Курносова О. Б. Адриан Шхонебек: русский период в творчестве гравера (1697-1705)

 

Embed or link this publication

Description

Сборник трудов ЦВММ. Выпуск III. 2009 г.

Popular Pages


p. 1

О. Б. КУРНОСОВА О. Б. Курносова АДРИАН ШХОНЕБЕК - РУССКИЙ ПЕРИОД В ТВОРЧЕСТВЕ ГРАВЕРА (1697-1705) Гравюра — самое молодое из изобразительных искусств. В За­ падной Европе оно появилось значительно позже, чем живопись и ваяние. В России второй половины XVII — начала XVIII века гра­ вюра стала искусством новым. Непосредственными предшественниками петровских граве­ ров были иконописцы, знаменщики, резчики и серебряных дел мастера московской Оружейной палаты. Первые гравюры на меди выполнили Симон Ушаков и мастер-серебряник Афанасий Трухменский. Их листами обычно начинается история русской гравю­ ры на металле — резцовой гравюры. В 1680-е годы в Оружейной палате работали уже четыре мастера, которых можно назвать гра­ верами и чье творчество определяет развитие гравюры на метал­ ле во второй половине XVII века. Это уже названные С. Ушаков и А. Трухменский, ученик Трухменского Василий Андреев и знамен­ щик и мастер-серебряник Леонтий Бунин. Они выполняли иллю­ страции для церковных книг (исключением является «Букварь» Леонтия Бунина, 1693-1694), а иногда делали самостоятельные станковые гравюры, также «духовного содержания». При всех удачах в искусстве гравюры, которые есть в работах этих мастеров, надо отметить, что гравюры они делали по единич­ ным, порой случайным заказам. Каждый из них в первую очередь был или иконописцем, или резчиком по металлу, или знаменщи­ ком, и никто из них не называл себя «грыдоровщиком», как это стало принято в эпоху Петра I. В XVII веке в России гравюра на меди не являлась еще само­ стоятельным искусством, заказов на нее поступало мало, поэтому не было и мастеров, которые профессионально занимались только гравированием1. Реформы Петра I содействовали развитию гравировального искусства в России. Гравюра приобрела разнообразные направле­ ния: гравировались титульные листы, учебные таблицы, навигаци­ онные сигналы, архитектурные планы, виды городов и крепостей, баталий, триумфальных шествий и празднеств, портреты, аллего76

[close]

p. 2

Адриан Шхонебек: русский период в творч естве гравера (1697-1705) рии. Возможности гравировального искусства Петр I оценил во время своего первого заграничного путешествия в составе Вели­ кого п осольства(1697-1698). Петр I любил всякие ремесла, и ему понравилась техническая сторона гравирования. Но более всего его привлекла практическая польза, свойственная гравировальному искусству: возможность быстро, относительно дешево и в большом количестве получать оттиски чертежей, карт, иллюстраций для книг, отдельных тема­ тических листов. В фонде изобразительного искусства Центрального военноморского музея хранятся гравюры русских и иностранных масте­ ров, которые работали в петровское время. Среди них — Алексей и Иван Зубовы, Питер Пикарт и другие. Эта же статья посвящена творчеству человека, который стоял у истоков зарождения в Рос­ сии гравюры в технике офорта, — голландского мастера Адриана Шхонебека. Адриан Шхонебек2 родился 28 марта 1658 года3 в Роттердаме. Его отец Христофель и брат Роберт также были граверами, но их произведения неизвестны в России. Искусству гравирования А. Шхонебек учился сначала, оче­ видно, у своего отца, а затем в 1676-1679 годах в Амстердаме у из­ вестного голландского гравера Ромейна де Хоге (de Hooghe) (1638— 1708). А. Шхонебек прекрасно владел гравировальной техникой, что видно по его работам амстердамского периода, имеющимся в кол­ лекциях отделов гравюры Государственного музея изобразитель­ ных искусств имени А. С. Пушкина и Государственного Эрмитажа: «Аллегорическая композиция», «Корона Иосифа Венгерского», «Список государственных деятелей на 1698 год»4, а также в собра­ нии Государственного музея Амстердама (Rijksmuseum) — «Hinrichtung irischer Protestanten», 1689 г. («Казнь ирландских проте­ стантов»). Адриан был европейски образованным человеком: в Лейденской академии он обучался философии и истории; кроме родного голландского, знал латинский, французский, немного ита­ льянский и испанский языки. В Амстердаме у него был книжный магазин, мастерская, ученики. В 1685 году А. Шхонебек сочетался браком со вдовой музы­ канта П. Пикарта, сыну которой — будущему граверу Питеру Пикарту — было уже 16-17 лет. 77

[close]

p. 3

О. Б. КУРНОСОВА Адриан Шхонебек побывал в России еще до своей женитьбы, вместе с отцом, затем он был в Москве в 1696 — начале 1697 года. Во всяком случае, о его пребывании в России свидетельствует гравюра «Фейерверк 12 февраля 1697 года». Гравюра сохранилась в единственном экземпляре в Рейксмузеуме в Амстердаме5. Она подписана Адрианом Шхонебеком и исполнена в технике офорта — новой, еще не освоенной в России. Во время первого заграничного путешествия в 1697 году царь Петр I посетил музей редкостей Якоба де Вильде в Амстердаме, где он и познакомился с Адрианом Шхонебеком. В 1692 году А. Шхоне­ бек гравировал иллюстрации для каталога коллекции Я. де Вильде, а затем обучал его дочь Марию искусству гравирования. Познако­ мившись со Шхонебеком, Петр I постарался поближе узнать его искусство — гравирование офортом на медных досках. Шхонебек написал для Петра I специальное руководство на голландском язы ­ ке для обучения мастерству гравирования. Сейчас эта рукопись хранится в Библиотеке Российской Академии наук в Санкт-Петер­ бурге. При участии Шхонебека Петр практически освоил технику офорта. Царь собственноручно вырезал офорт, оттиск с которого до настоящего времени также хранится в Библиотеке Российской Академии наук. Офорт называется «Победа христианства над ис­ ламом»6. Тема борьбы России и других христианских стран Европы с мусульманской Турцией занимала Петра I чрезвычайно. Офорт решен в характерном для того времени символико-аллегориче­ ском ключе: крылатый ангел, осененный лучами солнца, стоит на мусульманском полумесяце, под которым в беспорядке лежат ту­ рецкие знамена, сабля, щит. Сделанная на голландском языке над­ пись указывает, что «Петр Алексеевич, великий царь Русский, на­ гравировал это иглою и крепкой водкой, под смотрением Адриана Шхонебека, в Амстердаме, в 1698 году в спальне своей квартиры, на верфи Ост-индийской компании»7. Весьма вероятно, что этот офорт лег в основу рисунка на серебряной медали, выполненной в 1700 году Яном Боскампом в честь взятия Азова. Царь Петр I уговорил А. Шхонебека оставить родину и уехать из Амстердама в далекую Москву. Шхонебек стал первым нидер­ ландским гравером, который был принят на русскую службу. Тридцатым декабря 1697 года датировано письмо-прошение Адриана Шхонебека к Ф. А. Головину. Оно содержит подробный перечень знаний А. Шхонебека, его достоинств и умений. Шхоне78

[close]

p. 4

Адриан Шхонебек: русский период в творч естве гравера (1697-1705) бек пишет о себе не только как о самостоятельном гравере и ри­ совальщике, но и как о проектировщике («умею назнаменить как улицы, дороги и рвы строить, в строении валов крепостей, палат и домов, дворов и огородов») и специалисте «в сочинении огне­ стрельной потехи, фонтанов... и во украшении кораблей со вся­ кою резьбою и карет и саней»8. Официальный договор с гравером был заключен 13 мая 1698 года. В нем отмечена лишь основная специальность гравера и пе­ чатника: «...при нят ... Андреан Шонбек резать на меди чертежные карты и глобосы и персоны и иные пропорции в травах и в мелочи и печатать на листах и в книги»9. После заключения договора Шхо­ небек приступил к ликвидации своей амстердамской мастерской, на что просил специальное время. 10 октября 1698 года Адриан Шхонебек впервые появился в Оружейной палате в Москве. В то время она объединяла с храни­ лищем оружия несколько мастерских: оружейную, серебряную, золотую и иконописную. С приездом А. Шхонебека в ее составе появилась и гравировальная мастерская, которую возглавил гол­ ландский мастер. Самой же Оружейной палатой руководил бли­ жайший сподвижник Петра I будущий генерал-адмирал боярин Ф. А. Головин. Первоначально А. Шхонебек занимался прикладной техни­ ческой работой — гравированием и печатанием гербов-штемпе­ лей на бумаге (гербовая бумага — особый вид налога, введенный в России указом от 23 января 1699 года), картушей для компасов, резал на серебряной фольге «персоны». Вскоре стали создаваться большие листовые гравюры с изображением вновь построенных кораблей Российского флота, видами военных баталий, панорама­ ми городов и крепостей. Адриан Шхонебек, кроме «исполнения дел для государя», на­ меревался иметь свою частную мастерскую, о чем писал в пись­ ме-прошении от 30 декабря 1697 года: «...когда Ваше помянутое Царское Величество работы моей не потребует, дабы мне книги печатать и медные доски делать возможно, и те к прибыли своей продавать»10. С собой из Амстердама Шхонебек привез доски, на которых в М оскве тексты были заменены на русские, а на рабо­ тах своих учеников поместил надпись «Адриан Шхонебек про­ дает». Мастер хотел обеспечить себе монополию на продажу гра­ вюр и поэтому просил звания «царского библиотекаря»11. До сих 79

[close]

p. 5

О. Б. КУРНОСОВА пор не обнаружены документы о собственной мастерской и лавке А. Шхонебека в России, но следы ее деятельности сохранились. Д. А. Ровинский описывал экземпляр гравюры «Страсти Хри­ стовы» Альбрехта Дюрера из библиотеки Александро-Невской лавры, где под латинским заголовком «Passio Christi ab Alberto Durer Nurenbergensi effigiata» было приписано на манер печатного курсива: «M oscuae apud Had. Schoonebeck В. С.» («в М оскве у Ад. Шхонебека Б[иблиотекаря] Щ арского]»)12. В библиотеке Академии художеств в Санкт-Петербурге хра­ нится гравюра с русской подписью Адриана Шхонебека. Эта рабо­ та мастера описана М. А. Алексеевой13. Небольшая гравюра (раз­ мер отпечатка доски 10 х 13,3 см) изображает Святое семейство с Марией Магдалиной. Изображение заключено в овал. Внизу овала надпись на латинском языке «Ег Parmer figuraut.», имена Христа и Марии (вверху овала) обозначены латинскими буквами «IHS . MRA». Вокруг овала выгравированы четыре русские надписи: «Св. И оаф ъ Обручникъ — С в-Mapia Магдалша — Mapin Матерь Божия — 1исусъ Христосъ». При внимательном рассмотрении видно, что они заменили существовавшие на тех же местах латинские буквы. Следы исправления заметны в русских буквах «Р» и «Н». Техника исполнения резцовая, а не офортная, моделировка лиц, тонкий ри­ сунок позволяют отнести гравюру скорее к итальянской, чем к гол­ ландской школе. Надпись в нижнем правом углу гравюры: «Адри Шхонбекъ М оскве п.» («Адриан Шхонебек в М оскве продает»). Все это свидетельствует о том, что данный оттиск с гравировальной доски работы неизвестного мастера, привезенной А. Шхонебеком в Россию и здесь приспособленной для продажи. В 1699-1700 годах А. Шхонебек исполнил свой первый со вре­ мени приезда в Россию эстамп «Осада А зова в 1696 году», пред­ ставляющий широкую панораму осажденного города. В подписи на листе Шхонебек не преминул подчеркнуть, что он «книгохранитель и первый на меди изограф на Москве». Творческая работа отнимала очень много времени, но обяза­ тельства обучать русских учеников Шхонебек не забыл. Большин­ ство своих гравюр мастер делал в технике офорта, которой обучил всех своих русских учеников. Относительная легкость и быстрота исполнения гравюры в этой технике определили преобладающее развитие офорта в гравюре петровской эпохи. В августе 1699 года к А. Шхонебеку для обучения были опре­ 80

[close]

p. 6

Адриан Шхонебек: русский период в творч естве гравера (1697-1705) делены ученики иконописного дела Иван и Алексей Зубовы, сын работавшего в мастерской Шхонебека Леонтия Бунина — Петр Бу­ нин, в сентябре 1701 года — Василий Томилов14. Среди учеников Шхонебека также можно назвать и его пасынка Питера Пикарта, или как его звали на французский манер, Пикара (в России с 1702 года). Поскольку А. Шхонебек большое внимание обращал на тех­ ническую сторону исполнения, в частности на печатание гравюр, то среди его учеников были не только граверы, но также и печат­ ники, терщики и чистильщики досок, другие подсобные мастера. В 1704-1705 годах в штате гравировальной мастерской числилось 10-12 учеников — граверов и печатников. В 1700 году Адриан Шхонебек по заданию Петра I едет на Во­ ронежскую верфь, чтобы зарисовать одно из первых крупных рус­ ских военных судов — 58-пушечный корабль «Гото Предестинация», который был заложен и спущен на воду при участии самого царя. Это единственный петровский корабль, так подробно изо­ браженный современниками. Мастер делает беглые зарисовки корабля с трех сторон: с носа, кормы и правого борта — и по возвращении из Воронежа в М о­ скву гравирует их, привлекая к работе русских учеников. Гравюры были закончены в начале 1701 года. Изображение корабля А. Шхо­ небеком — это, по сути, чертеж, превращенный в художественное произведение. В Воронеже гравер мог увидеть лишь корпус кора­ бля, ведь только после спуска на воду начинается последний этап строительства — установка мачт и пушек, оснащение, отделка. Та­ ким образом, можно предположить, что перед Шхонебеком стояла задача не только срисовать корабль, но и составить проект его рез­ ного убранства. Гравюра, изображающая «Гото Предестинацию», могла являться таким проектом. Ведь сам Шхонебек, как уже упо­ миналось, считал себя специалистом «... во украшении кораблей со всякою резьбою...» Ж анровая гравюра в русском искусстве известна уже с пе­ тровских времен. Изображение свадебных пиршеств знатных особ запечатлевало не только само значительное событие, но и знако­ мило с костюмом, церемониалом, интерьером того дворца, где это действо происходило, и потому помимо эстетической ценности имеет огромное историческое значение. В 1702 году Адриан Шхонебек изобразил свадьбу Филата (Фе81

[close]

p. 7

О. Б. КУРНОСОВА офилакта) Шанского во дворце Франца Лефорта. Ф. Шанский с детских лет Петра I находился при его дворе, вместе с царем во время Великого посольства занимался кораблестроением. Он не был шутом в современном понимании этого слова. Но, судя по ха­ рактеристике, данной надписями на гравюрах, это был остроум­ ный человек, товарищ Петра в его смехотворных забавах. Свадьба состоялась 26 января 1702 года, и сразу после этого А. Шхонебек нарисовал три листа. Два из них, известные по гравю­ рам, изображают мужскую и женскую половины свадьбы; третий, несохранившийся, вероятно показывал общий пир. В августе были выкованы три медные доски «к рисованию и печатанию свадьбы Шанского». Однако эта работа не была закончена. К июлю 1703 года были исполнены только две доски, но и их мастер не довел до конца: текст гравирован только справа от герба, слева осталось пустое место. В 1702 году русские войска взяли в устье Невы крепость Оре­ шек, называемую по-шведски Нотебург (Орех-город). В 1703 году Адриан Шхонебек исполнил гравюру «Взятие Шлиссельбурга», изображавшую штурм крепости. Надписи на гравюре гласили, что «чрез помощь Божию отечественная крепость возвращена, кото­ рая была в неправедных руках 90 лет», и что город Нотебург по взятии переименован в Шлютельбург (Шлиссельбург). Были гра­ вированы две доски: «План осады» с полным текстом, составлен­ ным самим Петром I, и более подробное изображение «Вид осады» с сокращенным текстом пояснения. В 1704 году Адриан Шхонебек гравирует «Изображение по­ беды на реке Амовже в мае 1704 года». Первого января 1705 года в Москве состоялся фейерверк, посвященный взятию Дерпта и Нарвы и победе на реке Амовже «над неприятельскою эскадрою». Транспаранты с девизами для этого фейерверка, по-видимому, гравировал А. Шхонебек. Ежегодно 1 января 1702, 1703, 1704 и 1705 годов устраивались фейерверки. В мастерской Адриана Шхонебека были гравированы транспаранты фейерверков 1702 и 1703 годов — это небольшие гравюры с символическими изображениями и девизами. В начале ноября 1703 года было задумано издание особой «Триумфальной книги» — «для печатания книги триумфаль­ ной сделать в оружейной палате 12 досок медных». В расчете на «Триумфальную книгу» А. Шхонебек подробно, на восьми листах

[close]

p. 8

Адриан Шхонебек: русский период в творч естве гравера (1697-1705) с текстами, изобразил фейерверк 1 января 1704 года, посвящен­ ный взятию Канцев (Ниеншанца) и выходу России к Балтийскому морю. Первый лист с большим пояснительным текстом показывал общий вид фейерверка и служил как бы титулом, второй — его «первое действие», затем следовало изображение картин, фонарей, статуй. Все гравюры глубоко протравлены, отчего создается барха­ тистый тон, передающий ночное освещение. По замыслу Адриана Шхонебека, «Триумфальная книга» должна была состоять из двенадцати больших гравюр (50 х 40 см), этот замысел не удалось осуществить полностью. Однако в 1704 году художник сообщает, что изготовил «12 гравюр украшения ог­ нестрельной потехи и триумфальных ворот», а в августе того же года, что «триумфальные листы которой триумф был в начале сего 1704 года» переплетены «числом 50 книг». Исследователи считают, что «Триумфальная книга» до нас не дошла. Между тем все две­ надцать листов ее сохранились — это восемь листов фейерверка 1704 года (четыре размером примерно 30 х 40 см, четыре — 30 х 20 см) и четыре листа изображений картин на триумфальных во­ ротах (изображения того же размера, что и малые листы фейервер­ ка). В переплетенной книге было восемь листов, отпечатанных с двенадцати досок, — на четырех первых по одному изображению, на четырех последних — по д ва15. В гравюрах с изображением фейерверков А. Шхонебек исполь­ зовал два варианта передачи огненных зрелищ — либо отдельно показываются транспаранты — картины аллегорического содер­ жания (фейерверки 1702, 1703, 1705 годов), либо перед зрителем развертывается представление в таком виде, в каком оно разыгры­ валось на сцене. Так построено изображение фейерверка 1697 года и два листа общего вида фейерверка 1704 года. Адриан Шхонебек сыграл большую роль в истории русской картографии. Им выполнено много карт, портретов, жанровых и батальных картин. Свое знание античной мифологии художник широко использовал не только в декорациях к фейерверкам, но и в украшениях гравюр и карт. Особенно богаты украшениями те ли­ сты, которые гравер считал чертежными, это триптих «Гото Предестинация», «Карта устья Северной Двины», «Карта Белого моря». Картуш (обрамления текста) на гравюрах петровского вре­ мени представляет собой сложную композицию, почти самосто­ ятельную картину, со своим сюжетом и действующими лицами. 83

[close]

p. 9

О. Б. КУРНОСОВА Картуши работы Адриана Шхонебека наиболее сложны, красивы, насыщены действующими лицами — мастер обладал обширными знаниями европейской символики. Композиции картушей состав­ лены из аллегорических фигур, символов, эмблем и латинских де­ визов. А. Шхонебек выгравировал десяток карт Азовского и Белого морей, Балтийского моря, Финского залива с окрестностями. Тексты всех карт написаны исключительно на русском языке. Карта вос­ точной части Азовского моря, гравированная в 1701 году, является первой печатной картой в России, составленной на основе матема­ тических расчетов. Она была выполнена в память первого морского плавания русского флота — Керченского похода. Съемки проводи­ лись вице-адмиралом Корнелиусом Крюйсом вместе с Петром I во время похода только что созданного русского флота из Воронежа в Азов и далее, в турецкую Керчь, в 1699 году. В этом же году мастер исполняет карту устья Северной Двины. Другая его карта — «Геогра­ фический чертеж над Ижорской землею...» показывает территорию между восточной частью Финского залива и Ладожским озером, включая Санкт-Петербург. Самой значительной «достопримечатель­ ностью» указанной карты является впервые появившееся на русских картах слово «Петербургъ». Слово это четко написано на Березовом острове (Петроградская сторона). Стрелка от него направлена к кро­ хотному элементу на маленьком острове, несомненно Заячьем, то есть к Петропавловской крепости16. Карта подписана «Грыдоровал Адриан Шхонебек», однако не датирована. Некоторые исследовате­ ли относят ее к 1704 году17, другие считают, что она изготовлена по шведскому оригиналу в 1703-1705 годах и была закончена уже после смерти А. Шхонебека18. В 1704 году мастер гравирует своеобразную лоцию «Профили берегов Черного моря». Летом того же года в Кремле шло интен­ сивное строительство Арсенала, или, как тогда говорили, Цейхга­ уза. В июле среди работ А. Шхонебека упомянуты «Цейхгаузного двора врата: на двух больших досках»19. Гравюра, исполненная на двух досках (41,5 х 51,5 см каждая), является не изображением су­ ществующего оформления, но его проектом. Верхнюю часть зани­ мает пышное завершение портала. Сам вход изображен с вариан­ тами: колонны с каннелюрами и без них; на выступе аттика справа намечена арка. Внизу дан план сооружения, подтверждающий, что перед нами проект. В украшении ворот античная и западноевро84

[close]

p. 10

Адриан Шхонебек: русский период в творч естве гравера (1697-1705) пейская символика свободно сочетается с русской национальной. Наверху скульптурного фронтона возвышается двуглавый орел, по сторонам сидят Марс и Беллона. В центре фронтона изображе­ на живая сценка: две собаки нападают на ежа. Девиз: «Spicula invitis emitio» («Я принужден выставить иглы»). Эмблема подчерки­ вает оборонительный характер русского оружия. Впервые в декор введены двадцать шесть русских гербов. Они были для этой цели специально срисованы в Посольском приказе. В целом гравюра с изображением пышного, богато украшенного входа выглядит празднично, торжественно. В этот же, 1704, году гравер исполняет «Конклюзию», посвя­ щенную царевичу Алексею Петровичу20. Сочетание технических чертежей с изобразительными сюже­ тами прекрасно решено в гравированном альбоме «Разсуждение о метании бомбов и стрелянии испушек», состоящем из 20 таблиц. На двадцати листах этого «пособия по артиллерии» разворачива­ ются сюжеты нескольких мифов: Юпитер ниспровергает гигантов, Вулкан кует стрелы Юпитеру, Геркулес убивает Антея и ведет Цер­ бера, Апполон стреляет в Тифона и другие21. По своему оформле­ нию этот альбом считается лучшим изданием петровского вре­ мени. Автор чертежей и текстов неизвестен. Альбом гравирован А. Шхонебеком. В Архиве Российской Академии наук хранятся фронтиспис и двадцать таблиц с чертежами мортир и артилле­ рийских задач. Отдельные листы этого альбома есть в Библиотеке Российской Академии наук, Российской национальной библиотеке и Государственном Русском музее22. К сожалению в Центральном военно-морском музее нет ни одного листа из этого великолепно­ го альбома. Работа над таблицами началась в 1702 году, когда в рас­ ходах Оружейной палаты показана сумма, издержанная на бумагу «на образцы бонбондирскому делу». Работа продолжалась до 1705 года и не была закончена из-за смерти Адриана Шхонебека — на ряде таблиц не выгравированы тексты23. Среди технических гравюр А. Шхонебека нужно упомянуть и карту звездного неба — «доску глобуса звезднаго». На гравюре в шести кругах изображено движение планет согласно сущ ествовав­ шим в то время теориям. Лист был описан К. И. Шафрановским в статье «Забытая карта звездного неба»24. Автор считал создателем карты В. О. Киприянова и датировал ее временем работы над Брю­ совым календарем (1709-1715). Но на основании манеры гравиро­ 85

[close]

p. 11

вания, более свободной, чем свойственная Киприянову, а также из-за наличия на полях выгравированного номера, позволяюще­ го отнести доску к числу изготовленных в Оружейной палате25 и перевезенных впоследствии в Санкт-Петербург, М. А. Алексеева предполагает авторство Адриана Шхонебека. Способности Ш хонебека-портретиста не оставили в его твор­ ческом наследии значительного следа. Сохранились два портрета с его подписью. П ортрет Б. П. Шереметева, исполненный в 1702 году, — это единственная гравюра А. Шхонебека русского периода, исполненная в технике меццо-тинто ( итал. —«черная манера»). Сложная техника, по-русски называвш аяся в то время тушевани­ ем, — это особый вид гравирования. Шхонебек гравировал «чер­ ной манерой» в Голландии и позднее обучил этой технике одного из своих учеников — Алексея Зубова. Второй портрет с подписью гравера — это портрет Петра I, исполненный в 1703-1705 годах. Огромная гравюра «Усадьба адмирала Федора Головина в Москве в Немецкой слободе» — последняя работа Адриана Ш хо­ небека, которая была закончена после его смерти, в конце 1705 — начале 1706 года, группой русских учеников под руководством Питера Пикарта. Гравюра исполнена на четырех больших досках: две нижние, на которых изображена усадьба, исполнены Шхонебе­ ком, а две верхние, с большим картушем с гербом Ф. А. Головина, закончены П. Пикартом и русскими учениками. Адриан Шхонебек умер в М оскве в 1705 году, прожив в Рос­ сии около семи лет. За этот недолгий период он исполнил около 80 листов самого различного содержания. Среди них виды сраже­ ний, фейерверков, триумфальных арок, портреты, аллегорические изображения (в частности, к фейерверкам), географические карты, множество технических чертежей, образцы клейм для бумаги и др. Гравюры А. Шхонебека с изображениями осады Нотебурга, Ниеншанца, Дерпта (Ю рьева) и Нарвы вошли затем в «Книгу Марсову» (1712-1713). Русский период в творчестве гравера занимает значительное место в его биографии. Адриан Шхонебек обогатил русскую гра­ фику новой техникой — офортом (работы русских мастеров XVII века были выполнены в технике резцовой гравюры). После смерти А. Шхонебека его место во главе гравироваль­ ной мастерской Оружейной палаты занял Питер Пикарт, до этого 86__________________________________________________________________

[close]

p. 12

возглавлявший Походную гравировальную мастерскую. Гравировальная мастерская Оружейной палаты возникла в тот момент, когда, задумав завести в России новое гравироваль­ ное искусство, Петр I стремился обособить его от отечественных учреждений, где гравюра традиционно развивалась в XVII веке. Руководимая Адрианом Шхонебеком мастерская заложила осно­ вы развития листовой эстампной гравюры петровского времени во многих ее жанрах. Примечания 1 Лебедянский М. С. Алексей Зубов. Первый видописец Санкт-Пе­ тербурга. М., 2003. С. 11. 2 Правильное прочтение фамилии гравера — Adrian Schoonebeck — Адриан Схонебек (или Схонбек), но сам он в России часто подписы­ вал свои листы по-русски — Адриан Шхонебек (или Шанубек, Шонбек). См. также: Лебедянский М. С. Указ. соч. С. 6. М. А. Алексеева считает, что Адриан Шхонебек родился в 1661 году (см.: Алексеева М. А. Гравюра петровского времени. Л., 1990. С. 19). 4 Лебедянский М. С. Указ. соч. С. 15. 5 Опубликовано в: Васильев В. Н. Старинные фейерверки в России. Л„ 1960. С. 17. Табл. 1. 6 В различных источниках эта гравюра названа по-разному: «Тор­ жество России над мусульманами» — см.: Малиновская О. Петр Вели­ кий в Голландии // Юный художник. 1996. № 7. С. 31-32; «Победа право­ славия над магаметанством» — см.: Лебедянский М. С. Указ. соч. С. 15. 7 Ровинский Д. А. Подробный словарь русских граверов XVI-XIX вв. СПб., 1895. С. 69-83, 276-277, 784-794. 8 Там же. С. 185. 9 Там же. С. 187. 10 Там же. С. 184, 186. 11 Нет никаких оснований предполагать, что Адриан Шхонебек был как-то связан с библиотечной деятельностью в нашем понимании этого слова. Термин «библиотекарь», по-видимому, обозначал занятие книж­ ной торговлей. Вероятно, в то время еще не нашли другого названия для профессии торговца книгами. 12 Ровинский Д. А. Русские граверы и их произведения с 1564 до основания Академии художеств. М., 1870. С. 346. 13 Алексеева М. А. Из истории гравировальных досок петровского времени // Русское искусство первой четверти XVIII века. Материалы и исследования. М., 1974. С. 188. 87

[close]

p. 13

14 Ровинский Д. А. Подробный словарь русских граверов XVI-XIX вв... С. 187. 15 Алексеева М. А. Гравюра петровского времени.. .С. 38-39. Подроб­ ное описание листов фейерверка 1 января 1704 года, а также изображений картин, фонарей и статуй см. в сводном аннотированном каталоге «Рус­ ская светская гравюра первой четверти XVIII века». Л., 1973. С. 244-250. 16 Красникова О. А. Планография // Три века Санкт-Петербурга: Эн­ циклопедия: В 3 т. Т. 1: Осьмнадцатое столетие. В 2 кн. Кн. 2 .2-е изд., испр. СПб.: Филологический факультет СПбЩ 2003. С. 138. 17 Р. Л. Золотницкая относит карту к 1704 году, а точнее, между ав­ густом и ноябрем, (см.: Золотницкая Р . Л. Ровесница города. // Санкт-Пе­ тербургский университет. 2003. 26 сентября). 18 Гравюра петровского времени: Каталог выставки. Государствен­ ный Русский музей, Л., 1971. С. 37. 19 Алексеева М. А. Гравюра петровского времени.. .С. 35. Описание проектов декоративного входа в Арсенал и скульптурного украшения над входом в Арсенал см. в сводном аннотированном катало­ ге «Русская светская гравюра первой четверти XVIII века». С. 239-241. 20 Возможно, что эта гравюра имеет и другое название «Аллегория на мир с Турцией в 1700 году». Гравюра посвящена царевичу Алексею Петровичу. Сложная композиция с объяснительным русским текстом по пунктам, составленным самим А. Шхонебеком. На гравюре под тремя грациями в профиль изображен 10-летний царевич Алексей со связан­ ными руками. За ним у жертвенника жрица в темной одежде. В пункте 15 пояснения читаем: «Три грацие, которые над его великого Монарха царевичем с великою печалию его Благороднаго Государя и младого Ца­ ревича его напечали кароны». Гравюра подписана Шхонебеком. (Подроб­ ное описание гравюры см. в сводном аннотированном каталоге «Русская светская гравюра первой четверти XVIII века». С. 216-217). 21 Алексеева М. А. Гравюра Петровского времени... С. 41-42. (Под­ робное описание всех листов альбома см. в аннотированном сводном каталоге «Русская светская гравюра первой четверти XVIII века». С. 258266). 22 Русская светская гравюра первой четверти XVIII века: Аннотиро­ ванный сводный каталог / Сост. В. К. Макаров. Государственная публич­ ная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Л., 1973. С. 258. 23 Там же. С. 259. 24 Известия Всесоюзного географического общества. 1953. № 2. С. 195-199. тс Алексеева М. А. Из истории гравировальных досок петровского времени // Русское искусство первой четверти XVIII века. Материалы и исследования. М., 1974. С. 199-205. «Реестр грыдорованным медным до­

[close]

p. 14

скам, привезенным из Москвы в 1711 год» под № 29/27 указывает: «Глобу­ са небесного он же планетник 1 доска». Приложение Перечень произведений Адриана Шхонебека, находящихся в собрании Центрального военно-морского музея 1. Осада Азова в 1696 году. 1699-1700 гг. 2. Корабль «Гото Предестинация». Вид с кормы. 1700-1701 гг. Лито­ графия с гравюры. 3. Карта устья Северной Двины. 1701 г. 4. Карта восточной части Азовского моря. 1701 г. 5. Размерная карта Белого моря. 1701 г. 6. Карта северо-восточной части Белого моря. 1702 г. 7. Убранство фронтона северной стороны московских триумфаль­ ных врат в декабре 1702 года. 1702 г. 8. Свадьба Феофилакта Шанского. Мужская половина. 1702 г. 9. Транспаранты фейерверка 1 января 1703 года. 1702-1703 гг. 10. Вид взятия Шлиссельбурга в 1702 году. 1703 г. 11. План взятия Шлиссельбурга в 1702 году. 1703 г. 12. Карта восточной части Финского залива. 1703 г. (картуш). 13. Карта Балтийского моря. 1703 г. (фигура орла и Нептун с тре­ зубцем). 14. Карта Ижорской земли (Ингерманландии) — 3 доски. 1703-1704 гг. 15. Профили берегов Черного моря. 1704 г. 16. Победа над шведским флотом на реке Амовже. 1704 г. 17. Транспаранты фейерверка 1 января 1705 года. 1704-1705 гг. 18. Карта юго-восточной части Балтийского моря. 1705 г. 19. Усадьба графа Ф. А. Головина в Москве. 1705-1706 гг. Источники и литература Центральный военно-морской музей. Сектор хранения произве­ дений изобразительного искусства. Инв. № 4616, 4630, 4643, 4646, 4667, 4668,4878,4966,21741,22087,22089,22090,22093,22094,22096,22099,22100, 22104, 22106, 22112, 22115, 22118, 22120, 23335,29476, 29480/1, 29481/2. Агеева О. Г. Величайший и славнейший более всех градов в свете — Град Святого Петра. Петербург в русском общественном сознании начала XVIII века. — СПб., 1999. 89

[close]

p. 15

О. Б. КУРНОСОВА Алексеева М. А. Гравюра петровского времени. — Л., 1990. Борисовская Н. А. Старинные гравированные карты и планы. — М., 1992. Васильев В. Н. Старинные фейерверки в России. — Л., 1960. Гравюра петровского времени: Каталог выставки. Государственный Русский музей. — Л., 1971. Золотницкая Р. Л. Ровесница города // Санкт-Петербургский уни­ верситет. — 2003. — № 21 (26 сентября). Золотницкая Р. Л. Старинная карта Петербурга // Известия Всесо­ юзного географического общества. — 1949. — Т. 81. — Вып. 5. — С. 501— 515. Ильина Т. В. Русское искусство XVIII века: Учебник. — М., 2001. Комелова Г. Н. Адриан Шхонебек и Алексей Зубов (голландский гра­ вер и его русский ученик) // Петр I и Голландия. Русско-голландские науч­ ные и художественные связи в эпоху Петра Великого: Сборник научных трудов / Ред.: Н. Копанева, Р. Кистеманер, А. Офербек. — 2-е изд. — СПб., 1998.— С. 233-241. Лебедянский М. С. Алексей Зубов. 1682-1750. — Л., 1981. Лебедянский М. С. Алексей Зубов. Первый видописец Санкт-Петер­ бурга. — М., 2003. Макаров В. К. Русская светская гравюра первой четверти XVIII века: Сводный каталог. — Л., 1973. Малиновская О. Петр Великий в Голландии // Юный художник. — 1996. — № 7. — С.31-32. Малицкий Г. Л. К истории Оружейной палаты Московского Кремля // Государственная Оружейная палата Московского Кремля. — М., 1954. — С. 509-546. Окхойзен Е. Нидерландский вклад в собрание карт Петра Великого // Петр I и Голландия. Русско-голлаНдские научные и художественные связи в эпоху Петра Великого: Сб. науч. тр. / Ред.: Н. Копанева, Р . Кистеманер, А. Офербек. — 2-е изд. — СПб., 1998. — С. 276-277. Островский О. Б. История художественной культуры Санкт-Петербурга (1703-1796): Курс лекций. — СПб., 2000. — С. 37-41. От маленькой хлопушки до большого фейерверка. — СПб., 1997. — С. 26-27. Ровинский Д. А. Подробный словарь русских граверов XVI-XIX вв. — СПб., 1895. Ровинский Д. А. Русские граверы и их произведения с 1564 до основа­ ния Академии художеств. — М., 1870. Русская светская гравюра первой четверти XVIII века: Аннотирован­ ный сводный каталог / Сост. В. К. Макаров; Государственная публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. — Л., 1973.

[close]

Comments

no comments yet