Журнал "Православная Радуга"" 107(5)-2014г.

 

Embed or link this publication

Description

Детский журнал для семейного чтения

Popular Pages


p. 1

Детский журнал для семейного чтения ¹5(107) 2014

[close]

p. 2

Светлые денечки 11 июня - день памяти святителя Луки Войно-Ясенецкого, Архиепископа Крымского и Симферопольского Святитель Лука Войно-Ясенецкий, Архиепископ Крымский и Симферопольский, икона

[close]

p. 3

«Я не вправе заниматься тем, что мне нравится...» рхиепископ Лука (в миру Валентин) Феликсович Войно-Ясенецкий родился 27 апреля 1877 года в г. Керчь. Валентин с детских лет мечтал стать художником, но несмотря на это в 1898 году стал студентом медицинского факультета Киевского университета. «Я не вправе заниматься тем, что мне нравится, но обязан заняться тем, что полезно для страдающих людей,» - говорил он. Валентин решил стать врачом. В 1904 году Валентин Феликсович обвенчался с сестрой милосердия Анной Васильевной Ланской, ставшей его верной спутницей и помощницей. Супруги переехали в Симбирскую губернию, где Валентину Феликсовичу поручили заведовать больницей. Он сразу же начинает оперировать, и операции, как замечали сослуживцы, проходили безупречно. Его талант врача и безкорыстие сделали его известным. Не только Симбирская, но и соседние губернии стремились к нему в больницу. Обнаружив у супруги болезнь легких, Валентин Феликсович перевез семью в теплый климат Средней Азии. Там он становится главным врачом Ташкентской городской больницы. Именно там его Святитель Лука Войнозастали революционные события 1917 года Ясенецкий со своими сыновьями и ужасы Гражданской войны. Бедность, голод и болезнь супруги делают жизнь хирурга все труднее. Дети вспоминали, как отец по вечерам мыл полы, накручивая на половую щетку старые бинты. А Не страшась пострадать за веру После смерти супруги Валентин Феликсович все больше времени проводит в храме и по благословению епископа Ташкентского и Туркестанского Иннокентия он был рукоположен в сан священника. Он не страшился пострадать за веру, терпя нападки атеистов, непонимание со стороны безбожных коллег и учеников, оскорбления и угрозы представителей новой власти. Совмещая труд врача, ученого и пастыря, он читал лекции по анатомии в рясе с крестом, и не начинал операцию, не помолившись перед иконой, которая всегда была перед ним в операционной. В 1923 году отец Валентин принял пострижение в монашество с именем Луки, в честь святого апостола и евангелиста Луки. В том же году свя-

[close]

p. 4

титель стал архиереем. За свою веру он был трижды арестован, затем отправлен в ссылку. Но и там он лечил больных. «Главное в жизни - делать добро…» Несмотря на пытки и издевательства во время третьего ареста, епископ Лука сразу после начала Великой Отечественной войны стал главным хирургом Красноярского эвакуационного госпиталя. В 1946 году профессор получил премию Сталина первой степени. Большую часть этой премии он пожертвовал на детей, пострадавших от последствий войны. «...Прошу Вас, высокочтимый Иосиф Виссарионович, принять от меня 130 000 рублей, часть моей премии Вашего славного имени, на помощь сиротам, жертвам фашистских извергов...» (Текст телеграммы к И. В. Сталину). Архиепископ Лука всю жизнь был чуток к чужим бедам: он устраивал обеды для бедных, ежемесячно рассылал денежную помощь гонимым священнослужителям, лишенным возможности зарабатывать на хлеб. «Главное в жизни - делать добро. Если не можешь делать для людей добро большое, постарайся совершить хотя бы малое», - говорил святитель Лука. Святитель Лука Войно-Ясенецкий Вот вам лекарство Когда срок ссылки закончился, Владыка получил назначение возглавить Красноярскую епархию с возведением в сан Архиепископа. Много сил приложил Владыка, чтобы навести порядок в епархии: препятствовал закрытию старых храмов, открывал новые, постоянно боролся с ересью сектантства. При этом святитель не переставал оперировать в военном госпитале. В своем доме он безплатно принимал больных. Самые безнадежные больные исцелялись после посещения Владыки Луки. 4

[close]

p. 5

Когда священник Леонид Дунаев рассказал Владыке о тяжело больной жене, то услышал ответ: “Не смейте давать ей лекарство”. Благословив прикованную к постели матушку Капитолину, святитель Лука произнес: - Вот вам лекарство: во имя Отца, и Сына, и Святого Духа! Исцелённая по молитвам праведника матушка Капитолина сразу поднялась с постели. Земная жизнь архиепископа Луки закончилась 11 июня 1961 года в День Всех Святых, в Земле Российской просиявших. Он был погребен в Симферополе на кладбище у храма Всех Святых. И после смерти святой продолжает помогать больным: молитва у его могилы, земля и вода, взятые с нее, приносят исцеление. ЮЛОЧКА (Реальная история про девочку и святителя Луку, с которым она познакомилась во время войны на железнодорожной станции). Война Я родилась в Новосибирске 20 августа 1935 года. Девчонка я была боевая, но зато с детства любила петь, и ещё… и ещё у меня был самодельный игрушечный театр. Я его называла «Театр “Счастье”». Всё там было красиво, нарядно, празднично. Просто загляденье! Мне, помню, дедушка помогал фигурки вырезать, платья мастерили, наряды – с бабушкой, с мамой. Я вообще театр любила. И даже устраивала в своём игрушечном театре разные сцены - для каждой «постановки» свои декорации, костюмы… А потом началась война. Мама была специалист по бетону и пропадала сутками на заводе. Рабочие работали на износ. Мальчишек лет по четырнадцать помню. Один у станка стоит, а другой тут же - в ящике с ветошью - отсыпается, грязный весь, чумазый, худой. Сменщик его работает, покуда на ногах стоять может. Когда уже стоять невмоготу - разбудит напарника - ляжет на его место, и уже спит, как убитый. Женщина ходила с котелком: разбудит мальца, с ложки, как маленького, покормит и дальше идёт, а тот уже спит. Страшно выматывались люди, особенно когда самые напряжённые дни были на фронте. В феврале сорок третьего года закончилась Сталинградская битва. У всех было воодушевление, казалось - победа уже совсем скоро! И вот братья мои двоюродные - Петька и Коля - обоим по пятнадцать лет, 5

[close]

p. 6

­ ешили сбежать на фронт, а меня решили с собой прихватить в качестве р переводчицы. У меня ведь бабушка - этническая немка, и я с детства немецкий знала наравне с русским. Мне было тогда восемь лет. Добрались до станции, забрались тайком на платформу и отправились воевать. Ехали хорошо. Лето, тепло. Доехали мы так до станции Котлубань, а там повсюду военные предприятия, как раз те, что работали на Сталинград. На станции нас обнаружил патруль, снял с платформы и отвёл в один из штабов. Принял нас комиссар, всё расспрашивал, кто мы, да откуда. - Значит так, я вас, хлопцы, возьму, а девчонку отведите на станцию и отправьте домой. Повели меня на станцию. А тут началась бомбёжка, мне осколком разрубило ухо. На станцию прибежали, смотрим - какой-то эшелон, рядом женщина-врач, мы к ней. Она меня затащила внутрь, и стала рану обрабатывать. Тут состав тронулся, братья едва успели спрыгнуть и толком ничего обо мне не рассказали. Вот так я поехала домой. Сижу. Голова бинтами замотана. Стали у меня допытываться: кто я и откуда, а я молчу. Не хочу домой, и всё.

[close]

p. 7

Решила остаться в поезде, помогать раненым. Так мы Новосибирск и проехали. Встреча c Валентином Феликсовичем Наконец, добрались до Красноярска и здесь решили меня всё-таки сдать в милицию. И вот эта врач, та что оказала мне помощь, ведёт меня по городу и плачет: «Я из-за тебя на поезд опоздаю…». Идёт быстро, я за ней едва поспеваю, и вдруг - остановились. Вижу перед собой человека: борода и волосы седые, одежда из самой простой грубой холщовой ткани. Рубаха сверху веревочкой подпоясана. Как выяснилось позже, это был святитель Лука - Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий - прославленный теперь святой, архиерей и известный хирург. Оказалось, что эта женщина - его ученица, и они не виделись давно, так что обнялись, и давай плакать. Столько, видно, накопилось в душе, что только слезами и выскажешь. Первое, что меня поразило это его глаза: грустные такие, страдающие. И ещё, он как-то всё время озирался, точно боялся, что его сейчас отругают, накажут за Святитель Лука Войно-Ясенецкий что-то. среди работников госпиталя Ну, потом спутница моя объяснила святителю ситуацию, а он и говорит: «Так я как раз иду отмечаться в милицию, я ведь ссыльный и часто туда хожу, так что давай я девчушку отведу, а ты беги уже на поезд. Не опоздай». Мы пошли в милицию, а мне домой ну никак не хотелось. У меня вообще с мамой отношения не ладились, такая, знаете, детская ревность: мама сестрёнку младшую родила, ну и всё внимание ей уделяла, а мне обидно. Присматривали за мной больше бабушка с дедушкой, но и к ним мне не очень хотелось возвращаться. А святитель Лука тем временем по дороге всё у меня так обстоятельно расспрашивает, и, знаете, я руку его запомнила, такую большую, тёплую. И так мне его за эту руку держать уютно, что вот так бы и прижалась щекой. С самого начала я ему как-то доверилась. А он меня сразу стал называть Юлочкой, и называл так уже всё время. И вот мы подошли к опорному пункту, а я упёрлась и дальше идти не хочу. Тогда Валентин 7

[close]

p. 8

Феликсович мне говорит: «Ты, Юлочка, не бойся, я тебе даю слово, что насильно тебя в милицию не сдам. Давай так сделаем. Ты посиди во дворе, подумай пока, а я пойду, отмечусь и вернусь. И если ты захочешь домой, то мы тебя отправим, а если нет – так и нет. Не бойся, я тебя не обману». Оставил меня на скамейке у милицейского участка, а сам зашёл внутрь. А я всё же насторожилась и думаю: вдруг он выйдет сейчас с милиционером, и заберут меня. Спряталась я за кустами. Святитель Лука выходит, оглядывается, а меня нигде нет. Потом увидел и говорит с укором: «Юлочка… Ай-ай -ай, как же тебе не стыдно… Не поверила. Я ведь тебе слово дал. Ну что, не надумала домой ехать?» Я насупилась и только головой мотаю. Он вздохнул и говорит: «Ну ладно, возьму тебя с собой, в госпиталь, а там что-нибудь придумаем». Святитель тогда был назначен главным хирургом Красноярского края, но в то же время оставался ссыльным. Жил он в каморке дворника. Небольшая комнатка, кровать, стол и стул. Иконы в углу, перед ними лампадка теплится… Первое, что меня поразило, – это то, как почтительно к нему обратилась пожилая женщина-санитарка. Валентин Феликсович вымыл руки, надел чистый халат, водрузил на голову белый колпак. Тем временем его поторопили, и он, повернувшись к санитарке, сказал: «Позаботьтесь, пожалуйста, о девочке, накормите её, оденьте». И вот эта женщина повела меня в комнату, где было много полок с бельём и больничной одеждой. Там она выбрала халат поменьше, скроила по мне и стала его сметывать и строчить на машинке. А пока шила, всё рассказывала, с кем меня свела судьба: «Валентин Феликсович хирург от Бога, - рассказывала она. - Он такие операции делает, которые никто не умеет: кости, суставы из осколков складывает, молитвы читает, и они срастаются. Знаешь, как его больные любят - словами не передать! Да и мы все - врачи, санитары, медсестры – считаем его помощником Бога на земле». Госпиталь Так я поселилась в госпитале и жила прямо в каморке у святителя Луки. Он тогда много оперировал, жутко уставал, случалось часто, что и ночью поднимали его, но когда у него выдавалось время, он со мной много разговаривал. Очень я его полюбила. Как родного. Помню, как мне хорошо с ним было, спокойно, радостно. Всё расспрашивал про маму, про папу. (Продолжение рассказа читайте на странице 13).

[close]

p. 9

Рисуем вместе с Радугой И в десять лет, и в семь, и в пять Все дети любят рисовать. И каждый смело нарисует Всё, что его интересует. Всё вызывает интерес: Далёкий космос, ближний лес, Цветы, машины, сказки, пляски… Всё нарисуем! Были б краски, Да лист бумаги на столе, Да мир в семье и на Земле. Валентин Берестов

[close]

p. 10

Учись рисовать с помощью шаблонов и штампиков. Закончи этот рисунок вместе с Радугой. Нарисуй незабудки.

[close]

p. 11

Подробный урок на следующей странице. Нарисуй небо. Нарисуй деревья. Нарисуй божью коровку.

[close]

p. 12

Рисуем облака Обведи шаблон облака, вырежи и положи его на лист бумаги. Заштрихуй пастельным мелком голубого цвета или цветным карандашом кусок бумаги. Разотри им края шаблона. Нарисуй таким образом еще несколько облаков, постепенно сдвигая шаблон. аб ш ло н Рисуем букет Используй в качестве штампика резинку от простого карандаша (или ватные палочки). Нарисуй незабудки, предварительно окунув штамп в краску. Таким способом можно нарисовать разные цветы. Рисуем листья и деревья Обрати внимание, каждый лист похож на целое дерево со своим стволом, ветками и кроной. Возьми листья разной формы. На лист нанеси густую краску. Аккуратно приложи лист к листу бу­ маги крашеной стороной вниз. Получившийся отпечаток очень похож на дерево. Дорисуй тонкой кистью недостающие веточки или плоды, и дерево готово. Рисуем божью коровку Карандашом нарисуйте овальчик (туловище), разделите его по вертикали на две части, сверху пририсуйте еще овальчик (голова), добавьте лапки и раскрасьте. Глаза и горошины нарисуйте ватной палочкой.

[close]

p. 13

(Продолжение рассказа «Юлочка». Начало читайте на странице 5). И вот я ему сказала как-то: «А я с мамой не дружу». Он так вздохнул и говорит: «Ну, бывает». Вообще он не старался меня как-то специально «воспитывать». А вот про папу своего я рассказывала с восторгом. Папа у меня был начальником финотдела в Магаданском НКВД. Можете себе представить. Как-то в субботу мы поехали на окраину города в Никольский Храм, где служил святитель, и там он меня окрестил. Сам мне крест на шею надел. Потом спохватился и говорит: «Нет, всё равно этот крест с тебя снимут. Положи-ка ты его в кармашек и никому не показывай». Я этот крест хранила, как самое дорогое, что есть у меня в жизни. Ещё я пела иногда для бойцов в палате. И вот раз пою, а дверь в коридор приоткрыта, и вижу, он идёт мимо, остановился и стоит, слушает, а потом всё спрашивал: «Ну, когда мы уже с тобою сядем спокойно, и ты мне споёшь?» А мне только того и надо. «Да я, - говорю, - пожалуйста. Хоть сейчас!» Он смеётся: «Нет, Юлочка, сейчас некогда, а вот потом как-нибудь». И действительно -устаСвятитль Лука Войно-Ясенецкий вал он страшно, спал урывками. Всё время оперировал. в окружентии детей И он меня всё уговаривал, чтобы я маме написала. Не требовал, а именно уговаривал: «Ну, что ты, маме не надумала написать? Нет? Жаль, очень жаль… Она ведь там переживает за тебя». Магадан У меня был хороший почерк, и вот я стала писать раненым солдатам письма. Сама их потом треугольниками и складывала. А однажды не выдержала и написала дедушке в Новосибирск. Через несколько дней пришла телеграмма от мамы: «Срочно приезжай, папа прислал вызов из Магадана». Обнялись мы с Валентином Феликсовичем на прощанье, он мне сказал: «У тебя есть родные! Папа, мама, дедушка, бабушка… Они тебя очень любят. Ради них ты должна вернуться». На том и простились, и отправилась я домой, в Новосибирск. Потом мы собрали вещи и всей семьей поплыли в Магадан. Корабль ­ назывался 13

[close]

p. 14

«Джурма», как сейчас помню. Наверху, на палубе - «вольноопределяющиеся», а в трюмах - ссыльные и осуждённые. Приплыли в бухту Нагаева. Папа нас с машиной встретил, и вот мы поехали в Магадан. Едем, а вдоль дороги тянется безконечная вереница несчастных каторжан, и все вперемешку: женщины, старики, дети даже были, я помню. А женщины… Я обратила внимание: некоторые - в платьицах ситцевых, а ведь это север и уже осень, холодно… Папа мне в машине дал плитку шоколада. Я попросила притормозить, выскочила и сунула её крайнему кому-то из колонны. Охранник дёрнулся, но они - несчастные - уже знали, как поступать в таких случаях: быстро передали по рукам эту плитку и - как не бывало, а я в машину вернулась, и мы дальше поехали. И всегда, когда я начинала иногда капризничать насчёт еды, отец меня осаживал: «Знаешь, тут многие о такой еде и мечтать не смеют». После войны А потом, уже после войны я вдруг заболела. Слабость, температура повышенная постоянно, и решили мы всей семьёй переехать в Крым. Прилетели в Симферополь, как сейчас помню, в октябре 1948 года. И вот повезли меня к хорошему доктору в военный госпиталь. Заводят меня в кабинет, и вдруг я вижу - Валентин Феликсович! В рясе, с панагией, с крестом архиерейским. Я просто онемела, стою как столб и не знаю как себя вести. А он меня не узнаёт, да и не смотрит в лицо, чем-то занят своим. Подошёл к столу, карточку взял. Прочёл имя, фамилию и вдруг говорит таким голосом изменившимся: «Юлочка… Это ты, что ли?! Мы ведь друзья с тобой… Войну прошли… Помнишь?» «Помню, помню,» - говорю, а сама плачу. Вот так мы с Валентином Феликсовичем встретились снова… В. Шухман. Портрет ­ святителя Луки Войно-Ясенецкого Господи, молитвами святителя и исповедника Луки помилуй нас! Записал священник Димитрий Шишкин 27 декабря 2012 года

[close]

p. 15

Дары божьи Мы очень любим лето, и настроение в это время года у нас просто замечательное. Именно в это время года фруктов большое разнообразие, и они полны витаминов, а хорошо приготовленный фруктовый салат это и вкусно, и полезно. Вариантов, как приготовить фруктовый салат, существует великое множество. Нужно смело пробовать разные сочетания фруктов и не бояться экспериментировать. Давайте попробуем приготовить... Зеленый фруктовый салат с мороженым Состав: 2 средних зеленых яблока, 3 крупных киви, 300 г зеленого винограда, ванильный пломбир. Приготовление: киви чистим и нарезаем небольшими кубиками. Если виноград с косточками - разрезаем ягоды пополам и косточки удаляем. Если без косточек - кладем целиком.У яблок удаляем сердцевину, счищаем кожицу. Нарезаем кубиками. Смешиваем фрукты в миске, затем раскладываем по красивым вазочкам. Каждую порцию украшаем шариком мороженого. 15

[close]

Comments

no comments yet