Беседка С.А.Пашин 2005

 

Embed or link this publication

Description

2005

Popular Pages


p. 1

С.А.Пашин БЕСЕДКА 2005

[close]

p. 2

ОТ АВТОРА Второй сборник моих стихов появляется на людях почти десять лет спустя после опубликования первого, названного «Побег». Новая книжка озаглавлена именем предмета более основательного и устойчивого, нежели едва проклюнувшийся росток, хотя, как и он, «Беседка» открыта всем ветрам. Беседка соединяет в себе архитектурный замысел с безыскусностью природного окружения, располагает к отдыху и созерцанию. Эту постройку наши предки любили ставить посреди тенистого сада или на возвышенном месте над рекой, там, где можно дышать полной грудью. Усевшись под крышей без стен, они вели неспешные разговоры, чаёвничали, пели жестокие романсы под гитару, дремали над сочинениями писателей и поэтов, прислушивались по вечерам к колокольному звону. Во всяком случае, такую приятную глазу картину нам хочется видеть сегодня. В сборнике представлены стихотворения, которые, полагаю, годятся для неспешного чтения на балконе или в беседке, подряд или по выбору наудачу. Некоторые из них ранее печатались в журналах «Юность» и «Континент», в альманахах «Тени странника» и «Апрель», в «Северной правде» и «Литературной России», но большинство извлечены из записных книжек автора и увидели свет лишь теперь. Приняв на себя ответственность за выпуск столь неброских текстов, мои издатели, бесспорно, проявили и снисходительность, и смелость. Приглашаю читателей провести время над этими зарисовками с натуры и отголосками прежних впечатлений; некоторые штрихи до сих пор царапают сердце, многие слова не умолкли в душе.

[close]

p. 3

ЧАСТЬ I. Р О Д Н И К РОДНИК Сухие травы. Солнечное жженье. Паломник, я пришел издалека, Чтобы увидеть звонкое движенье Песчинок в узком горле родника. Под яблоней, вся в аромате сидра, Журча о лете и его конце, Не иссякай, бурливая клепсидра В замшелом твердокаменном венце! ИЮНЬ Бледнеет месяц хладнокровный. Июнь поутру озорно Шмеля, как камешек условный, Бросает в девичье окно. А ей так сладко потянуться, Так просто ставни не открыть, Раз не случилось обмануться, И ждать напрасно, и любить. ВИХРЬ Как губку, вихрь выкручивает лес, И молния на глине возле хлева Бесцветными чернилами небес Строчит слова, исполненные гнева. И гром твердит раскатисто урок, И вспыхивают пепельные птицы... Смотри же - в облаках Илья пророк Несётся прочь в громадной колеснице. ИЮЛЬ Пыль и копоть в городской черте И жарища, насланная свыше. Воробьи, как капли на плите, Прыгают по раскалённой крыше.

[close]

p. 4

А когда спустившийся паук Втянет в брюшко шёлковую виску, Дождь кипящий скроет, хлынув вдруг, Блеск температурящего диска. ЗАСУХА Пересохшей речке от загара больно. Марево колышет клеверовый стог. Языкастый ветер облизнул безвольно Треснувшие губы полевых дорог. Хочется водицы - и сгустились тучи, И вдали раздался, раскатился гул, И упали капли редкие певуче... Собирался ливень - снова обманул! ЛИВЕНЬ Сад, истомившись, ждёт дождя, как подаянья, Смородиновый лист свернулся и пожух. Из мокрой глины туч выходят изваянья Могучие, как твердь, и лёгкие, как пух. Ваятель тучи мнёт. С непостоянством дыма Клубится его труд и по ветру летит. Вдруг молнией, кривой подобно саблям Крыма, Он разверзает хлябь, как посохом гранит. АВГУСТ Ещё не скован ручеёк, Не тусклы солнечные метки И животворный горький сок Пока сочится в каждой ветке, Но, как затоптанная гать, Всё лето кажется пропащим, Приговорённым возмужать И умереть плодоносящим. ПРЕДВКУШЕНИЕ Дождь скользит по трубе водостока

[close]

p. 5

И сочится в запущенный ров. Хоть бы осень явилась до срока Почивать на охапках цветов! Перед тем, как одеться метелью, Пусть она, выжав солнечный сок, Запятнает густой акварелью, Как палитру, поверхность дорог. БАБЬЕ ЛЕТО Было зябко на мокрых полянах, Где земля после ливня сыра, А сегодня повисли в туманах Светозарных лучей веера. Покачнутся верхушки ли сосен, Всколыхнётся ль вода бочагов Это дышит грядущая осень Крепким духом коры и грибов. Это значит - мишурный багрянец Опадёт, станет просто труха, И нахохлится лес-оборванец, И укроется солнце в меха. СЕНТЯБРЬ На виду у полей отдыхающих И затонов, где плещет весло, Не из пуха ли птиц улетающих Облака обложили село? Заскрипел на картину знакомую Деревянный журавль у ворот. Не людской ли сердечной истомою Заволокся дневной небосвод? АРБУЗ Арбузы спят на солнцепёке, Уже нежданном в сентябре Хвостаты, полосатобоки, С желтком на липкой кожуре.

[close]

p. 6

Торгаш лопочет закопчённый. Поплыл в авоське от лотка Арбуз, как спрутом оплетённый Кувшин в сети у рыбака. ЛИСТОПАД Дым сер и едок, тучи низки. Листва сгребается в костёр, Как будто лживые расписки Жжёт безутешный кредитор. Небрежно прикасаясь к клёнам, Чертило лето вкривь и вкось Прожилок строчки на зелёном Что выцвело, что расплылось… ОСЕНЬ Листвы холодная зола, Луж чёрных всхлипы, Гнездо под мышкой у ствола Корявой липы, Грай потревоженных ворон, На сером просинь И слепота чужих окон, Всё это - осень. ОКТЯБРЬ Последние листья упали Впотьмах на сырое крыльцо. В блистательной звёздной вуали Луна утопила лицо. Игрушкой на ёлочных лапах, Русалкой на глади прудов Она прикорнула под запах Земли и гниющих плодов. ИНЕЙ Трава будто в сахаре колотом. Из света и ломаных линий

[close]

p. 7

Лесок, истекающий золотом И медью на утренний иней. Светило уже не горячее. Пустынна дорога к пригорку. Лишь тычется псина бродячая Над лужей в стеклянную корку. НОЯБРЬ Холода под вечер небывалые. Осень приближается к концу. И ладони клёнов семипалые Тянутся порывисто к лицу. Где дома покинутые дачные, Липы, обнимаясь, как враги, Кроны перепутавши прозрачные, Застывают, чёрны и наги. И, лучом последним не встревоженный, Никнет лес в кольце садов и пней, Без снегов и вьюги замороженный, Без зимы склонившийся пред ней. СНЕЖИНКИ Пали осенние локоны. Пестрого вместо наряда – Простыни, саваны, коконы, Белая нить шелкопряда. Будто обрезки и тряпочки Из рукодельной корзинки, Кружат замерзшие бабочки, Отогреваясь в слезинки. СТУЖА Грязь отвердела, как кувшин, Морозом обожжённый. Сброшен Последний лист. И оттиск шин Щепоткой снега припорошен. Лакействуя в преддверье стуж,

[close]

p. 8

Стелясь и ластясь под ногами, Нам вереницы скользких луж Подошвы лижут языками. ДЕКАБРЬ В небо целят водостоки полые, Дом кирпичный и щербат, и пег. Голая земля, деревья голые И наклонно моросящий снег. Где вы, стайки беженцев нестройные? Ваши стрелы поразили юг? Нет ответа. Голуби помойные Над трубой описывают круг. СНЕГОПАД Снег разразился над лесами, Запорошил, занёс, замёл. Сугробами, как пеленами, Увит любой древесный ствол. На пнях ушанки по полпуда, На ветках - ленты бахромы. Какая щедрая причуда У расточительной зимы! МЕТЕЛЬ Всё ниже небо, всё плотней замес Метельных круп, несущихся над ухом. Гиганты выколачивают лес, Наполненный густым лебяжьим пухом. Пруд обратился линзой ледяной, Для береженья скрытой башлыками, И я парю над снежной целиной, Следов не оставляя башмаками. ЛУНА По ледяным небесным сферам, И одинока, и нема, Луна замёрзшим монгольфьером

[close]

p. 9

Скользит на чёрные дома. Вот-вот недоброю приметой, Воспламенившись, будто пыж, Она расплющенной монетой Падёт в ладонь сусальных крыш. МОРОЗНОЕ УТРО Или взаправду, или мнится, Но неба утренний лоскут Окрашен плавно, без границы В синь, и сирень, и изумруд. Кому под силу эти зори? Кто, холст воздвигнув средь снегов, Набрал на кончик кисти море У чужедальних берегов? ЯНВАРЬ Не щёлкнет сук, не скрипнет ломко Шершавым снегом пешеход, И лишь ползучая поземка Шуршит газетой, вмёрзшей в лед. И странен мерностью движенья Ежесекундный плеск листа... Как будто в первый день творенья, Земля безвидна и пуста. ХОЛОД Морозный ветер льнёт к ботинку, Скользит по шубе в высоту. Он и смахнёт твою слезинку И ожемчужит на лету. Когда ж невидимый любовник Вопьётся в щеки и уста, Зардеешься ты, как шиповник, И вспыхнешь, будто береста. ТУЧИ

[close]

p. 10

Тучи, будто звери из сугроба, Жмутся в стаи с видом мокрых псин, И дрожат от горького озноба Ледяные веточки осин. Хлопьями засыпавший дороги, Подступивший нянькой кружевной, Снег деревьям старческие ноги Кутает целебной пеленой. ФЕВРАЛЬ Луна тускнеет до утра, От холода кривится, Как отражение ведра В колодезной водице. Гуляет ветер в руслах рек Извилистой тропою И звезды смахивает в снег Пронзительной метлою. Запахло дымом из печи... Край солнца в мутной пене Пролил студёные лучи На голубые тени. ВЕТЕР Нынче ветер увлекся проказами: Подражая напеву волков, Он стреножил трубу красноглазую Серпантином холодных снегов. От земли завиваясь колечками, По деревне, дрожащей, как лист, Пляшет, кружится между крылечками, Как вприсядку хмельной гармонист. Чу! - в отдушины юркнул подпольные, Притворился - устал и ослаб, Чтоб внезапно за щёки свекольные Ухватить припозднившихся баб. ОТТЕПЕЛЬ

[close]

p. 11

Потеют хмуро блочные дома, И убывают ледяные стразы. Твои седые волосы, зима, Лопатами швыряют верхолазы. Твоя мокрота хлюпает вблизи, Но в воздухе - озоновая сочность, И люди, балансируя в грязи, Клянут оковы стужи за непрочность. НА ПОРОГЕ Озноб, подлёдное журчанье, Ржа, запылившая сосну, И плавное перетеканье Зимы в плакучую весну, И куст, от снега венценосный, Размытую бросает тень. Год переменный, високосный. Февраль. Двадцать девятый день. ПРОБУЖДЕНИЕ В лесу, где забинтован каждый сук И в вышине качаются сугробы, Рождается глухой ритмичный звук Из хвойных недр нехоженой чащобы. Стучит ли дятел, ключ ли под сосной, Иль снег бросают лапища тугие То сердце, оживлённое весной После древесной хладной летаргии. МАРТ Рвётся снежная скатерть, как пенка, Слёзы мокрых сосулек горьки. Лёд хрустит, будто хлебная гренка, На застиранной ткани реки. Словно пьяный с нечистой пирушки, Раскуражился ветер, смеясь. Две ветлы, две корявых старушки,

[close]

p. 12

Подметают холодную грязь. МАСЛЕНИЦА Снег, как грязная корка сыра. Жар на солнце, морозец в тени. Так весна и сыра, и сира В свои первые юные дни! Ничего с весной не стрясется, Хоть неряшлив её вид и слаб, Раз по полю позёмкой вьется Гарь спалённых соломенных баб. СТЕПЬ Раскинувшись привольно вширь, От скулежа коварной вьюги Уснула степь, как богатырь В ледовой праздничной кольчуге. Опасны витязям обман И сна мертвецкого утехи. Уж хлынули, как кровь из ран, Ручьи на ржавые доспехи. НАБЕРЕЖНАЯ Был март - и вновь пошёл снежок. Над неудачным ледоходом Сосульки, взяв под козырёк, Застыли оловянным взводом. Но затрещит речной хребет И, пропотевшие от жара, Сосульки рухнут в птичий след, Оттиснутый вдоль тротуара. МАРТОВСКИЙ ВЕТЕР Выбравшись наружу Из канав и впадин, Ветер щиплет лужу До ледовых ссадин;

[close]

p. 13

Нервный от озноба, Около лощины Чертит вдоль сугроба Хмурые морщины; Гикнет в глубь колодца, Топнет по настилу Всё ему неймется, Всё ему постыло. РЕЧКА Зима продлила свой визит С холодной грацией вельможи, Но речка Яуза скользит Ужом из надоевшей кожи И звонко падает с плотин, Чтоб попетлять на дне оврага, Пока чешуйки жёлтых льдин Стирает мокрая коряга. ВЕСНА Ручьям их берега тесны. Не оставляет вод в покое Дыханье молодой весны, То тёплое, то ледяное. Подтаял снежный бастион. Грачей горластое волненье, Сырой туман, древесный стон Всё говорит о пробужденье. ЛУЧИ Луч солнца жжёт, как угольки, В сарае паром дышит слега, И яблонь белые чулки Торчат из мартовского снега. Почуяв мимолетный дух Весны, под солнечные нитки Подставил снеговой треух Дубок, проросший у калитки.

[close]

p. 14

ВЕСЕННЕЕ УТРО Горизонт по-жемчужному светел, Запрокинулся месяц седой. Обнимает прохожего ветер, Остро пахнущий талой водой. В чаще мокро чернеет валежник. Скоро там, где потоки резвы, Расцветет жёлто-белый подснежник В пятачке прошлогодней травы. АПРЕЛЬ Апрель похож на дивный плат, Где вышивальщица слепая Ткала вначале снегопад, А после - многоцветье мая. Разбух ручей. И поперек Тропы навис дубовый бивень. Сквозь лёд проклюнулся листок Взглянуть на барабанный ливень. ЗАМОРОЗКИ Шелест рощ тревожно-глух: «Замерзаем... замерзаем...». Снег и тополиный пух Вьются, смешанные маем. За забором, где дощат Дом со ставнями кривыми, Пышно светел мёртвый сад Лепестками восковыми. МАЙ Листва латает тысячи прорех, И зелень все раскидистей и шире. Шуршанье крон, гул грозовых помех И птичий гомон носятся в эфире. И, будто лопнул дорогой кошель

[close]

p. 15

Иль оборвалось девичье монисто, Звенит в кустах заливистая трель И меж деревьев скачет серебристо. ТОПОЛЬ В пунцовом колпаке рассвета Вокруг зеленой головы Просемафорь мне слово «лето» Флажками клейкими листвы. От облаков расчисть оконце И, поднимаясь на носки, Зажги в руках корявых солнце, Как протирают пятаки. ПИОН Как верной стражей, окружён Остроконечными листами, Мохнатый розовый пион Брюзжит жестокими шмелями. Он жгуч, как дюжина костров, Изыскан, как узор кинжала: Меж ароматных лепестков Кишат безжалостные жала. ЧЕРНОПЛОДНАЯ РЯБИНА Пенье ручья монотонное, Травы в девчоночий рост. Небо качает зеленое Гроздь антрацитовых звёзд. Мир постигая на практике, Нынче, привстав на носок, Можешь ты сдвинуть галактики И положить в туесок. ЖАСМИН Равнодушный, безоблачный зной Над былинками чёрного тына. Я в заросшем саду. Надо мной

[close]

Comments

no comments yet