885 – 1887 г., номера моделей приводятся в сводной таблице. Вероятно, «бумажные» и «медные» номера прикреплялись к экспонатам на месте, в залах экспозиции Морского музея (фондового хранения музей не имел, все предметы размещались прямо в экспозиции), валовым порядком, с одновременной записью в инвентарные книги на основании имеющихся на предметах ярлычков (бирок) с названиями. Эти две инвентарные книги частично содержат расшифровку источников поступления экспонатов, что позволяет активно использовать их до настоящего времени. К сожалению, несмотря на постоянное внимание к сохранности «бумажных» и «медных» номеров со стороны сотрудников Отдела фондов музея, они частично утрачены при перемещении экспонатов, в результате прежних реставрационных работ либо если крепились к футлярам при очередной замене выставочного оборудования (футляров, витрин, подставок и прочих). В первые десятилетия советской власти старые описи и инвентари музея никакому пересмотру не подверглись. Однако в связи с перемещением музея из Главного адмиралтейства в здание Биржи на стрелке Васильевского острова был создан Главный инвентарь 1938 – 1941 г., используемый до недавнего времени. Смена концепции формирования экспозиции с хронологической монархической на марксистскую идеологическую, более тесные помещения Биржи, убытие ряда экспонатов в другие музеи с одновременным увеличением общего количества поступлений предметов привели к образованию неэкспонируемых фондов хранения. В наиболее сложной ситуации оказалась модельная коллекция, фонды хранения которой частично размещались в подвалах Биржи, в коридорах и служебных кабинетах, на лестницах. Понятно, что в условиях скученности, отсутствия специфического музейного оборудования для хранения моделей, угольного отопления здания с постоянно чадящими воздуховодами, наладить надлежащее хранение не удалось. Перемещение экспонатов в здание Биржи, последовавшие затем военные и блокадные годы с частичной эвакуацией, привели к многочисленным повреждениям и даже потерям моделей. К тому же изучение дореволюционного прошлого в довоенный период не приветствовалось, поэтому сложившаяся атрибуция моделей парусной эпохи критическому рассмотрению не подвергалась. Несколько изменилась ситуация после Великой Отечественной войны. Не последнюю роль при этом сыграло ознакомление с европейским опытом музейного дела в освещении морской истории, состав и состояние поступавших трофейных экспонатов из Берлина, Штеттина и Данцига на рубеже 1940 – 1950 годов. Начинает развиваться модельнореставрационное дело, пик которого приходится на 1970 – 1980 годы. Элементы научного 99

[close]

Comments

no comments yet