Das Kriegsgefangenenlager STALAG XVIII C Markt Pongau - russische Übersetzung

 

Embed or link this publication

Description

Broschüre zum Kriegsgefangenenlager STALAG XVIII C Markt Pongau - russische Sprache

Popular Pages


p. 1

ШТАЛАГ XVIII C Лагерь военнопленных Михаэль Моослехнер «Маркт Понгау» Лагерь смерти для советских солдат. История и корни преступления национал-социализма в Санкт-Иоганне (Понгау) во время Второй мировой войны.

[close]

p. 2

Вместо предисловия Г. Бургшталлер О. П. Цир Эрнст Ханиш Филипп Зелле Наша обязанность есть и остаётся таковой: объективно показать то, что было, чтобы надолго вырвать из мрака забвения коллизии и ужас национал-социалистического господства террора и в нашей стране. При этом, для нас дело не в том, чтобы, как часто заявляют те, кто критикует процесс воспоминания и осмысления, «бередить старые раны». Напротив, дело совсем в другом: только если мы совершенно открыто обращаемся к тому, что произошло в действительности, — только тогда мы можем активно способствовать тому, чтобы раны, нанесённые диктатурой и идеологией расизма, действительно заживали. Не только историческая наука, но и современная психология учит этому. Проработка трагической истории ШТАЛАГа XVIII C Михаэлем Моослехнером, занимающимся исследованиями в области современной истории, наконец закрывает и этот мучительный пробел в нашей зальцбургской культуре воспоминаний. Магистр Габриэла Бургшталлер, глава земельного правительства Дорога воспоминаний: 60 лет спустя об ужасах национал-социалистического ШТАЛАГа в Санкт-Иоганне в Понгау напоминают лишь несколько памятников погибшим советским солдатам – в том числе, и на так называемом «Русском кладбище», к которому, в буквальном смысле слова, нет никакого пути. Данный научно обоснованный критический разбор событий прошлого помогает встать на важный путь сохранения исторической памяти. уважение к достоинству каждого человека — также и «врага» — это трудный учебный процесс. Лагерь военнопленных в СанктИоганне — это место исторической памяти, которое может способствовать такому учебному процессу и может помочь укротить «чудовище», находящееся внутри нас. Профессор университета, доктор Эрнст Ханиш, историк О. П. Цир, писатель Большинство людей владеет неким моральным ресурсом, который помогает нам относиться к другим людям с определённым уважением. Тем не менее, историческая драма состоит в том, что в конфликтных случаях – войны, гражданские войны – моральное поведение ограничивается лишь собственной этнической, политической, религиозной группой, «враги» же, напротив, как нелюди, часто подвергаются жестокому обращению. Универсализация морального стандарта и Пару лет назад в школе мы изучали национал-социалистическое прошлое СанктИоганна. В связи с этим мы устраивали памятное мероприятие на «Русском кладбище» и проводили опрос проходящих мимо людей. При этом выяснилось, что многие даже и не знали, что существует «Русское кладбище». Эта брошюра даёт много информации, существенно способствует тому, чтобы никогда не забывать об этом варварстве и, таким образом, препятствовать его повторению в будущем. Филипп Зелле, школьник 2

[close]

p. 3

Содержание 4 6 9 11 12 Замысел и редакция: Ганс Штайнлехнер Автор: магистр Михаэль Моослехнер michael.mooslechner@aon.at Перевод: А.В.Сиденко, В.В. Волковая, Г.Б.Иванов, Л.К.Малеев Планирование и строительство лагеря Один лагерь — две системы: южный или «Французский лагерь» Советские пленные в «Русском лагере» Корни политики уничтожения, направленной против русских пленных «Вопрошающая песня» Эриха Фрида Политические и юридические основания Международное право и обращение с советскими военнопленными Последние дни в ШТАЛАГе — освобождение и возвращение домой Памятники в Санкт-Иоганне в Понгау Количество и государственная принадлежность военнопленных Примечания, перечень фотографий, указатель литературы Личная идентификационная карточка военнопленного Слабдина Нагорова Указатель мемориалов в Санкт-Иоганне в Понгау Аэрофотоснимок Санкт-Иоганна в Понгау, 1945 г. 13 15 16 18 Impressum: F.d.I.v.: Geschichtswerkstatt St. Johann/Pg., Mag. Annemarie Zierlinger, Gestaltung: Wolfgang Zenz, www.zenz.or.at, Druck: Samson Druck, Stand: 2014 19 20 21 22 23 3

[close]

p. 4

Нападением немецкого Вермахта на Польшу на рассвете 1 сентября 1939 года была развязана самая ужасная война в мировой истории, унесшая более чем 60 миллионов жизней. Лишь военная победа союзнических войск и безоговорочная капитуляция гитлеровской Германии в мае 1945 года прекратила этот ад. Целью войны было установление совершенно нового порядка в Европе. За период войны среди жителей СанктИоганна оказалось 122 убитых, 80 пропавших без вести и множество раненых. Зримым признаком войны для всех жителей города стал лагерь военнопленных под официальным обозначением ШТАЛАГ XVIII C (317) «Маркт Понгау». Наименование этого «основного лагеря» для рядового состава содержит номер оборонного округа XVII, охватывавшего Форарльберг, Тироль, Зальцбург, Каринтию и Штирию, а также название «Маркт Понгау», как назывался Санкт-Иоганн во время националсоциализма с 1938 по 1945 годы. Позднее был добавлен новый порядковый номер «317». Планирование и строительство лагеря Уже 15 августа 1940 года в СанктИоганн прибыла группа из 25 французских военнопленных. Их разместили в здании начальной школы и использовали на общественных работах и в крестьянских хозяйствах.1 На заседании местного совета 25 марта 1941 года бургомистр Ганс Каппахер (Hans Kappacher) впервые сообщил о намеченном строительстве лагеря на 8-10 тысяч военнопленных и около тысячи человек охраны. Уже в июне 1941 года, когда французские пленные из Бретани еще достраивали лагерь, он уже фактически начал функционировать. С августа 1941 года стали прибывать французы из ШТАЛАГа «Шпитталь-наДраве» (STALAG Spittal an der Drau), а также недавно попавшие в плен сербы. Бó льшая часть лагеря была готова ещё до зимы 1941 года. Лагерный комплекс состоял из так называемого «Северного лагеря», в котором были помещены почти исключительно лишь советские пленные, и «Южного лагеря», где содержались французы, сербы, с 1942 года – бельгийцы, а с 1943 года – англичане и итальянцы. ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 4 Улица ШТАЛАГа «Маркт Понгау». Бараки были построены различными предприятиями из Санкт-Иоганна, а также силами уже интернированных пленных. В сентябре 1941 года строительство было завершено, и в лагере разместили более 10 000 человек. Большая часть интернированных использовалась на работах за пределами лагеря.

[close]

p. 5

«Южный лагерь» находился на левом берегу реки Зальцах, напротив того места, где сейчас находится казарма «Кробатин» (Александр фон Кробатин – фельдмаршал Австро-Венгрии, 18491933 – прим. пер.). «Северный лагерь» занимал восемь гектаров в районе Айнёден (Einö den) рядом с хутором Альтахгут (семья Фишбахер), севернее так называемого моста «Шёрг», от Райнергофа до бывшей фирмы Бауманн (Baumann). В каждом лагере находилось от 25 до 30 бараков длиной от 45 до 50 метров, построенных по стандартам Вермахта. Поскольку скоро места в бараках стало уже не хватать, для размещения заключённых использовались также палатки. В сентябре 1941 года в Санкт-Иоганне находились уже более 10000 военнопленных. В то время, как летом заключённые использовались только для строительства самого лагеря, с сентября почти все они посылались «службой занятости ШТАЛАГа XVII» на работы за его пределами. За работу военнопленные получали 70 рейхспфеннигов в день.2 Охрана, около 1000 человек, размещалась в казарме на противоположном берегу Зальцаха. Расположение Северного и Южного лагерей на современной карте. Лагерный комплекс был главным географическим объектом Санкт-Иоганна в годы войны. В лагере севернее моста «Шёрг» в ужасных условиях содержались преимущественно советские военнопленные. В так называемом «Французском лагере» южнее моста, напротив казармы, условия были несравненно лучше. 5

[close]

p. 6

В лагерях были хозяйственные постройки, мастерские, а также лазареты, которые в апреле 1944 года были объединены в один в Северном лагере. Как вспоминает Йозеф Хёллер, бывший в 1941 году учеником столяра и строивший бараки вместе с 7 французскими военнопленными, каждый барак разделялся на две равные части коридором, в каждом конце которого находился туалет сельского типа; туалетов было недостаточно для такого количества заключённых, так же, как умывален и мест для сна. Поэтому заключённым приказали вырыть перед их бараками десятиметровые траншеи, снабжённые колышками с укреплённой на них жердью, такие сооружения служили в качестве туалетов. Из-за постоянного переполнения лагеря многих заключённых размещали в палатках, в том числе и зимой. Гигиенические условия многократно подвергались критике Международного комитета Красного Креста (МККК). Так, например, заключённые карцеров могли пользоваться туалетом лишь в течение тех двух часов, во время которых им ежедневно было разрешено покидать камеры. Кроме того, заключённые карцеров получали лишь половину рациона, а время ежедневной прогулки было сокращено до 15 минут. Дисциплина поддерживалась собственной лагерной полицией, которую формировали из заключённыхдобровольцев, вооружая их палками и выдавая двойной пищевой рацион. Один лагерь — две системы Южный или «Французский лагерь» Две части лагеря фундаментально различались во всем. Заключенные Южного лагеря получали почту и пакеты от Красного Креста. На территории лагеря находилась часовня, в которой регулярно проходили богослужения. Также имелась инфраструктура для организации досуга заключённых. В театральной комнате организовывались концерты, а позже здесь крутили фильмы. Ещё одно очень важное дополнение – спортивная площадка. Кроме всего прочего, эта часть лагеря регулярно посещалась представителями международного комитета Красного Креста и контролировалась швейцарской Государственной протекционной комиссией (комиссией по надзору за соблюдением Женевской конвенции). Этот механизм контроля был в некоторой степени эффективным потому, что немецкое командование в случаях заявления претензий или Нарукавная повязка вспомогательной полиции в лагере. Набор в эту полицию осуществлялся из военнопленных. 6

[close]

p. 7

Фотография французского военнопленного Андрэ Жеттю (André Gettiaux), который после пленения в Вогезах попал в ШТАЛАГ уже 22 июня 1940 года.3 Фото справа: Британские заключенные с «союзным гюйсом» («Union Jack» – флаг Великобритании) перед палатками.4 критики со стороны вышеуказанных организаций должно было опасаться, что режим содержания немецких солдат в лагерях противника также ухудшится. Быстрее и лучше других организовались французские военнопленные. Уже в ноябре 1941 года вышла первая лагерная газета «Шталаг XVIII C говорит с вами» («Le Stalag XVIII C vous parle») При участии театра «Две Маски» («Theatre des Deux Masques») и оркестра «Orchestre des Сanards Tyroliens» осуществлялись театральные постановки и концерты. Некоторое время в южном лагере даже имелось два кинопроектора для демонстрации кинофильмов. Много священнослужителей, часть из которых и сами были военнопленными, заботилось о религиозных нуждах пленных. В день французского национального праздника сквозь лагерные стены во всеуслышание звучала Марсельеза, звуки которой доносились и до ушей местного населения. Среди французских пленных существовал и «Кружок Петэна», основанный в мае 1942 года и названный так по имени французского генералаколлаборациониста Петэна. С одной стороны, эта группировка была для немцев вполне желаемым инструментом коллаборационизма, однако, с другой стороны, под прикрытием этого кружка стало возможным беспрепятственное общение с заключёнными других лагерей. У английских и американских военнопленных, которые начали поступать в лагерь только с 1943 года – и частью лишь на короткое время – ШТАЛАГ «Маркт Понгау» пользовался очень плохой репутацией. Эти пленные были помещены в бараки в южной части Северного лагеря. Британцы были отделены от представителей других национальностей забором. Их тёплая дополнительная одежда была полностью изъята. Ни занятий спортом, ни религиозных обрядов британцам не полагалось. Условия их содержания улучшились только с 1944 года, когда руководство лагерем перешло к новому коменданту полковнику Перенсу (Oberst Pehrens). 7

[close]

p. 8

Лагерный рассказ об одном из американских пленных Рассказ британского военнопленного Американский солдат, сержант Джордж Линч (George Lynch). Он был захвачен в немецкий плен 24 января 1945 года около французского города Колмар. Линчу предстояло пройти долгий путь. Ему пришлось идти до самой Австрии через снег глубиной выше колен. Британский пехотинец Гарольд Падфилд, попавший в плен 20 сентября 1944 года в бою за мост в голландском Арнеме и отправленный после этого в ШТАЛАГ «Маркт Понгау» так описывает лагерную жизнь: Лагерь был большой, но он был разделён по национальностям: на британцев, поляков, индийцев и русских. Наш анклав был был довольно мал. Забор по периметру был под током высокого напряжения, и было две сторожевых башни с прожекторами, освещавшими прогулочный дворик. В бараке размером 75 на 10 ярдов (примерно 70 на 10 метров) стояли двухэтажные нары и жили 200 заключенных. Воду для питья и помывки брали из колодца. Отхожее место находилось на прогулочном дворике. Это была глубокая канава длинной в 15 ярдов (около 14 метров), вдоль канавы была перекинута жердь с подпорками внизу, на этой жердочке надо было сидеть, другая жердь была перекинута чуть выше – чтобы опираться на нее спиной и не грохнуться вниз. Над этим сооружением была гофрированная крыша, а по бокам – тонкие стеночки. На остальной части двора можно было гулять по кругу диаметром в 100 ярдов (около 90 метров). Обычно мы ходили кругами около часа, по двое или трое, и так три-четыре раза в день.6 «Если кто-то падал, его тут же пристреливали, – рассказал Линч, который после войны служил в полиции еще 31 год. – Я видел, как многих убили». У Линча есть что вспомнить о трёх с половиной годах Второй Мировой войны, проведённых в Европе и в Африке. Одно из самых неприятных воспоминаний – лагерь военнопленных в австрийском городе Маркт Понгау. Линч был захвачен в плен в январе. Когда его доставили в лагерь стояла лютая зима, стекол в окнах не было. «Мы жили, как в холодильнике, снег задувало прямо через окна». Шесть поленьев в день и тонкие одеяла не могли достаточно согреть заключенных, чтобы использовать тепло собственных тел, спали по четверо на одних нарах. Еда, по словам Линча, была ужасна. Пять месяцев они жили на жидком ячменном супе и хлебе из опилок, иногда перепадала обугленная картофелина. Из-за истощения Линч заболел желтухой – болезнью, которая поражает печень; его кожа, глаза и моча сильно пожелтели. После освобождения в течение нескольких месяцев его регулярно мучила рвота, и питаться он мог лишь понемногу. Точно так же, как Линч, страдали все остальные заключенные: 5000 англичан, 5000 русских, 500 американцев. Когда пришла свобода, некоторые из них умерли от того, что позволили себе наесться до отвала: измученный голодом организм не справлялся с таким количеством пищи. Линч не попал в их число. Когда его освободили, он весил чуть более 98 фунтов (44 кг). В 1942 году, когда он только начал свою службу в учебном центре в Кэмп Уолтерсе, штат Техас, он весил 154 фунта (почти 70 кг).5 Группа сербских солдат в лагере «Маркт Понгау». После французов и русских сербы, численностью около 5000 человек, были третьим народом по количеству военнопленных в лагере. 8

[close]

p. 9

Советские военнопленные в «Русском лагере» После нападения Вермахта на Советский Союз в июне 1941 года, уже в начале ноября в Санкт-Иоганн начали прибывать первые эшелоны с русскими военнопленными. Сначала военнопленные были помещены в палаточный лагерь. Многие из их товарищей по несчастью не пережили многонедельные переходы и переезды с восточного фронта в Понгау в открытых вагонах для скота и в товарных вагонах. Те, кому всё-таки удалось живыми добраться до СанктИоганна, прибыли в лагерь полностью истощенными и, частью, тяжело больными. От 30 до 40 процентов прибывших этими первыми эшелонами военнопленных не смогли пережить первую ночь в лагере. Ежедневно запряженные лошадьми повозки везли тела русских пленных через городок в братскую могилу на городском кладбище. Когда места в этой братской могиле стало не хватать для большого количества умерших, ШТАЛАГ получил от местной общины разрешение использовать площади в районе Фишбахгрунда. Наряду с инфекционными заболеваниями – такими, как тиф – причиной массовой смертности было ещё и истощение. Французский военнопленный Луи Пишеро (Luis Pichereau) вспоминает: «Каждый день от истощения и различных заболеваний умирало до 40 русских. Русских военнопленных также ежедневно расстреливали.» Очевидец Алоиз Штадлер описывает катастрофическую ситуацию с питанием советских военнопленных: «Часто Советские военнопленные зимой. Тысячи не пережили транспортировку с восточного фронта в «Маркт Понгау» в вагонах для скота. Ежедневно в среднем 40 из прибывших умирало в лагере от истощения, голода и эпидемий. русские вынуждены были есть траву и червей», – и: «Русских пленных также ежедневно расстреливали».7 Когда русские военнопленные покидали лагерь для работ за его пределами, голод заставлял их выкапывать корни растений и есть их.8 9

[close]

p. 10

Зальцбургский журналист Франц Янишек, которому во время войны довелось часто ездить по железнодорожному маршруту между Шварцахом и Зальцбургом, вспоминает: … С прибытием в Санкт-Иоганн для военнопленных начиналась настоящая трагедия: изнывающие от жажды, испепелённые душевно они с трудом тащились к уже ставшей ледяной воде реки Зальцах и пили её. Следствием этого была эпидемия дизентерии с бесчисленными мёртвыми, которых закапывали в братской могиле без регистрации… Списки прибывших были сделаны уже позже; из них следовало, что в лагере Санкт-Иоганна в Понгау более 3700 несчастных умерли буквально от истощения. Имеющий глаза, чтобы видеть – причём именно в тот момент, когда поезд проезжал мимо этого лагеря – не мог не заметить, что за забором не было ни одной травинки ... 9 Красного Креста, с помощью которых пленные из других стран могли хоть както улучшить свой рацион. Одновременно и по этим же причинам массовая гибель имела место и в других лагерях Немецкого Рейха. Только лишь с конца октября 1944 года условия содержания русских заключенных стали такими же, как и у пленных из других стран. Причиной этому были не столько гуманистические соображения, сколько растущий дефицит рабочей силы, требующий широкого использования русских военнопленных. Из-за потерь на фронтах дефицит рабочей силы не мог быть восполнен возвращающимися демобилизованными немецкими солдатами. Jedoch nicht aus humanit ren Gr nden, sondern weil der zunehmende Arbeitskr ftemangel auch den Einsatz der russischen Kriegsgefangenen erforderte. Durch den Kriegsverlauf konnte der Arbeitskr ftemangel nicht durch r ckkehrende, demobilisierte deutsche Soldaten ausgeglichen werden. Бывший советский военнопленный Дмитрий Борисович Ломоносов вспоминает:10 В таких лагерях, где жестоко истязали советских военнопленных, где тысячи из них умирали от голода, ран и болезней, заключенные из других стран пили пиво, занимались художественной самодеятельностью и не голодали. Иногда такое соседство разделялось только колючей проволокой. Наблюдая жизнь товарищей по несчастью из стран-союзников, мы невольно задавали себе только один вопрос: «Почему?». Русские военнопленные были полностью беззащитны перед разразившейся зимой 1941/42 годов. В северном лагере у русских были худшие условия содержания, чем у представителей других национальностей. Они не получали ни почты, ни посылок от Тысячи советских солдат не пережили суровую зиму. Многие стали жертвами тифа. На санях и на деревянных повозках мёртвых перевозили в места массовых захоронений. Сначала через городок в братскую могилу на городском кладбище, а с 1942 года – в новую братскую могилу, которая была сооружена на Фишбахгрунде ниже современной федеральной дороги и названа «Русским кладбищем». После войны кладбищенская роща была преобразована в мемориал павшим. 10

[close]

p. 11

Истоки политики уничтожения, направленной против русских пленных Если искать объяснение «особому обращению» с советскими пленными, то найти их можно, в первую очередь, в национал-социалистической расовой идеологии. По представлениям этой идеологии существовала иерархия более и менее полноценных народов.11 Для этого была выработана даже хитроумная шкала ценности. На вершину этой иерархии военнопленных были помещены британцы, позже к ним присоединили также американцев. Гитлер долгое время видел в них своих «естественных» союзников. Кроме того, много немецких солдат находилось в британских и американских руках. Менее ценную группу представляли собой французы и бельгийцы, ступенью ниже помещались греки и сербы. До поступления советских пленных поляки были на самой нижней ступени этой иерархии. Интернированным итальянским военным также отказывали в проверках Международным комитетом Красного Креста (МККК) и комиссями государств-посредников. Но настоящими лагерями смерти стали ШТАЛАГи для советских солдат. Украинцам же, однако, предоставлялись определенные льготы. В течение многих лет националистически-расовые лозунги нацистов распространялись механизмом их пропаганды. Следствием этого было размывание, опускание психологического барьера у населения и у солдат в смысле их отношения к так называемым «унтерменшам» (недолюдям). Историк Кристиан Штрайт в своей новаторской работе «Они нам не товарищи...» констатирует: «Советские военнопленные были наряду с евреями той группой жертв, которая претерпела в национал-социалистической Германии наихудшую судьбу».12 Постепенная потеря человеческого облика От общего количества примерно в 5,7 млн. красноармейцев, которые были взяты в плен вермахтом во время Второй мировой войны, к концу войны в немецких лагерях находилось всего лишь 930000 человек. Историческая наука оценивает количество погибших примерно в 3,3 млн. человек (57,5%).13 Для сравнения: из 232000 британских и американских солдат в плену умерли «лишь» 8348 человек (3,5%). Похоронная статистика «Маркта Понгау» подтверждает эту драматическую картину: Количество похороненных в СанктИоганне военнопленных по государственной принадлежности:14 СССР Югославия Франция Остальные 3709 51 15 7 Такое бесчеловечное обращение с советскими военнопленными объясняется наряду с упомянутыми выше расистскими мотивами также конкретными законами, предписаниями и приказами, исходившими от националсоциалистических руководителей и учреждений. 11

[close]

p. 12

ВОПРОШАЮЩАЯ ПЕСНЯ Автор: Эрих Фрид Санкт-Иоганн, Санкт-Иоганн в Понгау, Что это был за путь, Которым ты пошёл в то время, а оно Стеной молчания теперь окружено? Что это был за путь, Которым ты тогда пошёл? Трава забвенья выросла на нём: Ну кто ж ещё пойдёт к могилам! Крупный австрийско-британский лирик Эрих Фрид посещал по случаю своего творческого вечера в мае 1986 года Санкт-Иоганн в Понгау. Под впечатлением от описания лагеря военнопленных ШТАЛАГ XVIII C Фрид оставил в книге отзывов посетителей семьи Бек эту до сих пор неопубликованную «Вопрошающую песню». В 2005 году композитор Томас Досс воплотил «Вопрошающую песню» в музыке и положил её в основу «Симфонии надежды» в качестве лейттемы. (www.symphoniederhoffnung.at) На фотографии: Эрих Фрид с Кристиной Бек у гостиницы Альпенланд в мае 1986 года. По-разному смертны они – Что справа и слева от рельсов: одни – Все, как должно, накормлены, Другие же голодом уморены. Тех, кто жил ещё, ты добивал лопатой... Санкт-Иоганн, Санкт Иоганн! Твоя правая рука как будто бы не знала, Что за ад творила левая рука. Но и сегодня ничего она не хочет знать, Санкт-Иоганн ты мой в Понгау, Траву забвенья вырастил ты там, Г де путь ведёт к заброшенным гробам. Санкт-Иоганн, 12 мая 1986 года. St. Johann, 12. Mai 1986 Направо от путей – Военнопленных лагерь: Англичане, шотландцы, канадцы – Из них немногие пали. Но налево от рельсов... Тут все почти так и лежат: Югославы, русские, украинцы – Почти четыре тысячи душ. 12

[close]

p. 13

Политические и юридические основания политики уничтожения по отношению к советским военнопленным 1. Военные цели на Востоке Гитлер и его генералы видели в голоде на так называемом «родном фронте» во время 1-ой мировой войны существенную причину поражения Германии. Эксплуатация источников пищевых продуктов на «жизненном пространстве» Востока должна была в таком случае позволить кормить немецкий народ так же, как и в мирное время и гарантировать таким образом «военную мораль» (воинственно-агрессивное состояние общественной психики и каждой отдельной личности на высоком уровне, в степени, достаточно накалённой для ведения агрессивной победоносной войны – прим пер.). Руководству Верховного главнокомандования Вермахта (OKW), согласно достоверным источникам, было абсолютно ясно, что это следствием этого будет голодная смерть десятков миллионов людей на Востоке. Поэтому и русские военнопленные получали только самое незначительное содержание и продовольственное снабжение, которое было гораздо ниже границы прожиточного минимума. Армейское руководство совершенно осознанно принимало как должное вымирание советских пленных от голода. Многие десятки тысяч потеряли свои жизни уже на пути с фронта в лагеря. Имелись приказы «застреливать всех выбившихся из сил военнопленных».15 При транспортировках по железной дороге в открытых товарных вагонах зимой 1941/42 умирало от 25 до 70% пленных.16 2. Особые директивы об обращении с советскими военнопленными Правовые основы для обращения с военнопленными в немецком плену формировало подписанное 27 июля 1929 года в Женеве «Соглашение об обращении с военнопленными». «Третий Рейх» ратифицировал Женевскую конвенцию в феврале 1934 года. Однако, относительно поведения по отношению к советским военнопленным действовали особые директивы, которые искажали дух «Женевской конвенции», превращая её в её в противоположность, и служили основой для систематической политики уничтожения, направленной против большевизма как идеологии и против граждан Советского Союза как мнимых «недолюдей» или «унтерменшей».17 В указе от 16 июня 1941 года «Организация работы с военнопленными при операции Барбаросса» сказано дословно: «Большевизм — это смертельный враг националсоциалистической Германии! В связи с этим, по отношению к военнопленным из Красной армии необходимо применять самую крайнюю сдержанность и острейшую бдительность. Нужно считаться с коварным поведением военнопленных – особенно азиатского происхождения. Поэтому обязательны беспощадные и решительные действия при наличии самых незначительных признаков протеста, в особенности, по отношению к большевистским подстрекателям. Обязательно полное устранение любых проявлений активного и пассивного сопротивления!»18 3. «Указ Барбаросса»19 В указе Гитлера «О применении военной подсудности в районе Барбаросса и об особых войсковых мероприятиях» от 13 мая 1941 года уже за несколько недель до начала войны были установлены «стрелки» в направлении захватнической политики по отношению к России. Было приказано «беспощадно» ликвидировать «повстанцев», т.е. – партизан при боестолкновениях или при побеге из плена. Этот приказ действовал и по отношению к тем гражданским лицам, которые пробовали бы не подчиняться распоряжениям немецких солдат. Под угрозой взыскания за неисполнение военнослужащим вермахта было приказано не задерживать вызывающих подозрение лиц и не содержать их под стражей, а сразу их казнить. Все те действия, которые могли бы поставить под угрозу моральное состояние войск, должны были преследоваться по закону. Напротив, всем тем, кто участвовал в операциях карательных «чисток» и нарушил вследствие этого военно-правовые нормы, была гарантирована полная безнаказанность.20 13

[close]

p. 14

4. «Указ о комиссарах» В «Директиве по обращению с политическими комиссарами» от 6 июня 1941 года национал-социалистичечкое руководство армии требовало выискивать в среде пленных политических комиссаров Красной армии и ликвидировать их. Этот приказ также означал прямое нарушение соглашений «Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны», принятой на 2-й Гаагской конференции 1907 года. Параллели между Холокостом и массовым уничтожением советских пленных Стремление к уничтожению евреев и русских военнопленных выражалась разнообразными способами в пропагандистских текстах и в конкретных приказах. Так, более, чем за месяц до нападения на Советский Союз генерал-полковник Эрих Гёпнер, командующий 4-й танковой группы, предусмотренной для использования на Востоке, указывал своим войскам: – Любые боевые действия в своих замыслах и при их осуществлении должны с железной волей приводить к безжалостному и полному уничтожению врага.21 Также генерал-фельдмаршал Вальтер фон Райхенау, главнокомандующий задействованной на Восточном фронте группы армий «Юг», объявил в октябре 1941 года: «Основной целью похода против еврейско-большевистской системы являются полный разгром государственной мощи и искоренение азиатского влияния на европейскую культуру. В связи с этим, перед войсками возникают задачи, выходящие за рамки обычных обязанностей воина. Солдат на Востоке – это не только воин, воюющий по правилам военного искусства, но и носитель непреклонной национальной идеи и мститель за все зверства, которые были причинены немецкой и родственным ей народностям».22 Вероятно, также не являлось случайностью, что тот самый метод, который сделал возможным индустриализованное массовое убийство евреев, а именно: использование ядовитого газа «Циклон B» в Освенциме, был разработан СС именно для того, чтобы найти «более простой» путь убийства сотен отсортированных советских пленных.23 В 1941 году в узком кругу Гитлер многократно высказывался о том, что смерть советских пленных – это путь к желательному сокращению численности «славянских масс».24 В ШТАЛАГе «Маркт Понгау» были интернированы также знаменитые польские офицеры. На фотографии: руководитель «Армии Крайовой» и предводитель Варшавского восстания в августе 1944 года генерал Тадеуш Бур-Коморовский среди верных друзей после освобождения в Санкт-Иоганне в Понгау. 14

[close]

p. 15

Международное право и советские военнопленные Почему с военнопленными из Советского Союза не обращались так, как с пленными из других государств – согласно нормам Женевской конвенции? Когда в преддверии нападения на Советский Союз «Третий Рейх» издавал преступные приказы об обращении с советскими военнослужащими и гражданским населением, режим в пропагандистских целях использовал тот факт, что Советский Союз не присоединялся к «Женевской конвенции об обращении с военнопленными» от 1929 года (Convention relative to the Treatment of Prisoners of War, Geneva July 27, 1929).25 Советский Союз ратифицировал лишь «Соглашение об улучшении участи раненых и больных в полевых условиях». Правовой вакуум, возникший из-за неприсоединения СССР к Женевской конвенции, должен был быть восполнен принятым Центральным Исполнительным Комитетом и Советом Народных Комиссаров 19 марта 1931 года «Положением о военнопленных».26 Опра вдани е немецкой стороны своему обращению с русскими военнопленными не по нормам международного права, однако, было подставным. Так как 17 июля 1941, почти сразу после начала войны, по инициативе президента Международного комитета Красного Креста (МККК) Макса Хубера Советский Союз через своего дипломатического посредника Швецию передал нацистской Германии дипломатическую ноту, в которой заявлял, что подтверждает своё признание «Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны», принятой на 2-й Гаагской конференции 1907 года, и намерен применять её на условиях взаимности. Таким образом Советский Союз осуществил своё вступление в систему международных договоров. Но гитлеровская Германия – полная победного оптимизма – не желала связывать себе руки и хотела иметь полную свободу действий при захвате Востока. Однако, и в Немецкой империи имелись личности, как, например, граф Мольтке из международно-правового отдела при Верховном главнокомандовании Вермахта, которые, возмущенные позорным обращением с советскими военнопленными, обращались с меморандумом к командующему Вермахтом на востоке генералфельдмаршалу Кейтелю. Безуспешно. Позже, в январе 1945 года Мольтке был казнен в связи с покушением на Гитлера 20 июля 1944 года. В свою очередь США попытались ещё в декабре 1941 года при участии министра иностранных дел Халла склонить Советский Союз в интересах его собственных военнопленных в Германии присоединиться к более современной «Женевской конвенции». Однако, сталинское советское руководство отказалось от этого, так как оно испытывало чувство глубокого недоверия в связи с предписанями регулярных инспекций нейтральных комиссий, предусмотренными в Женевской конвенции об обращении с военнопленными. Кроме того, в конце 1941 года уже стали общеизвестными такие факты безжалостной практики тотального уничтожения, проводимого на востоке карательными зондеркомандами, СС и Вермахтом, которые сделали международно-правовое регламентирование ещё более несбыточным. Министр иностранных дел Молотов объяснил во время встречи с президентом Рузвельтом, «что, согласно всем получаемым сведениям, в Германии с советскими пленными обращаются негуманно и жестоко. Его правительство не готово принять какое-либо соглашение, которое позволило бы немецкой стороне утверждать, что она якобы действует в соответствии с международным правом. Германия не соблюдает Гаагскую Конвенцию о законах и обычаях сухопутной войны, в то время как Советский Союз прилагает к этому все усилия».27 15

[close]

Comments

no comments yet